реферат скачать
 

Особенности российского модернизма

Особенности российского модернизма

Реферат по обществознанию.

Тема:

[pic]

ученика 11 класса «Б»

школы № 1040

Ипполитова Ильи

Москва. 2002 год.

Содержание:

Введение 3

Период модернизма 4

Обличие модернизма 4

Национально-романтический стиль 5

Архитектура модернизма. 5

1 Готика и модерн 6

История стиля модерн 9

Модерн в декоративно-прикладном искусстве. 10

1 Ювелирное дело 10

2 Стекло и фарфор 11

3 Мебель 11

4 Плакаты и афиши 12

Выставки в Москве и Петербурге 12

Станковые искусства в стилистике модернизма 14

Заключение(выводы) 17

Список литературы 18

Для меня модерн – это прежде всего фантастически красивые

особняки Шехтеля в Москве, огромные хрустальные люстры, но не

правильно круглые, а овальные, с капризным наклоном, настольные

лампы с утолщенной, покрытой ярким линейным орнаментом ножкой…

Словом, для меня это скорее предметы декоративно-прикладного

искусства, сделанные в эстетике модерна, а не станковые виды

искусства. Но такова уж многообразность нового стиля, что,

увидев некоторые изделия, хочется приходить и видеть их снова и

снова, а другие не то чтобы раздражают (в этом я не согласна с

выборочными мнениями современников стиля модерн, но ведь мне и

не доводилось жить в тех условиях, когда от вещей нового стиля

просто невозможно скрыться), а просто рассматривается как

интересный экспонат в музее, но специально на него смотреть не

придешь больше двух раз. Например, в Абрамцево меня поразила

сама усадьба с ее природой, церковью и деревянными домиками

нежели резная деревянная мебель или врубелевская майолика. В то

же время особняки Шехтеля очаровали, и остается только

сожалеть, что их интерьеры доступны для обозрения «человеком с

улицы» только в качестве альбомных иллюстраций.

Модерн, стиль модерн, «новый стиль» - так чаще всего именовали в

России современники весьма заметное направление в пространственных

искусствах 1890-1900-х годов, обнаруживавшее видимое сходство с

общеевропейскими исканиями этой эпохи в различных странах называвшееся по-

разному: Art Nouveau, Jugenstil, Modern style и т.д., противопоставлявшее

свою принципиальную новизну приевшейся за полстолетия эклектической

утилизации наследия всех веков и народов. Не менее принципиальна для

модерна была и его претензия быть именно стилем, его стремление воплотить

дух современной эпохи полно и цельно, во всеобъемлющих и только ей

принадлежащих художественных формах, как это было свойственно великим

стилям прошлого. Но те стили возникали в развитии культуры органически и

осознавались как целостные художественные системы лишь впоследствии, уже

ретроспективно. Модерн же именно начинался с желания быть стилем, выдвигал

и отстаивал принципиальные стилевые программы. Забегая вперед можно

сказать, что следовало бы говорить не о каком-то одном направлении, а о

ряде устойчивых типологических признаков, объединявших произведения

художников, подчас несхожих общественных устремлений и творческой

индивидуальности.

Можно без особого труда составить перечень тех русских мастеров,

творчество которых прежде всего определяло разные стороны и грани русского

модерна. В изобразительном искусстве это В.М. Васнецова, М. А. Врубель,

М.В. Нестеров, А. Я. Головин, В. Э. Борисов-Мусатов, А.С. Голубкина, Е.Д.

Поленова, С.В. Малютин, И. Я. Билибин, М.В. Якунчикова, ведущие деятели

«Мира искусства»: К. А. Сомов, Л. С. Бакст, М. В. Добужинский, А.Н. Бенуа.

Называя мастеров модерна в архитектуре и декоративно-прикладном искусстве,

понадобится повторить имена В.М. Васнецова, М. А. Врубеля, С.В.

Малютина, дабавив к ним Ф. О. Шехтеля, Л.Н. Кекушева, Ф.И. Лидваля, Н. В.

Васильева, Н. Я. Давыдову, Н. П. Ламанову

Однако было бы гораздо проще перечислить всех художников, так или иначе

связанных с модерном, отдавших ему дань в тот или иной период своего

творчества. В таком случае список бы значительно увеличился. Явные признаки

«нового стиля» можно обнаружить, например, в некоторых произведениях В.А.

Серова и К.А Коровина, В.В. Кандинского, Н. К. Рериха, И.И. Левитана и

К.С. Петрова- Водкина. К тому же надо отметить, что противоречивая

эстетическая природа модерна была такова, что творчество лишь

второстепенных живописцев, скульпторов, графиков могла целиком

соответствовать идейным и стилевым нормам этого движения. Любой

действительно крупный мастер, формируя «новый стиль», способствуя его

развитию в то же время выходил за его пределы, устанавливая более

многообразные и глубокие связи между своим искусством и реальной

действительностью.

Назовем некоторые события русской художественной жизни, формировавшие

творческую программу и те общественные вкусы, которые способствовали его

развитию.

Период модернизма

Характеризуя период, отмеченный в искусстве существованием «нового

стиля», теперешние исследователи называют его иногда «эпохой около 1900-

го». Введение в научный обиход такого многозначительно историко-культурного

понятия, как «эпоха», само по себе очень красноречиво. Оно констатирует

существенный факт: несмотря на свою недолговечность (основная эволюция

заняла собою десять-пятнадцать лет), модерн сумел не просто внедриться в

столичный и провинциальный быт, но и придать ему особую окраску.

Рассчитанные не на музейные залы, а на бытование в повседневной жизни,

произведения модерна – от архитектурных сооружений да ювелирных изделий,

афиш и поздравительных открыток – активно вторгались в окружающую человека

среду, не только отражая сложную духовную атмосферу времени, но и заметно

влияя на нее. Ярче всего модерн воплотился в произведениях, формирующих

реальную среду – в архитектуре, в декоративно-прикладном искусстве. И

орнамент здесь оказался наиболее демонстративным и характерным воплощением

новых тенденций.

Обличие модернизма

Новизна модерна сразу же оказалась несомненной. Он принес не только

свои излюбленные мотивы, которые вполне могли затеряться среди прежних, но

и небывалые ритмы, особую нервную подвижность, беспокоящую глаз и

привлекающую внимание.

По глазури фасадных облицовок потянулись, обегая окна, длинные стебли

водяных лилий с тяжелыми, не по силе извилистых стеблей, крупными цветками.

В решетках балконов и лестниц кованое железо вибрировало и струилось,

упругие волны пробегали по стержням, как бы лишившимся тяжести металла.

Даже переплеты окон ветвились, заполняя плоскость узорным плетением

древесных стволов и веток.

Живая, своевольная линия господствует в орнаменте модерна, получая в

своем упрямом беге невиданную свободу. Так строится и решетка ограды, и

контур витража из бледноокрашенных матовых стекол, и рисунок обоев, и рамка

книжной обложки, внутри которой даже шрифт получает те же качества

своеобразного узора – текучесть сплетающихся линий, капризные переломы и

изгибы, декоративную слитность строки, ритмичной, как линейный орнамент.

Впрочем, гибкостью линий не исчерпывается арсенал выразительных средств

этого орнамента. Он знает и заполнение плоскостей густой фактурной рябью

прорезной листвы каштана или дуба, и даже жесткие геометрические формы.

Однако и в геометрические мотивы модерн умеет привнести свойственные ему

черты беспокойного напряжения. Правильные окружности помещаются одна в

другую эксцентрично, сбивая привычную симметрию. Нарушается регулярность в

сетке треугольников или квадратов, они будто неравномерно, рывками

захватывают поверхность.

При всем многообразии произвольных орнаментальных форм модерн сохраняет

всюду это свое основное стилистическое качество: ритмическую экспрессию,

напряженность, эмоциональную насыщенность узора. Такой орнамент всегда

склонен к экспансии, он растекается, овладевая доступной ему поверхностью.

В отличие от классицистического он принципиально антитектоничен, то есть не

подчеркивает структурность, не разделяет, а напротив, сливает разнородные

части предмета – стена с его помощью плавно перетекает в потолок, горловина

и ножка вазы составляют неразделимое целое с ее туловом.

Подобным же образом «заползает» снаружи внутрь декоративного панно,

обычно плоскостного в искусств модерна, ищет с живописью цветовые и

ритмические связи и даже сходные мотивы в пейзажном фоне и в узоре

изображенных одежд. Он разрушает границу между полем стены и изображением,

объединяет, подчиняя своему строю и ритму живопись и архитектуру.

Орнамент модерна не удовлетворяется ролью декоративного заполнения

пауз. В беспокойной назойливости его ритмов, в упорстве, с каким он

навязывает зрителю свою изломанную капризно-нервную возбужденность, есть

претензия самому вести главную тему, быть прямым и полным выражением

меняющегося на рубеже веков ощущения мира. Многозначительный, он сам

переполнен символами – от прорастающего из почвы к небесам многоветвистого

Мирового Древа до Вечной Женственности, воплощаемой в томных масках с

текучими прядями длинных распущенных волос.

При всей определенности своих художественных тенденций искусство

модерна вовсе не было монолитным, лишенным внутренних противоречий. Поиски

шли во многих направлениях, имеющим поразительные различия. Безудержный

орнаментализм соседствовал с полным и принципиальным отказом от орнамента.

Рядом с орнаментами, воплощавшими духовную экспрессию времени в динамике

абстрактных линий, появлялись узоры из натуралистически точно

воспроизведенных растений, насекомых, животных.

В России в столярных и керамических мастерских крупные художники

вручную расписывали посуду и мебель лубочными ликами Ярилы – солнца,

узорчатыми хвостами сказочных птиц Сирина и Алконоста. В ковровых узорах

майоликовых архитектурных панно пышные цветочные мотивы старинной парчи

вплетались в своевольно-текучие ритмы нового орнамента.

Национально-романтический стиль

«Национально-романтическое» направление, как его обычно не совсем точно

называют, полнее всего выразившее себя в архитектуре и декоративно-

прикладном творчестве и в меньшей мере в живописи, скульптуре и графике,

имело свои довольно близкие аналогии в других национальных художественных

школах Европы, обративших тогда внимание на старые, главным образом

средневековые художественные традиции и пытавшихся с их помощью вновь

обрести общезначимые эстетические ценности.

Почти с самого же своего возникновения, приблизительно с середины 1880-

х годов «национально-романтический», или, как несколько позже его стали

именовать, «неорусский» стиль стал утверждать себя активными и

целенаправленными поисками в области поэтики и стилистики искусства,

поисками, обретшими логикой художественного процесса гораздо более

универсальный смысл, чем имела его сюжетно-содержательная структура. Именно

этим, вероятно, объясняется исключительная популярность крупнейшего

представителя этого направления в русском искусстве Виктора Васнецова.

Архитектура модернизма.

Как уже говорилось, модерн ярко выразился в работах зодчих. Так, даже

спустя десятилетия хорошо видно, что модерн успел наложить заметную печать

на архитектурный облик многих городов России – помимо Москвы и Петербурга

и дачного строительства вокруг обеих столиц здесь можно назвать в качестве

примера южные курортные районы и города Поволжья, где не только строили

крупные архитекторы Москвы и Петербурга, но и начинали будущие столичные

зодчие, формировавшиеся по воздействием известных мастеров модерна.

Модерн и культурное самосознание человека той эпохи – за этой темой

кроются и проблемы искусства того времени, и способность «нового стиля»

воздействовать на предметную и духовную среду. Вот интересное свидетельство

Луи Арагона, относящееся к 1930 году, когда французский писатель посетил

Москву и гулял по старым московским улицам: «Я гулял по улицам Москвы, еще

сохранявшей следы гражданской войны впрочем, окончившейся уже десять лет

назад, и с огромным любопытством обнаруживал здания в стиле модерн, причем

их было гораздо больше чем в Париже… Путь мой, который я, всегда пешком,

проделывал по Арбату, проходил мимо множества зданий, которые могли

соперничать с постройками Парижа, Барселоны или Брюсселя. Их прихотливый

декор принадлежал исканиям тридцатилетней давности… На старой Никитской,

которая тогда уже называлась улицей Герцена, по-прежнему можно видеть

особняк Рябушинского, построенный Шехтелем в 1900 году, с его решетками,

балконами, с его идущим поверху мозаичным цветочным фризом, принадлежащим

Врубелю. Тому же зодчему принадлежит монументальное здание Ярославского

вокзала, в котором, как и в особняке Миндовских на углу Поварской улицы,

построенным архитектором Л. Кекушевым, очень ясно обнаруживаются русские

национальные истоки этого искусства. Чертами модерна отмечены и многие

другие, более скромные здания в районе Арбата, прежде всего доходные дома,

хотя это относится больше к их декору, чем собственно к архитектурным

решениям. Существовали свои связи между этим искусством, столь популярным в

России до 1914 года и соединившим в себе вдохновение Древней Руси времен

«Слова о полку Игореве» и интернациональное движение декоративного стиля

модерн, и в ту же эпоху расцветшим пышным цветом «русским стилем». Лишь

значительно позже мне удалось увидеть интерьеры зданий модерна, и я нашел

там удивительные камины, металлическое литье, лестничные перила, люстры,

перед которыми бледнели изделия западных мастеров».

Архитектором, наиболее полно воплотившим основные тенденции развития

русского модерна был Ф. Шехтель. Он подсознательно шел к модерну через

творчество театрального декоратора, оформителя народных празднеств,

создателя театрализованных архитектурных комплексов (что очень созвучно

самой природе модерна).

Готика и модерн

В одной из своих первых крупных работ – особняке З.Г. Морозовой на

Спиридоновке в Москве, Ф. Шехтель смело трансформирует композиционные и

декоративные приемы «готики».

В эпоху модерна в готике стали ценить не только причудливую

архитектурную декорацию, как в эпоху классицизма, не только романтичность

художественного образа, свободу и смелость пространственных построений, как

в эпоху эклектики, но и присущую ей внутреннюю органичность, под которой

стали понимать единство архитектурной формы и конструкции, единство

декоративных и функциональных элементов, и ту близость к органическому

миру, которая стала одним из краеугольных камней эстетики модерна.

Надо признать, что при всем отличии модерна от готики мышление

архитектурными формами, при которой объемы пластически соотносятся с

пространством, определяя внутренний динамизм художественного образа ради

иррациональности его содержания, дает известный повод для подобного

сопоставления.

Представление о торжестве духа, романтическая принадлежность образов

готики также во многом были близки мироощущению «нового стиля». Стилизации

на тему «готики», предваряющие наряду со стилизациями на «русские» темы

появление первых произведений «чистого» модерна в России. Вместе со

стремлением воссоздать пространственные впечатления от готики возрастает

тяготение к одухотворенным архитектурным образам, далеким от прозаической

повседневности, и к стилизации растительных органических «готических»

мотивов, воплощающих представление о единстве функции и декоративной формы.

Существенно, что для лучших произведений модерна, особенно раннего

периода, характерны поэтическая одухотворенность, большая эмоциональная

выразительность и в то же время – рационализм, лежащий в основе всего

образного решения в целом. Такое сочетание также напоминает о готике, тем

более, если учесть, какое значение и в эпоху средневековья придавалось

победе художника над материей в самом создании архитектурного образа. К

этому следует добавить свойственное «новому стилю» увлечение средневековыми

витражами, что в живописи приводит к «клазоунизму», наблюдающуюся при

декоративных решениях «наглядку» (если использовать выражение Александра

Иванова) на старинные шпалеры и гобелены, сказывающуюся в понимании цвета,

общих колористических решениях и тому подобное.

Но вернемся к особняку Морозовой. В нем еще нет явных примет

стилизации модерна, но уже присутствует тот момент гротеска, который

знаменовал зарождение новой стилистики. Постепенное «размывание» четкой

границы между архитектурой и скульптурой, между функцией и украшением,

реальной действительностью и фантазией уже во многом близко к эстетике

модерна.

Творчество Шехтеля охватывает все виды архитектурного строительства –

частные особняки, доходные дома, здания торговых фирм, вокзалы.

Типичным и наиболее совершенным образцом раннего модерна в России

является особняк Рябушинского в Москве. Автор утверждает в планировке

здания принцип свободной асимметрии. Каждый из фасадов особняка скомпонован

по-своему. Здание представляет собой сочетание пластично, скульптурно

трактованных объемов, образующих уступчатую композицию. Особняк облицован

светлым глазурированым кирпичом, что типично для здания в стиле модерн.

Многократно повторяясь в рисунке мозаичного фриза, в ажурных переплетах

Страницы: 1, 2, 3


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.