реферат скачать
 

Социальная политика в России

денежной массы в обращении. В итоге за сентябрь-декабрь ее объем

увеличился на 31,7%, тогда как за восемь предыдущих месяцев – сократился

на 8,2%. Одновременно происходило перераспределение денежной массы в

пользу наличных денег, доля которых к началу 1999 г. выросла до 41,5%

(год назад она составляла 34,9%).

Однако новая финансовая политика пока мало что изменила как в положении

реального сектора, так и экономики в целом. На фоне общего увеличения

объема кредитов, предоставляемых предприятиям, организациям, банкам и

физическим лицам, наблюдалось свертывание программ кредитования реальной

экономики. Продолжала расти, хотя и замедляющимися темпами, суммарная

задолженность по обязательствам предприятий и организаций (за декабрь

1998 г.– 100,2%, за ноябрь – 101,4%, за октябрь – 101,6%).

С другой стороны, осталась неудовлетворительной налоговая дисциплина.

Хотя за декабрь прошедшего года задолженность по налоговым поступлениям в

бюджетную систему сократилась на 7,3%, в ноябре она выросла на 7,7%. В

целом за 1998 г. налоговые долги предприятий и организаций перед бюджетом

увеличились в 1,4 раза, причем львиную долю задолженности (около 91%)

составляют недоимки, а не отсроченные платежи. Это обстоятельство

неизбежно отразилось на исполнении доходной части бюджета. Дефицит

консолидированного бюджета страны по итогам 1998 г. составил 3,6% ВВП.

Несмотря на отказ от жесткой финансовой политики, инфляцию в

потребительском секторе пока еще удается удерживать в разумных пределах.

Правда за последние четыре месяца 1998 года потребительские цены выросли

в 1,7 раза (за первые восемь месяцев – на 8%), но их нисходящая динамика

в начале 1999 г. (январь – 108,5%, февраль по оценке – не выше 103,8%)

позволила властям говорить о контролируемости инфляции. Для специалистов

этот вопрос по-прежнему является открытым, поскольку серьезным

инфляционным стимулом остаются сегодня динамика курса рубля, а также

состояние потребительского рынка.

Удорожание доллара в прошедшем году значительно опередило темпы инфляции

(346,5% против 184,4%). В сентябре-декабре доллар рос в среднем на 27%

ежемесячно и в конце 1998 г. превысил 20-ти рублевый уровень. Пытаясь

избежать нового витка девальвации, Банк России продолжал расходовать свои

золотовалютные резервы. В целом за прошлый год они сократились почти на

1/3. При этом, несмотря на введение обязательной продажи вначале 50%, а

затем и 75% экспортной выручки, по состоянию на конец декабря их величина

упала ниже августовского уровня (до 12,2 млрд. долларов против 12,4

млрд.). Дополнительной мерой, рассчитанной на стабилизацию курса рубля,

стало ограничение срока хранения на банковских счетах валюты, закупленной

под импортные контракты.

Неустойчивым осталось состояние потребительского рынка, хотя прямая

угроза товарного дефицита похоже отошла на второй план. После скачка

ажиотажного спроса, пришедшегося в основном на середину III квартала,

темпы продаж начали сокращаться и по итогам последних трех месяцев 1998

г. уже не превышали 85,6% аналогичного уровня 1997 г. Этому

способствовало истощение свободных денежных средств на руках у населения

и отчасти спад инфляционных ожиданий в обществе. В целом за год объем

розничного товарооборота снизилсл на 4,5% (1998 г. к 1997 г.), а скорость

обращения товаров возросла на 16%. К тому же к концу года упала

насыщенность товарного рынка, сократился ассортимент предлагаемых товаров

и их запасы в розничной сети. Так в конце года розничная торговля была

обеспечена товарными запасами только на 24 дня торговли (в августе – на

27 дней). Это абсолютный рекорд за последние шесть лет, исключая сентябрь

1998 г., когда обеспеченность товарными запасами была такой же, как в

декабре.

Основная причина сложившейся ситуации заключалась в резком сокращении

поступлений по импорту. Так в IV квартале минувшего года только 1/5 часть

всех продуктов питания составляла импортная продукция (в III квартале –

36%). Наиболее существенно, помимо потребительских товаров, сократились

импортные закупки медикаментов.

Правда, сокращение импортных поставок имело также свою положительную

сторону. Стремительная девальвация рубля лучше всякой протекционистской

политики защитила внутренний рынок от зарубежных товаров, практически

ликвидировав конкуренцию, что ненадолго оживило отечественное

производство. Длительность периода оживления непосредственно зависит от

имеющихся у производителей запасов сырья (по большей части импортного).

Стремительный рост потребительских цен не мог не отразиться на уровне

жизни россиян. В конце 1998 г., только по официальным данным, за порогом

бедности оказалось 40 млн. человек, что составляет 27,3% всего

населения. При этом численность граждан с доходами ниже прожиточного

минимума резко увеличилась именно в последние четыре месяца. Средний

уровень бедности в сентябре-декабре достиг 28,8%, тогда как в предыдущий

период 1998 г. он колебался около 22,5%.

В большей степени обесценению подверглись доходы наемных работников и

социальных иждивенцев. Если в среднем по населению уровень реальных

доходов снизился в IV квартале примерно на 30% по сравнению с аналогичным

уровнем годовой давности (в III квартале – на 20%), то реальная величина

пенсий – на 32% (рост на 3%), а реальная заработная плата – на 35% (на

14%). Правда, начисленная заработная плата в последнем квартале 1998 г.

была все же на 70 % выше прожиточного минимума трудоспособного, тогда как

средняя пенсия не превышала 90% прожиточного минимума пенсионера (в том

числе в декабре – 79,8% минимума).

Власти попытались разрядить обстановку, вернув в конце года хотя бы часть

своих долгов, которые, впрочем, также успели значительно обесцениться.

Например, суммарная задолженность по заработной плате за три последних

месяца сократилась на 12,6% при одновременном росте потребительских цен

на 23,3%. При этом приоритет отдавался занятым в производственных

отраслях – за три последних месяца 1998 г. им возместили 15% накопившихся

долгов. Погашение задолженности работникам социальной сферы началось по

сути только в декабре, в итоге ее совокупная величина сократилась на

11%.

В результате смягчения финансовой политики, а скорее за счет произошедшей

первичной адаптации населения к изменившимся экономическим условиям и

созданному в начале кризиса товарному заделу, в IV квартале начали

сокращаться потребительские затраты в структуре денежных расходов граждан

и даже возродился некоторый интерес к сбережениям. Так на покупку товаров

и услуг в этот период было израсходовано 77,7% всех средств населения

против 84,5% в III квартале, одновременно снизился удельный вес затрат на

покупку валюты (с 14,4% в III квартале до 8,7% в IV квартале).

В то же время повальное изъятие организованных сбережений сменилось

робким приростом доли вкладов, но в основном свободные денежные средства

накапливались на руках. Это обстоятельство красноречиво свидетельствует о

степени напуганности населения – как правило в последнем квартале года

неорганизованные сбережения, наоборот, сокращались. Падение внутреннего

спроса населения на валюту, сокращение объемов ее купли-продажи,

подтверждаемое различными финансовыми показателями, свидетельствует,

прежде всего, о сокращении доходов определенной категории граждан,

регулярно зарабатывавших СКВ. С другой стороны, это признак использования

валюты в качестве средства накопления.

Вполне вероятно, что новое и резкое ухудшение экономического положения в

стране, а главное, неясные перспективы дальнейшего развития событий стали

причиной начала новой волны эмиграции, наметившейся в последние месяцы

1998 г. Хотя общее сальдо миграции между Россией и странами дальнего

зарубежья по итогам года оставалось отрицательным, его абсолютная

величина сократилась до 61,6 тыс. человек (в 1997 г. – 68,7 тыс.). Более

того, в сентябре-декабре по сравнению с аналогичными месяцами 1997 г.

было зафиксировано неожиданное и последовательное увеличение числа

выезжающих (сентябрь - 110,7%, октябрь – 121, 6%, ноябрь – 122%, декабрь

– 119,3%). В первые восемь месяцев 1998 г. внешняя миграция, напротив,

сократилась на 15% по сравнению с январем-августом 1997 г. Трудно

предположить, что в условиях кризиса подобное поведение населения в

осенне-зимний период вызвано неожиданным ростом желающих отдохнуть за

рубежом или всплеском деловой активности отечественных предпринимателей.

В стране сформировалась новая экономическая и социальная реальность,

примириться с которой многим последователям прежнего курса будет нелегко.

Создавшиеся условия служат благодатной почвой для дальнейшего ухода

экономики в тень и ее криминализации. По самым осторожным оценкам

экспертов, теневая экономика обеспечивает сегодня около 50% ВВП.

Официальные оценки естественно ниже: по словам Е. Примакова, весь

теневой сектор составляет только треть экономики.2) Фактически

криминализация общества признается всеми слоями населения. По данным

опросов ВЦИОМ, примерно 60% россиян вне зависимости от пола, возраста,

образования, социального статуса и места проживания (колебания от 57% до

70%) уверены в том, что власть в стране криминальна и коррумпирована,

более того – относятся к этому факту уже как к должному.

3.Социально – экономическое развитие. Итоги. Сценарии будущего.

3.1Эволюция России

С начала 80-х годов было ясно, что без радикальных изменений в экономике не

обойтись. В то время еще можно было, приняв разумные меры, перестроить

плановую экономику, поставить ее на рыночные рельсы и обойтись без такого

спада производства, инфляции, снижения уровня жизни. Некоторые

экономические программы предоставляли такую возможность («500 дней»

например).

История сложилась иначе, и руководству России пришлось не перестраивать

экономику, а воссоздавать заново.

От командно-административной к рыночной экономике. Особенностью

является то, что ни один из механизмов координации намерений

хозяйственных субъектов не является доминирующим: централизованное

планирование уже не действует, а рыночные механизмы еще не заработали в

полной мере. Рыночные реформы включают в себя три этапа:

макроэкономическое регулирование, приватизацию и структурные реформы.

Экономические реформы в России.

Кредитно-денежная политика.

Беспрекословное следование монетаристским концепциям привели к

неправильному пониманию многих идей.

Позиция о том, что эмиссия денег неизбежно ведет к инфляции, а

сокращение денежной массы позволяет остановить инфляцию и добиться

противоположного эффекта привело к тому, что реформаторы стали

рассматривать любое сокращение денежной массы как абсолютное благо. Это

справедливо, когда существует избыточная денежная масса, дальнейшее

сокращение денежной массы ведет к возникновению дефицита платежных

средств, появлению денежных суррогатов, бартера. Возникает рынок без

денег, а это в свою очередь ведет к распаду самого рынка.

Производители, лишаются экономических ориентиров, без денег начинает

неправильно работать система ценообразования: предприниматели

руководствуются не доходами, спросом на товары, а инфляционными

ожиданиями, неэкономическими мотивами.

Вторая причина провала кредитно-денежной политики реформаторов

либерализация цен.

Правительство проводило либерализацию цен ради ее самой, как самоцель.

В меморандуме российского правительства об экономической политике за 92

г. провозглашалось: «Важно немедленно осуществить либерализацию цен на

энергоносители», то есть позволить естественным монополиям

устанавливать цены.

Что произошло в результате? Предприятия-монополисты повысили цены в

несколько раз и заняли выжидательную позицию, не зная, как отреагирует

рынок.

«Еще одна причина спада производства при росте цен – это резкая

дифференциация доходов населения. В промышленности соотношение средней

зарплаты 10% наиболее оплачиваемых и 10% наименее оплачиваемых

работников в 1996 г. составило 20,6 раза, в сельском хозяйстве этот

показатель был равен 21, в строительстве - 25,1, в банковской

деятельности – 26,3 раза. При отсутствии сильного расслоения населения

по уровню доходов предельная ценность денег примерно одинакова, и

изменение цен существенно влияет на динамику спроса. Другое дело, когда

в обществе появляется существенная группа потенциальных покупателей,

готовых заплатить высокую цену за товар, т.н. «синдром драгоценностей».

Такая ситуация стимулирует продавцов, повышая цены, удовлетворять

спрос этой группы населения за счет менее платежеспособной части.

Накопление кризисного потенциала происходило постепенно параллельно с

кажущейся стабилизацией. Борьба с инфляцией путем ограничения денежной

массы привела к недостатку наличных денежных средств для обслуживания

товарооборота: монетаризация экономики составила всего 10% ВВП (для

развитых стран 70-75% ВВП).»

Снижение текущей инфляции компенсировалось за счет сокращения

социальных расходов и роста «отсроченной инфляции» (девальвации,

неплатежей, внутреннего и внешнего долга и т.д.)

В России рост отсроченной инфляции происходил на фоне постоянного

повышения реальных ставок налогов и снижения их собираемости.

Вследствие непродуманной фискальной политики все большее число

предприятий переходило в теневую экономику.

“В 1997 г. около 40% экономики оказалось в теневом секторе. Вывоз

капитала за рубеж составил 10-12 млрд. долларов ежегодно.

Все это время баланс бюджета поддерживался за счет роста «отсроченной

инфляции». Каждый задержанный рубль бюджетных выплат оборачивался в 5-6

рублей неплатежей. Общий объем неплатежей в 1998 г. составил более 1,4

трлн. руб. Только 16% российских предприятий платят налоги полностью.

70% сделок осуществляется через бартер и взаимозачеты.

Высокие ставки ГКО-ОФЗ, рост фондового индекса быстрыми темпами (в 8

раз за 96-97 гг.) привели к тому, что инвестиции вытеснялись из

реального сектора экономики и направлялись в финансовый сектор, который

существовал независимо от производства.»

Искусственное поддержание курса рубля способствовало неадекватному

соотношению экспорта и импорта. Цены на экспорт оказывались

завышенными, что мешало притоку валюты в Россию. Цены на импорт,

наоборот, были заниженными, что подрывало конкурентоспособность

российских товаров.

Налоговая система в России.

В реализации курса на реформирование экономики России правительство

уделяло большое внимание бюджетно-налоговой политике. Правительство с

одной стороны действовало монетарными методами удержания инфляции, с

другой стороны ему приходилось проводить меры по остановке спада

производства.

«Налоговые поступления являются важнейшей статьей доходной части

бюджета России, и их значение возрастало. Если в 1992 г. налоги

составили 40% доходной части бюджета, то в 1994 г. – 90% доходной

части.

В ноябре 1991 г. был принят закон «Об основах налоговой реформы в

Российской федерации», налоговая система в России стала приобретать

черты присущие рыночной экономике (при командно-административной

системе государство получает доходы не за счет явных налогов, а за счет

контроля над ценами, заработной платой и пр.).»

«К началу 1996 г. пять основных налогов обеспечивают налоговые

поступления в бюджет: НДС, налог на прибыль, подоходный налог, акцизы,

таможенные пошлины. Налоги разделены на федеральные; республиканские,

краевые, областные; местные. Основные федеральные налоги: налог на

прибыль с предприятий 32% (позднее повышена до 38%) и налог на

добавленную стоимость 20%. Эти налоги пропорциональны. Подоходный налог

с физических лиц носил прогрессивный характер. Лица с доходами до 5

(потом 12) млн. руб. в год уплачивали налог по ставке 12%, лица с

доходами свыше – по возрастающей ставке до 30%.

В принципе, налоги в России (% от ВВП) далеко не самые высокие в

мире:

Однако, в России самые высокие налоги на прибыль предприятий, что не

стимулирует инвестиции. Кроме того, ставка налогов установлена на

уровне, превышающем критический, после которого налогооблагаемая база

сокращается, и доходы государственного бюджета должны были бы

уменьшаться. На самом деле этого не происходит, а доходы в бюджет

продолжают расти еще до определенного уровня налогов.

Приватизация в России.

К 1 июля 1994 г. в России полностью завершился этап ваучерной

приватизации. Приватизации подлежали большинство государственных

предприятий. Программа 1992 года предусматривала четыре способа

приватизации: аукцион, коммерческий конкурс, аренда с правом выкупа,

акционирование.

«Приватизация в России принесла с собой такой институт, как чековые

инвестиционные фонды, которые собрали более трети всех ваучеров,

среднее количество акционеров в них составило 22,8 млн. чел».

Предполагалось, что ЧИФы будут заинтересованы в развитии

производственного сектора и станут заниматься вопросами инвестирования

производства. «Однако российская практика показала, что ЧИФы в

большинстве своем были заинтересованы в максимизации дивидендов, а не в

развитии предприятий. Всего 15% средств чековых инвестиционных фондов

были вовлечены в инвестиции в акции предприятий, зато около 75%

вложений было направлено в краткосрочные и среднесрочные спекуляции.»

Что не было сделано в России для успеха приватизации? Во-первых, не

была проведена аграрная реформа. Незыблемость принципа частной

собственности основывается на частной собственности на землю. Вместо

этого российские реформаторы продолжали эксплуатировать державшийся

веками принцип общественной собственности, который хотел пересмотреть

еще Столыпин, настолько он был неэффективным. Отказ от приватизации

земли объясняли политическими лозунгами «Россию продадут», что можно

было легко ограничить рядом законов или указов о порядке продажи земли.

«Вместо этого был принят курс на приватизацию заводов, фабрик, торговых

и складских помещений, газо- и нефтедобывающих предприятий и других

предприятий, связанных с переработкой полезных ископаемых и

эксплуатацией месторождений, являющихся по существу естественными

монополиями. Природные же богатства – общественная собственность, но

никак не частная, они должны принадлежать обществу, и использоваться

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.