реферат скачать
 

Сезанн

Сезанн

Астраханский Государственный Технический Университет

Кафедра Русского языка

Реферат по предмету:

Искусство и литература

На тему:

Поль Сезанн

Выполнила: студентка

группы ДФР-21

Клычкова Ольга

Проверила:

Егорушкина М.Н.

Астрахань-2000

Оглавление.

Введение: «В поисках новых норм»________________________________3

Глава 1. Семья. Истоки___________________________________________5

Глава 2. Юность, годы учения_____________________________________7

Глава 3. Сезанн, Мане и импрессионисты____________________________9

Глава 4. Ранний период 1860-е гг._________________________________11

Глава 5. Творчество 1870-х гг.____________________________________11

Глава 6. Автопортреты и натюрморты______________________________12

Глава 7. Поздний период_________________________________________12

Заключение: «Не робейте перед натурой, пишите смело и не бойтесь

ошибок!»______________________________________________________14

Список работ___________________________________________________15

Список использованной литературы_______________________________16

Введение: «В поисках новых норм».

Внешне конец 19 в. был благодушным периодом процветания, однако в

среде художников и писателей ощущавших себя аутсайдерами, зрело чувство

разочарования в задачах и методах того искусства, которое нравилось

публике. Чувство беспокойства и неудовлетворенность достижениями живописи

19 в. овладевшими умами молодых художников к концу столетия объяснить

сложно. Понять корни этого чувства очень важно, поскольку именно оно

породило различные направления, образовавшие то, что в наши дни обычно

именуют «современным искусством». Некоторые считают первыми современными

художниками импрессионистов[1], поскольку они бросили выхов определенным

правилам живописи, преподаваемым в академиях. Однако стоит вспомнить, что

цели импрессионистов не разходились с традициями искусства, получившими

развитие с того момента, когда Ренессанс открыл окружающий мир. Они также

хотели изображать натуру такой, какой мы ее видим, и их споры с

консерваторами касались не столько цели искусства, сколько средств ее

достижения. Исследование импрессионистами цветных рефлексов, их опыты с

эффектами свободных мазков кисти были направлены на создание еще более

совершенного претворения зрительынх впечатлений. Фактически, именно

импрессионизм одержал полную победу над природой: все, что предстало перед

глазами художника, могло являться мотивом картины, а реальный мир во всех

его проявлениях стал достойным объектом художественного изучения. Возможно,

как раз по этой причине окончательный триумф новых методов заставил

некоторых художников усомниться в целесообразности следования им. На какое-

то время показалось, что все проблемы искусства, нацеленного на точное

воспроизведение зрательных впечатлений, уже решены и что невозможно достичь

ничего нового, продолжая идти тем же путем.

Но мы знаем, что в искусстве стоит только решить одну проблему, ка на ее

месте возникает множество других. Возможно, первым, кто ясно осознал

природу этих новых преблем, был художник, также принадлежавший к поколению

импрессионистов - Поль Сезанн.

Он был лишь на семь лет моложе Мане и на два – старше Ренуара. В

молодости он принимал участие в выставках импрессионистов, однако оказанный

ему прием вызвал у него такое отвращение, что Сезанн удалился в свой родной

город, Экс-ан-Прованс, где занимался живописью вдали он шумных нападок

критиков. Он обладал состоянием, был человеком скромным и не импытывал

особой нужды продавать картины. Именно поэтому он смог посвятить всю свою

жизнь решению художественных проблем им же сами поставленных, предъявляя

при этом самы жесткие требования к себе. При внешне спокойной и размеренной

жизни, он был одержим страстным желанием добиться в живописи того идеала

художественного совершенства, к которому постоянно стремился.

Поль Сезанн – выдающийся живописец конца 19 века, чье имя стало

легендарным для последующих поколений художников и любителей искусства. В

самом деле, чем он так замечателен? Ведь создание натюрмортов, пейзажей и

портретов никогда не считалось высоким вкладом в искусство, да и модели,

которых он портретировал, не всегда оставались довольны своим изображением,

поскольку к их интерпретации автор подходил не с позиции точной передачи

натуры, но и решая собственные формальные задачи. Его система живописи, за

исключением немногих художников, казалось крайне беспорядочной его

современникам. Иследуя документы Дж. Линсдей пишет: «Не было ничего более

смущающего, чем эти картины, в которых выдающаяся одаренность соседствовала

с детской наивностью. Молодые видели в них руку гения, старики – безумные

странности, завистники – только творческое бессилие. Мнения чрезвычайно

разделялись, глубокие дискуссии переходили в раздраженные перепалки, были

ошеломительные потрясения и преувеличенные похвалы». Как и его собратьев-

импрессионистов, критики обвиняли художника в «посредственности, тщеславии,

крикливости», утверждали, что «это живопись из сточной канавы». При жизни

он был наиболее критикуемый и осуждаемый прессой и публикой и если его

творения имели успех, то только потому, что вызывали гомерический хохот.

Однако, уже в первые десятилетия 20 века, представители нескольких важных

направлений от фовизма, экспрессионизма, футуризма и кубизма до сюрреализма

взирали на него как на предшественника.

Как ни парадоксально, но судьба Сезанна аналогична судьбе многих его

современников. После его смерти в 1906 году начался триумф попираемого

всеми «отшельника из Экса». В нашей стране увлечение Сезанном падает на

1910-е годы. Оно отмечено появлением на арене художественной жизни

группировки «Бубновый валет», имевшей свой устав, выставки, сборники статей

и являющейся влиятельнейшим направлением в русском искусстве как в начале,

так и в 60-70-е годы 20-го столетия. На рубеже 20-го века Сезанн стал

излюбленным мастером московского коллекционера А.И.Морозова, который в

период 1910-х годов приобретает лучшие сезанновские полотна: «Автопортрет»,

«Берега Марны», «Цветы», «Курильщик», «Гора в Понтуазе», «В комнатах». Эта

коллекция была свободной для обозрения как до революции, так и после, и

стала центральной в совбрании новейшей французкой живописи Государственного

музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина и Государственного

Эрмитажа.

Глава 1. Семья. Истоки.

Сезанны вышли из небольшого городка Чезены (Cezana), ныне относящегося

к западному Пьемонту, и поэтому до последнего времени считалось, что они

были чисто итальянского происхождения. Однако в 17 столетии, насколько

можно судить по именам, место это было населено семьями французких корней,

и лишь в 1713 году о Утрехтскому договору восточные склоны долины

Брьянконнэ (Brianconnais) были обменены французами на долину Барселоннет.

Городок Сезанн-Чезена стал таким образом итальянским. Семейство Сезанн к

тому времени уже переместилось (около 1650 года) в Безансон, этак миль на

пятнадцать по тракту. Метрические книги сообщают об обувных дел мастере

Блезе Сезанне, который от двух жен имел пять или шесть детей. Незадолго до

1700 года одна из ветвей фамилии оказалась еще дальше к западу – в Эксе.

Там в приходе Сен-Мадлен, в августе 1702 года родился Жак-Жозеф, сын

Дени Сезанна и Катрин Маргри. Дени, возможно был старшим сыном Блеза.

Третий сын, Андре, который родился в апреле 1712 года, был perruquier –

изготовитель париков или парикмахер, вероятно и то и другое вместе. Его

жена Мари Бугарель произвела на свет несколько детей, один из которых,

родившийся 14 ноябра 1756 года, был Тама-Франсуа-Ксавье Сезанн, портной. Он

женился на Роз Ребюффа и перебрался в местечко Сен-Захари, что в пятнадцати

милях он Экса. Его сын Луи-Огюст был отцом художника.

В этой родословно примечательно то, что Поль происходил из среды много

трудившися ремесленников, из поколения в поколение занятых ручным трудом.

Также можно предположить, что в переездах семейства (намекавших на то, что

оно ощущало себя пришельцами в провансальской среде), можно уловить нечто

от незатихнувшей семейной традиции, которая получила глубоко скрытую форму

в характере Поля.

Луи-Огюст был единственным Сезанном, который поднялся над низким

уровнем жизни простого ремесленника. Родившийся 28 июля 1798 года, он был

болезненным ребенком, но вырос, как бы компенсирую медленный старт более

сильным и деятельным, чем обычные дети. Во взрослом возрасте у него было

тяжелое, гладко выбритое лицо с высоким лбом, редеющие волосы и глубокие

складки между густыми бровями, что создавало ощущение твердости и

проницательной ироничности.

На втором десятке он понял, что Сен-Захари – это не место для человека

призванного идти своим путем в мире. Он пошел вспять по семейным следам и

обосновался в Эксе, одном из главных центров по производству фетровых шляп.

Весьма умно он рассудил отправиться в Париж в 1821 году, где пробыл

около трех или четырех лет, сначала простым рабочим у мастера-шляпника,

потом торговцем. Вернувшись в Экс в 1825 году, он основал магазин с

Мартеном, шляпником и около 1845 года фирма была ликвидирована. Луи-Огюст

еще пару лет продолжал свой собственный шляпный промысел, после чего он

решился на смелый шаг – стать банкиром в революционном 1848 году.

Еще в то время, когда он занимался шляпами, Луи-Огюст повстречал

одного молодого человека, Луи Обера, и, возможно некоторое время

импользовал его в своем новом деле. Сестру Луи Анну-Элизабет-Онорину,

высокую миловидную женщину, Луи-Огюст склонил к тому, чтобы жить с ним.

Оберы были экскими ремесленниками в течении нескольких поколений. Элизабет

родилась в городе 24 сентября 1814 года, ее отец был столяром мебельщиком,

а мать урожденной Жерар из Марселя. Это семейство вроде бы имело отчасти

романтическое родство утверждая о связях с наполеоновским генералом

Жераром, который выполнив свою миссию в усмерении острова Сан-Доминго в

Вест-Индии, вернулся, как говорят, с негритянкой. Факты, впрочем,

утверждают иное – мать Элизабет родилась в 1779 году в семье работника на

серебряных промыслах, так что предание должно быть все же лишь досужей

фантазией.

До того как Сезанны обвенчались 29 января 1844 года, Элизабет родила

Луи-Огюсту Поля и Мари. В 1854 году она родила вторую девочку, Розу. Поль

родился в час ночи 19 января 1839 года в доме на улице Оперы, 28.

Экс сыграл чрезвычайно важную роль в жизни Поля Сезанна и его друга

Эмиля Золя[2], который описал город в романах под именем Плассана.

Тщательное изображение деталей тамошней общественной жизни содержится в

наибольшей степени в «Карьере Ругонов» и в «Завоевании Плассана». Картину

которую рисует Золя, позволяет глубоко проникнуть в мир Сезанна тех долгих

лет, что они делили в Эксе и в Париже. Огромные серии романов Золя основаны

на описании семейств из Экса – Плассана.

Глава 2. Юность, годы учения.

Учился в коллеже в Эксе вместе с Э. Золя, с которым впоследствии долго

был дружен. После завершения учебы в 1858 работал в конторе своего отца

провинциального финансиста, одновременно посещал Муниципальную школу

рисования. Поль начал ходить в Свободную рисовальную школу которая

существовала в Эксе, благодаря герцогу Вилларскому, с 1766 года. Когда в

1825 году город принял на свое попечение старый монастырь святого Иоанна

рыцарей Мальтийского ордена и сделала его музеем, школа была переведена

туда же. Классы находились под управлением директора музея, Жозефа Жибера

(он родился в Эксе в 1808 году), который был художником строго

академического толка, писавшим портреты прелатов, генералов, министров,

даже испанских инфант. Поль стал ходить в нее по вечерам с ноября 1858

года. Луи-Огюст, очевидно полагая, что обучение рисованию должно взодить в

благородное воспитание, не возражал.

Можно отметить, что в результате занятий в школе Поль стал серьезно

изучать картины и скульптуры в музее. В его собрани не было ничего

выдающегося, но попадались работы французких и итальянских барочных

художников 17 века. Одна картина, “Игроки в карты”, значившаяся по каталогу

работой Луи Ленена, а возможно, принадлежавшая его школе, немало

привлекала его.

. В 1861 Сезанн впервые отправляется в Париж, проваливается на

вступительных экзаменах в Школу изящных искусств. Экзаменатор, говорят,

заметил: «Он малюет буйно». Если этот анекдот правдив и не сочинен позже,

то он уже показывает тот дикий стиль, который он сам называл couillarde

(«живопись яйцами»). После кратковременного пребывания на родине и работы в

банке вновь возвращается в Париж, посещает т. н. академию Сюиса (1862-65),

где за небольшую плату можно было рисовать обнаженную натуру.

Поль брал свои краски, а его друзья позировали ему в качестве

«разбойников», к этой теме он тщетно обращался несколько раз. Золя,

парижанин был больше чем всегда главной фигурой и горячо декламировал

«Rolla» или «Ночи» Мюссе.

Сезанн принял исповедание «борьбы и работы», он принял «идею

бедности», и в своей жизни он воплотил ее тем, что жил бережливо и просто.

Но он страшился и тогда, и позже самого факта бедности - то есть

возможности остаться без регулярной ренты, которая обеспечивает ему

скудную, но налаженную систему.

Сезанн выражал свои чувства в стихах: в письме от 29 декабря, в самом

конце 1866 года можно увидеть взрыв стихов, в которых продолжаются мечты и

заботы Поля:

«Когда захочется, мой друг, писать стихи,

То можно это делать и без рифм.

Тогда в этом письме если найдешь

Слова которые пришиты косо к строчке,

Стобы ее хоть как-то закруглить,

Не закрывай на то глаза – не из-за рифмы,

А из-за смысла

Кой-где они немного дребезжат.

Вот ты предупрежден, я начинаю:

Ныне декабрь,двадцать девятый день.

И мое мненье о себе стоит высоко:

Я говорю легко, все, что хочу.

Но уж не сразу песнь я заведу

(Назло мне рифма может слать беду).

Пришел вот Байль, наш общий старый друг.

Я рад сказать тебе по правде, я пишу

Без всяких затруднений. Впрочем, я,

Пожалуй, черезчур высокий слог

Избрал, и на вершины Пинда

должен лежать мой путь.

Я чувствую, что небо на меня

Имеет тайное какое-то влиянье.

Я расправляю поэтические крылья

И ввысь тогда стремительно взлетаю,

Хочу достать высокий свод небес.

Но чтоб тебя мой голос не потряс,

Я подслащу его слегка ликером.» ….

Стихи Сезанна грубы, часто откровенно прозаичны, что составляет часть

их шуточного характера. Но взятые вместе, они очень действенны, они

обнажают его натуру и явственно выражают быстрые перемены его сознания и

чувств – и глубокое вдохновение, и приступы страхов.

Очень мало известно о ранних работах Поля Сезанна; но ясно, что он

считал очень трудным найти свой личный стиль или перенести на холст хотя бы

частицу своих чувств и занимавших его идей. Его первые полотна независимо

от качества исполнения были выполнены, можно полагать в анемичной и

сентиментальной академической манере и представляли собой по большей части

копии с картин из местного музея или с гравюр из журналов. Этот стиль

достиг вершины в росписях на тему времен года, выполненных для Жа де

Буффан и иронически подписаных «Энгр». Из других примеров можно назвать

копию «Поцелуя Музы», которую его мать повесила у себя на стену, и «Девочку

с попугаем», которую он также написал для матери.

Он внимательно следит за художественной жизнью, посещает знаменитое

кафе Гербуа, в котором часто собираются художники. Среди кумиров

современности Э. Делакруа и Г. Курбе. Копирует картины старых мастеров в

Лувре, преимущественно Веронезе, Тинторетто, Караваджо, Креспи.

Специального художественного образования Сезанн не получил и был самоучкой,

так как не желал подчиняться догмам академического искусства.

Глава 3. Сезанн, Мане и импрессионисты.

Через Золя, Сезанн знакомится с художниками Э. Мане, К. Моне, О.

Ренуаром и др., будущими представителями импрессионизма, а также Камилем

Писсаро[3] чье влияние коренным образом сказалось на его развитии.

Участвовал в выставках импрессионистов 1874 и 1877, однако не разделял их

установки на фиксацию мимолетных состояний природы. Как и Мане, вариации на

темы картин которого он создавал («Завтрак на траве», 1869-70, частное

собрание, Париж; «Новая Олимпия», Музей дОрсе, Париж), Сезанн хотел

следовать традициям старых мастеров, Пуссенн был его постоянным кумиром, а

именем Энгра он даже подписал два декоративных панно «Весна» и «Осень»

(1859-62, Пти Пале, Париж).

В 1863 году, чрезвычайно реакционное жюри отвергло все работы,

отличавшиеся пусть даже малой оригинальностью: Фантен-Латура, Легро, Мане,

Уинстлера, Йонкинда, Бракмона, Лорана, Валлона, Арпиньи. Художники и их

сторонники протестовали. Наполеон III нанес неожиданный визит в Салон,

попросил показать отвергнутые работы и объявил их столь же хорошими, что и

висевшие на стенах. Указом от 24 апреля он учередил «Салон отверженных».

Открытие этого Салона произошло 15 мая в здании того же ранга, что и

официальный Салон, - во Дворце промышленности, построенном ко Всемирной

выставке 1855 года (и уничтоженном в 1900-м, когда прокладывали проспект

Александра III). Многие из отвергнутых чувствовали, что учавствовать в этом

начинании будет довольно стыдно, но около шестисот картин приблизительно

трехсот художников все же были развешаны, к этому количеству добавилось еще

несколько залов, полных рисунков, гравюр и скульптур. Золя дал длинное и

живое описание «Салона отверженных» в «Творчестве».

Страницы: 1, 2


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.