реферат скачать
 

Рыночная экономика

оказывает большее влияние на движение цен, чем кризисное сужение рынков

сбыта. Следовательно, движение цен в современных кризисах отражает

противоборство двух тенденций: повышательной, связанной с деятельностью

крупного капитала и государства, и понижательной, порождаемой циклическим

сокращением емкости рынка. Другими словами, механизм современных

капиталистических циклов сочетает в себе кризис и инфляцию.

Меняются и формы проявления современных циклов и кризисов. Это

выражается: в синхронизации циклического движения в разных странах, что

ограничивает возможности смягчения кризисных процессов за счет расширения

экспорта; в учащении циклических кризисов и сокращении длительности цикла;

в относительном уменьшении глубины кризисов; в неустойчивости фаз оживления

и подъема; в изменении показателей масштабов и глубины кризисов.

Особое место в современном циклическом воспроизводстве занимают мировые

экономические кризисы 1974—1975 гг. и 1980—1982 гг. Для США показатели этих

кризисов таковы: падение промышленного производства составило в кризисе

1974— 1975 гг. 13,8%, а в кризисе 1980—1982 гг. — 20,8%; прирост

потребительских цен — соответственно 9,1 и 13,5%; уровень безработицы — 9,2

и 10,4%.

Кризисы 1974—1975 гг. и 1980—1982 гг. характеризуются сочетанием

традиционных кризиснык-уявлений (падение производства, рост безработицы,

хроническая недогрузка производственных мощностей) с постоянным ростом цен.

Поэтому они получили название стагфляционных кризисов (и циклов

соответственно). Эти два процесса переплелись со структурными кризисами

(энергетическим, продовольственным, сырьевым, экологическим).

Структурные кризисы порождаются глубокими диспропорциями между

развитием отдельных сфер и отраслей производства. Поэтому они носят

длительный характер и не укладываются в рамки одного экономического цикла.

Функция структурных кризисов — временное разрешение противоречий

международного разделения труда. Их возникновение связано с конфликтом

между развитыми государствами и развивающимися странами после крушения

колониальной системы. Это выразилось в глубокой диспропорциональности

мирового развития, когда низкие цены на нефть и сырье, навязанные молодым

развивающимся странам, привели к относительной нехватке этих товаров.

Установление суверенитета, распоряжение своими природными ресурсами

позволили развивающимся странам добиться более справедливых цен на сырье и

увеличить доходы от экспорта. Но развитые страны сумели в 80-е годы за счет

применения дешевых заменителей и перехода на ресурсосберегающие технологии

добиться снижения цен на нефть и сырьевые товары.

Особенности современных циклических кризисов связаны и с кризисом

государственного регулирования, выразившимся в несостоятельности

антициклической политики государства, в банкротстве теорий и практики

государственного воздействия на циклическое воспроизводство. Налицо

несоответствие официально провозглашенных целей государственной политики

фактическим результатам регулирования экономики: вместо высоких и

устойчивых темпов роста экономики — их падение; полная занятость обернулась

массовой безработицей; «стабильность» цен — хронической инфляцией;

равновесие платежного баланса — ростом государственного долга. В результате

экономическая деятельность государства стала дополнительным фактором

неустойчивости экономики.

Кризис государственного регулирования заставил развитые страны искать

выход из сложившейся ситуации, но не путем отказа от государственного

регулирования циклического производства, а посредством перестройки его форм

и методов. Направленность государственной политики изменилась от

антициклической к антиинфляционной.

Приспособление к новым воспроизводственным пропорциям осуществляется в

современном хозяйстве прежде всего конкурентно-рыночными методами. В

результате возрастает значение стимулирующей функции стихийных

экономических кризисов в развитии экономики. Об этом свидетельствуют

циклические спады: в 1989—1991 гг. — в США, в 1990—1993 гг. — в европейских

странах, в 1991—1995 гг. — в Японии. Кризисное падение производства создало

условия для циклического оживления, а затем и роста производства, который

начался с 1996 г.

Вместе с тем в современных кризисах менее подвижны такие экономические

параметры, как цены, зарплата, занятость, с помощью которых ранее

преодолевались воспроизводственные диспропорции. В восстановлении

пропорциональности в современных условиях участвуют оставшиеся подвижными

валютные курсы, процентные ставки, размеры денежной массы и

государственного долга. Подвижность этих экономических параметров придает

маневренность механизму самонастройки рыночной экономики.

3. Длинные волны экономического развития

Для рыночной экономики характерны не только малые (до 10 лет), но и

большие циклы с долговременными тенденциями (волнами), протяженностью 50—60

лет, включающими понижательную и повышательную фазы.

Основы теории долговременных колебаний экономики, или больших циклов

конъюнктуры, были заложены в начале XX в. Существует пять наиболее

известных концепций длинных волн:

Кондратьева (воспроизводственная), Шумпетера (инновационная), Троцкого

(концепция кризиса капиталистической системы), демографическая, военных

циклов. Наибольший вклад в развитие теории длинных волн внес крупный

русский экономист Н. Д. Кондратьев, опубликовавший в 20-х годах ряд работ.

В них ученый систематизировал накопленный и обработанный им эмпирический

материал, сделал некоторые обобщения, заложив тем самым основы теории

длинных волн'.

Кратко суть теории длинных волн состоит в следующем: развитие

капиталистической экономики характеризуется последовательным чередованием

периодов замедленного и ускоренного роста, каждый из которых протяженностью

в два-три десятилетия. Основными элементами механизма, воспроизводящего

долговременные периодические колебания в экономике, являются оборот

основного капитала с длительным сроком службы, накопление свободного

денежного капитала, научно-технический прогресс. Следовательно, Н. Д.

Кондратьев впервые стал рассматривать НТП как внутренний фактор

долговременной цикличности. Обработав статистические данные за 140 лет по

среднему уровню динамики товарных цен, процента на капитал, номинальной

заработной платы, оборота внешней торговли, добычи и потребления угля,

производства чугуна и свинца, Н. Д. Кондратьев выделил три больших цикла

конъюнктуры: первая волна — с 1790 по 1850 г., вторая — 1851—4®90 гг.,

третья — с 1891 г., которая в 1920 г. перешла в понижательную фазу.

Главную цель своего исследования Н. Д. Кондратьев видел в разработке

методологии долгосрочного прогнозирования тенденций развития мирового

капиталистического хозяйства, т. е. он оставлял за капитализмом способность

к развитию, эволюции в течение длинных циклов. Однако эти выводы прозвучали

диссонансом всеобщему в то время увлечению идеей о неминуемом и скором

развале хозяйственной системы капитализма. Поэтому теория длинных волн

Кондратьева надолго была забыта как вредная и несостоятельная.

Однако заслуга Н. Д. Кондратьева в развитии экономической теории

велика. Во-первых, он сформулировал идею плана-прогноза (индикативное

планирование, даже на Западе этого еще не было). Сейчас вся система

планирования — это план-прогноз (предвидеть, чтобы управлять). Во-вторых, в

прогнозировании им сделаны прогнозы стоимостных показателей (раньше были

материально-вещественные показатели). Сочетание материально-вещественных и

стоимостных показателей позволило развивать финансовые прогнозы. В-третьих,

Н. Д. Кондратьев предложил использовать дефляторы, ввел статистику цен, что

позволило видеть динамику производства. В-четвертых, ввел в экономическую

науку текущий конъюнктурный анализ, т. е. оценку текущего изменения цен,

потребительской корзины. В-пятых, разработал идею соотношения социального и

экономического факторов экономического роста, которая долгое время не

признавалась. Сегодня она представляет практический вопрос. Таким образом,

в больших циклах, связанных с научно-техническим прогрессом, Н. Д.

Кондратьев видел логику развития, с ними связывал все циклическое развитие.

В то же время он предостерегал от смелых планов и прожектов, призывал быть

реалистами.

Возрождение теории длинных волн связано с именем австрийского

экономиста И. Шумпетера и его работой «Экономические циклы» (1939 г.), где

эта теория получила дальнейшее наиболее полное развитие. Работа И.

Шумпетера пришлась на период изменений в механизме функционирования

рыночной экономики. Впоследствии, с выходом из кризисной ситуации,

ускорением темпов экономического роста, интерес к проблеме долговременных

колебаний практически полностью исчез. Но на рубеже 60—70-х годов вновь

наблюдается возвращение к этой проблеме, что связано с вступлением рыночной

экономики в фазу перестройки ее основных принципов функционирования. Поиск

путей повышения эффективности производства в связи с исчерпанием

возможностей прежнего механизма самовозрастания капитала, проявившемся в

кризисе кейнсианских рецептов регулирования экономической жизни, заставил

многих экономистов задуматься над вопросом: не является ли расстройство

мировой экономики в 70—80-х годах (выразившееся в учащении кризисов,

массовой безработице и ускорении инфляционных процессов) проявлением

долговременных периодических колебаний, внутренне присущих экономической

системе, и каков механизм этих колебаний. Идея длинных волн в экономике,

подкрепленная дополнительными исследованиями и новой статистической

информацией, получила свое второе рождение. Особую роль в этом сыграла

книга немецкого ученого Г. Менша «Технологический пат: инновации

преодолевают депрессии» (1975 г.).

При всем разнообразии точек зрения на конкретный механизм длинных волн

все работы современных западных экономистов идут в предложенном И.

Шумпетером направлении, объясняющем возникновение долговременных тенденций

неравномерностью научно-технического прогресса. Главную причину

долговременных колебаний экономики И. Шумпетер видел в том, что внедрение

базовых нововведений (таких нововведений, которые существенно изменяют как

набор предлагаемых покупателю продуктов, так и технологию их изготовления)

происходит не непрерывно, а периодически. В тот момент, когда

существовавший ранее набор продуктов предельно заполнил рынок, когда

дальнейшее расширение производства может идти лишь за счет выбывших из

употребления товаров, а прежняя технология не дает возможности произвести

какой-либо принципиально отличный от уже производимого продукт (т. е. путем

частичной модернизации и улучшений), нельзя значительно расширить рынок, не

говоря уже о создании нового.

Такая ситуация предельного насыщения рынка периодически возобновляется.

Применение новых базовых нововведений вызывает бурный рост производства в

передовых отраслях, что стимулирует рост и структурную перестройку всей

экономики. Но по мере того, как рынок все более заполняется, в экономике

нарастает кризисная ситуация, требующая создания новых перспективных

рынков, дающих простор самовозрастанию капитала. Каждое такое новое

расширение экономики, каждая новая волна изменяет и сам механизм

функционирования рыночного хозяйства.

И. Шумпетер не только развил теорию нововведений, но попытался

совместить периодизацию длинных волн с характерными периодами научно-

технической революции. Так, волну 1787—1842 гг. он связал с промышленной

революцией: внедрением в производство паровых двигателей и созданием

текстильной и металлургической промышленности. Во время следующей волны

1842—1897 гг. наблюдалось ускоренное развитие в сфере транспорта (железные

дороги и паровое судоходство). Третью волну, начавшуюся в 1897 г. и

закончившуюся в конце 30—40-х годов нашего столетия, он связал с развитием

автомобилестроения, химической промышленности и широким внедрением

электричества.

Теорию длинных волн характеризуют две важнейшие черты: четырехфазный

(как и в малом цикле) колебательный процесс длинной волны с периодом около

полувека и большое воздействие НТП на экономическое развитие,

свидетельствующее о единстве и взаимодействии экономического развития и

длинных волн.

За материальную основу больших циклов принимаются пять технологических

способов производства:

ранняя механизация 1770—1840 гг. Ключевые индикаторы — хлопок, чугун,

текстильное машиностроение. Лидерами были Великобритания, Франция, Бельгия;

паровая энергия и железные дороги 1840—1890 гг. Ключевые индикаторы —

паровозы, паровые суда, станки, железнодорожное оборудование, мировое

судоходство. Лидеры — Великобритания, Франция, Бельгия, Германия, США;

электроэнергия и тяжелое машиностроение 1890—1940 гг. Ключевые индикаторы

— сталь, автомобили, самолеты, радио, алюминий, нефть, товары длительного

пользования. Лидеры — Германия, США, Великобритания, Франция, Бельгия,

Швейцария, Нидерланды;

фордистское массовое производство 1940—1990 гг. Ключевые индикаторы —

энергия, компьютеры, радары, станки, ядерные оружие и энергия, ракеты,

микроэлектронное программное обеспечение. Лидеры — США, Германия, Япония,

Швеция, Швейцария, СССР;

информация и коммуникации с 1990 г. Ключевые индикаторы —

микроэлектроника, биотехнологическое производство, космическая

деятельность, тонкая химия. Лидеры — Япония, США, Германия, Швеция, Россия.

В последние годы к теории длинных волн резко возрос интерес среди

отечественных исследователей. В экономической литературе появились

публикации таких ученых, как С. Меньшиков, С. Никитин, С. Аукуционек, Ю.

Шишков, Ю. Яковец, А. Полетаев, Р. Энтов, Ю. Осипов и др., в которых идеи о

долговременных тенденциях в развитии мировой экономики исследуются и

развиваются дальше.

Однако проблема длинных волн остается достаточно дискуссионной:

высказываются разные взгляды на природу длинных волн и механизм их

возникновения. Бесспорным же является признание их существования и

использование концепции длинных волн для характеристики хозяйственных

процессов, которые не находят своего объяснения в теориях малых циклов

(например, причины серьезного замедления темпов экономического роста в

70—80-х годах).

Долговременные тенденции экономического развития связаны с устареванием

материально-технической основы производства, с исчерпанием ресурсов

долгосрочного развития и роста экономики. Качественное изменение

производительных сил, способное обеспечить новый длительный подъем, меняет

и хозяйственный механизм, приводя его в соответствие с уровнем развития

производительных сил.

Механизм длительных колебаний связан с движением нормы прибыли.

Достаточная прибыльность частного предпринимательства — это экономическая

основа для внедрения результатов технического прогресса. Поэтому и длинные

волны представляют собой не просто чередование высоких и низких темпов

роста, а своего рода форму долгосрочного развития экономики, основанную на

законе прибыли. Норма прибыли является, с одной стороны, показателем

эффективности производства, с другой стороны — стимулом и регулятором

воспроизводственного процесса. Снижение прибыли отражает падение

эффективности экономики, рост перенакопления капитала. Для решения этих

проблем нужна структурная перестройка экономики, модификация хозяйственного

механизма. Поэтому принимаются экстраординарные меры: резко возрастает

инновационная деятельность предпринимателей, ликвидируются или переводятся

на принципиально новый технический уровень традиционные отрасли

производства, меняются формы и методы организации труда, использования

рабочей силы.

Процесс долговременных циклических колебаний рыночной экономики

подтверждается практикой. Если взять в качестве переломных точек длинной

волны наиболее глубокие экономические кризисы, то можно выделить следующие

долговременные волны.

Волна 1825—1873 гг. — период свободной конкуренции. Создается

адекватный капитализму технический базис, промышленный переворот происходит

в основных странах континентальной Европы. Дальнейшее развитие капитализма

осложнено сильными феодальными пережитками на периферии капиталистического

мира. Когда падение нормы прибыли достигает угрожающих пределов и

невозможно его компенсировать расширением масштабов производства,

появляется необходимость в структурной перестройке экономики. Это

достигается за счет образования монополий в основных отраслях хозяйства и

получения добавочной прибыли.

Волна 1873—1929 гг. — период формирования и расцвета многоотраслевых

монополистических структур. Свободная конкуренция преобразуется в

конкуренцию регулируемую, монополистическую. На основе развития

производительных сил возникла возможность ускорения накопления капитала,

правда, сдерживаемая, как обычно, циклическими кризисами. Хотя капитализм

охватывает весь мир, но исчерпывается такой фактор развития, как

территориальная экспансия. С ростом количества монополистических отраслей

колебания в отраслевой норме прибыли делают многоотраслевую структуру

неустойчивой, а в случае долговременного снижения нормы прибыли —

препятствием для самовозрастания капитала. В результате дальнейший рост

многоотраслевой монополистической структуры становится невозможен ни в

отраслевом, ни в территориальном плане. Накопление капитала и техническое

перевооружение производства исчерпали себя.

Волна 1929—1975 гг. Реакцией на падение эффективности одноотраслевой

монополистической структуры становится рост государственного вмешательства

в экономику, создающий благоприятные условия для изменения функциональной

структуры капитала, перехода к многоотраслевой структуре предприятий. С

участием государства в 50—60-е годы была существенно обновлена

производственная база, особое развитие получили динамичные отрасли

промышленности, создана разнообразная и всеохватывающая инфраструктура

экономики, широкое развитие получила непроизводственная сфера, наука стала

превращаться в непосредственную производительную силу. Эти изменения

обеспечили небывалое по интенсивности накопление капитала. Вместе с тем

усиливается тенденция к перенакоплению капитала. В условиях долговременного

снижения нормы прибыли интенсивно используются факторы, противодействующие

падению нормы прибыли, прежде всего ценообразовательные рычаги. В

результате государственное регулирование способствовало отрыву процесса

накопления капитала от объективных рыночных регуляторов, вело к подспудному

росту перенакопления капитала, ускорению инфляционных процессов.

Стимулирование государством многоотраслевой структуры предприятий создавало

препятствия в формировании макроэкономических пропорций. А ограниченность

государственного регулирования национальными рамками приходила в

противоречие с потребностью самовозрастания интернационального по своей

сути капитала. Ухудшение условий воспроизводства в 70—80-х годах выразилось

в снижении темпов экономического роста, эффективности и прибыльности

производства, нарастании инфляционных тенденций, обостривших конкурентную

борьбу между отдельными группами финансового капитала. Избежать нового

длительного кризиса не удалось.

С экономического кризиса 1974—1975 гг. можно выделить следующую волну

долговременного развития. Выход на повышательную фазу в этой волне связан с

укреплением экономического потенциала развитых стран на основе глубоких

структурных сдвигов (реиндустриализации), рационализацией производства на

базе внедрения новой техники и технологии, усилением его

конкурентоспособности. В хозяйственном механизме приоритетное значение

получают конкуренция, рынок, а также частномонополистическое регулирование.

Вмешательство государства в экономические процессы уменьшается при

одновременном усилении его роли в обеспечении стратегических условий

развития и роста конкурентоспособности развитых стран.

Итак, для рыночной экономики характерны как малые, так и большие циклы

экономического развития.

Малые и большие циклы экономического развития. Малые и большие циклы

экономического развития не противостоят друг другу, а взаимодействуют,

дополняя друг друга. Это выражается в следующем:

и малые, и большие циклы — это форма экономического движения, развития.

В любом цикле каждая последующая фаза есть следствие кумулятивного

накопления условий в течение предыдущей фазы. Каждый новый цикл закономерно

следует за другим, так же как одна фаза одного и того же цикла сменяется

другой. В цикле сочетаются пределы и резервы развития, циклические кризисы

есть не только нарушение равновесия, но и исходный момент восстановления

сбалансированности. Негативные последствия кризисов вызывают необходимость

социальной защиты населения. Эту функцию выполняет государство. В то же

время, являясь импульсом нового витка развития, кризис сопровождается

стимулированием экономического развития со стороны государства. В

результате в рыночной экономике экономические циклы как форма движения

сочетают стихийное и организованное начало;

основой механизма кратковременных и долговременных периодических

колебаний является научно-технический прогресс. В малых циклах кризис

является толчком к модернизации и техническому улучшению производства, а

следовательно, к расширению рынка. В больших циклах кризисные процессы

требуют внедрения базовых нововведений. Это стимулирует не только рост

производства, но и структурную перестройку всей экономики и механизма ее

функционирования. Следовательно, большие циклы характеризуются не только

расширением рынка, но и созданием новых;

и малые, и большие циклы в экономике развитых стран движутся

относительно синхронно, образуя мировые циклы;

малые циклы являются органической частью больших циклов. Если они

возникли на понижательной фазе больших циклов, то они характеризуются

глубиной кризиса, длительностью депрессии, слабостью и краткостью подъема.

Для повышательной фазы больших циклов характерны малые циклы с сильными

подъемами и слабыми депрессиями.

Таким образом, с ростом экономики скорее связаны малые циклы, так как

рост экономики — это прежде всего устойчиво расширяющийся сбыт продукции.

Он характеризуется количественными изменениями макроэкономических

показателей, более глубоким изменением в накоплении капитала,

сопровождаемым ростом материального богатства общества. Состояние развития

означает, что внутри экономики генерируются импульсы для кардинального

изменения ее технологической структуры. Хозяйствующие субъекты готовы к

формированию планов накопления реального капитала. На рынке появляется

большое число нововведений: товаров, услуг, технологий, ресурсов или новых

рынков сбыта. Их появление связано с тем, что предпринимательская

активность направлена на поиск новых ориентиров развития, так как прежние

цели уже достигнуты. Инновации становятся рыночным ориентиром для массы

предпринимателей. Определяя направление развития, они создают более или

менее емкий рынок сначала для факторов производства (инновации в труд и

капитал), а затем и для всего выпуска продукции. И чем эффективнее новые

технологии, чем шире они распространяются в производстве, чем более емок

рынок конечной продукции и чем сильнее импульс, данный инновациями всей

экономике, тем успешнее накопление реального капитала, тем больше рост его

эффективности или производительности. В этом заключается результат стадии

развития, обеспечивающего рост и процветание на десятилетия. Такие

изменения во времени состояния экономической системы связаны с большими

экономическими циклами (длинными волнами), в которых заключена логика

развития системы.

4. Проблема циклов и кризисов в отечественной экономике

В современной жизни термин «кризис» используется весьма свободно, тем

более что кризисных процессов в нашей экономике немало. Но все же кризис

кризису рознь. Только к воспроизводственным процессам применим термин

«экономический кризис». Он является важнейшим механизмом функционирования

рыночной экономики, а экономический цикл — соответственно закономерной

формой ее развития.

В экономике централизованного планирования не существовало проблемы

циклов и кризисов. Экономические кризисы считались особенностью

капиталистического хозяйства, а заминки и колебания в социалистической

экономике рассматривались как несущественные или на них не обращалось

внимание. Связано это с тем, что реальный социализм был задуман как

антитеза рыночному капитализму.

Действительно, в социалистической экономике была ликвидирована большая

часть рынка (рынок средств производства, рынок рабочей силы, рынок ценных

бумаг, валютный рынок). Остался только один фрагмент рыночной экономики —

рынок потребительских товаров, на котором заключались неравные сделки между

потребителем и государством. Поэтому рыночное неравновесие было

вмонтировано в саму систему хозяйства. Достичь рыночного равновесия было

невозможно, так как существовала только одна, и не самая важная, часть

рынка; цены формировались не на основе спроса и предложения; планируемая

цена не несла информацию о состоянии рынка (о фактических производственных

затратах).

В этих условиях отсутствовала информация о стоимости капитала, основных

фондов, рабочей силы. В результате центр мог принимать ошибочные

стратегические решения. Но даже если в порядке реформирования экономики

цена не устанавливалась сверху, а передавалась в компетенцию предприятий,

все равно равновесие на достигалось, так как в силу отсутствия рынка

капитала и рабочей силы цена не включала информацию об элементах расчета

рыночной стоимости (данных о государственных капиталовложениях, стоимости

рабочей силы). В этой ситуации решения о ценах базировались на данных о

ценах потребительских товаров, которые в силу существования монополии

производителя были деформированы. Предприятия принимали решения,

руководствуясь своими краткосрочными интересами, без учета интересов

общества в целом. В результате возрастали трудности, появлялись новые

нежелательные проблемы, поскольку реформы охватывали маленький островок

экономики, а основная, нерыночная часть ее развивалась в интересах

государства, не совпадающих с интересами потребителей.

Таким образом, развитие экономики централизованного планирования,

внешне весьма динамичной, состояло из череды волн нарушения равновесия.

Централизованные механизмы восстановления равновесия были эффективны до

определенного момента, до определенного барьера.

Следовательно, факторы экономического цикла действовали в советской

экономике, но в скрытой форме. Об этом красноречиво свидетельствует

практика капиталовложений. В силу своей материальной природы (натуральной

формы) капиталовложения с трудом поддаются регулированию, в том числе

директивному. Дело в том, что экономическая отдача от капиталовложений

происходит с задержкой в несколько лет — так называемым инвестиционным

лагом. Поэтому заранее исключается реакция капиталовложений на регулирующие

импульсы. Кроме того, инвестиционная деятельность (особенно крупные

капиталовложения) представляет собой однократные, не повторяющиеся акции,

которые нельзя отрегулировать. Но главное состоит в том, что

капиталовложения — это многочисленные кумулятивные процессы (инвестиционный

мультипликатор) и соответственно область нарастания развития (акселератор).

Материальная природа капиталовложений помогает скрывать внутренние

противоречия хозяйства, усиливая их остроту в дальнейшем.

Однако натуральная форма капиталовложений не сама по себе создает

условия для циклических колебаний. Важен мотив инвестиционной деятельности

(в рыночной экономике — это прибыль). В экономике централизованного

планирования — это интерес государства и предприятий. «Центр» заинтересован

в росте капиталовложений, чтобы создать фундамент для материального

благосостояния на более поздний период и обеспечить национальную

безопасность. Предприятия поддерживают и усиливают размах капиталовложений,

так как им легче в этих условиях выполнять план и противостоять

последствиям дефицита. За счет расширения основных фондов предприятия легко

приобретают общественный вес в стране, а все свои проблемы решают не за

счет рациональной организации производства и стимулирования труда, а за

счет расширения капиталовложений. Важно отметить также, что

капиталовложения не создают для предприятия никакого риска, ибо положение,

что продукция, созданная за счет капиталовложений, позднее могла не стать

стоимостью, не имело под собой реальности. Не случайно широкое

распространение получило выражение «освоение капиталовложений».

Следовательно, и государством, и предприятиями создавались условия для

перенапряжения планов по капиталовложениям, что вызывало постоянную

опасность избыточных инвестиций.

Таким образом, в условиях государственной монополии и отсутствия

«нормального» рынка (когда нет реальных собственников на капитал, нет

конкуренции и реальных цен) капиталовложения ради капиталовложений

создавали иллюзию экономического роста и увеличения национального дохода.

На самом же деле происходил спад в самой существенной части национального

дохода — в производстве фонда потребления. В условиях фондированного

распределения ресурсов предприятия перекачивали в затраты максимально

возможную часть фонда потребления. В результате потребление все больше

выступало в иррациональной форме разбазаривания всевозможных фондов. И чем

больше экономика производила, чем выше были темпы капиталовложений, тем

беднее становилось население.

Эпизодическое «взбадривание» экономического роста в этих условиях

происходило за счет временных реформ, направленных на расширение

самостоятельности предприятий (1965 г.), инновационных процессов, диктуемых

научно-техническим прогрессом, а также за счет увеличения объема

внешнеторговых операций.

Таким образом, в экономике России не было «правильных» циклов, за

исключением большого цикла экономического развития 1929—1932 — 1981—1985

гг. Циклические колебания в отечественной экономике имели в основном

внеэкономические причины.

Например, кризис сбыта в промышленности 1923—1924 гг. как результат

произвольного изменения цен; хлебный кризис 1927—1928 гг. как следствие

насильственной ломки традиционного уклада аграрно-индустриальных отношений;

голод 1932 г.;

глубокий военный кризис 1941—1942 гг.; спад 1952—1953 гг., осложненный

сменой политического руководства; общий кризис народного хозяйства 1963 г.

как результат административно-политических просчетов в управлении

экономикой; спад и депрессия 1972 г. как следствие нарастания кризиса

административно-политической системы; спад конца 80-х и начала 90-х годов

как результат полного разложения государственно-натурального уклада

хозяйствования. С начала 90-х годов отечественная экономика переживает

стагфляцию (сочетание инфляции и спада производства). В состоянии спада

находятся важнейшие макроэкономические параметры — капиталовложения,

промышленное производство, внешняя торговля.

Современная российская экономика находится в стадии становления

рыночных отношений. Пока еще нет полных оснований назвать движение

отечественной экономики циклическим, хотя налицо и спады производства, и

инфляция, и кризис инвестиций. Характер всех этих процессов отражает в

большей степени последствия развала административно-командной системы,

нежели механизм рыночной экономики, который находится только в стадии

формирования.

Для становления циклической формы движения в отечественной экономике

необходимы существенные инвестиционные вливания в производство, которые в

условиях научно-технического прогресса и стихийного рыночного механизма

функционирования экономики приобретут колебательные движения. Экономический

цикл станет механизмом саморегулирования, а кризисы будут выполнять роль

качественного структурного фактора обновления основного капитала.

Проблема роста и развития российской экономики. Становление циклической

формы движения отечественной экономики связано с проблемой экономического

роста. Тип экономического роста зависит от того, на какие рынки, на какой

спрос ориентирована экономика. Для России существуют два варианта

экономического роста. Первый связан с ориентацией на внешний рынок сырьевых

ресурсов как наиболее устойчивый, надежный и доступный для нашей

промышленности. В этом случае внутренние инвестиции будут направляться на

добычу сырья и в непроизводственную сферу, а основные производственные

инвестиции — за границу. При этом спрос будет формироваться развитыми

странами, которые хотят покупать сырье подешевле. За границей будут

формироваться и факторы производства — труд и капитал. Наиболее

заинтересованными в таком типе роста будут отрасли топливно-энергетического

комплекса и добывающей промышленности.

Второй вариант связан с оживлением внутреннего рынка. Однако это

потребует реорганизации производства, роста эффективности на отдельных

предприятиях. Через межотраслевые связи процесс технологического роста

будет воспроизводиться.

Помочь инвестиционной деятельности предприятий должно государство путем

освобождения их от части налогов или предоставления им отсрочки в выплате

налогов. Рост на технической основе выгоден отраслям потребительского и

инвестиционного спроса. Сегодня для России наиболее реальна смешанная

модель экономического роста.

Для развития отечественной экономики необходима ее ориентация на

повышение эффективности капитала через активное внедрение нововведений.

Этого можно достичь только в рамках новой экономики, основанной на

инвестиционном развитии, реализации долгосрочных стратегических планов

государства.

Страницы: 1, 2


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.