реферат скачать
 

Относительное сравнение бронетанковой техники СССР и стран Западной Европы

Относительное сравнение бронетанковой техники СССР и стран Западной Европы













ТЕМА


Соотношение бронетанковой техники СССР и стран Западной Европы



СОДЕРЖАНИЕ


1. СООТНОШЕНИЕ БРОНЕТАНКОВОЙ ТЕХНИКИ СССР И СТРАН ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ НАКАНУНЕ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

1.1 Бронетанковые силы Западных держав в предвоенный период

1.2 Советская и немецкая бронетанковая техника накануне Великой отечественной войны

Список использованных источников


1. СООТНОШЕНИЕ БРОНЕТАНКОВОЙ ТЕХНИКИ СССР И СТРАН ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ НАКАНУНЕ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ


1.1 Бронетанковые силы Западных держав в предвоенный период


В 30-е гг. XX в. наиболее развитые в техническом отношении государства на основе боевого опыта первой мировой войны приступили к серьезному исследованию вопросов применения танков и авиации и перспектив создания новой боевой техники.

В тот период, как известно, на Западе появилось много литературы, в которой широко рассматривались эти проблемы. Получила распространение книга австрийского военного теоретика Эймансбергера и работы других специалистов по вопросам применения танков. Свои взгляды на роль авиации в будущей войне изложил итальянский военный теоретик Дуэ.

Все это, конечно, требовало соответствующей материальной базы. Однако, несмотря на достижения в области науки и техники, особенно в развитых в техническом отношении странах, многие государства, вступившие во вторую мировую войну, оказались к ней недостаточно подготовленными.

Например, внешне казалось, что наибольшее внимание созданию новой бронетанковой техники и ее серийному производству уделялось в Великобритании и Франции. В значительных количествах в этот период строили танки в Чехословакии, которая даже экспортировала бронетанковую технику в слаборазвитые страны. Кроме того, новые конструкции танков создавались в США, Японии, Швеции и Италии. Единичные образцы танков были построены в Польше и Испании. Но какие это были танки? В Великобритании в период между первой и второй мировыми войнами появилось несколько образцов боевых машин различных типов. Среди них были танкетки, легкие и средние танки и даже тяжелый танк.

Перед второй мировой войной Англия имела неплохие танки, например «Матильда», «Валентайн» и «Черчилль». Однако они во всех отношениях были значительно хуже советских танков Т-34 и КВ.

Во Франции высшее военное руководство в период между войнами почти не изменило своих взглядов на использование танков, расценивая их только как средство усиления пехоты. Даже обладание самым многочисленным танковым парком в мире после первой мировой войны никак не повлияло на позицию французского военного руководства. Из общего количества французских танков свыше трех тысяч были легкими типа «Рено». Однако французы скоро убедились, что эти машины не отвечают новым боевым требованиям, и решили модернизировать их. Процесс модернизации затянулся почти на 10 лет. В то же время разработке новых совершенных конструкций танков должного внимания не уделялось, так как французская военная теория в вопросах применения танков не учитывала требований маневренной войны. В связи с этим конструкторы, например, не придавали большого значения маршевой скорости, маневренности танка в бою, а также его вооружению, считая, что основным качеством танка должны быть защитные свойства, которые позволили бы ему максимально приближаться к противнику, уничтожать его оборонительные и огневые средства и прокладывать дорогу пехоте.

После 1935 года французами был создан танк R-35 весом около 10 т, вооруженный 37-мм пушкой и пулеметом, с толщиной брони около 40 мм, максимальной скоростью 19 км/час и запасом хода 80-130 км. Был принят на вооружение и средний танк «Сомма», который отличался от R-35 тем, что имел вес около 20 т, 47-мм пушку и пулемет, толщину брони до 55 мм, запас хода 130-250 км и скорость до 37 км/час. Как видно, одним из серьезных недостатков этих танков являлась тихоходность и слабое вооружение, что весьма отрицательно сказалось в ходе их боевого применения.

После первой мировой войны во Франции главенствовали взгляды оборонительного направления. Французы построили линию Мажино и ряд других оборонительных рубежей. Они считали, что темпы наступления противника не будут превышать 8-12 км в сутки, что позволит французской армии измотать наступающего противника на оборонительных рубежах, а затем перейти в контрнаступление и нанести поражение врагу.

Разумеется, отсталая военная доктрина французской армии не могла направить конструкторскую мысль на решение основных проблем танкостроения того времени. В связи с этим французские танки к началу второй мировой войны фактически были не способны участвовать в широко маневренных боевых действиях. Более того, и личный состав танковых войск оказался неподготовленным для действий в новых условиях.

По Версальскому договору, Германии запрещалось производство танков и ведение исследовательских работ в этой области. Однако в обход ограничений Версальского договора Германия уже с 1928 года начала проводить широкие опытно-исследовательские поиски конструкций танков и их основных агрегатов. К 1932 году в Германии были созданы три образца средних и три образца легких танков. При их разработке немцы использовали достижения английского танкостроения, внеся, однако, в конструкцию значительные изменения.

Планируя нападение на Советский Союз, фашистская Германия готовила свои танки для преодоления больших пространств.

В 1934 году в Германии был принят на вооружение легкий танк T-I с пулеметным вооружением, который использовался в Испании. Боевая практика показала, что эти танки не всегда отвечали своему назначению. Началось конструирование новых боевых машин. Уже в конце 1936 года был принят на вооружение танк Т-II, а в 1937 году — T-III и T-IV с пулеметно-пушечным вооружением.

Общеизвестно, что доктриной фашистской Германии являлась теория «молниеносной» войны, в которой танки во взаимодействии с авиацией и авиадесантными войсками должны были быстро преодолеть большие пространства, парализовать неприятельскую армию и, проникая в глубь подвергшейся нападению страны, захватить ее жизненные центры раньше, чем будет организовано какое-либо серьезное сопротивление.

В соответствии с этой доктриной создавалось вооружение и готовилась армия. Делая ставку в войне на танки и авиацию, фашистская Германия создала быстроходные танки T-III и T-IV, которые имели маршевую скорость 55 км/час, пушку, три пулемета и 30-мм броню, защищавшую экипаж от ружейно-пулеметного огня, осколков мин и снарядов. Однако они по многим показателям уступали советскому танку Т-34. По этой причине Германия уже в ходе войны против Советского Союза была вынуждена лихорадочно конструировать новые танки, потому что прежние, с которыми она начала войну, чаще всего терпели поражение при столкновении с советскими боевыми машинами.

Используя захваченные в ходе войны советские танки, и, прежде всего, Т-34 и KB, гитлеровцы к 1943 году создали новые танки «пантера», «тигр» и штурмовое орудие «Фердинанд». Это были более совершенные боевые машины. Но все это делалось фашистской Германией в ходе войны, ее промышленность не была подготовлена к выпуску новых танков в больших количествах. Более того, образцы машин запускались в серийное производство с серьезными техническими недостатками. И хотя новые танки гитлеровцев обладали некоторым преимуществом, количество производимых машин резко сократилось, что, конечно, сказалось в ходе боев.

Опередив своих противников в оснащении армии необходимым вооружением, фашистская Германия начала вторую мировую войну, имея превосходство в авиации, а по сравнению с некоторыми государствами и в танках новейших образцов. В результате германская армия с первых дней войны наступала с темпами до 80 и более километров в сутки. В итоге предположения французских военачальников о возможности сдержать наступающего противника на подготовленных оборонительных рубежах оказались совершенно несостоятельными.

Забегая вперед, следует отметить, что немецко-фашистская армия упреждала французские войска в захвате оборонительных рубежей, а вести встречные сражения французская армия не умела. В конечном счете Франция и ее союзники, кроме Великобритании, капитулировали через 45 дней после начала наступления гитлеровцев. Англию спас Ла-Манш. Из сказанного видно, какую важную роль играли танковые войска и авиация в наступательных операциях второй мировой войны.

Принципы широкого применения танков, авиации и воздушно-десантных войск в наступательных операциях с высокими темпами были взяты немецко-фашистской армией в определенной степени из теории и практики действий советских войск. Еще задолго до начала второй мировой войны на учениях в Белорусском, Киевском и других военных округах взаимодействию танковых соединений с авиацией и воздушно-десантными войсками уделялось значительное внимание. Более того, в СССР была полностью разработана теория проведения наступательных операций в высоких темпах и с решительными целями, что нашло широкое отражение в советской военной литературе.

Ряд оригинальных конструкций удалось создать Чехословакии. В период 1925-1929 годов был выпущен неплохой колесно-гусеничный танк с противопульной броней и 37-мм пушкой. Затем, используя опыт англичан, чехи построили несколько образцов легких танков. Наиболее удачным из них явился LT-35 («Шкода»), выпущенный в 1935 году. Его боевой вес 10,5 т, вооружение — 37-мм пушка и два пулемета, броня — 25 мм. Этот тип машины после модернизации стал именоваться TNHPS и впоследствии, получив марку 38Т, был поставлен на вооружение гитлеровской армии. Таким образом, захват чехословацкой промышленности способствовал значительному усилению фашистской армии в войне против Советского Союза.

Соединенные Штаты Америки к концу первой мировой войны построили самое большое количество танков по сравнению с другими странами. Но поскольку в США существовало мнение, что танки могут использоваться в бою только для непосредственной поддержки пехоты, это нашло свое отражение и в строительстве американских вооруженных сил, в частности в отношении к бронетанковым войскам.

Работы по совершенствованию танков вменялись в обязанность начальника пехоты американской армии, в аппарате которого была создана танковая комиссия. Помимо этой организации в 1931 году в американской армии создается комиссия по механизации кавалерии, рассматривавшая легкие танки как основу будущих подвижных механизированных соединений.

До 1932 года в США было создано десять образцов танков для пехоты: семь легких и три средних, но на вооружение эти образцы не приняли вследствие невысоких боевых и технических качеств.

В целях механизации кавалерии начиная с 1931 года было построено несколько опытных быстроходных легких танков. Один из них в 1939 году был принят на вооружение как кавалерийский танк M1. На базе этого танка к лету 1940 года создается новая модель, получившая наименование МЗ. Танк МЗ имел вес 13 т, 37-мм пушку и 2-4 пулемета, толщину брони до 38 мм, скорость хода до 60 км/час, экипаж 4 человека.

Свидетельством недооценки значения танков для ведения войны в новых условиях является следующий факт: если к концу первой мировой войны американская промышленность получила заказ на производство 8 тыс. танков, то в 1940 году, когда уже шла вторая мировая война, в танковом парке США насчитывалось всего 300 легких и 20 средних машин, которые по боевым и техническим показателям значительно отставали от лучших зарубежных образцов того времени.

Как известно, развитие событий заставило Америку создать свои бронетанковые войска. При этом, проектируя новые танки, американцы использовали опыт советского танкостроения, и, прежде всего блестящую конструкцию легендарного танка Т-34. В ходе второй мировой войны США построили средний танк «Шерман», однако и он по многим показателям уступал советским танкам данного типа.

В Швеции, Японии и Италии перед второй мировой войной появились в небольшом количестве в основном легкие танки, не представлявшие научного интереса. Каких-либо глубоких исследований в области применения танков в этих странах не предпринималось.


1.2 Советская и немецкая бронетанковая техника накануне Великой отечественной войны


В Кремле 4 мая 1938 г. на заседании Комитета обороны были приглашены танкисты, только что вернувшиеся из Испании. Выступавший первым народный комиссар среднего машиностроения А. Брускин просил одобрить проект нового колесно-гусеничного 18-тонного танка А-20 и также обещал, что этот танк получит дизельный двигатель. Постепенно разговор перешел на проблему колесно-гусеничного движителя вообще: одни его всячески восхваляли и заявляли, что гусеничный движитель себя изжил, другие столь же рьяно, ссылаясь на опыт боев в Испании, доказывали обратное. И неизвестно, чем бы все это закончилось, если бы Сталин, закрывая совещание, не предложил параллельно с колесно-гусеничным танком сделать такой же чисто гусеничный. Через 3 месяца КБ Харьковского завода подготовило проекты танков А-20 и А-32. а уже в мае 1939 г. они прошли государственные испытания, по результатам которых А-32 (теперь уже Т-32) показал наилучшие ходовые качества. К. Ворошилов даже сказал, что «подобной машины у нас еще не было и что именно такой новый танк необходим Красной армии...».

Последовали новые испытания и доработки, после которых ранней весной танк Т-32, превратившийся уже в Т-34 (Приложение 8), был принят на вооружение РККА, а его производством, как и разработкой, занялись на ХПЗ (завод №183). Конструкторам М. Кошкину и А. Морозову, да и всему их творческому коллективу, работать приходилось в очень тяжелых условиях.

Тем не менее, танк у конструкторов получился, пусть даже и достаточно дорогой ценой: 26 сентября 1940 г. М. Кошкин скончался в санатории от болезни легких, простудившись во время зимних испытаний своего детища. Теперь дело обстояло за промышленностью, и вот тут-то для нового танка начались трудности. План выпуска Т-34 на 1940 г. был выполнен только на 19 %. Заводы-смежники поставляли некачественные детали, сборка не ладилась, двигатели 3-2 страдали от множества недостатков. Подлили масла в огонь и проведенные летом 1940 г. сравнительные испытания Т-34 и двух немецких танков PzKpfw-lll, закупленных у Германии после подписания в 1939 г. Пакта Молотова-Риббентропа (еще один частично исправный танк был буквально украден из-под носа германских войск с ничейной полосы в ходе советско-польской кампании).

Многие авторы писали о том, что эти испытания закончились полным успехом советских машин, однако на самом деле все было совершенно иначе. Конечно, по вооружению и бронированию наш Т-34 превосходил германские танки очень заметно, но вот что касается до всего остального... Так, в башне Т-34 с трудом размещались 2 танкиста, имевшие один башенный люк на двоих. Один из них выполнял функции не только командира танка, но и наводчика, а в ряде случаев еще и командира подразделения. В это же время в германской башне без всяких проблем помещались 3 танкиста, и каждый из них имел свой отдельный люк для входа и выхода. У командира танка была удобная башенка кругового обзора, а все члены экипажа имели приборы внутренней связи, тогда как на Т-34 такой связью объединялись лишь 2 члена экипажа из четырех.

Немецкая машина обладала большей плавностью хода, была менее шумной — на полном ходу на гравийном шоссе Т-34 было слышно примерно за 450 м, тогда как немецкий танк — за 150-200 м. Военные, проводившие испытания, отмечали более удачную подвеску немецкого танка, традиционно хорошее качество германских оптических приборов, удобное размещение боекомплекта и радиостанции, наличие командирской башенки, хорошее качество двигателя и трансмиссии.

Дошло до того, что маршал М. Кулик, курировавший создание Т-34, приостановил его выпуск и потребовал самым срочным образом ликвидировать все отмеченные на нем недостатки — тесноту боевого отделения, «слепоту» танка, плохую коробку передач. Понятно, что полностью сделать все это было просто невозможно, поэтому конструкторскому бюро ХПЗ было предложено начать работу над капитальной модернизацией танка Т-34, получившего обозначение Т-34М и заводской индекс А-43. Поскольку разработка улучшенной модели была начата еще летом 1940 г., в ней принимал участие и М. Кошкин, предлагавший, в частности, уплотнить компоновку машины и сократить длину ее корпуса за счет поперечного расположения двигателя. Съем мощности должен был вестись при этом с обоих концов коленчатого зала, а выигрыш в весе было решено пустить на увеличение толщины брони. Сотрудники КБ предложили снабдить новый танк торсионной подвеской, но сам главный конструктор в этих работах участия уже не принимал, поскольку был тяжело болен. Получалось, что новый танк должен был стать своего рода гибридом между Т-34 и германским Pz-III.

Так, Т-34М должен был быть длиннее (с учетом того, что на нем устанавливалась новая длинноствольная пушка Ф-34), несколько уже и выше, чем Т-34; клиренс для облегчения движения по снегу был увеличен на 50 мм. Двигатель поперек корпуса разместить не удалось, зато для А-43 специально спроектировали дизельный двигатель 3-5 мощностью 600 л.с.

Коробку передач переделывать не стали, но в качестве усовершенствования поставили вместе с ней демультипликатор, улучшавший ее динамические характеристики. Теперь новый танк мог двигаться вперед с 3 скоростями, а назад — с 2. Свечная подвеска У. Кристи была заменена на торсионную Ф. Порше, уже использовавшуюся на наших KB и на германском Pz-III. На 140 л был увеличен объем имевшихся на танке топливных баков.

Для улучшения обитаемости танк перекомпоновали. Водителя переместили справа налево, а место пулеметчика — стрелка-радиста, — соответственно, слева направо. Радиостанцию перенесли поближе к нему, что позволило увеличить боекомплект орудия с 77 до 100 снарядов, а боекомплект пулеметов — с 46 до 72 дисков. Впервые в истории отечественного танкостроения в составе штатного вооружения танка оказался пистолет-пулемет ППД, а вместо курсового пулемета мог устанавливаться даже пневматический огнемет.

Танк получил трехместную башню, на которой к тому же стояла и наблюдательная башенка для командира, освободившегося наконец от всех прочих несвойственных для него обязанностей. Несмотря на эти добавки, включая и 5-го члена экипажа, при сохранении прежней толщины брони танк оказался на 987 кг легче, чем Т-34. Скорость его возросла с 48 до 52-54 км/ч, хотя удельное давление на грунт увеличилось, поскольку гусеницы были заужены на 100 мм.

Проект оказался настолько хорошим, что уже в январе 1941 г. в высоких инстанциях нашего государства было решено его производить, увеличив толщину лобовой брони до 60 мм.

Первыми начали поступать новые орудия, которые планировалось ставить как на серийные Т-34, что уже выпускались, так и на новые Т-34М.

На Мариупольском заводе им. Ильича для А-43 разработали «штампованно-сварную» башню, а уже к маю 1941 г. этот завод подготовил ее массовое производство. Было изготовлено также несколько корпусов, торсионы; казалось, еще немного — и новый танк воплотится в металл. Но выпуск машины задержался из-за того, что дизель к нему так и не был отгружен на завод ни к 1 мая, ни к 15 июня, ни даже к 25 июля 1941 г.

Во время эвакуации в Сибирь Мариупольский завод вывез 50 почти законченных башен, ХПЗ — несколько полностью собранных танков с вооружением, но без двигателей. Так что, если бы война хотя бы немного повременила, немецким танкистам пришлось бы встретиться на полях сражений с таким танком Т-34, который в ходе войны, да и то — в несколько более ухудшенном варианте, появился у нас только в 1943 г.

Определенную роль в трудной судьбе «тридцатьчетверки» сыграло и то, что одновременно с ней на массовый выпуск претендовал и еще один танк — легкий Т-50, которым военные планировали заменить устаревшие машины Т-26. Первоначально его даже называли Т-126СП (СП — сопровождения пехоты), а к выпуску готовили сразу на двух заводах — Кировском и имени Ворошилова (№ 174).

Предпочтение было отдано машине «ворошиловцев», и здесь же, начиная с апреля 1940 г., должно было начаться ее серийное производство. При относительно небольшой массе (всего 13,5 т) танк получился весьма неплохим: имел 37-мм наклонную броню на корпусе и башне, командирскую башенку с 6 смотровыми приборами, прикрывавшимися бронезаслонками. 45-мм пушку и спаренный с ней 7,62-мм пулемет.

Страницы: 1, 2


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.