реферат скачать
 

Пирамиды древнего Египта, как памятник тщеславию и жестокости восточного деспотизма

Пирамиды древнего Египта, как памятник тщеславию и жестокости восточного деспотизма

ПАМЯТНИК ТЩЕСЛАВИЮ И ЖЕСТОКОСТИ ВОСТОЧНОГО ДЕСПОТА

План:

Египетские пирамиды

ПИРАМИДЫ ДРЕВНЕГО ЕГИПТА - ПАМЯТНИК ТЩЕСЛАВИЮ И ЖЕСТОКОСТИ ВОСТОЧНОГО

ДЕСПОТА

1. В тени пирамид

2. История пирамид

3. Знания древних египтян

4. Внутри великой пирамиды

Заключение

Список литературы

I. ЕГИПЕТСКИЕ ПИРАМИДЫ

Самые древние в мире и массивные монументы из камня — египетские пирамиды

— были созданы, чтобы внушать людям благоговейный ужас и поражать их

воображение. Поразительно, с каким интересом люди всегда воспринимали самые

невероятные теории, возникавшие на их счет. Так, например, один астроном из

Шотландии узрел в размерах пирамиды Хеопса не только закодированные в них

расстояние от земли до солнца и время исхода иудеев из Египта, но и дату

будущего конца света — 1881 год.

По-настоящему серьезные изыскания требуют более вдумчивого подхода — ведь

мы имеем дело с гигантскими сооружениями, построенными с потрясающей

точностью! Так, каждая из сторон Великой пирамиды, возведенной для фараона

Хуфу более 45 веков тому назад, имеет длину около 230,5 м, причем разница

между ними составляет самое большее 19 мм. Неплохо для горы, возвышающейся

на 146,7 м над горизонтом и созданной рукой человека из не менее 2 300 000

каменных блоков, каждый весом около 2270 кг, и все это без применения

современных орудий труда (ведь египтяне еще не знали ни колеса, ни железных

зубил).

Несмотря на всю видимую незыблемость пирамид, они, по иронии судьбы,

пострадали не столько от сил природы, сколько от рук человека. Древние

египтяне были первыми вандалами: они грабили их погребальные покои и

безжалостно сдирали с них известняковую оболочку, используя материал для

других построек, и. это варварство продолжалось и в более поздние времена.

С ростом туризма выросла и вероятность порчи памятников. Толпы неутомимых

верхолазов устремлялись с риском для жизни к вершинам пирамид, нанося им

непоправимый урон. Благодаря закону, принятому в 1983 году египетскими

властями, четыре крошечные фигурки, штурмующие пирамиду Хеопса на

фотографии наверху, были одними из последних, кому удалось это сделать,

хотя туристам все еще разрешается заходить внутрь пирамиды.

Погонщики верблюдов и уличные торговцы, которые, должно быть, досаждали

своими призывами еще греческому историку Геродоту, когда тот осматривал

пирамиды, сегодня обязаны держаться от них на приличном расстоянии.

II. ПИРАМИДЫ ДРЕВНЕГО ЕГИПТА -

ПАМЯТНИК ТЩЕСЛАВИЮ И ЖЕСТОКОСТИ

ВОСТОЧНОГО ДЕСПОТА

1. В тени пирамид

Однажды знойным летним днем 1867 года, Марк Твен, тогда еще молодой

газетный репортер, отправился из Каира на ослике в сторону песчаного

пустынного плоскогорья Гизе, что лежит в пяти милях к западу рядом с

развалинами Мемфиса, древней столицы Египта. Цель путешествия: взобраться

на одну из трех знаменитых пирамид Гизе и осмотреть Сфинкса, получеловека-

полу зверя с туловищем льва.

Твен и его друзья пересекли два рукава широкого мутного Нила в утлой

арабской фелюге с треугольным парусом и направились прямо через пустыню к

подножию пирамиды Хеопса. Высота пирамиды произвела на молодого американца

сильное впечатление; как он выразился, «она, казалось, вонзается в сами

небеса». Не без помощи жилистых арабских гидов и с немалым трепетом в душе

он и его коллеги начали дружно карабкаться вверх по ее шероховатым каменным

уступам.

Достигнув вершины в 137 м над землей, Твен присел отдохнуть и

полюбоваться открывшимся ему захватывающим видом. Вот как он описал позднее

свои впечатления в книге «Простаки за границей»: «С одной стороны

простиралось, уходя за горизонт, бескрайнее море желтого песка: мрачное,

безмолвное, лишенное всего живого, оно подавляло саму мысль о жизни. С

другой — прямо под нами широким зеленым ковром раскинулся египетский Эдем,

прорезаемый извилистой рекой и весь утыканный маленькими деревушками и

зелеными рощицами пальм, которые, сливаясь вдали, лишь подчеркивали его

огромные размеры. На всем, словно в каком-то заколдованном мире, лежала

печать неподвижности и спокойствия. Вдали, у горизонта, застыли, словно

стражи у развалин древнего города, пирамиды, поражая воображение своими

правильными формами, а прямо у наших ног разлегся безучастный ко всему и

непостижимый Сфинкс, так же меланхолично и бесстрастно взирающий на

окружающее со своего скрытого в песках трона, как и пятьдесят долгих

столетий тому назад».

Просторы, открывшиеся взгляду Марка Твена с вершины пирамиды Хеопса,

охватывают территорию одного из самых интересных в научном отношении и

обширнейших комплексов археологических исследований. Здесь на пространстве,

ограниченном деревушкой Абу Роаш к северу от Гизе и Фаюмским оазисом,

расположенным в 88 км к югу, археологи открыли остатки нескольких огромных

древних кладбищ — некрополей — в которых египтяне хоронили своих фараонов и

знатных вельмож в просторных и изысканных гробницах. Самыми знаменитыми

мемориалами такого рода являются пирамиды, число которых превышает

девяносто, хотя большинство из них в настоящее время настолько разрушены,

что сказать что-либо определенное об их первоначальном виде не

представляется возможным. Наиболее хорошо сохранившиеся пирамиды

возвышаются над песками в районе Гизе и в близлежащих некрополях Саккара,

Дахшура и Медума. По иронии судьбы, эти пирамиды являются также самыми

древними: они были возведены еще фараонами Древнего Царства, которое

длилось около 500 лет, охватывая период приблизительно с 2575 по 2134 гг.

до н.э.

Мало найдется в мире памятников исчезнувших цивилизаций, которые были бы

столь окутаны тайной и внушали такой священный ужас, как египетские

пирамиды времени Древнего Царства. «Человек страшится времени, а время

страшится пирамид», — гласит арабская пословица. Они считались одним из

древних чудес еще во времена правления фараонов. Уже в период Нового

Царства (1550— 1070 гг. до н. э.) египтяне наносили визиты в Гизе и другие

некрополи, чтобы отдать дань уважения давно умершим царям и подивиться

седой древности этих гигантских сооружений. Свидетельством их посещений

стали древние надписи — граффито, — выцарапанные на каменных плитах пирамид

и соседствующих с ними храмов. Один такой «турист», подписавшийся именем

«Ахмос, сын Иптаха», посетил Ступенчатую пирамиду в Саккара около 1600 года

до н. э. — к тому времени ее возраст превысил тысячу лет — и с почтением

начертал на камне, что монумент выглядит так, «как будто в ней поселились

сами небеса». А через каких-нибудь 400 лет после него другой посетитель,

«Хеднахт, сын Ченро и Тевосрет», отметил тут же, какое огромное

удовольствие получили они с братом, обойдя Ступенчатую пирамиду и испросив

богов даровать им «долгую жизнь служения во благо всем Вам» и «достойные

похороны после счастливой спокойной старости».

Пожалуй, никто в Древнем Египте не проявлял такого живого интереса к

пирамидам и их истории, как наследный принц Кэмвасет, четвертый сын Рамзеса

II, одного из самых прославленных своими делами и долголетием фараонов

Египта. Ко времени правления Рамзеса II (1290-1224 гг. до н. э.) пирамиды

Древнего Царства уже насчитывали тринадцать веков своего существования.

Выкрошенные снаружи суховеями пустыни и разграбленные внутри расхитителями

гробниц, пирамиды и относящиеся к ним храмы уже к тому времени пришли в

полное запустение. Получив благословение отца, Кэмвасет принялся

восстанавливать пирамиды и другие гробницы Древнего Царства, стараясь

придать им былое величие. Именно за его усилия в этой области Кэмвасета

часто называют сегодня первым в мире египтологом и археологом.

Будучи, по-видимому, человеком любознательным и вдумчивым, который

предпочел жреческий сан карьере военачальника, Кэмвасет, как утверждают

позднейшие хроники, долгие часы проводил, бродя среди руин Древнего

Царства, исследуя древние гробницы и размышляя над смыслом древних

посланий, высеченных на стенах. Закончив обследование той или иной

гробницы, он обычно отдавал распоряжение своим работникам выбить на ее

надгробии иероглифическую надпись, удостоверяющую имя ее владельца, тем

самым как бы создавая прецедент, который впоследствии станет обычной

практикой современного музейщика. Интерес Кэмвасета к прошлому привел его,

в конечном счете, к раскопкам и реставрации нескольких исторических

захоронений. Он открыл и идентифицировал множество предметов материальной

культуры Египта, снабдив их также соответствующими ярлыками. Среди его

находок была статуя Каваба, сына фараона Хуфу (Хеопса), по приказу которого

была возведена так называемая Большая пирамида (пирамида Хеопса) в Гизе. В

своей надписи, выгравированной на ней, Кэмвасет поясняет, что его работа по

реставрации гробниц была прежде всего продиктована «любовью к старине», а

также желанием показать, «какого совершенства во всем достигли наши

предки». Принц был настолько восхищен этим произведением, что приказал

перевезти статую к себе в дом в Мемфисе, где ее фрагмент и был откопан —

теперь уже во второй раз в 1908 году около 3200 лет спустя — английским

археологом Джемсом Эдвардом Квибеллом.

2. История пирамид

История пирамид — как и некрополей, на почве которых они возникли — берет

свое начало в Мемфисе, древней административной столице Египта, которая

находилась на западном берегу Нила в 32 км к югу от нынешнего Каира. Как

гласит одно народное поверье, Мемфис был заложен около 2900 года до н. э.

самим Миной (Менесом), могущественным военачальником, который впоследствии

стал первым царем Египта после успешного объединения множества рассеянных

по всей долине Нила сельских и городских общин в одно централизованное

государство. Жители Мемфиса называли свой город «Инеб-хедж» — «Белая Стена»

— вероятно, из-за его выкрашенных белой известкой крепостных стен из

кирпича-сырца, окружавших со всех сторон царский дворец. Постепенно Мемфис

разросся вширь и глубь, став, по древним стандартам, огромной метрополией.

Город простирался на 13 км с севера на юг и, 6,4 км с востока на запад и в

течение более трех тысячелетий считался важным политическим, торговым и

культурным центром древнего мира. От его оживленных причалов отходили суда,

направляясь вниз по Нилу к восточным берегам Средиземного моря и дальше в

Грецию и на Эгейские острова. В период расцвета Мемфиса в городе проживало

и трудилось до 50 000 человек, большинство из которых ютилось семьями в

двух трехэтажных домах из кирпича-сырца, лепившихся друг к другу вдоль

узких извилистых улиц. Здесь жил в основном мастеровой люд — искусные

ремесленники, занятые в производстве разнообразных видов продукции: изящно

инкрустированной мебели, ювелирных изделий из золота и полудрагоценных

камней, боевых колесниц, щитов, копий и другого оружия. Большая часть

населения, однако, трудилась на сельских нивах, расположенных по обе

стороны нильской поймы, занимаясь скотоводством и выращивая пшеницу и лен.

Мемфис процветал вплоть до VII века нашей эры, когда арабы, захватив

Египет, стали активно разрушать город, используя каменную кладку зданий для

строительства своей новой столицы — Каира. Сегодня все, что могло уцелеть

от Мемфиса того времени, лежит погребенное под тоннами нильского ила и

современными деревнями, расположенными на этом месте, затрудняя и делая

очень дорогостоящей работу археологов. На сегодняшний день раскопана лишь

крошечная часть когда-то великого города и пока что не найдено никаких

следов ни самого дворца, ни других зданий ранней застройки. Почти все, что

мы знаем о жизни в Мемфисе — да и вообще в Египте эпохи Древнего Царства —

дошло до нас не из жилых кварталов города, а из его кладбищ. Жители Мемфиса

построили свой первый некрополь на крутом уступе, возвышающемся в пустыне к

западу от городской черты. Они назвали его Саккара, в честь Сокара — одного

из египетских божеств заупокойного культа — и намеренно расположили на

западе, так как, по поверьям, другое божество, бог солнца Ра, именно в

западных пределах небосвода начинает свое ночное путешествие в подземном

мире. Археологи открыли в Саккара гробницы, относящиеся почти ко всем

периодам истории Египта, хотя большинство из них восходит ко временам

Древнего Царства и даже ранее, охватывая период приблизительно в тысячу

лет, с 3100 по 2134 гг. до н. э. Захоронения в Саккара продолжались вплоть

до христианских времен, когда некрополь занимал площадь около 5 км в длину

и почти 1,5 км в ширину.

Ранние гробницы в Саккара делались из кирпича-сырца. Они были

прямоугольными, с плоскими крышами и слегка покатыми стенами. В каждом

склепе имелось по несколько подземных комнат, в том числе вырубленная в

скале центральная камера, в которую помещалось тело умершего вместе с его

личным оружием, предметами туалета и даже музыкальными инструментами и

настольными играми. В части гробницы, расположенной наверху, на поверхности

земли, находились помещения меньших размеров, в которых хранились продукты

питания, вино, одежда, предметы мебели и орудия труда, т. е. все то, что

считалось необходимым для поддержания жизни КА, или духа обитателя

гробницы. В настоящее время египтяне называют такие гробницы арабским

словом «мастаба», что значит «скамья», т.к. внешне они напоминают

прямоугольные скамейки из кирпича-сырца, которые и по сей день можно видеть

у домов и лавок по всему Египту.

По мере того как шло время, менялся и внешний вид мастаб. Они становились

более массивными и сложными по конструкции, иногда достигая 3,7 м в высоту

за счет увеличения числа внутренних помещений. Появился обычай пристраивать

с восточной стороны мастабы что-то вроде часовни, где ежедневно собирались

родственники усопшего — или жрецы КА, получившие в дар его поместье, —

чтобы воздать ему приношения в еде и питье. В особые, праздничные дни

потомки лиц, захороненных в Саккара, собирались на большом кладбище для

участия в церемониале поминания усопших и празднования семейной годовщины.

Около 2630 г. до н. э., во время правления фараона III династии Джосера,

некрополь в Саккара претерпевает глубокие изменения. К тому времени

египетские владыки сосредоточили в своих руках огромные богатства и

обладали неограниченной властью над своими подданными, которые все больше

смотрели на них как на некие божества, сошедшие с небес на землю. А

божествам, как водится, полагались и грандиозные могилы, которые могли бы

обеспечить продолжение их возвышенного существования и в потустороннем

мире. Чтобы отличать свою гробницу от могил прошлого, Джосер пошел на

чрезвычайно смелое для своего времени решение, приказав строить ее целиком

из камня, а не кирпича-сырца, как прежде. Хотя камень и прежде шел на

облицовку стен и полов отдельных гробниц, никогда еще он не применялся в

качестве единственного строительного материала при возведении всего

сооружения. Разработку проекта и строительство усыпальницы Джосер поручил

своему разносторонне одаренному главному визирю и советнику Имхотепу. Шесть

раз в ходе сооружения гробницы менял Имхотеп свое конструктивное решение,

пока наконец не остановился на конструкции, внешне напоминающей шесть

поставленных одна на другую мастаб уменьшающихся размеров. Поэтому в своем

законченном виде монумент получил известность под названием Ступенчатая

пирамида, что, по-видимому, отражало и ее духовную направленность — служить

некой лестницей, ведущей фараона после его смерти в небеса духовной жизни.

Ступенчатая пирамида не имеет себе равных ни по размерам, ни по

конструкции. Основание пирамиды имеет площадь 118,6 на 140,9 м, ее высота —

62 м. Но сама пирамида — всего лишь часть огромного комплекса сооружений

гробницы. Под ее основанием Имхотеп создал настоящий лабиринт из штолен,

переходов, галерей и погребальных камер, а также различных погребальных

помещений, часовен и двориков, построенных вокруг нее для совершения

обрядов и церемоний, связанных с заупокойным культом. Весь этот комплекс

Имхотеп обнес мощной каменной стеной длиной 1,6 км и 10,1 м в высоту, в

которой он сделал 13 ложных и только один настоящий проход. Результатом его

усилий явился комплекс сооружений, вполне достойный персоны фараона-бога.

Поразительные достижения Имхотепа — зодчего и строителя, — а также его

талант писца и мудрого царского советника снискали ему славу среди его

соотечественников, которая не померкла в течение целой тысячи лет. Он даже

был причислен к сонму малых божеств и в его честь воздвигались храмы

столетия спустя после его смерти. Слава его затмила славу фараона, имя

которого он обессмертил. Но самое удивительное в том, что египтяне, так

глубоко чтившие Имхотепа, не оставили никаких свидетельств относительно

местонахождения его могилы. В пятидесятых годах нашего столетия поисками

гробницы Имхотепа в Саккара занимался видный английский археолог Уолтер

Эмери, но и он не нашел ее. Зато ему удалось попутно открыть гробницы

других придворных сановников, например, вельможи по имени Хатепка, который

занимал странную должность «хранителя диадемы и смотрителя париков

фараона».

Многое из того, что нам сегодня известно о Ступенчатой пирамиде, стало

достоянием гласности, благодаря работам другого видного египтолога,

француза Жана-Филиппа Лауэра. В 1926 году английский археолог Сесил Ферс,

предпринявший первые систематические раскопки в районе Ступенчатой

Пирамиды, взял Лауэра, тогда еще двадцатичетырехлетнего студента-

архитектора в Париже, к себе в помощники. Лауэр прибыл в Египет на короткий

срок — и прожил там более 50 лет. «Как только я обследовал памятник, —

рассказывал он корреспонденту в 1991 году, — я сразу понял его важность для

истории, как первого сооружения, в котором применялась горизонтальная

кладка из обтесанного камня, и к тому же построенного по проекту Имхотепа,

этого Микеланджело древности. И я решил тогда посвятить этой работе всю

свою жизнь».

Лауэр с особой любовью вспоминает свои первые годы, проведенные в

Саккара, когда он вместе с Ферсом занимался обследованием внутренних камер

Ступенчатой пирамиды. Двигаясь по переходам, спроектированным Имхотепом,

Страницы: 1, 2


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.