реферат скачать
 

Проблемы приватизации

следующим образом:

9. либералы, представленные самыми разными организациями типа Партии

экономической свободы, "Демократической России" и др. Например, партия

экономической свободы требовала "обвальной приватизации" как самоцели и

призывала подчинить ее интересам соображения экономической эффективности,

скорости и общественного согласия. Сформулированная ими цель состояла в

том, чтобы передать всю государственную собственность коллективам

предприятий, а затем рынок все "расставит по своим местам"[54];

10. выражающие интересы значительной части директорского корпуса (прежде

всего, ВПК) "центристские" организации ("Гражданский Союз" и др.)

требовали неторопливости и взвешенности при проведении приватизации и

вследствие этого отказа от ваучерных схем;

11. неготовая к радикальным реформам часть номенклатуры (типа Фронта

Национального спасения и т.п.) требовала перенесения приватизации в

неопределенное будущее;

12. умеренные левые (Партия Труда, Социалистическая партия трудящихся)

защищали ценности смешанной экономики и требовали развития форм

собственности трудовых коллективов.

Абсурдный характер это приобретало в России, когда люди, получившие

ученую степень по математическим методам планирования в централизованной

экономике, возглавляли программу разгосударствления, а главными

апологетами капиталистического развития становились профессиональные

преподаватели научного коммунизма. Директор Ст-Петербургского фондового

института Ю.Ермоленко отмечал, что "господа А.Чубайс, Д.Васильев, А.Кох и

иже с ними - не специалисты в области фондового рынка... в их речах нет

не только ни одной оригинальной или свежей мысли, а часто отсутствует

понимание того, о чем они говорят. Это сплошное общее место"[55].

Политические реформы, правда, осуществлялись последовательно, и эта

последовательность нашла свою кульминацию в роспуске Конституционного

суда, отмене Конституции, разгоне парламента со стрельбой из танков в

центре столицы.

По мнению апологетов приватизации, рассматривая институциональную

стратификацию противников приватизационных программ, следует отметить

следующие группы - профсоюзы и организации трудящихся, директорский

корпус государственных предприятий и различные политические группы

левого, националистического или популистского характера. Практические

полевые исследования, проведенные социологами, однако показывают, что это

не совсем корректное заключение.

В России при общем преобладании крайне негативного восприятия

результатов ваучерной приватизации имелись существенные различия в оценке

ее различными социальными группами. Так, доля руководителей, видевших в

ваучеризации шаг к формированию слоя собственников, в три раза превышала

эту долю среди неквалифицированных рабочих. В этом, судя по всему,

сказывается различие между теми, кто в силу своего социального положения

смог реально приобщиться к процессу разгосударствления собственности, и

теми, кто был лишен этой возможности[56].

В России связи между производственниками и политическими кругами

(особенно в регионах) были особенно тесны. Был создан блок профсоюзов и

Союза промышленников и предпринимателей, сыгравшей важную роль в смещении

Е.Гайдара с поста премьер-министра и замещении его В.Черномырдиным,

представлявшим интересы определенной группы промышленников. Еще в большей

оппозиции приватизации находились "красные директора" - сторонники КПРФ,

которых буржуазная пресса считала и продолжает считать чуть ли не

главными врагами экономических реформ.

Интересно в этой связи мнение патриарха советской индустриализации Л.

Кагановича. Он в 1991 году отмечал: "мы такие глубокие корни вырвали и

пустили! Приватизацию Магнитогорска не сделаешь, приватизацию

Кузнецстроя, Краматорского машиностроительного завода не сделаешь,

приватизацию железных дорог не сделаешь, приватизацию тракторных,

комбайновых заводов не сделаешь. Могут, конечно, попробовать акционерные

общества сделать, но эти акционерные общества могут быть и фиктивными

акционерными обществами для отвода глаз западноевропейских капиталистов,

чтобы они думали, что у нас меняется существо"[57].

Руководители важнейших отраслей промышленности обычно имеют большое

политическое влияние, основанное как на личных связях с государственными

служащими, так и на способности организовывать влиятельные группировки с

четким политическим мировоззрением. Его можно свести к следующему - суть

экономической деятельности состоит не в перемещении "разноцветных

бумажек, металлических кружочков и записей в бухгалтерских книгах", но в

реальном производстве материальных ценностей. Если завод производит

продукцию, которую население потребляет, хотя предприятие и является

финансово убыточным, то это все равно лучше, чем закрытие завода и отказ

от потребления.

1.2.3 Инвестиции и приватизация

Говоря об общем и особенном в приватизации в РФ, следует подчеркнуть

еще одно обстоятельство. Одно из основных преимуществ приватизации - в

теории - резкое оживление инвестиционной деятельности. Например, в

российской правительственной программе "Реформы и развитие российской

экономики в 1995-97 годах" стимулирование инвестиций определено в

качестве важнейшей практической задачи. По мнению А.Астаповича и

Л.Григорьева, "главный упор (приватизации) должен быть сделан на такие

факторы, как новые инвестиции, корпоративный контроль, развитие

производства на новой технической базе, устойчивая занятость. С учетом

этого целесообразно создавать условия для быстрого вхождения иностранных

инвесторов в приватизацию, что обеспечило бы повышение эффективности

производства на российских предприятиях, их связь с мировым рынком"[58].

Одним из ключевых проблем, возникающих, по мнению руководителей

Мирового банка, при приватизации, состоит в том, что ресурсы мирового

рынка капитала ограничены. Приватизация, с точки зрения ее адептов,

представляет собой эффективный механизм привлечения иностранных

инвестиций. Вместе с тем, "для инвесторов... приватизация создает большие

возможности, но не является процессом, независимым от общих условий

накопления"[59]. При приватизации крупной материальной собственности

накопление финансового капитала в руках частных лиц, "к чему в конечном

итоге свелись все перестроечные реформы", теоретически должны смениться

тенденцией перевода денежного капитала в реальный. Но даже чисто с

позиций экономической теории без учета политических и социальных факторов

это не может произойти раньше, чем капитал ассимилирует все запасы

недвижимости и прочих ресурсов, а средняя норма прибыли не опустится до

пределов, обеспечивающих выгодность вложений в материальное производство,

а при всей поспешности российской приватизации к 1995 г. не менее

половины всех основных фондов принадлежало государству[60].

По расчетам Министерства экономики РФ для нового технологического

рывка в российскую экономику требовалось инвестиционных вливаний на сумму

в 150 млрд. долл. США. На деле же полный объем денежных средств в России

с учетом наличных средств населения не превышал 50-60 млрд. долл. США .

Положение усугублялось еще и тем фактом, что свободные денежные средства

использовались для покрытия дефицита бюджета при непрерывном сокращении

инвестиционной активности государства[61].

Но привлекательность страны для инвесторов возникла не сама по себе.

Она была функцией экономических реформ, проходящих в стране, среди

которых важную роль играли реформы в финансовом секторе. Гарантии свободы

перевода прибылей и репатриации иностранного капитала, государственная

защита иностранной собственности от некоммерческих рисков, оздоровление

финансовой сферы, всестороннее поощрение государством страховой системы,

сочетающееся с жестким контролем за добросовестностью ее деятельности,

создание свободных экономических и экспортных зон с действительно

льготным режимом, общее льготное налогообложение новых и особенно

иностранных инвестиций и таможенный режим, эффективно сочетающий

привлекательные черты для инвесторов с элементами протекционизма, -

именно эти черты сделали страну привлекательной для инвесторов. К

сожалению, отсутствие указанных признаков в России не позволяет ей до сих

пор сделать свою экономику достаточно подходящим и надежным объектом для

более или менее значимых иностранных инвестиций.

В России правительственные источники финансировали не более 15% всех

инвестиций в 1991-1994 гг. При этом доля иностранного капитала в

неправительственных инвестициях не превышала 3%[62]. Правительство

предполагало компенсировать спад в традиционных отраслях российской

экономики за счет так называемых "точечных" инвестиций - ускоренного

роста конкурентоспособных производств. Тем не менее всеобщий характер

экономического спада препятствовал выполнению такой программы. В 1994

году производственные инвестиции снизились на 33%, а за первые 9 месяцев

1995 года на 21%[63].

Ориентация на "открытую" экономику, усугубившаяся "прозрачностью"

границ России после распада СССР, открывшая широкие пути для контрабанды,

привела к вытеснению российской продукции импортными товарами как в сфере

ТНП, так и машинотехнической продукции. К особенно серьезным последствиям

привел кризис именно в сфере ТНП за исключением специфических секторов

(табачная и винодельческая промышленность и некоторые другие) и некоторых

географических районов, где подобная промышленность работала на

относительно широкий внутренний рынок, прежде всего, Москвы.

Стратегия реформ, основывавшаяся на выборе "ключевых" отраслей, неявно

предполагала, что ими будут именно легкая и пищевая промышленность и

строительство. Массовый и высокоэластичный спрос на товары именно этих

секторов, низкая капиталоемкость, быстрая окупаемость капитальных

вложений, дефицитность потребительского рынка, невысокие требования к

сырьевой базе, низкие транспортные издержки и уровень оплаты труда - все

это должно было сделать именно эти сегменты экономики наиболее

привлекательными для инвесторов и обеспечить приоритетное развитие в

условиях перехода к рыночной экономике. Однако именно эти отрасли и

оказались в наиболее глубоком коллапсе. Острейший кризис сбыта может

быть проиллюстрирован хотя бы тем фактом, что рост цен на продукцию

легкой промышленности за 1991-1994 годы был в 2,6 раза ниже общего роста

цен[64]. В других отраслях также наблюдалось вытеснение отечественной

продукции, хотя и более низкими темпами.

Существенным фактом является и то, что логика реформ в России на

практике неявно предполагала переход от экстенсивной нерыночной модели к

экстенсивной же, но уже рыночной (на уровне микроэкономики, то есть

предприятий). Наращивание же интенсивных компонентов рыночной экономики

как бы оставалось "на потом". Решительность реформаторов кабинета

Е.Гайдара в проведении приватизации основывалось на некорректном

предположении о том, что российская экономика ни в одном секторе, за

исключением военной промышленности, не производила конкурентоспособной

продукции. Эта позиция легко опровергается статистикой внешней

торговли[65].

С другой стороны, мировой рынок предъявляет широкий спрос на сырье и

полуфабрикаты, что обусловливает наибольшую устойчивость добывающих

отраслей в условиях кризиса. Доля добывающих отраслей в ВВП за 4 года

поднялась с 15,5% до 23,5%. Темпы снижения производства за годы реформы,

например, на предприятиях ТЭК были в 2 раза ниже, чем в среднем по

промышленности, а в цветной металлургии более, чем в 1,5 раза[66]. Но

ситуация в этих отраслях слабо сказывается на общем инвестиционном

кризисе в стране.

Высокая капиталоемкость и длительные сроки окупаемости капитальных

вложений делают их непривлекательными для частных инвестиций, которые

могут реализовываться только в виде портфельных инвестиций, но общая

организационная и правовая неразбериха в отношении рынка ценных бумаг

препятствует и этому, так что более выгодно финансирование их за счет

связанных внешних кредитов. Кроме того, с точки зрения макроэкономической

теории, ситуацию усугублял и тот факт, что относительные преимущества

российской экономики - дешевая и высококвалифицированная рабочая сила -

не использовались, так как именно более динамично развивающиеся отрасли

добывающей промышленности и металлургии характерны именно самой низкой

доли стоимости рабочей силы в общем капитале (высокой фондоемкостью).

Не менее 50% от 12-13 млрд. долл. США общих иностранных кредитов,

обещанных России в 1995 г., должны были идти именно на импорт

оборудования для сырьевого сектора[67]. Реально же объем иностранных

инвестиций в Россию за этот период не превысил 4-5 млрд. долл. США при

том, что вывезено из страны было средств на несколько десятков млрд.

долл. США (с учетом нелегального вывоза валюты и остатков наличных

средств у населения в валюте - "своего рода беспроцентный кредит странам

- эмитентам валюты")[68]. Известный кризис неплатежей резко снизил

инвестиционные возможности самих предприятий.

Стремление же населения к увеличению сбережений вплоть до такого

уровня, что общий их объем превысил 78 трлн. руб. или две трети годового

объема капвложений по стране[69], не оказало существенного влияния на

общий инвестиционный кризис. Во-первых, значительная доля населения по-

прежнему рассматривала покупку наличной валюты как наименее рискованную

форму сбережений. Во-вторых, в 1994 г. при покупке ценных бумаг население

предпочитало вкладывать средства в финансовые "пирамиды", а в 1995 - 1997

гг. - в государственные ценные бумаги, что при неэффективном

манипулировании государственными расходами не вело к улучшению

инвестиционного климата.

Социальная стратификация общества вела к изменению структуры массовых

сбережений в пользу увеличения доли групп населения с высоким доходом,

более активно принимавших участие в "бегстве капиталов". При этом

качество денежных ресурсов в стране в целом оставалось низким. Свыше 60%

составляли денежные средства на руках у населения[70], которые имеют

более краткосрочный характер, предназначены в большей мере на

потребление, тяжелее поддаются структурному финансовому перераспределению

и направлению в инвестиции. Страховой характер вкладов представителей

бедных страт в банках вел к их высокой подвижности. Так, например, доля

накоплений и сбережений во вкладах и ценных бумагах населения в 1994 г.

колебалась от 8,7% в до 2,6%[112].

Таким образом, можно отметить, что общая инвестиционная обстановка в

России к концу 1996 года оставалась неблагоприятной. В целях привлечения

крупных инвесторов при приватизации предприятий продажа акций с 1994-95

годов осуществлялась пакетами, составляющими не менее 15-25% уставного

капитала по следующей схеме: первоначально - по инвестиционному конкурсу

(на аукционе), оставшиеся акции на специализированных аукционах по

продаже акций. Наряду с этим, осуществлялись портфельные продажи акций

наиболее крупных предприятий. Главным препятствием для продвижения

иностранных инвестиций считается политическая нестабильность, общий

экономический кризис, отсутствие соответствующей четкой законодательной

базы, необходимой информационной системы.

Иностранные инвестиции в экономику РФ требуют наличия определенной

инфраструктуры и прежде всего банковских, финансовых и страховых

институтов, действующего фондового рынка. Сама по себе приватизация не в

состоянии компенсировать их отсутствие. Особенно это важно в связи с тем,

что наиболее динамичный вид инвестиций это именно инвестиции в ценные

бумаги. Государственная поддержка этих институтов является необходимым

условием успеха приватизации не как кратковременного периода перевода

предприятий в частный сектор, а как инструмента повышения эффективности

национальной экономики.

2. Анализ приватизации в условиях централизованной экономики

2.1 Цели и задачи приватизации. Механизм ее осуществления в странах с

централизованно - планируемой экономикой

В докладе Всемирного банка отмечалось, что "нет сомнений, что

российская программа приватизации является одним из наиболее выдающихся

проектов в экономической истории... Международные банкиры и инвесторы,

знакомые с типичной моделью развития новых рынков, должны попросту

перевернуть свои старые привычные представления с ног на голову"[72]. За

18 месяцев большая часть собственности более пятнадцати тысяч российских

предприятий была передана в частный сектор[73]. Для сравнения интересно

отметить, что беспрецедентная для Запада хотя и мизерная в сравнении с

российской программа приватизации в Великобритании шла более 10 лет, что

никак не сравнимо с двухлетним периодом "массовой приватизации" в

России[74].

Первый опыт ваучерной приватизации в социалистических странах был

осуществлен в ЧССР. Главной причиной выбора чековой схемы там был тот

факт, что распродажа государственного имущества во многих странах

неоднократно откладывалась. В большинстве случаев это было связано с

попыткой государства санировать и реформировать предприятия до того, как

они будут предложены к торгам, как это было в Египте или, например, в

Замбии. В целях избежания подобных задержек и создания условий для

быстрой приватизации крупных предприятий правительство Чехословакии, а за

ним и России пошли по пути массовой приватизации, основывающейся на

выпуске приватизационных чеков.

Важно иметь в виду, что в ходе приватизации правительство Чехословакии

использовало разнообразные схемы, а также, что любой гражданин,

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.