реферат скачать
 

Проблемы приватизации

заинтересованный в приватизации того или иного предприятия или части его

фондов, мог передать свое предложение в Министерство приватизации. Выбор

ваучерной схемы происходил, по мнению чешских и словацких политиков, по

критериям ряда ее преимуществ прежде всего социального характера. Во-

первых, приватизационные чеки сразу сделали граждан, не имеющих

сбережений для покупки ценных бумаг и не располагающих опытом оценки

инвестиционных возможностей, полноценными участниками рыночной экономики

страны. Система также придала процессу более справедливый и социально

ориентированный характер[75].

Во-вторых, система ваучеров послужила толчком создания рынка ценных

бумаг через Инвестиционные приватизационные фонды (ИПФ). Был выделен

специальный период "нулевая волна" для размещения чеков в ПИФы, в течении

которого 5,8 млн. граждан разместили свои ваучеры в фондах полностью, а

420 тыс. частично. Результаты этого этапа приватизации были впечатляющими

- 291 предприятие, включая и те, чье финансовое состояние было тяжелым,

на 100% перешли в частные руки, а 600 других продали более 90% своих

акций. Было продано более 90% предложенных акций, а в торгах участвовало

98,8% ваучеров[76]. В среднем ежегодный доход в ЧР на один ваучер (или

купонную книжку) составляет более 300 долларов[77].

Тем не менее, несмотря на декларируемый успех программы, был обнаружен

целый ряд трудностей. Во-первых, с юридической точки зрения не было

продано ни одной акции, так как отсутствовал закон об операциях с ценными

бумагами. Мелкие инвесторы были слабо защищены от махинаций руководства

ПИФов, многие из которых, даже будучи добросовестными, испытывали

трудности в выплате обещанных дивидендов. Во-вторых, отдельные сложности

создал и распад ЧСР на Чехию и Словакию, особенно в условиях высоких

межреспубликанских инвестиций (более 10% словацких чеков были вложены в

чешские предприятия). Эффективность влияния приватизации на экономический

рост была недостаточно велика, чтобы можно было говорить о превосходстве

рыночной экономики. Чехия вышла из кризиса только в 1993 г., а Словакия в

1994 г. При этом прирост ВНП составлял не более 0,5-2% в год[78], что

безусловно для развивающейся экономики немного, хотя и лучше, чем в

России, где падение превышало 20%. К сожалению, на ваучерном этапе РФ

повторила и усугубила почти все проблемы ЧСР.

2.1.1 Нормативная база приватизации в России

Приватизация в России началась после принятия Закона СССР "О

государственном предприятии (объединении)" в 1988 году. На этом этапе она

осуществлялась в отсутствие необходимой нормативной базы. При этом

реальные ее масштабы оставались неизвестными. По оценкам ОЭСР к лету 1992

года (начало осуществления программы приватизации) более 2000 предприятий

были приватизированы "стихийно"[79]. Только в 1991 году началась

разработка законодательства о приватизации Законом РФ от 3/7/1991 "О

приватизации государственных и муниципальных предприятий в РФ" (с

изменениями от 5/7/1992) [80].

До середины 1992 года Верховный Совет РФ принял ряд законов и

постановлений, регламентирующих процессы приватизации и банкротства

хозяйственных субъектов, в том числе и Законы РФ "Об именных

приватизационных счетах и вкладах в РСФСР" и "О собственности в РСФСР" от

24/12/1991. Законом о приватизации организация и проведение единой

государственной политики приватизации, включая ее нормативное и

методическое обеспечение, возлагались на Государственный Комитет РФ по

управлению государственным имуществом (ГКИ). В качестве продавца и

временного владельца государственного имущества был определен Российский

фонд федерального имущества (РФФИ). При этом ГКИ был подотчетен

Правительству РФ, а РФФИ - Верховному Совету РФ.

В России к нормативной базе приватизации относились также

Государственные программы приватизации на 3 года. Они включали задания на

текущий год и прогноз на два следующих. На основании этих законов

Государственный комитет России по управлению государственным имуществом

(ГКИ) издавал нормативные акты, а также давал разъяснения этих актов и

Программы приватизации. При этом за пределами юрисдикции этих законов

оставалась приватизация земли и жилищного фонда, социально-культурных

учреждений и объектов культурного и природного наследия. Кроме указанных

законов отдельные аспекты приватизации попадали под действие и других

законов, например, "О предприятиях и предпринимательской деятельности" от

25/12/1990.

С ноября 1991 г. начался этап форсированной приватизации. В его основу

был положен указ No.341 Президента РФ от 29/12/1991, утвердивший

"Основные положения программы приватизации государственных и

муниципальных предприятий на 1992 год". Указ No.66 от 29/1/1992 "Об

ускорении приватизации государственных и муниципальных предприятий"

определял практический механизм приватизации. Государственная программа

приватизации на 1992 год была принята Верховным Советом РФ в июне 1992

года. Она провозглашала следующие цели:

13. повышение эффективности деятельности предприятий путем их приватизации;

14. создание конкурентной среды и содействие демонополизации народного

хозяйства;

15. привлечение иностранных инвестиций, социальная защита населения и

развитие объектов социальной инфраструктуры за счет средств, поступивших

от приватизации;

16. содействие процессу финансовой стабилизации РФ;

17. создание условий и организационных структур для расширения масштабов

приватизации в 1993-1994 гг.

В РФ Программа приватизации предусматривала ваучерную, денежную и

"малую" приватизацию. Согласно законодательно принятой программе малые

предприятия должны были распродаваться на торгах или могли быть напрямую

проданы частным лицам, работающим на этих предприятиях. Крупные же

предприятия должны были быть обязательно акционированы до приватизации.

Корпоратизация средних предприятий до их разгосударствления оставалась на

решение самих предприятий.

Программа приватизации устанавливала ограничения на приватизацию,

обязательные для всех органов государственной власти и управления и

органов местного самоуправления, при этом запрещая введение

дополнительных ограничений этими органами и расширенного толкования

ограничений. При рассмотрении вопроса о приватизации объектов и

предприятий правительство РФ, ГКИ и его территориальные органы имели

право запретить приватизацию либо путем преобразования предприятия в

акционерное общество открытого типа с закреплением 100% акций в

государственной собственности, либо преобразования его в государственное

(казенное) предприятие, финансируемое за счет государственных источников.

В случае принятия решения о приватизации способы ее проведения в

каждом конкретном случае определялись рабочей комиссией по приватизации

соответствующего комитета по управлению имуществом. Предприятия со

стоимостью активов на 1/1/1992 не более 1 млн. руб. попадали под так

называемую "малую" приватизацию через аукцион или конкурс. Объекты

нежилого фонда, сданного ранее в аренду, объекты незавершенного

строительства, имущество ликвидируемых или действующих предприятий также

приватизировалось через аукцион. Предприятия-должники оставлялись до

специальных указов президента РФ.

Основная же масса предприятий должна была быть в процессе приватизации

превращена в акционерные общества открытого типа (АООТ). Для них

предусматривались следующие формы приватизации:

18. закрепление пакета акций (в том числе и "золотой" акции) в

государственной или муниципальной собственности;

19. льготная продажа и передача акций членам трудового коллектива

приватизируемого предприятия;

20. выкуп имущества арендными предприятиями по договорам аренды;

21. продажа акций на чековом ("ваучерном") или денежном аукционе;

22. продажа акций по конкурсу, в том числе и приватизационному.

Можно лишь пожалеть, что конкурсы неаукционного характера до 1995 г.

практически не сыграли никакой роли. В российских условиях жестко

применялась аукционная форма приватизации притом, что эксперты

предупреждали, что "заранее принимать на себя обязательство реализовывать

приватизируемые предприятия в основном через аукцион - значит

отказываться от получения оптимальных для страны результатов по многим

сделкам... Жесткое применение аукционного метода приватизации существенно

связывает российской стороне руки на... переговорах с зарубежными

инвесторами"[81].

Нормативная база приватизации, принятая в краткие сроки часто без

межведомственного согласования, естественным образом не могла быть

достаточно полной. В развитие Госпрограммы приватизации был издан ряд

указов президента и ведомственных документов. При этом не были определены

механизмы управления госсобственностью, не сформулированы требования к

новым собственникам по защите окружающей среды, механизмы обеспечения

экономической независимости, безопасности и обороноспособности

страны[82], взаимоотношений, распределения прав и обязанностей в части

управления госсобственностью центра и регионов. Помимо того, вообще

отсутствовали нормы и критерии, ограничивающие объемы преобразований

одной формы собственности в другую. Понятия национализации и секвестра

отсутствовали в нормативной базе вообще.

2.1.2 Ход приватизации в России

Как результат форсированной приватизации в России более половины

государственных средств производства оказались в руках внезапно

разбогатевших предпринимателей. Свободное обращение ваучера как ценной

бумаги при условии отсутствия каких бы то ни было элементарных контактов

граждан с управляющими государственной собственностью привело к тому, что

ваучерные потоки оказались направленными в сторону новых посредников -

фондов, банков, финансовых компаний, которые в дальнейшем обеспечили их

капитализацию в форме пакетов акций приватизированных компаний. Э.Рудык

прямо утверждает, что "правительство в лице ГКИ делает все для того,

чтобы в ходе приватизации передать всю полноту власти в экономике узкому

кругу крупных частных собственников и высших менеджеров"[83].

При этом граждане как коллективные владельцы национального богатства

перестали быть таковыми, в основной массе они не попали в сам процесс

приватизации. Как отмечают социологи на базе изучения опросов

общественного мнения, "большинство российских акционеров не испытывают ни

чувства приобщения к собственности, ни ощущения участников созидательной

экономической деятельности. Скорее они воспринимают обладание акциями как

участие в некоторой лотерее с весьма малыми шансами на выигрыш"[84].

Полевые исследования результатов приватизации свидетельствуют, что даже

при "второй" форме приватизации часто создавались условия, побуждающие

работников быстро продавать свои акции, лишаясь тем самым реального

контроля и власти на предприятии[85]. Например, изучение ситуации на двух

предприятиях показало, что за период с мая 1994 по май 1995 года

администрацией предприятий было скуплено 28% акций, проданных трудовому

коллективу. При этом учитывались только открытые операции, оставляя за

пределами исследований акции, скупленные тайно, приобретенные членами

семей администрации и переданные рабочими в доверительное управление

администрации[86].

Анализ реальных итогов ваучерной приватизации показывает, что в ценах

1 января 1995 г. стоимость приватизированных основных фондов превышала

1300 трлн. руб., что составляло порядка 300 млрд. долл. США. То есть

каждый ваучер капитализировал основные фонды на 2000 долл. США[87]. Курс

же ваучера на рынке ценных бумаг колебался вокруг 10 долларов, а скупка

ваучеров в провинции велась московскими организациями по 3-5 долл. при

том, что балансовая стоимость приватизируемых по ваучерной схеме

предприятий превышала 600 млрд. дореформенных рублей, что давало

возможность идеологам ваучерной приватизации предсказывать его стоимость

в 4-5 тысяч рублей. К концу 1995 года стоимость вырученных от

приватизации средств не превышала смешной суммы в 800 млрд. руб. [88].

Население в целом не имело достаточной информации о способах вложения

ваучеров и вело себя пассивно. Весной 1993 года 2/3 населения по данным

полевых социологических исследований либо не знали, что будут делать со

своими ваучерами, либо относились к ним как к методу незначительного

увеличения своего дохода (одноразового - продажа или минимального -

вложения в Чековые Инвестиционные Фонды). Если исключить работников

приватизированных предприятий, то только 6,7% опрошенных проявили

элементарную рыночную предприимчивость, выбрав конкретные предприятия для

вложения своих ваучеров[89]. Устойчивое стремление широких слоев

населения к продаже ваучеров вело к резкому превышению спроса над

предложением и катастрофическому падению цен на приватизационные чеки, а

отказ эмитента (государства) обслуживать обращение ваучера, привел к

быстрому падению его курса[90].

Британский бюллетень агентства "Индепендент Стратеджи" в конце 1994

года писал: "Большая часть основных производственных фондов России

продана в процессе приватизации за какие-то 5 млрд. долл. Даже если

считать, что в России стоимость ее основных фондов равна ВВП (в ведущих

странах Запада они превышают ВВП в 2,4-2,8 раза), т.е. 300-400 млрд.

долл., сумма, вырученная при приватизации, ничтожна. Поэтому агентство

рекомендует английским инвесторам не упустить шанс и принять участие в

покупке российских предприятий". Например, если стоимость акций Газпрома

поделить на объем его разведанных запасов, то получается, что удельная

стоимость равна 0,3 цента за баррель нефтяного эквивалента. Аналогичный

показатель "Бритиш Гэс" - около 10,3 долл. за баррель. Компания

"Ростелеком", владеющая 80% телефонных линий в РФ, имеет удельную

стоимость около 50 долл. США за линию доступа. У японской компании "НТТ"

этот показатель составляет 2430 долл. США[91].

Серьезной проблемой оставались некомпетентность, коррупция и

злоупотребления при приватизации. Например, уже на этапе денежной

приватизации в 1995 году, по данным Бюллетеня Фонда имущества Санкт-

Петербурга, в городе магазины на улице Гаванской и Малом проспекте были

реализованы за 302 тыс. руб. и 1 млн. 300 тыс. руб., соответственно,

парикмахерская на главной улице города - Невском проспекте - за 1 млн.

489 тыс. руб., кафе- столовая на Невском проспекте за 350 тыс. руб., а

ателье - салон на пр. Большевиков за совершенно смехотворную сумму в

13700 руб., что меньше цены одной бутылки водки среднего качества. На все

эти аукционы были поданы по две заявки (при одной аукцион считался

недействительным с 1995 г.) [92]. Неэффективно действовал и

Антимонопольный комитет, позволивший, например, семейной группе Чаяновых

получить контроль над 2/3 алюминиевой промышленности России (Саянский,

Братский, Иркутский и Красноярский алюминиевые заводы) [93].

Таким образом, механизм перераспределения национального богатства,

сложившийся на рынке ваучеров, вел к резкому увеличению в нем доли новой

финансовой буржуазии, а в несколько меньшей степени и администрации

предприятий за счет основной массы населения. Начавшийся в июле 1994 г.

денежный этап приватизации ставил во главу угла иные цели и задачи. Если

официальной экономической идеологией ваучерного этапа приватизации была

социальная справедливость, то денежного - экономическая эффективность.

Концепция денежной приватизации предусматривает поощрение крупных

"стратегических" инвесторов, покупающих пакеты акций свыше 51%, при этом

мелкие инвесторы должны купить не менее 30%. Льготы руководству и

трудовым коллективам существенно сокращены.

Важно отметить, что процесс разгосударствления собственности в России

принимал не только формы приватизации предприятий в узком смысле.

Произошло превращение ряда старых монопольных структур бюрократии,

контролировавших некоторые ключевые сферы экономики, в новые структуры,

что позволило им сохранить контроль, как над государственной, так и над

приватизированной собственностью. Наиболее ярко это выразилось в создании

холдинговых компаний, которым Госкомимуществом передавались после

приватизации пакеты акций, принадлежащие государству (часто контрольные).

Через свои инвестиционные отделы холдинги организовывали выпуск акций,

первый транш которых передавался государству, а следующими

финансировалась деятельность холдингов. Наиболее одиозным примером

холдингов является АО "Газпром", который сосредоточил в своих руках 30%

мировых разведанных запасов газа. Холдинговые компании фактически

передавали свои права руководителям корпораций, которыми, как правило,

были высшие руководящие чины соответствующих старых союзных или новых

министерств.

2.1.3 Приватизация в Москве

Приватизация в Москве началась в 1992 году по указу Президента РФ,

которым столице представлялось право проводить ускоренную приватизацию

муниципальной собственности по самостоятельно разработанному плану и

графику. Как результат, значительная часть небольших предприятий в Москве

была продана еще до начала активной фазы ваучерной приватизации (1993

год). К середине 1994 года не более 20% всех предприятий и организаций

города находились в государственном секторе. Доля приватизированных

торговых предприятий значительно превышала среднюю долю по России в

целом. Количество акционированных предприятий в строительстве была втрое

больше аналогичного показателя по стране. На начало 1996 года

приватизация в Москве принесла более четверти всех доходов, полученных от

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.