реферат скачать
 

Прогнозная оценка уровня безработицы и ее социально-экономических последствий

одиноким матерям, воспитывающим несовершеннолетних детей, в третью -

одиноким безработным и т.д.

Расчеты показывают, что в 1998 г. на пособия, включая выплаты

иждивенцам, должно было приходиться 37,2% общих расходов фонда занятости, а

в 1999 г. их доля составит 27%. Сокращение на десять процентных пунктов

означает, что либо уменьшится численность безработных, либо значительно

возрастет сумма средств, аккумулируемых в фондах занятости. Но эти

предположения маловероятны , поскольку экономический кризис в стране

продолжается, и число простаивающих, некредитоспособных предприятий растет.

Следовательно, сокращается и налогооблагаемая база для отчислений в фонды

занятости.

Какого-либо улучшения материального положения безработных можно было

бы добиться, сократив количество безработных и соответственно увеличив

выплаты на одного безработного. Такой механизм в программе указан:

"Предполагается усовершенствовать порядок назначения пособий по

безработице в повышенном размере, увязав его с продолжительностью периода

уплаты страховых взносов (стажем работы) и причиной увольнения". В

большинстве стран с рыночной экономикой пособие или страховка по

безработице не выплачивается работникам, уволившимся по собственному

желанию. В российской экономике число подобных увольнений (другими

словами, вынужденных увольнений из-за остановок производства, невыплат

заработной платы и т.п., поощряемых администрацией, которой выгоднее такая

форма выбытия занятых, чем сокращение персонала, поскольку последнее

влечет за собой выплату трехмесячного выходного пособия) намного опережает

количество высвобождений работников по инициативе администрации.

Федеральная служба занятости, отслеживая причины увольнений на своем

сегменте притока в ряды безработных, показывает, что те, кто был уволен в

связи с сокращением численности персонала, составили всего 30% от

зарегистрированных безработных. Данные Госкомстата по всем крупным и

средним предприятиям показывают, что увольнения по экономическим причинам

(сокращение численности или ликвидация предприятия) в 1998 г. составили не

более 7-9% всех увольнений. Складывается впечатление, что вынужденные

увольнения продолжают оставаться второстепенной по важности причиной, не

превышая 25% всех увольнений на промышленных предприятиях. Введение же

такого ограничения на поучение пособия, как увольнение по собственному

желанию, фактически будет означать резкое сокращение числа регистрируемых

безработных. В наибольшей степени это затронет самую бедную категорию

граждан, для которых даже мизерное пособие по безработице нередко является

единственной формой денежных поступлений в семейный бюджет. Обследование

безработных, проведенное в 1998 г., показало, что для 14,8% семей

зарегистрированных безработных пособие - первый по значимости источник

существования, а для 34% семей - второй.

Отличительной чертой России являются необычно большой отток из рядов

безработных. Сопоставляя ситуацию в России с восточноевропейскими странами,

рынок труда в которых характеризуется низкими показателями притока в ряды

безработных, но еще более низкими показателями оттока, мы обнаруживаем, что

в России во многом противоположная картина - с низкими притоками в

безработицу, но динамичным оттоком, включая трудоустройство. Начиная с

первого квартала 1994 г. началось увеличение притока, приведшее к тому, что

ежемесячный темп притока в ряды безработных составил 0,5% (от численности

занятых).

Хотя показатель трудоустройства остается на высоком уровне: 6-7%

безработных ежемесячно находят работу. Как для притока, так и для оттока

характерны очень высокие и устойчивые во времени показатели межрегиональных

различий.

Низкие показатели притока связаны с решением предприятий, которые могут как

целенаправленно сокращать излишнюю рабочую силу, так и полагаться на

добровольное выбытие работников - в связи с уходом на пенсию и с

увольнением по собственному желанию. В принципе, рост уровня увольнений

должен как-то проявиться в повышении притока в ряды безработных. Однако

предприятия весьма неохотно и слабо сокращают работников. Значительная

часть притока в ряды безработных связана с добровольными решениями рабочих.

Следует, однако, оговориться: разграничительную черту между добровольными

и вынужденными увольнениями провести достаточно трудно, ибо уход с работы

по собственному желанию может быть вынужденным. Но даже имея это в виду,

следует отметить, что часть добровольно оставляющих свое место работы среди

всех, кто становится безработными, преобладает, а это имеет оправдание

только в том случае, если вероятность трудоустройства достаточно велика.

Со стороны оттока из рядов безработных данные Федеральной службы

занятости показывают, что уровень трудоустройства не только высок - свыше

40% всего оттока, - но и направляется почти исключительно в государственные

предприятия, с постепенным ростом доли сферы услуг и сокращении доли

промышленности и сельского хозяйства. Хотя и наблюдается рост средней

продолжительности поисков работы, что 60-80% трудоустраивающихся находят

работу менее чем за 4 месяца. Итак, для тех, кто нашел работу, будучи

безработным, период пребывания без работы был относительно коротким:

примерно треть находило работу менее, чем за месяц в 1997 и одна пятая - в

1998 г.

Тем не менее, наблюдается снижение уровня оттока и уровня

трудоустройства на протяжении 1999 г. Это изменение может объясняться и

изменением предложения труда, и сокращением создания новых рабочих мест.

Учитывая общую жесткость макроэкономической политики правительства на

протяжении предыдущих лет, представляется вероятным, что доминировало

сокращение спроса на труд, что привело к сокращению количества свободных

рабочих мест и снижению оттока из рядов безработных.

Еще одна особенность рынка труда в России. отражающаяся в высоком

уровне оттока безработных - высокий уровень найма. На протяжении 1997 и

1998 г. в течение квартала примерно 5% рабочей силы меняло место работы.

Значительную долю этого потока составляли прямые, минуя безработицу,

переходы с одного места работы на другое. Эта активность касалась

безработных в наименьшей степени, и, следовательно, безработица в России в

целом на самом деле может быть охарактеризована как застойная. Изменения

зарегистрированной безработицы следует объяснять динамикой притока, а не

оттока. Это не удивительно, если исходить из того, что переходный период

представляет собой сильнейший шок совокупного спроса, на который экономика

не может ответить лишь мелкими «переделками» и естественным сбросом

излишков. Удивительно то, почему все-таки уровень притока столь низок,

учитывая масштабы этих потрясений.

Сегодня на одну вакансию в среднем по России претендуют 10

безработных. Это наиболее точно характеризует ситуацию в экономике и на

рынке труда. Дело даже не в том, что люди оказываются без работы, а в

практическом отсутствии шансов себя реализовать. Вакансии же начинают

появляться с оживлением производства и сферы услуг, т.е. с созданием новых

рабочих мест. Особенно тяжелая ситуация складывается в моногородах и

закрытых территориальных административных формированиях, где в отличие от

больших городов у людей нет выбора места работы (на весь город одно

предприятие или шахта), нет возможности заняться своим делом (даже

торговлей), потому что у потенциальных покупателей - таких же безработных -

нет денег.

Попробуем проанализировать динамику развития и структуру безработицы

в современной России.

2.2. Динамика и структура безработицы в России.

Современная ситуация на рынке труда России существенно отличается от

той, что была еще несколько лет назад. В настоящее время более 8,3 млн.

человек не имеют занятия. Если к лицам, уже фактически оказавшимся "на

улице", добавить примерно 4,5 млн. человек, находящихся в вынужденных

отпусках, работающих не по своему желанию неполный рабочий день (неделю),

то общие масштабы социальной напряженности в обществе, связанные с

занятостью населения, довольно внушительны. Свыше 12% экономически

активного населения, а с учетом того, что средний размер семьи в России

составляет 3 человека, - 27 млн. жителей (почти 20% населения страны)

испытывают психологическую и профессиональную ущербность, но самое главное

- существенные материальные затруднения, что, как правило, отбрасывает их

за черту бедности.

В связи с изменением отраслевой структуры занятости (уменьшением числа

работающих в отраслях обрабатывающей промышленности, особенно в

машиностроении и легкой промышленности) обострились региональные проблемы

занятости. В 47 субъектах Российской Федерации безработица превышает

средний уровень по стране, в отдельных городах наблюдается массовая

безработица.

Следует отметить регрессивный характер изменения отраслевой структуры

занятости. Этому, в частности, способствует политика в области оплаты

труда, при которой зарплата в отраслях ТЭК растет гораздо более высокими

темпами, чем в других сферах экономики. Например, если в 1990 г. уровень

зарплаты работников нефтедобывающей промышленности опережал уровень

зарплаты в целом по всем отраслям в 1,7 раза, то в 1998 г. - уже в 2,7

раза. В то же время в машиностроении наблюдалась обратная тенденция:

уровень зарплаты в 1990 г. примерно равнялся средней зарплате по отраслям

экономики, а в 1998 г. он составлял уже 80% от средней зарплаты по

народному хозяйству.

Региональная дифференциация остроты безработицы с первых же месяцев

регистрации оказалась весьма значительной. Уже к концу 1991 г. самый

высокий и самый низкий региональные уровни безработицы отличались более чем

в 10 раз, но за прошедший период указанное различие возросло еще почти в 5

раз. В середине 1998 г. самый высокий уровень безработицы был

зарегистрирован в Ингушетии (20,2 %), а самый низкий в Москве (0,4%).

Аналогичная картина наблюдалась и по напряженности на рынке труда.

Самая высокая напряженность в середине 1998 г. отмечалась в Ингушетии (321

человек на одно вакантное место), а самая низкая в Москве, где на двух

безработных приходилось три вакантных рабочих места.

Самый большой прирост количества безработных (и уровня безработицы) за

первое полугодие 1998 г. наблюдалось также в Ингушетии - 2,5 раза. При этом

в некоторых регионах отмечено некоторое снижение количества безработных (и

уровня безработицы): Орловская, Курская, Магаданская области, Республика

Адыгея. В Москве за первое полугодие 1998 года численность безработицы и

уровень безработицы практически не изменились.

Вынужденная неполная занятость наиболее остра во Владимирской,

Ульяновской, Ивановской областях - более 15% (т.е. в два раза больше

среднероссийского показателя по данным Госкомстата) занятых находились в

первом полугодии 1998 г. в административных отпусках или вынужденно

работали неполное рабочее время. Минимальна вынужденная неполная занятость

в некоторых северных ресурсодобывающих регионах: Ненецком АО, Ямало-

Ненецком АО, Якутии. В этих регионах ею охвачено менее 0,7% занятых (т.е. в

10 раз меньше чем в среднем по России).

Интересна также дифференциация регионов страны по составу безработных.

Первоначально основную массу безработных в России составляли женщины, лица

с высшим и средним специальным образованием, лица предпенсионного возраста.

Но затем в тех регионах, где уровень безработицы был выше среднего, стали

расти доля мужчин, доля лиц с низким уровнем образования, доля молодежи.

Таким образом, по составу безработных можно судить о продвинутости

того или иного региона по остроте безработицы. В тех регионах, где

преобладают ”высокообразованные женщины предпенсионного возраста”, можно

говорить лишь о начальной стадии безработицы. Уровень безработицы и

напряженность на рынке труда в таких регионах как правило невелики

(например, в Москве), хотя расти они могут высокими темпами (например, в

Татарии). В тех регионах, где среди безработных преобладает молодежь,

мужчины, лица с низким уровнем образования, проблема безработицы очень

остра, но численность безработных зачастую растет медленнее, чем в среднем

по стране

В общем случае все регионы Российской Федерации по остроте

зарегистрированной безработицы можно разделить на несколько групп.

Первая группа - регионы с очень высокой безработицей. Это Ингушетия,

Северная Осетия, Карачаево-Черкессия, Хабаровский край, Амурская область,

Камчатская область вместе с Корякским АО. В эту же группу, по всей

видимости, входит и Чеченская республика, данные по которой Федеральной

службой занятости не собираются. Эти регионы отличаются высоким уровнем

безработицы, высокими темпами его роста (в 2 раза выше среднероссийских),

большой напряженностью на рынке труда. При этом самая высокая безработица -

в Ингушетии и Северной Осетии и связана она в первую очередь с очень

большой концентрацией беженцев и вынужденных мигрантов (более 10% -

максимальный показатель по России).

Вторая группа - регионы с высоким уровнем безработицы и большой

напряженностью на рынке труда (показатели превышают среднероссийские). Но

темпы роста безработицы здесь средние или ниже средних. В основном это

регионы северной половины европейской части страны. Многие из этих регионов

отличаются повышенной вынужденной неполной занятостью. Лидируют здесь

Владимирская и Ивановская области, где доля находящихся в административных

отпусках и не полностью использовавших рабочее время превышает 20 и 15%

соответственно.

Третья группа - уровень безработицы и напряженность на рынке труда

ниже среднероссийских, но темпы роста уровня безработицы выше

среднероссийских. Фактически по остроте безработицы эта группа средняя.

Четвертая группа - регионы с наименее острой безработицей в стране. В

них уровень безработицы ниже среднего, низка напряженность на рынке труда,

темпы роста безработицы ниже среднероссийских. В данной группе много

северных регионов с добывающей промышленностью: Ханты-Мансийский АО, Ямало-

Ненецкий АО, Якутия, Магаданская область, Чукотский АО. За последние годы

здесь или объемы производства сократились незначительно по сравнению со

среднероссийской ситуацией (округа Тюменской области, Якутия), или

численность населения резко сократилась из-за миграционного оттока

(Магаданская область, Чукотка). Интересно, что в группу попадают Москва и

Санкт-Петербург, а также Калининградская область. С вязано это с массовым

созданием здесь новых рабочих мест в рыночных отраслях (торговля,

банковская деятельность, посредническая деятельность). В итоге для покрытия

дефицита работников в непрестижных отраслях (транспорт, строительство,

коммунальное хозяйство) в Москве, отличающейся наибольшим дефицитом

работающих, пришлось использовать временных работников с Украины, из

Белоруссии, Закавказья.

Итак, в России острая безработица имеется в регионах двух типов.

Во-первых, это регионы с высоким естественным приростом населения

(Дагестан, Калмыкия, Тува, Карачаево-Черкессия, Чечня, Агинский Бурятский

АО и т.п.). Здесь на рынок труда постоянно выходит большое количество

молодежи, тогда как количество рабочих мест в условиях экономического

кризиса не только не увеличивается, но и сокращается. В особый подтип

выделяются регионы, где высокий естественный прирост сочетается с массовым

притоком беженцев ( Ингушетия и Северная Осетия). В регионах данного типа

безработица существовала и в прошлом в виде аграрного перенаселения.

Во-вторых, депрессивные регионы, т.е. с преобладанием наиболее

кризисных отраслей. На данный момент таковыми являются легкая

промышленность и военно-промышленный комплекс, отличающиеся наибольшим

сокращением объемов производства по сравнению с концом 80-х. К этому типу

относятся Ивановская, Владимирская, Костромская, Ярославская, Кировская и

др. области, Удмуртия, Мордовия, Марий-Эл.

Важен также вопрос сельской безработицы в России. В прогнозах начала

90-х годов ожидался резкий всплеск безработицы в городах в итоге развала

промышленности, сформировавшейся за советский период (гигантские

предприятия, которые работали в основном на оборону, оказались неспособны

адаптироваться к рыночным отношениям). Сельская же местность считалась

крайне трудодефицитной, способной отвлечь большое количество безработных из

городских поселений. Современная ситуация показывает, что и эти прогнозы не

оправдались. Начиная с 1994 г. уровень безработицы среди сельского

населения превышает аналогичный показатель для городского населения. Очень

высока также напряженность на сельском рынке труда, т.к. свободных рабочих

мест здесь практически нет. В основном сельская безработица наблюдается в

регионах с высоким естественным приростом и в северных

несельскохозяйственных регионах. Так, в Ханты-Мансийском АО, в Томской

области и др. уровень сельской безработицы в 2 раза превышает городской

показатель (на конец 1998 г.). Повышенной сельской безработицей отличаются

также депрессивные сельские регионы со значительным развитием в прошлом

маятниковых миграций из села в городские поселения (Ивановская,

Владимирская и др. области).

Итак, развитие безработицы в России на современном этапе существенно

отличается от общемировых закономерностей. При резком сокращении объемов

производства (более чем в 2 раза) уровень безработицы с учетом

незарегистрированных безработных колеблется в районе 10% от общей

численности экономически активного населения. При этом уровень безработицы

в сельской местности выше, чем в городских поселениях. В причинах

безработицы существует значительная региональная дифференциация.

Существенными оказались и социальные причины (потоки беженцев и вынужденных

переселенцев, высокий естественный прирост, значительный миграционный

отток), и экономические (резкий спад производства в одних отраслях,

Страницы: 1, 2, 3, 4


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.