реферат скачать
 

Журналистика конца XIX века

Журналистика конца XIX века

РГТУПС

Контрольная работа по духовной культуре

Журналистика XIX века

центры духовно-политических исканий

Студента первого курса 00-nЭВМ-25689

Корнилова О.И.

Смоленск 2000г.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3

ВТОРЖЕНИЕ КАПИТАЛИЗМА В ПРЕССУ 80-х ГОДОВ 7

Торжество коммерции в литературно-издательском деле 7

Новая нравственная атмосфера в журналистике 8

Новый тип редактора-издателя 9

Новый тип журналиста 12

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ В ПЕЧАТИ 80-х ГОДОВ 15

О принципах политической дифференциации прессы 15

Читатель-восьмидесятник 17

„Мелочи жизни" 18

Проблема интеллигенции 21

Список литературы 23

ВВЕДЕНИЕ

История русской журналистики является частью истории общества,

развития культуры. В ней, как в зеркале, отразились все существенные

сдвиги, которые происходили в разных областях общественной и политической

жизни страны. Особенно близка была к жизни, к насущным потребностям

русского народа демократическая печать, которая никогда, несмотря на

жестокие репрессии царизма. Прогрессивная печать 70-80-х годов прошлого

столетия не была здесь исключением.

Вторая половина XIX века и России характеризуется бурным развитием

капитализма. Крестьянская реформа 1861 года, несмотря на свой

полукрепостнический характер, создала известный простор для развития

производительных сил общества. С отменой крепостного права в стране успешно

начала развиваться промышленность, развернулось железнодорожное

строительство, увеличился товарооборот, наметилась концентрация капитала,

стали расти города. Под напором товарно-денежных отношений натуральное

крестьянское хозяйство превращалось в мелкотоварное. «Старые устои

крестьянского хозяйства и крестьянской жизни, устои, действительно

державшиеся в течение веков, пошли на слом с необыкновенной быстротой».

Крестьянство переставало быть единым «классом-сословием» крепостного

общества. Оно расслаивалось, выделяя из себя, с одной стороны, сельских

пролетариев, с другой - сельскую буржуазию. Все хозяйство становилось

капиталистическим. Россия вступала в буржуазный период. Однако новые

производственные отношения, прогрессивные по сравнению с феодальными, не

улучшили положения рабочих и крестьян. Маскируя сущность капиталистической

эксплуатации отношениями свободного найма, видимостью полной оплаты труда,

капиталисты беспощадно эксплуатировали рабочих. Монопольная собственность

на орудия и средства производства ставила наемного рабочего в полную

зависимость от предпринимателей. Для людей труда новые порядки оказались

нисколько не лучше старых. Противоречия капиталистического способа

производства давали себя знать в России уже в конце 60-х начале 70-х годов

весьма ощутимо. Количество промышленных рабочих неуклонно растет. Серьезный

размах принимает стачечное движение. В связи с этим перед русской печатью

встает масса новых вопросов.

Но непосредственные производители в России в 70- 80-е годы страдали не

только и не столько от капитализма, сколько от недостаточного развития

капитализма, от серьезных и многочисленных пережитков крепостничества. В

этом заключалась другая, не менее важная, особенность русского

пореформенного развития.

В 1861-1863 годах царскому правительству удалось подавить разрозненные

выступления крестьян, задушить национально-освободительное движение в

Польше. Часть революционно настроенной интеллигенции, не дождавшись

народной революции, перешла к тактике индивидуального террора. Участник

одного из революционных кружков Каракозов в 1866 году совершает покушение

на царя. Это дало повод царскому правительству к еще большему усилению

реакции. Прокатилась новая волна арестов. Лучшие журналы того времени

«Современник» и «Русское слово», сыгравшие важную роль в истории русского

освободительного движения, были закрыты.

Но революционная демократия не сложила оружия, не отказалась от

борьбы. Причины народного гнева, питавшего демократическое движение XIX

века, не были устранены реформами 60-х годов. Революционное движение не

потухло. Вся эпоха 1861-1905 годов насыщена борьбой и протестом широких

народных масс против пережитков крепостного права и капиталистической

эксплуатации.

Важную роль в освободительном движении 70-х годов играет

народничество, которое как господствующее течение в русской общественной

мысли оформилось значительно позднее зарождения народнических идей.

Основоположниками народнической идеологии являются Герцен и Чернышевский.

Но только на рубеже 70-х годов, после отмены крепостного права, в новых

исторических условиях, когда перед русским общественным сознанием встали

новые вопросы по сравнению с эпохой 40-х 60-Х годов, оформляется

народничество и становится господствующим течением, «господствующим

направлением» в русской общественной мысли.

Влияние народнической идеологии на все стороны общественной жизни, в

том числе и на печать, было весьма значительным. Но, став в 70-е годы

господствующими, народнические взгляды отнюдь не были единственными в

демократической литературе и журналистике разночинского этапа

освободительного движения. Не разделяли теоретических взглядов народников

Некрасов, Салтыков-Щедрин, Благосветлов и др. Именно они оставались

наиболее верными хранителями революционно-демократического наследства 60-х

годов.

Период революционного затишья в России после 60-х годов постепенно

сменяется новым нарастанием революционного движения, и к середине 70-х оно

становится весьма ощутимым. К концу 70-х годов складывается вторая

революционная ситуация. Война с Турцией, развязанная царским правительством

в 1877-1878 годах, не предотвратила назревания революции. Но выступление

народников 1 марта 1881 года, когда был совершен террористический акт над

Александром II, сыграло роль такого преждевременного выступления. Вновь

Россия была ввергнута в полосу мрачной политической реакции 80-х годов.

Но 80-е годы в России, несмотря на жестокую политическую реакцию,

характеризуются рядом знаменательных общественных событий и явлений. Все

шире и шире развертывается рабочее движение, за границей создается группа

«Освобождение труда». Лучшие представители демократической интеллигенции

преодолевают народнические иллюзии, часть из них становится на позиции

марксизма (Плеханов). В середине 80-х годов возникают первые марксистские

кружки в России. Одним из таких кружкор явилась группа Благосветлова,

которая издавала в 1885 году газету «Рабочий». В 1888 году группа

«Освобождение труда» с целью пропаганды идей марксизма в России

предпринимает издание периодического сборника «Социал-демократ. В 80-е годы

прогрессивная журналистика пополнилась новыми силами в лице таких

выдающихся писателей и публицистов, как А. П. Чехов, В. Г. Короленко. В 90-

е годы начинается журналистская деятельность А. М. Горького.

На протяжении 70-х 80-х годов русская печать оставалась в чрезвычайно

тяжелом положении. Изменения, происшедшие в стране, по существу никак его

не изменили. По-прежнему всякое проявление свободомыслия в печати

беспощадно подавлялось самодержавием. Юридически положение прессы к началу

70-х годов определялось «Временными правилами о печати 18.66 года», которые

заменили все предыдущие распоряжения и законы о печати. По этим правилам от

предварительной цензуры освобождались столичные ежедневные газеты и журналы

(сохранялась цензура наблюдающая), а также книги, объемом более 10 печатных

листов. Под предварительной цензурой оставались иллюстрированные,

сатирические издания и вся провинциальная печать.

В случае нарушения газетой или журналом каких-либо законов, в том

числе и законов о печати, министр внутренних дел имел право делать

издателям освобожденных от предварительной цензуры печатных органов

предостережения и при третьем нарушении приостанавливать издание на срок до

шести месяцев. Он имел право возбуждать судебное преследование

периодических изданий. Только по суду должны были решаться дела о полном

прекращении издания. Однако это не помешало правительству уже в 1866 году

закрыть журналы «Современник» и «Русское слово», не соблюдая закона 1865

года.

Положение прессы, несмотря на восторги либералов по поводу реформы

печати, не только не улучшилось, а наоборот, ухудшилось, особенно для

демократических изданий. Во-первых, далеко не все журналы и газеты были

освобождены от предварительной цензуры, как это было обещано во «Временных

правилах о печати 1865 года». В Петербурге, например, в 1879 году из 149

изданий 79 оставались под предварительной цензурой. Во-вторых, в конце 60-

х, в 70-е годы было издано множество общих законов и частных распоряжений

по цензуре, запрещавших прессе освещать наиболее важные политические

вопросы, ставивших прессу под власть царских администраторов всех рангов,

от министра внутренних дел до губернатора. Даже либеральные издания вскоре

стали выражать недовольство положением прессы в России. Логическим

завершением этой политики явился закон о печати 1882 года, утвердивший

полный административный произвол над прессой. Совещанию четырех министров

было предоставлено право прекращать издание любого периодического органа,

лишать прав издателей и редакторов продолжать деятельность в случае

обнаружения вредного направления.

Правительство с большой настороженностью и внимательностью относилось

ко всем критическим материалам в свой адрес и на страницах иностранной

печати. Не раз русская легальная печать, например, в осторожных выражениях,

а нелегальная в самых резких, указывала на факты жестокого обращения в

Сибири с политическими заключенными. Правительство оставалось абсолютно

глухим ко всем этим сообщениям. Но вот на страницах ньюйорского журнала

«The Century illustrated Monthly Magazin» появилась серия статей

американского журналиста Джорджа Кеннана «Сибирь и ссыльная система»,

написанная после посещения им Сибири в 1885-1886 годах, и правительство

сразу забеспокоилось о своем престиже, проявило явную нервозность, стремясь

опровергнуть неопровержимые факты. В 1894 году царское правительство

запретило распространение очерков Кеннана, вышедших отдельной книгой. «Как

ни странно, но это правда, на русские правящие круги большее впечатление

производит европейская молва, чем вопли всей России от Белого до Черного

моря», справедливо негодовал в связи с такими случаями Степняк-Кравчинский.

Преследуя я изгоняя критику из периодической печати, царское

правительство, таким образом, объективно содействовало накоплению того

взрывчатого революционного материала, на уничтожение которого субъективно

тратило все свои усилия. Объективная деятельность правительства давала,

однако, более ощутимые результаты, чем его субъективные усилия. Под напором

быстрой концентрации противоречий Россия приближалась к своей первой

революции к 1905 году. В том году, вспоминая 80-е годы, кадетский летописец

печати В. Розенберг с горьким упреком по адресу правительства писал:

«Многое из того, что заботит и занимает русское общество, что составляет

для него истинную злобу дня, если и появляется в русской печати, то не

иначе как потеряв интерес новизны и даже современности. О многих событиях

русской жизни, не о таких, которые составляют дипломатическую или только

канцелярскую тайну, а о таких, которые совершаются у всех на глазах, на

улицах, в общественных собраниях и других доступных публике местах, русская

печать обыкновенно дает отчет лишь по воспоминаниям современников». Да,

если бы правительство в свое время послушалось либеральных советчиков, оно,

вероятно, смогло бы на некоторое время «отсрочить» этот «неприятный» год.

Но правительство, выражавшее интересы дворянского сословия, в силу своего

классового характера не в состоянии было принять на вооружение «умные»

советы русских либералов. Своими действиями оно все более подтверждало

взгляд марксистской печати, что спасение не в орудии критики, а в критике

оружием.

Реакционная политика Александра III и его сатрапа обер-прокурора

святейшего синода Победоносцева привела после закрытия в 1884 году

«Отечественных записок» и фактического прекращения издания журнала «Дело»

как демократического к серьезному изменению характера всей легальной

печати. В России продолжали выходить лишь либерально-буржуазные, либерально-

народнические журналы и газеты да реакционная пресса Сувориных и Катковых.

Журналистам-демократам, оставшимся на свободе и верным традициям 60-х 70-х

годов, в 80-е годы пришлось сотрудничать в этих либеральных изданиях.

Характер освободительного движения и исключительно тяжелое положение

легальной прессы в России заставили в 70-80-е годы революционеров наладить

издание ряда нелегальных газет и журналов сначала за границей (по примеру

«Колокола» Герцена и Огарева), а затем и в самой России. Эта печать,

свободная от цензурного гнета, стоит особняком в истории русской

журналистики, но без нее картина развития нашей печати в 70-80-е годы была

бы неполной. Но существование этой печати лишний раз иллюстрирует

невыносимое положение журналистики в России, отсутствие свободы слова, за

которую так горячо ратовал А. И. Герцен в «Полярной звезде» и «Колоколе».

«Двести лет существует печать в России и до сегодняшнего дня она

находится под позорным игом цензуры, - писали питерские большевики в

листовке «О 200-летии русской печати» 3 января 1903 года. До сегодняшнего

дня честное печатное слово преследуется, как самый опасный враг!».

Сказать правду, даже намекнуть на нее всегда считалось у нас

государственным преступлением. На писателей, способных обмолвиться истиной,

царское правительство всегда смотрело, как на своих личных врагов. Нет

почти ни одного более или менее выдающегося писателя, который бы не

подвергался царской немилости, а все лучшие из них побывали в ссылке, на

каторге, в остроге. Другие спасались только тем, что бежали за границу. Вся

история русской литературы - это история постоянной борьбы царского

самодержавия с правдивым и свободным словом». Эти слова являются точной

характеристикой положения печати в царской России и могут быть целиком

отнесены к 70-80-м годам XIX века.

Русская революционная демократия создала в 6.0-е годы замечательные по

своему политическому содержанию печатные органы: «Современник», «Русское

слово», «Искра». Это были лучшие журналы XIX века. Они сыграли выдающуюся

роль в развертывании освободительной борьбы против крепостничества.

«Современник» и «Русское слово» были подлинными руководителями передового

общественного мнения, воспитателями смелых борцов против самодержавия. Их

пример и традиции во многом определили развитие демократической печати 70-х

80-х годов, в первую очередь характер и направление журнала «Отечественные

записки» Некрасова и Салтыкова-Щедрина.

ВТОРЖЕНИЕ КАПИТАЛИЗМА В ПРЕССУ 80-х ГОДОВ

Это был один из парадоксов, истории развитие капитализма в России

отрицалось на страницах печати (народнической), а печать сама по себе

являла собой яркое подтверждение бурного развития капиталистических

производственных отношений в экономике России. Если бы народники отвратили

свой зачарованный взор от общины и присмотрелись к тем процессам, которые

происходили в печати 80-х годов, они вряд ли смогли бы упорствовать в своих

взглядах.

Что это были за процессы?

Торжество коммерции в литературно-издательском деле

Среди издателей журналов в начале XIX века значились такие литераторы,

как Карамзин, Рылеев, Пушкин, Полевой, Сенковский, Надеждин, Булганин и др.

При всей равнозначности этих имен они имели одну общность: это были имена

известных в свое время (в некоторых случаях эта известность перешагнула

через все времена) литераторов. Они основывали журналы и газеты на свои

средства и не ставили перед собой задачу извлечения из этого дела прибыли.

Их целью была пропаганда своих взглядов на литературу и искусство, на

общественно-политические проблемы, насколько это дозволялось цензурой.

Словом, это была трибуна самовыражения творческой личности в первую

очередь. Естественно, коммерческая сторона принималась во внимание: чтобы

предпринятое издание не принесло ущерба редактору-издателю или не разорило

его совсем только в такой степени.

В середине века появляются признаки нового отношения к издательскому

делу как к выгодному коммерческому предприятию. Пожалуй, нагляднее всего

эта трансформация проявилась на судьбе одного из ведущих издателей XIX века

А. А. Краевского. Еще в «Отечественных записках», которые он начал

издавать с 1839 года, проявились предпринимательские «способности»

Краевского. Подобрав круг талантливых сотрудников, он, используя их

непрактичность в финансовых вопросах, сделал из журнала средство личного

обогащения, весьма выгодное коммерческое предприятие. В 40-х годах он еще

заявлял о себе как литератор: в 1848 году, например, опубликовал свою

печально знаменитую статью «Россия и Западная Европа в настоящую минуту».

Позднее, однако, он совершенно отошел от литературной деятельности, целиком

посвятив себя издательскому бизнесу. В 1868 году Краевский стал лишь

номинальным редактором «Отечественных записок» фактическим редактором был

Н. А. Некрасов. А с 1877 года он и юридически низложил с себя редакторские

полномочия, передав их Щедрину. Тот же путь проделал Краевский и в

издававшейся им с 1863 года газете «Голос». Уже с 1871 года он стал лишь

издателем газеты, а не издателем-редактором. Редактирование было возложено

на либерального историка В. А. Бильбасова. К концу жизни Краевский стал

миллионером-меценатом на поприще учебных заведений; журналистика уже совсем

мало интересовала его своим содержанием, а только как способ извлечения

Страницы: 1, 2, 3, 4


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.