реферат скачать
 

Занятость и безработица

работающих в отраслях обрабатывающей промышленности, особенно в

машиностроении и легкой промышленности) обострились региональные проблемы

занятости. В 47 субъектах Российской Федерации безработица превышает

средний уровень по стране, в отдельных городах наблюдается массовая

безработица.

Региональная дифференциация остроты безработицы с первых же месяцев

регистрации оказалась весьма значительной. Уже к концу 1991 г. самый

высокий и самый низкий региональные уровни безработицы отличались более чем

в 10 раз, но за прошедший период указанное различие возросло еще почти в 5

раз. В середине 1995 г. самый высокий уровень безработицы был

зарегистрирован в Ингушетии (20,2 %), а самый низкий в Москве (0,4%).

Аналогичная картина наблюдалась и по напряженности на рынке труда.

Самая высокая напряженность в середине 1995 г. отмечалась в Ингушетии (321

человек на одно вакантное место), а самая низкая в Москве, где на двух

безработных приходилось три вакантных рабочих места.

Самый большой прирост количества безработных (и уровня безработицы) за

первое полугодие 1995 г. наблюдалось также в Ингушетии - 2,5 раза. При этом

в некоторых регионах отмечено некоторое снижение количества безработных (и

уровня безработицы): Орловская, Курская, Магаданская области, Республика

Адыгея. В Москве за первое полугодие 1995 года численность безработицы и

уровень безработицы практически не изменились.

Вынужденная неполная занятость наиболее остра во Владимирской,

Ульяновской, Ивановской областях - более 15% (т.е. в два раза больше средне

российского показателя по данным Госкомстата) занятых находились в первом

полугодии 1995 г. в административных отпусках или вынужденно работали

неполное рабочее время. Минимальна вынужденная неполная занятость в

некоторых северных ресурсодобывающих регионах: Ненецком АО, Ямало-Ненецком

АО, Якутии. В этих регионах ею охвачено менее 0,7% занятых (т.е. в 10 раз

меньше чем в среднем по России).

Интересна также дифференциация регионов страны по составу безработных.

Первоначально основную массу безработных в России составляли женщины, лица

с высшим и средним специальным образованием, лица предпенсионного возраста.

Но затем в тех регионах, где уровень безработицы был выше среднего, стали

расти доля мужчин, доля лиц с низким уровнем образования, доля молодежи.

Таким образом, по составу безработных можно судить о продвинутости того

или иного региона по остроте безработицы. В тех регионах, где преобладают

”высокообразованные женщины предпенсионного возраста”, можно говорить лишь

о начальной стадии безработицы. Уровень безработицы и напряженность на

рынке труда в таких регионах как правило невелики (например, в Москве),

хотя расти они могут высокими темпами (например, в Татарии). В тех

регионах, где среди безработных преобладает молодежь, мужчины, лица с

низким уровнем образования, проблема безработицы очень остра, но

численность безработных зачастую растет медленнее, чем в среднем по стране

В общем случае все регионы Российской Федерации по остроте

зарегистрированной безработицы можно разделить на несколько групп.

Первая группа - регионы с очень высокой безработицей. Это Ингушетия,

Северная Осетия, Карачаево-Черкессия, Хабаровский край, Амурская область,

Камчатская область вместе с Корякским АО. В эту же группу, по всей

видимости, входит и Чеченская республика, данные по которой Федеральной

службой занятости не собираются. Эти регионы отличаются высоким уровнем

безработицы, высокими темпами его роста (в 2 раза выше средне российских),

большой напряженностью на рынке труда. При этом самая высокая безработица -

в Ингушетии и Северной Осетии и связана она в первую очередь с очень

большой концентрацией беженцев и вынужденных мигрантов (более 10% -

максимальный показатель по России).

Вторая группа - регионы с высоким уровнем безработицы и большой

напряженностью на рынке труда (показатели превышают средне российские). Но

темпы роста безработицы здесь средние или ниже средних. В основном это

регионы северной половины европейской части страны. Многие из этих регионов

отличаются повышенной вынужденной неполной занятостью. Лидируют здесь

Владимирская и Ивановская области, где доля находящихся в административных

отпусках и не полностью использовавших рабочее время превышает 20 и 15%

соответственно.

Третья группа - уровень безработицы и напряженность на рынке труда ниже

средне российских, но темпы роста уровня безработицы выше средне

российских. Фактически по остроте безработицы эта группа средняя.

Четвертая группа - регионы с наименее острой безработицей в стране. В

них уровень безработицы ниже среднего, низка напряженность на рынке труда,

темпы роста безработицы ниже средне российских. В данной группе много

северных регионов с добывающей промышленностью: Ханты-Мансийский АО, Ямало-

Ненецкий АО, Якутия, Магаданская область, Чукотский АО. За последние годы

здесь или объемы производства сократились незначительно по сравнению со

средне российской ситуацией (округа Тюменской области, Якутия), или

численность населения резко сократилась из-за миграционного оттока

(Магаданская область, Чукотка). Интересно, что в группу попадают Москва и

Санкт-Петербург, а также Калининградская область. С вязано это с массовым

созданием здесь новых рабочих мест в рыночных отраслях (торговля,

банковская деятельность, посредническая деятельность). В итоге для покрытия

дефицита работников в не престижных отраслях (транспорт, строительство,

коммунальное хозяйство) в Москве, отличающейся наибольшим дефицитом

работающих, пришлось использовать временных работников с Украины, из

Белоруссии, Закавказья.

Итак, в России острая безработица имеется в регионах двух типов.

Во-первых, это регионы с высоким естественным приростом населения

(Дагестан, Калмыкия, Тува, Карачаево-Черкессия, Чечня, Агинский Бурятский

АО и т.п.). Здесь на рынок труда постоянно выходит большое количество

молодежи, тогда как количество рабочих мест в условиях экономического

кризиса не только не увеличивается, но и сокращается. В особый подтип

выделяются регионы, где высокий естественный прирост сочетается с массовым

притоком беженцев ( Ингушетия и Северная Осетия). В регионах данного типа

безработица существовала и в прошлом в виде аграрного перенаселения.

Во-вторых, депрессивные регионы, т.е. с преобладанием наиболее

кризисных отраслей. На данный момент таковыми являются легкая

промышленность и военно-промышленный комплекс, отличающиеся наибольшим

сокращением объемов производства по сравнению с концом 80-х. К этому типу

относятся Ивановская, Владимирская, Костромская, Ярославская, Кировская и

др. области, Удмуртия, Мордовия, Марий-Эл.

Важен также вопрос сельской безработицы в России. В прогнозах начала 90-

х годов ожидался резкий всплеск безработицы в городах в итоге развала

промышленности, сформировавшейся за советский период (гигантские

предприятия, которые работали в основном на оборону, оказались неспособны

адаптироваться к рыночным отношениям). Сельская же местность считалась

крайне трудодефицитной, способной отвлечь большое количество безработных из

городских поселений. Современная ситуация показывает, что и эти прогнозы не

оправдались. Начиная с 1994 г. уровень безработицы среди сельского

населения превышает аналогичный показатель для городского населения. Очень

высока также напряженность на сельском рынке труда, т.к. свободных рабочих

мест здесь практически нет. В основном сельская безработица наблюдается в

регионах с высоким естественным приростом и в северных

несельскохозяйственных регионах. Так, в Ханты-Мансийском АО, в Томской

области и др. уровень сельской безработицы в 2 раза превышает городской

показатель (на конец 1995 г.). Повышенной сельской безработицей отличаются

также депрессивные сельские регионы со значительным развитием в прошлом

маятниковых миграций из села в городские поселения (Ивановская,

Владимирская и др. области).

Итак, развитие безработицы в России на современном этапе существенно

отличается от общемировых закономерностей. При резком сокращении объемов

производства (более чем в 2 раза) уровень безработицы с учетом

незарегистрированных безработных не превышает 10%[1]. При этом уровень

безработицы в сельской местности выше, чем в городских поселениях. В

причинах безработицы существует значительная региональная дифференциация.

Существенными оказались и социальные причины (потоки беженцев и вынужденных

переселенцев, высокий естественный прирост, значительный миграционный

отток), и экономические (резкий спад производства в одних отраслях,

незначительный - в других). Здесь можно отметить и такое явление российской

действительности, как затрудненное внутренняя миграция. Это связано с

неразвитым рынком жилья, транспортных услуг, а часто – и просто с

произволом местных чиновников.

Наблюдая за соотношением величин безработицы и инфляции, британский

экономист А.У. Филипс установил (1958г), что между уровнем безработицы в

стране и темпами роста цен наблюдается обратно пропорциональная зависимость

(ранее эту зависимость подметили американские ученые Самуэльсон и Солоу).

На графике связь уровня безработицы и темпов инфляции изображается в виде

кривой Филипса (см. приложение 5).

Согласно кривой Филипса повышение уровня безработицы может не только

сбить темпы инфляции до нуля, то есть подавить рост цен, но и достичь

отрицательной инфляции (снижение цен), именуемый дефляцией. Понятно, что

имеется в виду макроэкономическая зависимость между совокупными ценами и

безработицей.

Кривая Филипса отражает тот факт, что стремление сократить безработицу

путем расширения спроса и увеличения числа рабочих мест приводит к

ускоренному росту инфляции. В то же время увеличение доли безработных

приводит к сокращению денежной массы, выплачиваемой в виде заработной

платы, и тем самым способствует подавлению инфляции.

Приходится, однако, отмечать, что попытки государственного

регулирования экономики, опирающиеся на кривую Филипса, как показал опыт

второй половины XX века, не всегда ведут к успеху. Часто оказывается, что

увеличение безработицы сопровождается снижением роста цен лишь в кратких

пределах времени. В долгосрочной перспективе последствия могут быть иными.

Как свидетельствует реальная экономическая ситуация в ряде стран, бывает,

что и безработица растет и цены тоже растут. В этом случае приходится

искать факторы, способные оказать желаемое воздействие и на безработицу, и

на инфляцию.

4)Методы борьбы с безработицей

Методы борьбы с безработицей определяет концепция, которой

руководствуется правительство конкретной страны.

Пигу и его последователи, считающие, что корень зла - в высокой

заработной плате, предлагают :

1. содействовать снижению заработной платы ;

2. разъяснять профсоюзам, что рост заработной платы, которого они

добиваются, оборачивается ростом безработицы ;

3. государству трудоустраивать работников, претендующих на невысокий

доход, в частности, поощрять развитие социальной сферы .

Из рекомендаций Пигу широко применяется деление ставки заработной платы

и рабочего времени между несколькими работниками. Использование частичного

рабочего дня сокращает безработицу даже при сохранении неблагоприятной

конъюнктуры .

В мире накоплен богатый опыт борьбы с безработицей. Многие подходы к

решению этой проблемы использовались на практике в конце 70-х годов, в не

столь уж отдаленном прошлом, во время нефтяных кризисов. Далее будет

рассмотрен взгляд на преодоление безработицы с точки зрения двух школ:

кейнсианской и монетаристской.

В 1950-х годах в политике государственного регулирования применялись

кейнсианские методы. Кейнсианцы считали, что саморегулирующаяся экономика

не может преодолеть безработицу. Уровень занятости зависит от так

называемого "эффективного спроса" (упрощенно - уровня потребления и

инвестиций).

Дж. М.Кейнс писал: "Хроническая тенденция к неполной занятости,

характерная для современного общества, имеет свои корни в

недопотреблении..."[2].

Недопотребление выражается в том, что по мере повышения доходов у

потребителя у него в силу психологических факторов "склонность к

сбережению" превышает "побуждение к инвестициям", что влечет спад

производства и безработицу.

Таким образом, кейнсианцы, показав неизбежность кризиса

саморегулирующейся экономики, указывали на необходимость государственного

экономического воздействия для достижения полной занятости.

Прежде всего следует повысить эффективный спрос, снижая ссудный процент

и увеличивая инвестиции. Неокейнсианцы вводят понятие "мультипликатор

занятости", который рассматривается как прирост всей занятости по отношению

к первичной занятости в отраслях, сильно взаимосвязанных друг с другом, в

которые произведены инвестиции.

Согласно взглядам автора "Общей теории", "подлинная" инфляция возникает

только тогда, когда экономика страны достигает уровня полной занятости, до

этого момента рост денежной массы влияет не на уровень цен, а на объем

производства. Небольшая ("ползучая") инфляция имеет, с точки зрения

кейнсианцев, полезный эффект, сопутствуя росту производства и дохода.

В 60-х годах сторонники кейнсианского подхода использовали кривую

Филлипса, для того чтобы держать в поле зрения безработицу и инфляцию и

учитывать их негативное влияние в долгосрочном плане.

Монетаристы выступили против кейнсианского истолкования кривой Филипса

как простого и доступного решения проблемы выбора целей экономической

политики. Инфляция не рассматривается ими как "неизбежная плата" за

достижение высокого уровня занятости. В 1967 году М. Фридман высказал мысль

о существовании "естественного уровня безработицы", который жестко

определен условиями рынка труда и не может быть изменен мерами

государственной политики. Если правительство старается поддержать занятость

выше ее "естественного уровня" с помощью традиционных бюджетных и кредитных

методов увеличения спроса, то эти меры будут иметь кратковременный эффект и

приведут лишь к росту цен.

С позиции монетаристов, чем выше темпы инфляции, тем в большей степени

участники воспроизводственного процесса учитывают в своих действиях

предстоящий рост цен и стараются его нейтрализовать с помощью специальных

оговорок в трудовых соглашениях, контрактах и т.п. Следовательно, с

течением времени стимулирующий эффект инфляции, на который делали упор

кейнсианцы, ослабевает. Чтобы активизировать производство, правительство

вынуждено прибегать к дополнительным скачкам инфляции, что ведет ко все

более крупным дозам дефицитного финансирования из бюджета. Видя

"бессмысленность" политики стимулирования спроса, Фридман считал

нерациональным достижение полной занятости.

Среди аргументов монетаристов по поводу несостоятельности кейнсианской

политики ставился акцент на непредсказуемость результатов государственного

вмешательства из-за больших задержек в проявлении эффекта этих мер. Позднее

монетаристы указывали также на эффект вытеснения частных инвестиций

вследствие оттока материально-денежных ресурсов в сферу государственных

операций: то, что выигрывает хозяйство от увеличения государственных

инвестиций, оно теряет из-за сокращения вливаний из частного сектора.

Однако при всех своих положительных чертах теория естественной нормы

безработицы снимает с капитализма ответственность за судьбы миллионов

безработных и объявляет нехватку вакантных рабочих мест результатом

"свободного выбора" людей, добровольно отказывающихся участвовать в

трудовом процессе.

Монетаристские методы регулирования занятости достаточно радикальны, но

не несут в себе в то же время адекватной эффективности. Монетаристы

обвиняют рабочих в том, что они воздерживаются от работы и получают

компенсацию в виде пособий. Отсюда рекомендации отменить эти пособия, чтобы

заставить людей работать. Монетаристы предлагают отказаться от

стимулирования экономического роста путем увеличения спроса. Однако

политика ограничения спроса может вызвать несопоставимые потери для

народного хозяйства.

III. Социальная политика государства.

Коренные изменения в социальной политики государства в условиях жестких

бюджетных ограничений могут быть успешными лишь при условии введения новых

механизмов функционирования социального сектора и их совершенствования по

мере создания экономических предпосылок. Государство стоит перед

необходимостью постоянно и последовательно трансформировать систему

социальной защиты.

В странах Запада за последние 30 лет действует система социальных

амортизаторов (защитных устройств), которые государство применяет для

обеспечения экономической безопасности трудящихся. В эту систему входят

специальные меры по защите наемных работников от безработицы и обеспечению

их права на труд.

Первым элементом такой системы является регулирование занятости.

Государство принимает следующие действия:

сокращает законодательно установленную продолжительность рабочего дня и

рабочей недели в период массовой безработицы;

рекомендует проводить на предприятиях «разделение рабочих мест» между

работниками (для увеличения занятости);

досрочно увольняет на пенсию работников государственного сектора

экономики, которые не дослужили до пенсии 2-3 года;

создает новые рабочие места и организует общественные работы (в области

инфраструктуры – для постройки высококачественных дорог и т.п.), особенно

для хронически безработных и молодежи;

сокращает предложения рабочей силы на рынке труда: ограничивает

иммиграцию желающих работать и стимулирует репатриацию иностранных рабочих

и др.

Другим элементом системы социальных амортизаторов служит биржа труда,

созданная еще в первой половине XIX века. Биржи труда – учреждения которые

посредничают между предпринимателями и рабочими при трудовом найме. В

современных условиях эти учреждения являются, как правило,

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.