реферат скачать
 

Способы акционирования и приватизации

целям, которые были записаны в программах приватизации. Реальная

цель, на наш взгляд, была лишь одна: временное массовое

распределение и закрепление формальных прав частной

собственности в российском обществе при минимуме социальных

конфликтов в расчете на последующие трансакции в пользу

эффективных ответственных собственников.

4.1 Первый этап.

Приватизационный чек (ваучер) представлял собой

государственное свидетельство о праве собственности его

владельца на долю в безвозмездно распределяемой государственной

собственности. Он использовался в качестве платежного средства,

имел целевое назначение и ограниченный срок реализации.

Номинальная стоимость приватизационного чека была

определена с учетом стоимости объектов, подлежащих приватизации

в 1993 г., и численности населения России. Низкая номинальная

стоимость чека была обусловлена тем, что имущество, подлежащее

приватизации, оценивалось исходя из балансовой стоимости по

состоянию на 1 января 1992 г., т. е. без учета переоценки,

проведенной по состоянию на 1 июля 1992 г. в связи с резким

ростом цен.

Всего для проведения приватизации было выпущено в обращение

151,450 млн. приватизационных чеков. На специализированных

чековых аукционах за приватизационные чеки было продано 16 462

предприятия с суммарным уставным капиталом 1421 млрд. руб. В

результате ваучерной приватизации (к середине 1994 г.) в частную

собственность перешли до 70% предприятий промышленности.

За два года в частные руки была передана и большая часть

объектов так называемой малой приватизации (свыше 85 тыс.

магазинов, ресторанов, кафе, предприятий служб быта). К концу

1994 г. в абсолютном числе регионов России процесс малой

приватизации по существу завершился. Что касается средних,

крупных и крупнейших государственных предприятий, то к середине

1994 г. на их базе было создано 20 тыс. акционерных обществ.

Из трех возможных вариантов льгот явное предпочтение в

России было отдано второму варианту, позволяющему трудовому

коллективу получить контрольный пакет акций. Этот вариант льгот

избрали до 75% предприятий, ставших акционерными. Данная форма

была призвана перекрыть возможности установления внешнего

контроля над предприятием. Однако преимущества этого варианта

сразу же терялись вследствие последовавшей скупки акций у членов

трудовых коллективов предприятия администрацией или внешними

покупателями. В этой сфере активно действовали около 640 чековых

инвестиционных (ваучерных) фондов, которые скупили за бесценок

более трети всех ваучеров (у 22,8 млн. человек, или у 15,4 %

населения РФ). По имеющимся оценкам, всего в ЧИФы было вложено

более 40% ваучеров, которые в подавляющем большинстве не

обеспечили даже минимальных дивидендов, поскольку практически

все они быстро прекратили свое существование. Поэтому основная

часть работников предприятий лишь формально и на короткий период

стали акционерами. Кроме того, владение единичными акциями

никогда и нигде не делало никого реальными совладельцами

предприятий.

Поскольку же по официальным данным стали акционерами около

40 млн. граждан страны, а более 1 млн. - владельцами малого

бизнеса, то эта стадия называется "народной". Однако было бы

ошибкой делать акцент только на количественной стороне

результатов приватизации и не обратить внимание на

принципиальные недостатки ваучерной приватизации и на ее

экономические итоги.

Модели приватизации государственного имущества с

использованием ваучеров, безвозмездно распределяемых среди

населения, внутренне присущи серьезные недостатки. Это следующие

недостатки ваучерной приватизации:

Первый состоит в принципиальной невозможности для

участников приватизации в условиях неразвитости рыночных

отношений (в особенности фондового рынка) адекватно оценить

рыночную стоимость приобретенного в обмен на ваучеры имущества

предприятия.

Вторым недостатком является то, что равномерное

распределение приватизационных чеков приводит к распределению

титулов собственности между многими акционерами. При этом их

возможности участвовать в управлении делами акционерного

общества минимальны. Поэтому его деятельность в большинстве

случаев подчиняется реализации интересов менеджеров, а не

собственников капитала - работников приватизированных

предприятий.

Наиболее интенсивно приватизация происходила в 1993-

1994 гг.. Для 1995-1999 гг. характерно неуклонное и

стабильное снижение темпа вовлечения новых объектов. По данным

Мингосимущества РФ, на 1 января 2000 г. в сектор

приватизированных предприятий входили около 130 000 предприятий

(58,9% от общего числа предприятий РФ к моменту начала

приватизации). Одновременно по итогам приватизации 1992-1999 гг.

в распоряжении государства осталось значительное количество

пакетов акций предприятий (3100 закрепленных с учетом «золотой

акции» и 7000-8000 непроданных), проблема продажи которых стала

ключевой для собственно приватизационной политики 1995-1999 гг.

Нерешенные в рамках модели 1992-1994 гг. задачи - прежде всего

реструктурирование предприятий и привлечение инвестиций -

требовали формирования такой приватизационной модели, которая

хотя бы частично могла компенсировать предприятиям, по сути,

внеэкономические методы продаж на первом этапе.

4.2 Второй этап.

С началом «денежного» этапа задача максимизации

доходов федерального бюджета стала доминирующей, поэтому

дилемма «инвестиции - бюджет» в 1995-2000 гг. была решена в

пользу последнего. В целом применительно к 1995-2000 гг.

непосредственно в сфере приватизации можно говорить о

трансформации единой приватизационной политики в спонтанный

процесс «сброса» остаточных пакетов акций, который переходит на

региональный уровень. Для этого периода стало характерным также

использование квази-приватизационных инструментов для

привлечения политических союзников среди региональной элиты и

крупнейших финансовых группировок. Продолжался и процесс

консолидации и интенсивного дальнейшего перераспределения

собственности между крупнейшими финансовыми альянсами и

компаниями - естественными монополиями. Важнейшими

стратегическими задачами денежного этапа приватизации были:

o привлечение внешних инвесторов для долгосрочных инвестиций;

o обеспечение предприятий средствами для технического

перевооружения;

o пополнение доходной части государственного бюджета.

К декабрю 1994 г. было приватизировано уже 110 тыс.

предприятий госсектора из 240 тыс., существовавших в

дореформенной России. Однако в 1995 г. было приватизировано

всего около 6 тыс. предприятий, поскольку приватизационные

процессы резко замедлились. Начиная со второй половины 1995 г.,

приватизация приняла характер вялотекущего процесса. Всего к

началу 1996 г. оставалось еще 43,3% государственных предприятий.

Кроме того, государству принадлежала также значительная часть

акций приватизированных предприятий.

Предполагалось, что переход к денежной модели приватизации

значительно повысит поступления не только в бюджеты всех уровней

государственной власти, но и в бюджеты предприятий. Было

установлено, что 51% от продажи акций приватизируемого

предприятия переводится на специальный счет самого предприятия

для его инвестиционных целей. Однако заметных изменений не

произошло: выручка от приватизации в 1996 г. составила менее 1 %

доходов федерального бюджета. В среднем за 1 приватизируемый

объект получено менее 40 тыс. долл., что примерно равнялось

стоимости двухкомнатной квартиры в Москве.

Таким образом, основным результатом денежного этапа

приватизации также является количественное сокращение

государственной собственности. В результате массовой

приватизации и форсированного развития частного сектора доля

государственного (включая муниципальный) и частного секторов в

общей занятости населения практически сравнялась (37,6 и 37,4%),

возрос сектор со смешанной формой собственности (23,7%), доля

занятых в добровольно-общественном

Хорошо известна и практика проведения залоговых аукционов

конца 1995 г. Хронический бюджетный кризис и провал бюджетного

задания по приватизации на 1995 г. стали одним из наиболее

весомых стимулов для реализации этой схемы. Состоявшиеся 12

аукционов по ряду крупнейших российских предприятий в

совокупности принесли в бюджет 5,1 трлн. рублей, включая 1,5

трлн. рублей погашенной задолженности предприятий государству.

Среди фактических победителей доминировали два крупных

российских банка - «ОНЭКСИМ» и «Менатеп».

Вне зависимости от юридической «оболочки», эти аукционы

представляли собой в значительной степени завуалированный

самовыкуп пакета акций предприятиями, либо прямую неконкурентную

продажу пакета акций заинтересованным банкам. Вместе с тем целый

ряд судебных разбирательств и проверок легитимности этих сделок

в 1996-1997 г. не позволяет делать каких-либо выводов о

нарушениях правового характера, допущенных в ходе залоговых

аукционов и последующей продажи предмета залога. Это, тем не

менее, дает основания не столько для выводов о прозрачности

состоявшихся сделок, сколько о несовершенстве имевшейся на

соответствующий момент нормативно-правовой базы. Очевидно, что

практически все залогодержатели были заинтересованы получить

данные пакеты в собственность и при этом минимизировать

соответствующие финансовые затраты. Наиболее предпочтительным

вариантом стала квази-открытая продажа заложенного пакета акций

и приобретение его в собственность через аффилированных лиц.

К началу 1998 г. этот вариант уже использован в отношении

пакетов акций нефтяных холдингов «ЮКОС» (45% вначале и 33,3%

после «разводнения», квалифицированный контроль банка

«Менатеп»), «Сиданко» (51%, контроль ОНЭКСИМбанка), "Сибнефть"

(51%, формально "Нефтяная финансовая компания"),

«Сургутнефтегаз» (40,12%, фактический самовыкуп эмитентом),

"ЛУКОЙЛ" (5%, фактический самовыкуп эмитентом), а также РАО

"Норильский никель" (38%, контроль ОНЭКСИМбанка). Хорошо

известны скандалы, сопровождавшие большинство из этих сделок.

Пожалуй, наиболее бесконфликтно прошли продажи заложенных

пакетов акций НК «Сургутнефтегаз» и "ЛУКОЙЛ", являвшиеся

тривиальным самовыкупом акций компаниями-эмитентами через

посредничество управляющих компаний их пенсионных фондов. Во

всех описанных случаях также обращает на себя внимание крайне

малое превышение стартовой цены и, соответственно,

незначительная выручка государства. Главные причины этого -

отсутствие реальной конкуренции, «договорной» характер ряда

аукционов, неудовлетворительно сформулированные требования и

условия приватизационных сделок.

Со 2 августа 1997 г. официально вступил в силу новый закон

"О приватизации государственного имущества и об основах

приватизации муниципального имущества РФ"(N 123-ФЗ, подписан

Президентом РФ 21 июля 1997 г.). Среди основных новаций

необходимо выделить следующие: акцент (уже в самом названии) не

на предприятия, а на имущество (имущественные доли государства);

в программе приватизации предусмотрены список приватизируемых в

течение года объектов (зависит от текущей конъюнктуры) и список

стратегических объектов, приватизация которых запрещена (их

можно приватизировать только на основании федерального закона);

расширен набор методов приватизации (за счет легализации уже

имевшей место продажи производных ценных бумаг); льготы

работникам предприятий возможны (скидка 5-10% продажной цены

акций и др.), но могут быть отменены или приобрести более гибкий

характер; стоимость "имущественных комплексов" определяется

совокупно на основании уставного капитала, балансовой оценки и

рыночной стоимости; введены коммерческие конкурсы с

инвестиционными условиями, а инвестиционные конкурсы отменены;

восстановлено понятие "аренда с выкупом", но "по рыночной

стоимости".

4.3 Третий этап.

Некоторые наблюдатели связывают начало третьего - после

"чекового" и "денежного" - этапа приватизации, с понятием

"индивидуальный проект". Хотя этот термин и не был легализован

в новом законе о приватизации, формальная заинтересованность

правительства в "индивидуальных проектах" была оформлена в

Постановлении Правительства РФ от 1 апреля 1997 г. N 363 "О

порядке реализации индивидуальных проектов приватизации

федерального имущества" (в редакции от 12 мая 1997 г.).

Согласно этому документу, индивидуальным проектом

приватизации федерального имущества является комплекс

мероприятий, направленных на приватизацию особо важного для

страны региона или отрасли федерального имущества и

предусматривающих проведение предпродажной подготовки этого

имущества с привлечением независимого финансового консультанта.

Опыт крупнейших сделок и в целом практики приватизации 1997-2000

гг., тем не менее, не дает оснований для выводов о радикальных

новациях. Темпы приватизации резко сократились. С октября 1997

г. мобилизация свободных денежных ресурсов с целью установления

контроля над новыми объектами становилась все более

проблематичной, даже для крупнейших отечественных финансовых

группировок.

Финансовый и политический кризис августа 1998 г. фактически

подвел черту под массовой "денежной" приватизацией". В 1998 г.

приватизация принимала все более "точечный" характер. Хотя

задание бюджета по доходам от продажи государственного имущества

снова было перевыполнено почти в 2 раза, но 66% всех доходов

было получено от продажи на аукционе 2,5% акций РАО "Газпром",

на сумму 13,8 млрд. руб. Если учесть, что всего за год было

приватизировано 2583 предприятия, то можно сделать вывод, что

стандартные приватизационные сделки не принесли весомого дохода

в бюджет

В 2000 г. приватизация как элемент экономических реформ

становится все менее актуальной. Это касается как

системообразующей ее роли (весьма важной для первой половины 90-

х гг.), так и бюджетной ориентации приватизационных продаж (с

разной степенью успеха доминирующей во второй половине 90-х

гг.). Этот процесс падения роли приватизации в развитии

переходной экономики проявился, в частности, в возросшей в 1999

г. активности критики применявшихся моделей (объектом жестких

нападок вновь стала не только российская модель массовой

приватизации, но и бывшая некогда эталонной, с точки зрения

Запада, чешская купонная схема).

С точки зрения дальнейших системных преобразований,

приватизация со всей очевидностью уступила место вопросам

корпоративного управления и реструктурирования приватизированных

предприятий. С точки зрения пополнения доходов бюджета (с 1999

г. - финансирования бюджетного дефицита), на первый план вышли

задачи рационализации использования и повышения эффективности

управления государственной собственностью. Наконец,

инвестиционная составляющая приватизационных сделок традиционно

близка к нулю. Более того, многие сделки с инвестиционными

условиями в 1999-2000 гг. стали по разным причинам объектом

расследования на предмет возврата пакетов акций в собственность

государства. Замедление приватизационного процесса связано со

многими объективными и субъективными факторами. Наиболее

существенным является отсутствие спроса на большинство

продаваемых «остаточных» пакетов (в силу отсутствия интереса к

данным хозяйственным объектам в принципе, либо в силу уже

установившихся на конкретном предприятии формальных и/или

неформальных полюсов корпоративного контроля). Объективной

доминантой продолжающихся приватизационных продаж являлись

мотивы установления контроля (завершения консолидации), типичные

для пост-приватизационного периода во всех странах с переходной

экономикой. Нерешенность проблем с земельными участками,

незавершенными объектами, мобилизационными мощностями, наличием

большого числа госпакетов акций (фактически неуправляемых)

приводили к дополнительному замедлению приватизационного

процесса и снижению цены совершавшихся сделок.

Следует заметить также, что в регионах существует две

сдерживающие приватизационный процесс тенденции: с одной

стороны, невыполнение принятых в последние годы решений о

приватизации, с другой стороны стремление региональных властей

Страницы: 1, 2, 3, 4


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.