реферат скачать
 

Теневая экономика

налоги, не имея «крыши» во властных структурах и правоохранительных

органах, по сути обречены на банкротство.

5. Структура теневой экономики

Вообще в сложившихся условиях общего высокого уровня налогообложения и

его явно неравномерного распределения для значительной части

предпринимателей остаются три алгоритма поведения. Первый: бросить «дело»,

свернуть производство, вывести капитал за границу. Предприниматели и

промышленники выработали в этой связи следующий афоризм: «Мы патриоты, но

не камикадзе».

Второй выход: пытаться получить те или налоговые льготы. При этом за

получение прямых налоговых льгот чиновникам соответствующих уровней «надо

платить», так что основа для коррупции налицо, о фактах которой упоминалось

выше.

Третий вариант: уклониться от уплаты налогов, применить наличные

расчеты, уйти в «тень». В этом случае создается почва для криминализации

экономических отношений: злоупотреблений государственных чиновников, с

одной стороны, развития рэкета и бандитизма – с другой.

Что касается механизмов функционирования последнего алгоритма, то его

можно разделить на два больших класса. Речь идет об основных и своего рода

вспомогательных (обслуживающих) механизмах. Первый класс предполагает

наличие «объекта эксплуатации», что, кстати, является характерным признаком

«агрессивной координации». При этом в роли «дойных коров» выступают

государство или крупное предприятие, соответствующие типичные схемы

таковых.

Первая: при предприятии создаются товарищества с ограниченной

ответственностью (акционерные общества закрытого типа, частные и другие

предприятия новых организационно-правовых форм), в число учредителей

которых входят руководящие работники базового предприятия. Закупка

ресурсов, оборудования, комплектующих осуществляется при посредничестве

этих товариществ, так, что ресурсы обходятся предприятию дороже, чем при

прямых связях, но члены товарищества в результате увеличивают свой личный

доход. Схема является симметричной, действующей в обе стороны — продажа

излишков сырья и материалов на сторону тоже осуществляется через подставные

предприятия, имеющие и здесь свой процент.

Вторая: некая коммерческая структура арендует у базового предприятия

производственные мощности, выпуская продукцию, аналогичную продукции

завода. В число работников, так или иначе задействованных в этой структуре,

входят сотрудники отдела сбыта завода, переадресовывающие наиболее выгодные

заказы в «параллельное предприятие».

Третья: базовое предприятие представляет собой НПО или НИИ, получающее

средства на проведение НИОКР из госбюджета. Указанные средства переводятся

с бюджетного счета предприятия на депозитный счет коммерческого банка. По

чего чуть ли не официальной практикой стали заказы на договором и временем

выполнения плана НИОКР срока деньги выплачиваются реальным исполнителям

(которые до этого работали без оплаты), бюджетный и депозитный счета

«расчищаются», а депозитный процент перечисляется в соответствующую

коммерческую структуру, где были задействованы «научные работники».

Отмеченный второй класс механизмов охватывает операции по сокрытию

полученных доходов от налогообложения государства. Здесь, собственно,

теряются «концы» указанных выше сделок: превращаясь в наличность и валюту,

доходы вкладываются в недвижимость и личное имущество, переводятся за

рубеж. Данный круг сделок наиболее трудно фиксировать и изучать (быстрое

становление новой отечественной банковской системы непосредственно связано

с обслуживанием подобных операций).

Регистрируемый ныне уровень деловой активности не позволяет

большинству предприятий промышленности, строительства и транспорта хотя бы

сохранять имеющиеся производственные мощности. Попытка включить затраты на

содержание и эксплуатацию последних в цену продукции приводит к ее резкому

удорожанию, вследствие производство продукции и услуг через «малые

предприятия», действующие при базовом предприятии. Таков сегодняшний

механизм «проедания» основных фондов.

Общая структура любой финансово-хозяйственной группировки, ведущей

совместную «теневую деятельность», обычно включает: 1) предприятия,

осуществляющие торгово-посреднические и производственные операции; 2) банк;

3) «службу безопасности»; 4) связи, конституирующие группировку по тому или

иному признаку. О каждом из этих элементов есть хотелось бы рассказать

подробнее.

Одна и та же хозяйственная деятельность обычно ведется российскими

предпринимателями через несколько фирм. Это помогает решать проблему

временной неплатежеспособности их партнеров: неплатежи «сбрасываются» на

одно из предприятий, которое и специализируется на их «расшивке». Кроме

того, при помощи разветвленной структуры основной группе собственников

легче контролировать поведение своих партнеров (реорганизации и переделы

собственности в группировках происходят регулярно).

Банк позволяет оперативно переводить безналичные деньги в наличные и

наоборот, не говоря уж о других операциях. Бывают случаи, что в

группировках аналогичную координирующую роль выполняет физическое лицо

(ростовщик), однако это представляется скорее исключением, чем правилом.

«Служба безопасности» имеет разные ипостаси: это и обычные охранники,

и спортивные секции, финансируемые группировкой, и «крыша» государственных

органов управления. Кроме того, большинство группировок так или иначе

стремится выступать соучредителями в общественных организациях и средствах

массовой информации, что можно расценивать как распространение заботы о

своей безопасности на сферу общественного мнения.

Связи также могут быть очень различными. В этом качестве выступают:

обычное (прямое или дальнее) родство, бывшая совместная работа в партийных,

комсомольских организациях и государственных органах, землячество,

этническая принадлежность.

Как представляется, структуры теневой экономики в принципе не являются

в полном смысле экономическими т.е. ориентированными на максимальное

удовлетворение запросов потребителя при минимальных издержках

производителя. Они больше напоминают государство в миниатюре. Об этом

свидетельствует наличие органов, аналогичных Центробанку и «силовым

министерствам», дублирование предприятий, которые занимаются одними и теми

же операциями, и т.п.

6.Теневая экономика и налоговая преступность

Следует признать, что существующая налоговая система носит переходный

характер и свои возможности исчерпала еще в 1994 г., а сегодня она дает

возможность для различных методов уклонения от налогов. Я хотела бы

перечислить несколько основных способов, не зависящих от вида налога,

причем схема уклонения от других обязательных платежей, как правило,

идентична способам уклонения от налога.

. Сокрытие объектов налогообложения: ведение финансово-хозяйственной

деятельности без необходимой регистрации, постановки на учет в

Государственной налоговой инспекции или лицензии, в том числе с

использованием подложных документов и документов фальшивых фирм;

неотражение финансово-хозяйственных сделок в бухгалтерском учете;

уничтожение бухгалтерских документов после совершения сделки; ведение

финансово-хозяйственной деятельности через счета других организаций или

структурных подразделений без проводки по бухгалтерским счетам и др.

. Занижение объектов налогообложения: внесение в бухгалтерские документы

искаженных данных; отнесение части выручки на ненадлежащие бухгалтерские

счета; создание неучтенных излишков продукции путем увеличения нормы

убыли, необоснованного списания.

. Сокрытие средств от уплаты налогов при наличии недоимки по налогам или с

целью неуплаты текущих налогов: создание искусственной дебиторской

задолженности, отпуск товаров без предоплаты, в том числе на реализацию,

с намерением не возвращать выручку на счета фирм; перечисление выручки на

счета зависимых структур, не уполномочивая их уплачивать соответствующие

налоги и др.

. Неправомерное использование льгот: введение основного вида деятельности

под видом льготированного, включение в основной штат неработающих

пенсионеров-инвалидов и др.

6.1. Неучтенные операции

К классическим теневым операциям относятся ведение финансово-

хозяйственной деятельности без необходимой регистрации или лицензии, без

постановки на учет или представления отчетных балансов госналогинспекции,

неучет отдельных операций или уничтожение соответствующих бухгалтерских

документов. Иногда в налоговую службу представляются балансы,

свидетельствующие об отсутствии финансово-хозяйственной деятельности,

однако оперативные данные и налоговые проверки показывают ее наличие.

Анализ криминогенной ситуации в налоговой сфере позволяет мне сделать

вывод об устойчивой тенденции роста числа преступлений, совершенных именно

данными способами. В ход нередко идут поддельные документы, фиктивные

печати и бланки, используются отдельные утерянные паспорта, адреса и

фамилии других лиц.

Например, в Москве на конец 1997 года по 109 адресам было

зарегистрировано 506 тыс. юридических лиц, что составляет 21% все

зарегистрированных в городе предприятий. Если учесть, что четверть из них,

как показывает практика, действующие, то можно представить количество

«полных» теневиков в одной только столице. Анализ практики регистрации

предприятия показывает, что количество добросовестных налогоплательщиков,

сдающих финансовые отчеты в налоговые органы, из года в год уменьшается, в

то время как количество зарегистрированных предприятий постоянно растет.

Не менее популярным способом уклонения от уплаты налогов путем

проведения теневых сделок является их неотражение в бухучете легально

существующих предприятий. Основная задача последних состоит в том, чтобы

надежно скрыть произведенные расчеты. Этим, как правило, и объясняются

разновидности подобных теневых операций.

С 1996 года большое распространение, особенно среди крупных

промышленных предприятий, получило перемещение денежных средств через

счета дочерних фирм и торговых партнеров. В этом случае принадлежащие

предприятию денежные средств скрываются на счета и вступают в оборот в

соответствии с устным или письменным договором между руководителями.

Также существует практика наличного расчета между предприятиями.

Использование сложных, непрямых расчетов само по себе не является

криминалом. Часто это вынужденная реакция на недостаток оборотных средств.

Вместе с тем они позволяют маскировать реальные сделки и создают

возможность их неотражения в бухгалтерском учете или сокрытия средств от

уплаты в бюджет. Действия могут считаться теневыми только при условии

выполнения последних условий.

6.2. Сокрытие части оборота

Ко второй группе теневых операций относятся такие коммерческие сделки,

которые намеренно исполняются и отражаются в первичных и в бухгалтерских

документах только частично, в итоге создаются неучтенная продукция или

выручка. Для доказательства того, что создание неучтенной продукции

является именно целью сделки, а не последствием сокрытия от налогообложения

результатов реальной сделки, необходимо, чтобы сокрытая часть оборота была

выведена из того оборота, в котором она непосредственно скрывалась, то есть

с этой частью сокрытого капитала должна совершиться новая теневая операция.

В бухгалтерских счетах или первичных счетах могут также не отражаться

эпизоды сделок. Многие контракты заключаются, например, при помощи

посредников и передаются на исполнение третьим организациям. Но при этом не

оформляется в письменной форме с соответствующими изменениями и

дополнениями, хотя посредники получают вознаграждение от 3% до 6%, которые

фактически уходят в «тень». Вывод сокрытой выручки из легального оборота и

свидетельствует о теневом характере произведенной сделки. Происходит

сопутствующая теневая сделка.

6.3 Псевдооперации

Этот вид теневой операции осуществляется посредством заключения

фиктивного контракта – псевдосделки. Суть этого способа состоит в

следующем: оформляется фиктивная сделка, благодаря которой денежные средств

или товар, предусмотренный к продаже, формально отражены в учете какой-либо

фирмы, а реально оказываются выведенными в теневой оборот или вновь

легализуются в другом финансово-хозяйственном обороте. При этом инициатор

сделки уходит от любой предусмотренной законодательством ответственности.

Ведь факта налогового преступления или правонарушения нет: сделка учтена,

перечисленные средства или поставленный товар отражены в дебиторской

задолженности предприятия, с произведенной сделки начислены или могут быть

начислены все необходимые налоги. А то, что средств для уплаты налогов не

оказалось, - проблема налоговых органов, благо существующая

законодательство «позволяет» сделать подобный вывод.

Заключение одной псевдосделки – проявление простой псевдооперации. На

практике нередко встречаются случаи, когда в целях создания дополнительных

трудностей при отслеживании финансовых потоков и снятия с себя

ответственности за уклонение от уплаты налогов в схемах поставок товаров

(выполнения работ, оказания услуг) и расчетов руководителями хозяйствующих

субъектов часто используются либо подставные фирмы, иногда оформленные на

несуществующих лиц, либо фиктивные лица и организации, сделки с которыми

прикрывают реальный финансовый оборот.

Схемы сокрытия доходов при помощи подставных фирм и фиктивных

документов иногда разрабатываются высокопрофессиональными юристами и

аудиторами, таким образом, чтобы у легально действующих организаций

налоговая база была минимальной, в то время как основные долги перед

бюджетом «вешались» бы на баланс реально несуществующих фирм. Гражданско-

правовые отношения оформляются так, чтобы плательщик был посредником

(комиссионером, поверенным, агентом) с минимальным вознаграждением. В

результате ответственность за налоговое преступление перекладывается на

несуществующих субъектов, а лица действительно совершившие такую операцию,

практически уходят от уголовного наказания.

7. Практикуемые подходы к «высветлению» теневой экономики

В государственных властных структурах, общественных организациях и

научных учреждениях доминируют два подхода к решению проблем «теневой»

экономики.

Первый —радикально-либеральный, реализуемый с конца 1991 — начала 1992

г. и связанный с целевыми установками на сверхвысокие темпы первоначального

накопления капитала. Печальные итоги воплощения данного подхода налицо:

отмеченные выше критические масштабы «теневой» составляющей отечественной

экономики и образование мощных финансово-производственных кланов,

проникающих в высшие эшелоны власти, с одной стороны, подавление нормальной

предпринимательской деятельности, прежде всего малого бизнеса, — с другой.

Не случайно у некоторых политиков стали появляться идеи относительно того,

чтобы «провести полную легализацию всей «теневой» экономики и начать жизнь

с чистого листа». Вряд ли такие веяния получат общественную поддержку, в

том числе со стороны «теневиков»-хозяйственников, испытавших все «прелести»

сотрудничества с организованными преступными сообществами и желающих

«начать жизнь с чистого листа» без угрозы быть застреленными, снова

подвергаться налетам рэкетиров и т.п.

Второй — репрессивный — подход возник как своеобразная реакция на

социальные негативы описанного либерального. Он предполагает: расширение и

усиление соответствующих подразделений МВД, ФСБ, налоговой инспекции,

налоговой полиции и Министерства финансов РФ; улучшение взаимодействия

спецслужб в рассматриваемом отношении, формирование системы тотального

контроля и доносительства: общее ужесточение законодательства,

направленного против «теневой» экономики, усиление мер наказания. В

качестве одной из попыток реализации репрессивного подхода можно

рассматривать принятие Государственной Думой в первом чтении

представленного Минфином РФ законопроекта «О государственном контроле за

соответствием крупных расходов на потребление фактически получаемым

физическими лицами доходам».

Идея проекта, казалось бы, естественна: поскольку государству не

удается зарегистрировать доходы, следует поставить под контроль расходы

граждан (от 500 до 1000 минимальных окладов в течение года) и подобным

путем, во-первых, выявить действительные доходные параметры состоятельных

групп населения, во-вторых, принудить их раскрыть источники сокрытых

средств, в-третьих, собрать недовыплаченные налоги. Однако для достоверного

прогнозирования последствий проектируемых действий необходимо вернуться к

причинам разбухания теневой части экономики. Их много, но главные

замыкаются на сложившиеся общие условия хозяйствования. Последние подавляют

отечественное производство, вынуждают предпринимателей укрывать доходы от

неподъемных налогов и выводить капитал из производства в финансовую сферу и

за границу, криминализируют общество. Не только богатый мировой опыт (в том

числе примеры латиноамериканских стран), но и практика преобразований в

России свидетельствуют: «теневая» экономика есть реакция хозяйствующих

субъектов и граждан на систему, которая поставила их в положение жертв

правового и экономического беспредела (чего стоит недавнее публичное

признание председателем Верховного суда РФ того, что судебные решения

исполняют криминальные структуры).

Реализация рассматриваемого законопроекта лишь ужесточит эту систему.

Под пресс попадут прежде всего мелкие и средние предприниматели, а также те

трудящиеся, которым удалось получить некоторые денежные средства сверх

мизерных окладов (у воротил же бюрократическо-криминальной экономики, в

руках которых как раз и сосредоточена основная масса не контролируемых

государством доходов, особых проблем не возникнет: их регистрируемые

доходы, образующие «надводную часть айсберга», настолько велики, что

достаточны для оправдания любой текущей покупки, сколь значительной бы она

ни была). Причем поведение этих «накрываемых» карающими статьями закона лиц

спрогнозировать несложно: чтобы не «засвечиваться», они или отложат на

время кампании крупные покупки (что безусловно снизит общую хозяйственную

активность), или постараются обойти закон (к примеру, подкупать возможных

осведомителей, оформлять торговые сделки по частям или вообще их не

документировать). Приближенные же к власти имеют высокие шансы обрести

благодаря законопроекту эффективные экономические и политические рычаги для

шантажа и устранения конкурентов (внешне мотивы задействования этих рычагов

будут самыми благовидными — наказание за сокрытие доходов). Став фактором

поощерения тотального доносительства, подобный закон не дал бы никаких

гарантий от утечки соответствующей информации от чиновников уголовному

миру.

В общем, поскольку в законопроекте упор сделан на преследование людей,

а не на устранение условий, препятствующих превращению «теневой»

деятельности в легальную, экономические результаты его принятия окажутся во

многом противоположными декларируемым: вместо расширения налоговой базы —

ее сужение, вместо подавления криминальных тенденций — их усиление.

Не более благоприятными будут, пожалуй, и социальные результаты

использования преимущественно репрессивных методов. Проводя этот курс,

власти столкнутся с сопротивлением не только «теневиков»-хозяйственников,

ставших, как уже отмечалось жертвой губительных для производства общих

условий хозяйствования, но и значительной части рабочих, которым «теневая

экономика» помогает своевременно получать заработную плату и избегать

безработицы. Поддержка же подобных мер со стороны сравнительно слабых ныне

групп рядовых бюджетников, пенсионеров, рабочих и служащих «лежащих на

боку» предприятий, как представляется, не позволит создать оптимального

баланса сил в обществе. Уровень поддержки населением властей при

использовании комплекса репрессивных мер оценивается экспертами как

«относительно низкий», а -уровень сопротивления властям — как «относительно

высокий». В общем, задействование репрессивных методов, не сулящее

перспектив существенного обогащения государственной казны, чревато ростом

социального напряжения: всплеском безработицы, ослаблением кадрового

потенциала руководящего звена экономики (в связи с возможным бегством

способных хозяйственников за границу и вывозом капитала) и т.п.

Существует мнение о том, что предлагаемый вариант легализации теневого

капитала желателен, но нереалистичен, ибо «теневики»-хозяйственники этого

не захотят. Однако в этой дискуссии важно принять во внимание следующие

очевидные обстоятельства.

Предприниматели рассматриваемой категории постоянно находятся под

«дамокловым мечом», причем угрозы идут и от государства, и от криминальных

элементов. Уходя от налогов, «теневик»-хозяйственник не избегает поборов:

взяток чиновникам-коррупционерам и платы криминалитету (за «крышу»).

Экономические последствия этих поборов ддя предпринимателей те же самые,

что и результаты жесткого налогового прессинга, однако соответствующие

средства выплачиваются государственным и частным рэкетирам, а значит,

налицо состав преступления. Такое положение комфортным не назовешь, и с

накоплением минимально достаточного капитала у его субъекта (особенно с

увеличением возраста и появлением перспективы передачи денег по наследству)

резко нарастает стремление «спать спокойно».

Однако это лишь морально-психологическая сторона дела. А есть и чисто

экономические факторы, связанные, в частности, с тем, что любая сфера, в

том числе «теневая», имеет свои пределы поглощения капитала, и раньше или

позже «теневики»-хозяиственники оказываются перед необходимостью выхода за

границы занятой ниши.

Наиболее активными критиками идеи легализации «теневого» капитала

являются представители правоохранительных органов. И это понятно: по долгу

службы они обязаны бороться с любыми нарушениями закона, а вся «теневая»

сфера в большей или меньшей степени кримина-лизирована (это, как говорится,

следует «по определению»). Но здесь стоит вспомнить народную мудрость: «не

пойман — не вор».

8. Заключение

Итак, какую же политику и действия проводить государству? Следует

учесть, что основа теневого оборота и роста преступности –неучтенные доходы

экономических агентов и неисполнение ими же своих обязательств. Поэтому

необходимо сделать налично-денежный оборот и неуплату налогов экономически

невыгодными и юридически наказуемыми. Примерная программа действий

следующая:

. Следует всячески стимулировать безналичный денежный оборот. Например,

гражданам, получившим доходы на банковский счет и не обезналичивающим их,

можно учитывать половину уплаченного ими НДС. Таким образом, НДС, акцизы

и подоходные налоги при этом будут «отсасывать» деньги из теневого

оборота;

. Необходимо запретить бесконтрольное представление и привлечение кредитов,

отчуждение собственности и принятия на себя обязательств

неплатежеспособными предприятиями и гражданами;

. Важно децентрализовать, укрепить судебную и правоохранительные органы,

закрепив за соответствующими институтами часть налоговых доходов;

. Необходимо превратить защиту прав акционеров, инвесторов и кредиторов в

государственный приоритет.

Реализация предполагаемых мер приведет к снижению объема кредитных и

фондовых операций при обеспечении их эффективности и надежности.

Многократно возрастут масштабы безналичных расчетов – это для финансовой

элиты. Государство получит прирост бюджетных доходов и расходов. Менеджеры

обретут перспективу упрочения своего положения легальным образом вместо

вынужденной тактики разворовывания остатков имущества предприятия.

Подавление налично-денежного и безналичного платеже-расчетного оборота

приведет к увеличению потребности в безналичной рублевой массе и облегчит

решение проблем дедоллоризации экономики и стабилизации рубля.

Нет нужды доказывать, что криминальное общество не в силах обеспечить

внедрение инноваций и экономический рост; хуже того, разрушая систему

снабжения населения социальными благами (прежде всего образования,

здравоохранения, социального обеспечения), оно обрекает себя на деградацию.

В то же время такая система может быть относительно устойчива только при

задействовании внешних источников со всеми вытекающими негативными

последствиями.

Программа интеграции тенового капитала с легальным — лишь одна, но

обязательная составляющая нового курса в экономической политике, суть

которого — во всемерном поощрении отечественного товаропроизводителя.

В настоящее время легализация теневых капиталов, направляемых в

легальную экономику — едва ли не единственный (в смысле реальной

возможности мобилизации) источник крупномасштабного инвестирования в

народное хозяйство. Правительство загнало предпринимателя «в тень», и

теперь обязано предоставить последнему возможность из нее выйти.

Карательные меры к теневикам-предпринимателям приведут к безвозвратной

потере для страны огромных капиталов, в создание которых тем или иным путем

вложен труд практически каждого россиянина. Заставить эти средства работать

для общего дела — задача, достойная истинных реформаторов.

Список используемой литературы

1. «Теневой» сектор обеспечивает рост российской экономики//Новая

газета 7-13 апреля, 1997 г.

2. Афанасьев Ю. – За ушко да на солнышко?//Российская газета 3 авг.,

1996г.

3. Булатов А. – Вывоз капитала из России: вопросы регулирования//

Вопросы экономики №3, 1998 г.

4. Исправников В. – Теневой капитал: конфисковать или

легализовать?//Экономика и жизнь №24, 1996 г.

5. Исправников В., Куликов В. – Как «высветлить» реформируемую

экономику// РЭЖ №5-6, 1997 г.

6. Кузнецова Т. – Некоторые аспекты исследования неформальной

экономики в России//Вопросы экономики №9, 1998г.

7. Макаров Д. – Экономические и правовые аспекты теневой экономики в

России//Вопросы экономики №3, 1998 г.

8. Ореховский П.- Статистические показатели и теневая экономика // РЭЖ

№4, 1996 г.

9. Смординская Н. – Бегство капиталов как объект международного

исследования //Вопросы экономики №9, 1997 г.

10. Суетин Д. – Экономика России: из тени в свет перелетая//Экономика и

жизнь №13, 1997г.

11. Теневые параметры «теневой» экономики (по материалам

конференции)//РЭЖ №8,9, 1996 г.

12. Щербакова Л. – Сереем «всем миром»//Эко №6, 1997 г.

13. Яковлев А., Воронцова О. – Методические подходы к оценке величины

неучтенного наличного оборота//Вопросы экономики №9, 1997 г.

Министерство Образования РФ

КРАСНОЯРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

КАФЕДРА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ

КУРСОВАЯ РАБОТА

по предмету экономической теории

на тему:

Выполнила:

студентка

экономического

факультета

группы Э-16

Ю. Ю. Якимова

Проверила: Т. М.

Шибитова

КРАСНОЯРСК, 1998 ГОД

-----------------------

[1] В теневую экономику как нерегистрируемую статистикой экономическую

активность не включены «преступления против личности и имущества…

нелегальная деятельность, например, производство и распространение

наркотиков, проституция, контрабанда» (Вопросы статистики, 1997, №1, с.

23).

[2] Одним из первых в научной литературе упоминаний о создании и

функционировании неформальных кооперативов является описание артелей нищих

(Н. Качалов «Артели в древнейшей и нынешней России» - С.-Пб., 1864 г.).

Если остальные артели (столярные, бурлацкие, биржевые и т.д.) в то время

действовали на основе уставов, условий, положений, то артели нищих

создавались неформальным путем, официально не фиксируя своей

договоренности, например, для того, чтобы нанять в Петербурге квартиру.

[3] Российский экономический журнал, стр. 97, №9 1996 г.

[4]Эко, стр.122, №6 1997г.

Страницы: 1, 2


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.