реферат скачать
 

Ответы на вопросы к экзамену История дизайна и культуры

Ответы на вопросы к экзамену История дизайна и культуры

Это примерные ответы на вопросы, которые нам выдал Кагане С.М. перед

экзаменом на четвертом курсе ХГФ МГОПУ отделение «дизайн». Не то, чтобы тут

расписано вообще все, но кое в чем к сессии подготовиться помочь может. Кое-

какую инфу (модерн) несложно найти в книгах, рассуждения Маркса вставлены

как «хоть что-нибудь», вопрос не совсем об этом, но лучше что-то чем

ничего. Удачи!

Вопрос 1

Основные положения. Проблема «челоек – среда – предметный мир»

Прежде всего, хочется отметить, что слово "дизайн" имеет неоднозначную

трактовку. Основные переводы с английского включают: план, проект, чертеж,

узор, умысел, намерение. То есть дизайнер, с одной стороны, конструктор

(особенно в области промдизайна), с другой - оформитель, а если смотреть

глобально - человек, определяющий идеологию предмета, над которым он

работает (независимо от того, веб-сайт ли это, танк или визитная карточка).

Но так эта наука называется сегодня. До того это можно было назвать

преддизайн, искусство эпох предметных фетишей, тотемодизайн, мифодизайн,

теодизайн. И развивалось все это согласно тому времени, той духовной и

материальной культуре. Дизайн - одно емкое понятие, а включает в себя в

нашем сознании: массовый и элитный дизайн, китч, стайлинг, поп-дизайн,

единичный арт-дизайн, городской публишь-арт, архитектурный дизайн,

промышленный дизайн, Web-дизайн, графический дизайн, кустарный дизайн,

исторический футуро-дизайн, прогностический дизайн будущего, фито-дизайн,

коммерческий рекламный дизайн, информационный и программный дизайн, научный

сайнс-дизайн, текстовый дизайн...

+ из вопроса 2 что-нибудь

Вопрос 2

Дать характеристику ранних форм материальной культуры человечества

(основные достижения технического производства)

Кустарное, ремесленное производство (до 18 века) - предтеча дизайна: ручной

труд примитивные орудия труда, примитивная технология, малосерийное

производство, учитывались все потребности человека к вещи: полезность,

функциональное совершенство, удобство, красота, экономическая

целесообразность. Производством бытовых вещей издавна занимались

ремесленники. Понятно, что ремесленник - не дизайнер. Ремесленник делает

одну и ту же вещь из одного и того же материала. Вещи получались

индивидуальные, эксклюзивные, дорогие (при качестве) и производились в

малом количестве (сколько сможет осилить один человек) 6 принципов работы

кустаря: социологический, инженерный, эргономический, эстетический,

экономический, экологический.

Индустриальное машинное производство (конец 18 века начало 20 века):

производство создало "нечеловечные, холодные предметы" С приходом века

индустриализации дизайнер стал создавать прототипы изделий, которые с

помощью машин производили другие люди. Практика раннего дизайна была весьма

примитивной. Функциональностью и экономичностью производимой продукции

занимались инженеры, а дизайнеры отвечали лишь за ее эстетический вид.

Оказалось, что дизайнеры должны создавать прототипы массового машинного

производства, предварительно изучив технологию современного производства и

свойства материалов. Назначению изделий и простоте обращения с ними

придавали столь же важное значение, как и их внешнему виду. В скором

времени дизайнерские фирмы стали набирать в штат чертежников, модельщиков,

инженеров, архитекторов и специалистов по изучению рынка. 1785г. в Англии

начинает развиваться индустриальное машинное производство - специализация,

узкопрофессиональный подход, разделение труда, потоковость.

Этап Дизайна (с начала XX века): этот этап соединил достоинства предыдущих

двух этапов :) Дизайнер работает на промышленном производстве, использует

различные материалы и технологии. Дизайнер связан с массовым производством

и с его уровнем и возможностями, а эти возможности, к сожалению часто не

оправдывают ожиданий. Оформители и бутафоры украшают свои вещи, но дизайнер

- существо высшее, он обязан мыслить масштабно и разнопланово, он обязан

наперед представлять как поведет себя его будущее творение в своей среде

обитания, как оно повлияет на среду и как среда уживется с вещью, а главное

дизайнер должен придать вещи максимальную симпатию к человеку, к тому, для

кого вещь будет предназначена, кому она будет служить. Дизайнер обязан

сохранить чистоту идеи - функциональную обоснованность для формы,

материала, суперграфики т.е. всех составляющих. И в конце концов

предугадать необходимость создаваемой им вещи. А что же должен знать

дизайнер (художник -конструктор) создавая вещь. Быт, этнографию,

демографическую ситуацию, социологию быта (чтобы понять кто, когда, как и

до каких пор будет пользоваться вещью, рождающейся сегодня), психологию,

физиологию, медицину, эргономику, технологию изготовления вещи, свойства

материалов, возможные инженерные и конструкторские решения. Дизайнеры

знают, что в этом мире все соотносится друг с другом и человек воспринимает

это на подсознательном уровне. Проблема цвета, например, уходит в глубины

психологии. В зеленых комнатах почему-то простужаются, а ящик , окрашенный

в желтый цвет легче поднять, чем серый ящик того же веса. Это уже

колористика - наука о цвете. Практика показывает: там, где ценится работа

дизайнера и выполняются его рекомендации, продукция отличается высоким

качеством.

Вопрос 3

Развитие техники и производства. Ремесленные и мануфактурные формы

производства.

Теперь необходимо провести различие между двоякого рода вещами: кооперацией

многих однородных машин и системой машин.

В одном случае вся работа производится одной и той же рабочей машиной.

Машина выполняет все те различные опера­ции, которые ремесленник выполнял

своим орудием, например ткач при помощи своего ткацкого станка, или которые

ремес­ленники последовательно выполняли при помощи различных орудий, причем

безразлично, были ли они самостоятельными ремесленниками или членами одной

и той же < мануфактуры >. Например, в новейшей < мануфактуре > почтовых

конвертов один рабочий фальцевал бумагу фальцбейном, другой смазывал клеем,

третий отгибал клапан, на котором отпечатывается девиз, четвертый выбивал

девиз и т.д., и при каждой из этих частич­ных операций каждый отдельный

конверт должен был перехо­дить из рук в руки. Весь про­цесс, который в <

мануфактуре > разделен и выполняется в извест­ной последовательности, здесь

выполняется одной рабочей машиной, которая действует посредством комбинации

различных орудий. Является ли подобная рабочая машина только механи­ческим

воспроизведением сложного < ремесленного > орудия или комбинацией

разнородных простых орудий, специализирован­ных < мануфактурой >, на

фабрике, т. е. в мастерской, основанной на машинном < производстве >,

неизменно каждый раз вновь по­является простая кооперация, и притом прежде

всего как про­странственное скопление однородных и одновременно совместно

действующих рабочих машин (рабочего мы оставим здесь в сто­роне). Так,

например, ткацкая фабрика образуется из многих механических ткацких

станков, а швейная фабрика - из мно­гих швейных машин, находящихся в одной

и той же мастерской. Но здесь существует техническое единство, поскольку

многие однородные рабочие машины одновременно и равно­мерно получают

импульс от биения сердца общего первичного двигателя, причем движение это

переносится на них посред­ством передаточного механизма, отчасти тоже

общего всем им, так как от него идут лишь особые отводы для каждой

отдельной рабочей машины. Подобно тому как многочисленные ору­дия

составляют лишь органы одной рабочей машины, точно так же многие рабочие

машины образуют теперь лишь одно­родные органы одного и того же

двигательного механизма.

Но собственно система машин заступает место отдельной самостоятельной

машины только в том случае, когда предмет труда проходит последовательный

ряд взаимно связанных ча­стичных процессов, которые выполняются цепью

разнородных, но дополняющих друг друга рабочих машин. Здесь вновь выступает

характерная для < мануфактуры > кооперация, основанная ( на разделении

труда, но теперь она представляет собой уже комбинацию частичных рабочих

машин. Специфические орудия различных частичных рабочих — например, в

шерстяной < ману­фактуре > орудия шерстобитов, шерсточесов, ворсильщиков,

шерстопрядильщиков и т.д.— теперь превращаются в орудия различных рабочих

машин, из которых каждая составляет особый орган, выполняющий особую

функцию в системе комби­нированного рабочего механизма. В тех отраслях, где

система машин вводится впервые, сама < мануфактура > в общем и целом

доставляет для нее естественную основу разделения, а следова­тельно и

организации процесса производства. Однако с самого начала выступает и одно

существенное различие между мануфактурным и машинным производством. В

мануфактуре рабочие, отдельные или соединенные в группы, должны выпол­нять

каждый отдельный частичный процесс при помощи своих ручных орудий. Если

рабочий и приспосабливается здесь к про­цессу, то и процесс, в свою

очередь, уже заранее приспособлен к рабочему. При машинном производстве

этот субъективный принцип разделения труда отпадает. Весь процесс

разлагается здесь объективно, в зависимости от его собственного характера,

на свои составные фазы, и проблема выполнения каждого частичного процесса и

соединения различных частичных про- цессов разрешается посредством

технического применения механики, химии и т. д., причем, разумеется,

теоретическое решение должно быть усовершенствовано, как и раньше, . с

помощью накопленного в широком масштабе практического опыта. Каждая

частичная машина доставляет другой машине, непосредственно следующей за

нею, сырой материал, и так как все они действуют одновременно, то продукт

непрерывно нахо­дится на различных ступенях процесса своего образования,

постоянно переходит из одной фазы производства в другую. Как в мануфактуре

непосредственная кооперация частичных рабочих создает определенные

количественные отношения между отдельными группами рабочих, так и в

расчлененной системе машин для того, чтобы одни частичные машины непрерывно

давали работу другим частичным машинам, необходимо опре­деленное отношение

между их количеством, размерами и быстротой действия. Комбинированная

рабочая машина, пред­ставляющая теперь расчлененную систему разнородных

отдель­ных рабочих машин тем совершеннее, чем непре­рывнее весь выполняемый

ею процесс, т. е. чем, с меньшими перерывами сырой материал переходит от

первой до послед­ней фазы процесса, следовательно чем в большей мере

пере­мещается он от одной фазы производства к другой не рукой человека, а

самим механизмом. Поэтому, если в < мануфактуре > изолирование отдельных

процессов является принципом, вытекающим из самого разделения труда, то,

напротив, в разви­той фабрике господствует принцип непрерывности отдельных

процессов.

Система машин, покоится ли она на простой кооперации однородных рабочих

машин, как в ткачестве, или на сочетании , разнородных машин, как в

прядении, сама по себе составляет большой автомат, раз ее приводит в

движение один первичный двигатель, сам порождающий собственное движение.

Однако система в целом может приводиться в движение, например, паровой

машиной, между тем как отдельные рабочие машины для известных движений все

еще нуждаются в содействии ра­бочих, как, например, до введения

автоматических мюль-машин оно требовалось для запуска мюлей, а при

тонкопрядении тре­буется еще до настоящего времени; или же определенные

части машины для выполнения своих операций должны подобно ору­дию

направляться рабочим, как было в машиностроении до превращения поворотного

суппорта в автоматиче­ский механизм. Когда рабочая машина выполняет все

движе­ния, необходимые для обработки сырого материала, без содей­ствия

человека и нуждается лишь в контроле со стороны рабочего, мы имеем перед

собой автоматическую систему машин, которая, однако, способна к постоянному

усовершенствованию в деталях. Так, например, аппарат, автоматически

останавли­вающий прядильную машину, как только оборвется хотя бы одна нить,

и автоматический выключатель, останавливающий

усовершенствованный паровой ткацкий станок, как только на ткацком челноке

окончится вся уточная нить, являются вполне современными изобретениями.

Примером как непрерывности производства, так и проведения автоматического

принципа может служить современная бумажная фабрика. На бумажном <

производстве > хорошо вообще изучать в деталях как раз­личие между

отдельными способами < производства >, имеющими в основе различные средства

< производства >, так и связь обще­ственных производственных отношений с

различными спосо­бами < производства >; старинное германское бумажное дело

дает образец < ремесленного > < производства >, Голландия XVII и Фран­ция

XVIII века образец собственно < мануфактуры >, а совре­менная Англия -

образец автоматического < производства > в этой отрасли; кроме того в Китае

и Индии до сих пор существуют две различные древнеазиатские < формы > этой

же промышлен­ности.

В расчлененной системе рабочих машин, получающих свое движение через

посредство передаточных механизмов от одного центрального автомата,

машинное производство приобретает свой наиболее развитый вид. На место

отдельной машины при­ходит это механическое чудовище, тело которого

занимает целые фабричные здания и демоническая сила которого, сначала

скрытая в почти торжественно-размеренных движениях его исполинских членов,

прорывается в лихорадочно-бешеной пляске его бесчисленных собственно

рабочих органов.

Мюль-машины, паровые машины и т. д. появились раньше, чем появился рабочий,

исключительное занятие которого со­стоит в производстве паровых машин, мюль-

машин и т. д.; точно так же как человек носил одежду раньше, чем появились

портные. Но изобретения Вокансона, Аркрайта, Уатта и т. д. могли получить

осуществление только благодаря тому, что эти изобретатели нашли

значительное количество искусных рабочих-механиков, уже подготовленных

мануфактурным периодом. Часть этих рабочих состояла из самостоятельных

ремесленни­ков различных профессий, другая часть была объединена и <

мануфактуры >, где, как упомянуто раньше, господствовало особенно строгое

разделение труда. С увеличением числа изобре­тений и возрастанием спроса на

вновь изобретенные машины все более развивалось, с одной стороны,

распадение машино­строения на многочисленные самостоятельные отрасли, с

дру­гой стороны — разделение труда внутри машиностроительных < мануфактур

>. Таким образом, мы находим здесь в < мануфактуре > непосредственную

техническую основу крупной промышленности. < Мануфактура > производила

машины, при помощи которых крупная промышленность устраняла < ремесленное >

и ману­фактурное < производство > .в тех отраслях, которыми она прежде

всего овладевала. Следовательно, машинное производство пер­воначально

возникло на не соответствующей ему материальной основе. На известной

ступени развития оно должно было произвести переворот в самой этой основе,

которую оно сперва нашло готовой, а затем развивало дальше, сохраняя ее

старую < форму >, и создать для себя новый базис, соответствующий его

собственному способу производства. Как отдельная машина остается

карликовой, пока она приводится в движение только человеком, как система

машин не могла получить свободного развития, пока на место уже

применявшихся двигательных сил — животных, ветра и даже воды — не пришла

паровая машина, так и все развитие крупной промышленности парали­зовалось

до тех пор, пока сама машина — характерное средство производства крупной

промышленности — была обязана своим существованием личной силе, личному

искусству, т. е. зависела от мускульной силы, верности глаза и виртуозности

рук, с ко­торыми частичный рабочий внутри < мануфактуры > или ремесленник

вне ее оперирует своим карликовым инструментом. Увеличение размеров машин-

двига­телей, передаточного механизма и. рабочих машин, увеличение сложности

и многообразия, а также строгой правильности со-> ставных частей рабочей

машины, по мере того как последняя порывает со своим < ремесленным >

образцом, первоначально все­цело определявшим ее конструкцию, и приобретает

свободную < форму >, определяемую исключительно ее механической задачей;

развитие автоматической системы и все более неизбежное при­менение

материалов, труднее поддающихся обработке, напри­мер, железа вместо дерева,

— вот те естественно выросшие задачи, разрешение которых повсюду

наталкивалось на рамки, которые обусловливаются зависимостью работ от

личности рабочего и которые даже комбинированный рабочий персонал в <

мануфактуре > мог лишь несколько раздвинуть, но не уничто­жить по существу.

< Мануфактура не могла бы создать таких машин как например, современный

типографский станок, современный' паровой ткацкий станок и современная

чесальная машина. Переворот в способе производства, совершившийся в одной

сфере промышленности, обусловливает переворот в других сферах. Это

относится прежде всего к таким отраслям промыш­ленности, которые

переплетаются между собой как фазы одного общего процесса, хотя

общественное разделение труда до такой степени изолировало их, что каждая

из них производит само­стоятельный товар. Так, например, машинное прядение

выдви­нуло необходимость машинного ткачества, а оба вместе сделали

необходимой механико-химическую революцию в белильном, ситцепечатном и

красильном производствах. Таким же обра­зом, с другой стороны, революция в

хлопчатобумажном пряде­нии вызвала изобретение джина, машины для отделения

хлопко­вых волокон от семян, благодаря чему только и сделалось возможным

производство хлопка в необходимом теперь крупном масштабе. Но именно

революция в способе производства промышленности и земледелия сделала

необходимой революцию в общих условиях общественного процесса производства,

т. е. в средствах связи и транспорта. Средства связи и транспорта такого

общества, [стержнем] которого, употребляя выражение Фурье, были мелкое

земледелие с его подсобной домашней промышленностью и городское ремесло,

далеко уже не удовлетворяли потребностей производства в мануфактур­ный

период с его расширенным разделением общественного труда, с его

концентрацией средств труда и рабочих, с его колониальными рынками, а

потому и на самом деле претерпели переворот. Точно так же средства

транспорта и связи, унасле­дованные от мануфактурного периода, скоро

превратились в невыносимые путы для крупной промышленности с ее

лихо­радочным темпом и массовым характером производства, с ее постоянным

перебрасываниям масс капитала и рабочих из одной сферы производства в

другую и с созданными ею мировыми рыночными связями. Не говоря уже о полном

перевороте в па­русном судостроении, связь и транспорт были постепенно

при­способлены к способу производства крупной промышленности посредством

системы речных пароходов, железных дорог, оке­анских пароходов и

телеграфов. Но огромные массы железа, которые приходилось теперь ковать,

сваривать, резать, сверлить и формовать, в свою очередь требовали таких

циклопических машин, создать которые мануфактурное машиностроение было не в

Страницы: 1, 2, 3, 4


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.