реферат скачать
 

Свадебный этикет и ритуал адыгов

Свадебный этикет и ритуал адыгов

Министерство образования РФ

КБГСХА

Кафедра истории Отечества.

Реферат

по истории и культуре народов

Северного Кавказа.

Тема:

“Свадебный этикет

и ритуал адыгов”.

Выполнил:

Проверил:

г. Нальчик 2002 г.

Содержание.

1. Введение. (Адыгская

свадьба)....................................................3

2. Сватовство

(лъыхъу)..................................................................

..4

3. Смотр дома

(унаплъэ).................................................................

..5

4. Регистрация брака

(нэчыхьытх)................................................6

5. Поездка за калымом

(уэсэIых)....................................................7

6. Привоз невесты

(нысашэ)..........................................................10

7. Новобрачная в “чужом доме”

(тешэ).......................................13

8. Ввод молодой в “большой дом” (унэишэ)...............................14

9.

Литература................................................................

...................15

1. Введение.

Много интересного и занятного в хабзэ, в обычаях и традициях народов, в

том числе и в свадебных обрядах. Что такое свадьба? Как она стала таковой?

Для того чтобы двое молодых людей объединили свою жизнь, имели детей,

продолжали род человеческий, их родные, свойственники, знакомые собираются,

организуют торжества, выполняют достаточно обременительные, трудоёмкие

дела, а также определённые событием формальности, находят всё то, чего у

них нет, желая пышнее, торжественнее, как можно лучше устроить всё, что

связано с женитьбой сына или замужеством дочери. Почему? Не лишнее ли всё

это? Обязательно ли соблюдать все условия?

Думать таким образом о свадьбе негоже, потому что люди это осудят, мало

того – посчитают безнравственным поступком, нарушением хабзэ с вытекающими

отсюда последствиями. Пока есть человек, пока существует семья, свадьба

бессмертна, ибо она – основа жизни рода, начало новой семьи, часть бытия.

Более того, свадьба – это один из основных ритуалов в любой национальной

культуре, своеобразное зеркало, в котором отражаются многие стороны

этнической сути народа, его истории.

Как было замечено, хабзэ, в том числе и свадебные ритуалы, не придуманы

за уютным столом в тиши кабинета, не утверждены всенародным голосованием.

Они – результат поиска не одного поколения, на них – зарубки далёкого

прошлого, отметены социальных, экономических , формационных перипетий,

через которые прошёл народ. О тои свидетельствует каждый эпизод, каждая

деталь свадебного обряда. Прежде чем сделаться частью обычая, он имел

реальную, магическую, религиозную основу.

Исходя из этого, адыгская свадьба стала иметь следующую структуру:

сватовство, смотр дома, регистрация брака, поездка за калымом, привоз

невесты, определение молодой в “чужом доме”, ввод молодой в “большой дом”,

побег старухи, возвращение молодого в родной дом, малый повторный ввод

невесты в “большой дом”, танец столика, вторичный привод молодого, девичий

стол, кружение чашки и др.

Адыгская свадьба была красива и поучительна тогда. Когда с согласия

заинтересованных сторон и лиц она проходила с соблюдением всех хабзэ. Она

начиналась с взаимной любви молодых и заканчивалась одобрением этого

высокого человеческого чувства старшими. Всё, что предпринималось на такой

свадьбе, являлось гарантом создания крепкой, удачливой семьи, в которой

царило бы согласие и росли счастливые дети.

2. Сватовство (лъыхъу).

Лъыхъу – буквально означает “поиск”. Прежде чем говорить о сватовстве,

надо заметить, что все вышесказанные компоненты адыгской свадьбы, кроме

лъыхъу, относятся к периоду, когда в семье стали главенствовать мужчины, то

есть к так называемому патриархату. Однако лъыхъу, следует думать, имел

место, видимо, и в те далёкие времена, когда род был материнским. Говоря

иначе, поисками жениха занимались девушки, они решали. Какого молодого

человека приводить в свой род. Родословие их детей шло по материнской

линии. Это подтверждается примерами из древней истории многих народов.

Таким образом, лъыхъу стал компонентом адыгской традиционной свадьбы, и

от девушек он, видимо, перешёл к парням, вернее к его фамилии. Если

умыкание было никак не приемлемым хабзэ для адыгов, то большим проявлением

адыгагъэ и намыс считалось, когда родные молодого человека, узнав о его

избраннице, посылали к его родителям сватов. В нём участвовали только

старшие роднящихся сторон через вторых лиц фамилии. Естественно, что все

начиналось и исходило от молодых. Они знакомились на каких-то торжествах,

узнавали друг друга, влюблялись, обменивались небольшими подарками. Пока

парень не получал последнее, о женитьбе не могло быть и разговора. Да и

после этого девушка не сразу давала своё согласие выйти замуж. Однако,

спустя некоторое время, девушка как бы между прочим, вроде бы не придавая

этому большого значения, говорила жениху, что он может прислать сватов к её

родным. Что это означало, было ясно, и парень через друга или зятя извещал

родителей о своём намерении и избраннице. Так начинались свадебные хлопоты.

Для адыгов никогда труда не стоило определить, что пришли сваты за их

дочерью. Согласно хабзэ, войдя во двор и спешившись, они определяли лошадей

у коновязи, но не направлялись ни в кунацкую, ни в дом, а становились где-

нибудь под навесом или же в то место, где обычно рубят дрова. Кто-либо из

хозяев, заметив их, естественно догадывался, что это не обычные гости, о

чём сообщал старшим в доме.

Навстречу сватам выходил взрослый мужчина: брат девушки, её дядя или же

сосед. Старший сватов, поздоровавшись с ним за руку, спрашивал о

самочувствии, житье-бытье. Затем хозяин приглашал их в дом словом

“фыкъеблагъэ” (добро пожаловать), на что без лишних комментариев сват

отвечал, что они пришли, если род не возражает, с желанием быть гостями и

родственниками. После этого вышедший встречать возвращается в дом известить

о намерениях гостей.

Хозяева могли ответить: “Посоветуемся, наведайте в такой-то день”,

“Такой-то старший рода отсутствует” и т. д. При третьем визите, если

сторона девушки принимала такое родство, гостей приглашали в дом и для них

накрывали стол на скорую руку, не особенно хлопоча, то есть не далая

никакого жертвоприношения, обязательного хабзэ ля гостей.

3. Осмотр дома (унаплъэ).

Осмотреть дом старшие и родители девушки доверяли двум-трём мужчинам,

которые пользовались уважением, отличались своей честностью и правдивостью.

Не обязательно, чтобы они состояли в родстве с фамилией девушки. Смотрители

не скрывали ни своих целей, ни намерений. Родители жениха были бы ради

пригласить их и угостить. Однако, поблагодарив хозяев, они скрупулёзно

осматривали всё: дом снаружи и внутри, двор, хозяйственные постройки,

огород, живность и пр. Более того, обращали внимание на то, как жирна их

собака, сухожилисты волы, как к ним относятся соседи, каким авторитетом

пользуются их старшие, какие манеры поведения у будущей свекрови, какие

запасы у семьи, чьими снохами являются их дочери, насколько гладки ручки их

вил, остры топоры и т. д.

Если после всего этого старший из смотрителей поворачивался и уходил со

двора, молодой и его родные не могли рассчитывать на успех. Было ясно, что

он скажет по возвращении: они вам не чета, вашей дочери они не смогут

обеспечить сносную жизнь. Но если он, прощаясь, подавал руку хозяевам и

говорил, что их уполномочили “посмотреть дом” такие-то и они могут у них

ещё раз справиться о деле, довольная сторона жениха приглашала смотрителей

в дом, накрывала стол. Более зажиточные делали жертвоприношения в честь

гостей, но обычно обходились курятиной или индюшатиной. Поднимали бокал

махъсымэ за благополучное родство. Дня через два или три после отъезда

унаплъэ родственники жениха с небольшими, чисто символическими подарками и

фэнд (пищей всухомятку и кувшинчиком махъсымэ, чтобы с пустыми руками не

идти к будущим родственникам) наведывались к родителям девушки, уверенные в

том, что теперь им не дадут от ворот поворот. Разумеется, что всё

происходило с полного согласия молодых, мнение которых старшие узнавали

через их друзей, младших членов семейств.

Обычай “смотрины дома” главным образом действовал среди крестьян,

свободных тхокотлов. К князям и уоркам посылать проверить, как они живут,

не было никакой необходимости. Они это могли воспринять даже как

оскорбление, потому что считали, что у них всегда будет на что содержать и

чем ублажать свою невестку, лишь бы она была красива и воспитана по

принципам адыгэ хабзэ.

Надо заметить, что многим, не близко знакомым с адыгэ хабзэ,

психологически трудно уяснить отдельные его положения и принципы. Чтобы

понять адыгов и их адыгэ хабзэ, надо проникнуть им. Когда после унаплъэ

сторона жениха наведывалась к родителям девушки, их угощали, но без особого

размаха и без какой-либо торжественности, танцев, веселья. Тут же будущие

родственники договаривались относительно нэчыхьытх – религиозного

оформления брака.

4. Регистрация брака (нэчыхьытх).

Как стало ясно, понятие “наках” в адыгский язык вошло из арабского и,

соединившись с исконно адыгским словом “тхын” (писать), образовало термин

“нэчыхьытх”. И в самом деле, в прошлом брачные условия оформлялись по-

мусульмански служителем ислама (ефэнды) письменно. Такой документ оставался

в ломе родителей невесты. По сведениям женщин-информаторов, в брачном

контракте специально оговаривалось, к примеру, какими будут –

восьмиконечными или другими – погоны на праздничном костюме невесты, будут

ли они с цепочками – балаболками, сколько будет желудоподобных золотых

подвесок по обе стороны груди и т. д. Обычно женская свадебная одежда

шилась из дорогой порчи красного, фиолотового, лилового и других “богатых”

цветов с одной или тремя парами подвесок по обеим сторонам груди. Княжеских

и богатых уоркских дочерей удовлетворяли только костюмы с большими звёздами-

погонами на плечах и тремя парами подвесок на груди.

При оформлении регистрационного брака, кроме ефэнды и доверенных девушки

и парня, присутствовали и свидетели. Все они должны были быть обязательно в

шапках. Надо заметить, что вообще у мусульман брак заключали доверенный

девушки и сам жених с благословения служителя культа. Они все сидели на

полу. В этой связи следует думать, что другие свидетели на адыгской свадьбе

и также то, что все они должны были быть в шапках и стоять при совершении

обряда, являются реликтами традиционной адыгской свадьбы. Нэчыхьытх, как

правило, происходил в доме родителей невесты, куда приезжали двое-трое

мужчин со стороны жениха. Он не отличался особенной торжественностью. Не

устраивались ни танцы, ни какое-либо другое веселье. Правда, после

оформления брака накрывали стол, произносили тосты за счастливое

породнение, за молодых.

Во время регистрации брака ефэнды осведомлялся у доверенных (уэчыл)

молодых, не передумали ли они, согласны ли их подопечные стать мужем и

женой. Когда доверенные (сначала девушки, а потом парня) подтверждали

решение молодых, они, доверенные, в шапках (как и все остальные)

становились друг против друга, протянув правые руки. Ладони их рук едва

касались друг друга, однако при этом большие пальцы доверенных упирались

как можно плотнее один в другой на одинаковом уровне. При таком положении

нельзя было сгибать другие пальцы, обхватывая ими руку партнёра. За этим

следил ефэнды, который в свою очередь обхватывал правой рукой большие

пальцы доверенных сверху.

После этого ефэнды трижды произносил молитву, спрашивая каждый раз

доверенных по очереди: “Отдаёшь?” или “Женишь?” Доверенные отвечали:

“Отдал”, “Женил”. Затем духовный служитель снова читал молитву, которую

заключал словом “аминь”, и все присутствовавшие делали дыуа, воздев руки к

Всевышнему. Представители жениха уплачивали ефэнды небольшую сумму за

оформление брака. При этом регистрировавший брак ефэнды ни с кем не делил

эту плату.

Казалось бы, этот метод регистрации мало чем отличался от

общемусульманского оформления брака. Однако при более внимательном

рассмотрении имелись и различия. Во-первых, на адыгской регистрации не было

ни невесты, ни жениха. Во-вторых, все присутствовавшие надевали шапки, что

не обязательно для других мусульман. В-третьих, обряд совершали стоя, тогда

как в арабских странах присутствующие сидят, и, в-четвёртых, мусульманская

регистрация совершалась между женихом и доверенными девушки без посторонних

свидетелей.

Таким, образом можно предположить, что, хотя нэчыхьытх стал проходить по

мусульманским правилам, в нём сохранились и древние хабзэ. Однако, к

сожалению, ни в письменных источниках, ни в сведениях информаторов не

упоминается о том, как заключался брак по-адыгски.

5. Поездка за калымом (уасэIых).

Итак, нэчыхьытх и уасэIых были самостоятельными обрядами. Первый

совершался в доме родителей девушки, второй проходил у родных молодого

человека. Ясно, что брак не мог быть оформлен без обоюдного согласования

условий калыма. Но после заключения контракта между сторонами

обговаривалась точная дата, когда родственники невесты смогут приехать за

калымом, потому что в этот день весь скот семьи жениха не выгоняли на

пастбище, а оставался в хлеву.

В прежние времена, вплоть до конца XIX века, калым состоял в основном из

крупного рогатого скота и одной лошади. Калым (уасэ – букв.: цена)

определяли в зависимости от сословно-классового происхождения, её

родственников, их родовитости и т. д.

На свадьбе, в том числе и уасэIых, пили махъсымэ. Махъсымэ было

добротным напитком из пшенной муки, мёда и ячменного солода. Оно, можно

сказать, ни чем не вредило здоровью человека.

От того, какие гости у адыгов зависели способы сервировки стола и

очерёдность подачи блюд. Для уасэIых, например, после встречи гостей

сначала приносили какую-то скудную закуску, приготовленную на скорую руку,

и махъсымэ. Под различными предлогами приглашали гостей пить махъсымэ: за

их приезд, за старших, за знакомство, за родство, за молодых, чтобы

согреться и т. д. Тост следовал за тостом. Конечно, знавшие об этих

хитростях гости старались не попадаться на крючок, отшучивались,

отнекивались, благодарили гостеприимных хозяев, вели себя благоразумно, как

советовали старшие, которые направили их сюда. К тому же они – уасэIых,

особо “наседать” на себя не должны позволять. Они могут, отказавшись от

всякого угощения, направится в хлев, выбрать всё, за чем приехали, и

распрощаться с хозяевами. Поэтому в таких случаях требовалась “тонкая

дипломатия”.

Исходя из этого, за стол сажали со стороны жениха умеющих организовать

компанию, остроумных, знающих адыгэ хабзэ во всех подробностях мужчин.

Тхамадой торжества мог быть близкий друг старшего в доме жениха или же

родственник, но ни в коем случае не кто-либо из членов семьи. Потому что

тхамада, ведя стол, должен был произнести тосты за счастье, за благополучие

дома, где происходит свадьба. А член семьи, по адыгэ хабзэ, не мог говорить

благопожелания, адресованные самому же себе, своей семье. За столом не было

места ни для отца молодого, ни для дядьев по отцовской линии, ни даже для

деда. И тут считалось, что им непристойно выслушивать лестные, хвалебные

слова, которые будут сказаны за столом по поводу их успехов, человечности,

адыгагъэ и т. д.

Над свадебным столом царила атмосфера возвышенности, искренного хабзэ. У

гостей, приехавших на уасэIых, был свой щхьэгъэрыт – молодой человек,

который, сколько бы часов ни длилось застолье, не садился. Со стороны

хозяев тоже выделялся бгъуэщIэс, обслуживающий стол. Если ему требовалось

что-нибудь для стола, он имел помощников, которые находились неподалёку за

дверью, на виду.

Адыги на свадьбах и других торжествах пили только только из общей

большой чаши (фалъэ), которая обходила круг. За таким столом никогда не

пользовались ни рогом для питья, ни какой-нибудь иной посудой.

Когда адыги обходились традиционными низкими столиками (Iэнэ) на трёх

ножках, столик тхамады хозяев ставился в самый дальний угол от двери и,

сидя за ним, он встречал гостей, если, конечно, ждали последних, чтобы не

вводить их в пустое помещение. Кстати сказать, за адыгским низким столиком

неудобно было сидеть развалившись, небрежно, на него даже при желании

невозможно облокотиться. Поэтому, надо думать, он действовал на человека,

сидящего за ним, мобилизующе и дисциплинирующе.

Торжественным столом руководил и заправлял старший из хозяев. Он же

являлся тхамадой. Это происходило во всех случаях, включая и уасэIых.

Таково было хабзэ. Приехавших за калымом старались напоить допьяна. Эту

цель преследовал как тхамада, так и другие бысым (хозяева), сидевшие за

столом. Естественно, что гости придерживались иного, противоположного

мнения. Поэтому в компании верховенствовали острословие, шутки, знание и

соблюдение адыгэ хабзэ. В самом деле, адыгские обрядовые торжества были не

столько местом, где наедались и напивались, сколько своеобразной школой,

где учились хабзэ и адыгагъэ. На какие бы уловки и хитрости не шли бысым во

время уасэIых, никто не мог гостей заставлять. Каждый пил столько, сколько

хотел.

В былые века свадебные обряды, в том числе и уасэIых, происходили только

днём. Участники уасэIых, посидев определённое время, изъявляли желание

развеяться, потанцевать. Если они были из числа гостей со стороны невесты,

то им добро давал их старший, остальным же – тхамада стола. Разгоряченные

добрым махъсымэ молодые люди и мужчины умели веселиться. Члены уасэIых вели

Страницы: 1, 2


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.