реферат скачать
 

Проблемы асимметричности информации

автомобилей мы могли бы проверить наличие информационной асимметрии,

сравнивая записи об их ремонте. В бейсболе мы можем сравнивать данные о

недееспособности спортсменов. Если они интенсивно тренируются и выполняют

жесткие программы для поддержания формы, то следует ожидать низкой

вероятности травматизма и высокой степени регенерации при получении травм.

Иными словами, более подготовленные игроки меньше сидят на скамье запасных.

На рынке "лимонов" следует ожидать, что уровень дееспособности у свободных

игроков будет более низким, чем у возобновивших контракт. Игроки могут

иметь также такие физические данные, известные их командам, которые делают

их менее желательными кандидатами на продление контракта. Поскольку

большинство таких игроков должны стать свободными, то они будут иметь более

высокий уровень недееспособности по состоянию здоровья.

В табл. 1, характеризующей всех игроков лиги до и после подписания

контракта. выявляются два обстоятельства. Во-первых, как у свободных, так и

у возобновивших контракты игроков возрос уровень недееспособности.

Количество неигровых дней в течение сезона возросло в среднем с 4,73 до

12,55. Во-вторых, уровни недееспособности возобновивших и не возобновивших

контракты спортсменов после их заключения существенно различаются. В

среднем первые были выведены из строя на 9,68 дня, тогда как вторые — на

17,23 дня за сезон.

Таблица 1.

Недееспособность игроков

Количество дней недееспособности за сезон До контракта После

контракта Разница в %

Все игроки 4,73 12,55 165,4

Возобновившие контракт 4,76 9,68 103,4

Свободные игроки 4,67 17,23 268,9

Эти два факта говорят о существовании рынка "лимонов", так как

бейсбольная команда знает своих собственных игроков лучше, чем

конкурирующие с ней. [ 1 ]

Рыночные сигналы

Мы убедились, что асимметричная информация в ряде случаев приводит к

возникновению проблемы ''лимонов": поскольку продавцы знают больше о

качестве товара, чем покупатели, последние могут предположить, что оно

низкое, в связи с чем цены падают и продаются лишь низкокачественные

товары. Мы также увидели, как вмешательство государства (например, на рынке

страхования здоровья) или поддержание репутации (например, в сфере услуг)

может способствовать решению этой проблемы. Теперь рассмотрим другой, не

менее важный механизм, позволяющий продавцам и покупателям уменьшать

асимметричность информации, — рыночные сигналы. Концепция сигналов рынка

была впервые разработана Майклом Спенсом, который показал, что на некоторых

рынках продавцы подают покупателям своего рода сигналы, содержащие

информацию о качестве товаров .

Чтобы понять, как действуют рыночные сигналы, рассмотрим рынок труда,

являющийся характерным примером рынка с асимметричной информацией.

Допустим, фирма намерена нанять несколько человек. Новые работники

(продавцы рабочей силы) знают гораздо больше о качестве своего труда, чем

фирма (покупатель рабочей силы). К примеру, они представляют, насколько

добросовестно намерены трудиться, насколько они ответственны, какова их

квалификация и т. п. Фирме же удастся выяснить все это только после приема

и какого-то периода их работы. В момент же найма фирме мало, что известно

об их работоспособности.

Почему бы фирмам просто не нанять рабочих, посмотреть, как они

трудятся, а потом уволить тех, кто работает малопроизводительно? Потому что

это зачастую очень дорого обходится. Во многих странах и во многих

учреждениях в Соединенных Штатах трудно уволить человека, проработавшего

свыше нескольких месяцев. (Фирме требуется указать вескую причину или

заплатить выходное пособие.) Кроме того, на многих местах работники не

достигают полной производительности, по крайней мере, в первые шесть

месяцев. Возможно, потребуется обучать рабочих, на что фирма должна будет

выделить существенные инвестиции. Таким образом, фирма может не выявить

способности работников в период от шести месяцев до года. Так что было бы

намного лучше, если бы на фирме знали производительность потенциальных

работников до их приема.

Какие же сведения о производительности работников фирма может получить

еще до найма? Могут ли они сообщать данные об этом? Хорошая одежда при

собеседовании могла бы дать какую-то информацию, но даже плохие работники

иногда одеваются хорошо, чтобы получить работу. Таким образом, хорошая

одежда — это неточный сигнал, он не позволяет верно отличать

высокоэффективных (работников с высокой производительностью) работников от

низкоэффективных (работников с низкой производительностью). Чтобы сигнал

был значимым, нужно, чтобы его с большей вероятностью подавали

высокоэффективные (чтобы им было легче это сделать), чем низкоэффективные

работники.

Например, образование является сильным сигналом на рынке труда.

Уровень образования индивида может быть измерен несколькими показателями:

количеством лет обучения, полученными степенями, репутацией университета

или колледжа, давшего степень, средним баллом и т. д. Конечно, образование

может прямо или косвенно повысить трудоспособность человека: он получает

информацию, навыки и общие знания, полезные в работе. Но даже если

образование не способствовало этому, оно тем не менее остается важным

сигналом эффективности работника, потому что более способному человеку

проще достичь высокого уровня образования. (Способные люди, как правило,

являются более интеллектуальными, целенаправленными, энергичными и

трудолюбивыми, а эти качества полезны и при обучении.) Следовательно, более

способные люди скорее могут получить хорошее образование, которое служит

сигналом для фирм о возможностях работников, и тем самым рассчитывать на

высокооплачиваемую работу. И фирмы вполне обоснованно рассматривают

образование как сигнал о производительности.

Простая модель сигналов на рынке труда

Чтобы понять, как действуют сигналы, полезно рассмотреть простую

модель3. Предположим, имеются только низкоэффективные работники (группа I),

чей средний и предельный продукт равны 1, и высокоэффективные (группа II)

со средним и предельным продуктами, равными 2. Работников будут нанимать

конкурирующие фирмы, чьи товары продаются за 10000 долл., и рассчитывающие

в среднем на 10-летний период работы. Предположим также, что половина

работников принадлежит к группе I, а другая половина — к группе II, так что

средняя производительность всех кандидатов равна 1,5. Заметим, что

ожидаемый доход от группы I составляет 100000 долл. (10000 долл. в год х 10

лет), а от группы II — 200000 долл. (20000 долл. в год х 10 лет).

Если бы фирмы могли разделить людей по их производительности, они

предложили бы каждому из них заработную плату, равную предельному доходу от

их труда. Работникам группы I было бы заплачено по 10 000 долл. в год, а

работникам группы II — по 20 000 долл. С другой стороны, если фирмы не

могут распределить работников по их эффективности до приема, то они будут

платить годовую заработную плату в соответствии со средней

производительностью (т. е. 15 000 долл.). Тогда представители группы I

получат больше (15 000 вместо 10 000 долл.) за счет представителей группы

II (которые получат 15 000 вместо 20 000 долл.).

Теперь посмотрим, как можно использовать сигналы об образовании.

Предположим, что все характеристики образования (полученные степени,

средний выпускной балл и т. д.) отражены в едином показателе у —

длительности обучения в высшей школе. Всякое образование предполагает

затраты, которые тем выше, чем больше уровень у. Эти затраты включают плату

за обучение, стоимость книг, неполученную заработную плату и

психологические издержки от необходимости упорно трудиться, чтобы получать

высокие оценки. Здесь важно, что затраты на образование выше у

низкоэффективной группы, чем у высокоэффективной. Тому есть две причины. Во-

первых, низкоэффективные работники могут просто быть менее усердными. Во-

вторых, они, возможно, добиваются меньших успехов в изучении выбранных ими

программ обучения. В частности, предположим, что для группы I затраты на

образование за у лет составляют СI(у) = 40000у долл., а для группы II

СII(у)=20000у долл.

Теперь предположим (для простоты и чтобы подчеркнуть важность

сигналов), что образование не увеличивает производительность работников,

его единственная ценность заключается в том, что это сигнал. Посмотрим,

можно ли найти рыночное равновесие, в котором разные люди получают

образование разного уровня и фирмы рассматривают образование как сигнал о

производительности.

Рассмотрим следующее возможное равновесие. Предположим, что фирмы

исходят из такого критерия: индивид с уровнем образования у* и более

относится к группе II и ему предлагается заработную плата 20 000 долл.,

тогда как индивид с уровнем образования ниже у* относится к группе I с

заработной платой 10000 долл. Конкретное значение уровня у", которое

выбирается фирмами, произвольно, но для того чтобы этот критерий служил для

установления равновесия, фирмы должны правильно распределить работников,

иначе они будут стремиться изменить его. Будет ли этот критерий работать?

Чтобы ответить на этот вопрос, мы должны определить, какое образование

представители каждой группы получают при условии, что фирмы используют

такой критерий. Для этого вспомним, что образование позволяет получить

лучше оплачиваемую работу. Доход от образования В(у) представляет собой

прирост заработной платы, связанный с каждым уровнем образования, как

показано на рис.2. Заметим, что В(у) первоначально равен нулю, что

соответствует 100000 долл., предлагаемым работнику, окончившему только

школу, за 10 лет работы. Но если его уровень достигает у* или больше, то

В(у) повышается до 200 000 долл.

Какое образование следовало бы работнику получить? Очевидно, выбор

происходит между "отсутствием" образования (у = 0) и образованием на уровне

у*. Дело в том, что любой уровень образования, меньший, чем у*, приносит

один и тот же доход в 100000 долл., так что нет никакой выгоды в получении

образования на уровне выше 0 и ниже у'. Точно так же невыгодно получать

образование выше у*, поскольку величина у* достаточна, чтобы получать более

высокий доход в 200000 долл.

Рис.2

Какое образование следовало бы работнику получить? Очевидно, выбор

происходит между "отсутствием" образования (у = 0) и образованием на уровне

у*. Дело в том, что любой уровень образования, меньший, чем у*, приносит

один и тот же доход в 100000 долл., так что нет никакой выгоды в получении

образования на уровне выше 0 и ниже у'. Точно так же невыгодно получать

образование выше у*, поскольку величина у* достаточна, чтобы получать более

высокий доход в 200000 долл.

Решая, какое образование получить, люди сравнивают выгоду от него

(повышенную оплату труда) с издержками. Представители каждой группы

принимают решение по следующей схеме: следует получить образование за у"

лет, если выгода от него (т. е. прирост заработка), по крайней мере, не

ниже затрат на образование. Для обеих групп выгода (увеличение заработков)

составляет 100 000 долл. Издержки, однако, у них разные. В группе I они

равны 40000у долл., тогда как в группе II — всего лишь 20000у долл. Поэтому

представители группы I не будут получать образование, если

100 000 долл. < 40 000у* долл. или у* > 2,5,

а представители группы II будут получать образование на уровне у*,

пока 100000 долл. > 20 000у* долл. или у* < 5.

Эти результаты позволяют прийти к равновесию, если у* имеет значение

между 2,5 и 5. Предположим, к примеру, что у* равно 4, как на рис.2. Тогда

представители группы I решат, что образование получать не стоит, и не будут

к этому стремиться, тогда как представители группы II сочтут образование

выгодным и получат его при значении у = 4. Теперь, опрашивая претендентов,

не окончивших колледжа, фирма обоснованно считает, что у них низкая

производительность, и предлагает им заработную плату в 10000 долл.

Рассматривая кандидатов с четырехгодичным образованием, она считает их

высокоэффективными и назначает им заработную плату в 20000 долл. Таким

образом, мы имеем равновесие: высокоэффективные работники будут стремиться

закончить колледж, чтобы представить свидетельство своей эффективности, а

фирмы, получив этот сигнал, предложат им высокий заработок.

Это простая и довольно абстрактная модель, иллюстрирующая, однако,

важное обстоятельство: образование может быть значимым сигналом,

позволяющим фирмам ранжировать работников по их производительности.

Высокоэффективные работники захотят закончить колледж, даже если это не

повысит их эффективность, они получат образование, чтобы иметь возможность

подать сигнал об этом.

Гарантии и обязательства

Мы выделили роль сигналов на рынках труда, однако они могут также

играть важную роль на многих других рынках с асимметричной информацией.

Рассмотрим рынки таких товаров длительного пользования, как телевизоры,

радиоаппаратура, кино- и фототовары, холодильники. Многие фирмы производят

эти товары, но одни марки более надежны, чем другие. Если потребители не

смогут определить, какая марка более надежна, то лучшие марки невозможно

продать по более высоким ценам. Фирмы, производящие высококачественную,

надежную продукцию, хотели бы проинформировать об этом потребителей, но как

они могут убедить их? Ответ таков: с помощью гарантий и обязательств.

Гарантии и обязательства эффективно сигнализируют о качестве товара,

поскольку долгосрочные обязательства такого рода обходятся дороже

производителю низкокачественного товара, чем высококачественного. (Первый

чаще требует обслуживания по гарантии, которое производитель должен

оплачивать.) Вследствие этого производители низкокачественного товара не

заинтересованы в долгосрочных гарантиях. Таким образом, потребители могут

справедливо считать гарантии сигналами о высоком качестве товаров и будут

платить за них больше.

Моральный риск

Если какой-либо агент полностью застрахован и страховая компания,

имеющая ограниченную информацию, не может подвергнуть его тщательному

наблюдению, то его поведение может измениться после покупки полиса.

Возникает проблема морального риска. Моральный риск имеет место, когда

страхующаяся сторона может воздействовать на вероятность или значимость

события, обусловливающего выплату. Например, если мы застраховали свое

здоровье на все случаи, то тогда мы сможем посещать доктора чаще, чем при

ограниченном договоре. Если страховая организация в состоянии наблюдать за

поведением своего клиента, то она может назначить повышенную плату для тех,

кто предъявляет больше претензий. Но если у компании нет такой возможности,

то ее выплаты, вероятно, окажутся больше ожидаемых. В связи с моральным

риском страховые компании вынуждены увеличивать страховые взносы или вообще

отказываться от заключения подобных сделок.

Рассмотрим, например, решения, принимаемые собственниками оптового

магазина стоимостью 100000 долл. и их страховой компанией. Предположим, что

если собственники реализуют программу мер противопожарной безопасности для

своих сотрудников стоимостью 50 долл., то вероятность пожара равна 0.005.

Без такой программы вероятность повышается до 0,01. Зная об этом, страховая

компания, если она не может проследить за реализацией программы,

сталкивается с дилеммой. В предлагаемый ею полис нельзя включать пункт о

выплате страховки лишь в случае выполнения программы противопожарной

безопасности. Если бы эта программа была выполнена, компания могла бы

застраховать оптовый магазин на сумму, равную ожидаемым потерям от пожара,

составляющим 500 долл. (0,005 х 100000 долл.). Когда же страховой полис

куплен, у собственников исчезает стимул к выполнению программы: если

произойдет несчастье, то их финансовый ущерб будет полностью компенсирован.

Таким образом, продавая полис за 500 долл., страховая компания терпит

убытки, поскольку ожидаемые потери от пожара составляют 1000 долл. (0,01 х

100 000 долл.).

Эта проблема стоит не только перед страховыми компаниями. Моральный

риск отражается и на способности рынков эффективно распределять ресурсы.

Пусть, например, кривая D на рис.3 показывает спрос на автомобильные

перевозки, выраженный в милях в неделю. Кривая спроса убывает, поскольку

многие потребители переключаются на альтернативные средства передвижения с

ростом цен перевозок автомобилями. Предположим сначала, что издержки

перевозок включают стоимость страховки и что страховые компании могут точно

измерить, сколько миль проехал водитель. В таком случае моральный риск

отсутствует. Водители знают, что страховой взнос на длинные перевозки будет

увеличен и, следовательно, вырастут общие издержки перевозок (издержки на

милю пути считаются постоянными). К примеру, если издержки перевозок равны

1,50 долл. на милю (из которых 50 центов приходится на страховку), то

водитель решает наездить 100 миль в неделю.

Проблема морального риска возникает потому, что страховым компаниям

трудно контролировать индивидуальные особенности водителей; страховой взнос

не зависит от пробега. В результате водители считают, что любые

дополнительные издержки, вызванные авариями, распределяются на большую

группу и лишь незначительная их доля приходится на каждого в отдельности.

Так как их страховой взнос не меняется с увеличением пробега, то

дополнительная миля перевозки будет стоить 1,00 долл., а не 1,50 долл.

Пробег возрастет со 100 до общественно неэффективного уровня в 140 миль.

Рис.3

Пример 2 Снижение морального риска – гарантии здоровья животных

Покупатели домашнего скота считают очень важной информацию о здоровье

животных. Нездоровые особи наращивают массу медленнее здоровых и меньше

подходят для воспроизводства. Из-за асимметричности информации на рынке

домашнего скота (продавцы знают о здоровье животных больше, чем покупатели)

в большинстве штатов были введены гарантии на продажу скота. Согласно этим

правилам продавцы ручаются (гарантируют), что их животные не пострадают

заразными заболеваниями, и отвечают за все издержки, связанные с наличием

болезней.

Хотя гарантии и позволяют устранить асимметричность информации между

продавцом и покупателем, они порождают проблему морального риска.

Гарантированное возмещение покупателю всех издержек, связанных с болезнями

животных, означает что страховые ставки никак не связаны с тем, какие меры

принимают покупатели для профилактики заболеваний домашнего скота. При

наличии гарантий покупатели скота уклоняются от ранней диагностики

заболеваний, что приводит к увеличению убытков.

Чтобы решить проблему морального риска, половина штатов изменила

правила предоставления гарантий, обязав продавцов сообщать покупателям о

болезни скота в момент продажи. В некоторых штатах также требуется

выполнение местных и федеральных инструкций, касающихся здоровья животных.

Кроме того, покупателям должны даваться поручительства об отсутствии

заболеваний в форме письменных или устных гарантий.

Проблема «заказчик – исполнитель»

Если бы мониторинг производительности работников не требовал затрат,

собственники предприятий могли бы обеспечить эффективную работу своих

менеджеров и рабочих. Однако в большинстве фирм собственники не в состоянии

осуществить полный контроль — работники информированы лучше их. Эта

асимметричная информация приводит к проблеме "заказчик — исполнитель ".

Отношения "заказчик — исполнитель" возникают всякий раз, когда сделка

по найму ставит благосостояние одного лица в зависимость от деятельности

другого8. Исполнитель — это лицо, которое действует, а заказчик — это та

сторона, на которую это действие влияет. В данном примере менеджеры и

рабочие являются агентами, а собственник — заказчиком. Проблема "заказчик —

исполнитель" состоит в том, что менеджеры могут преследовать собственные

цели, даже за счет снижения прибылей собственников.

Отношения такого рода распространены в нашем обществе. Например, врачи

являются исполнителями для больниц и как таковые могут отбирать пациентов и

делать процедуры, отвечающие их собственным предпочтениям, а не обязательно

целям лечебного учреждения. Аналогично, управляющие недвижимостью могут

управлять собственностью не так, как хотели бы владельцы.

Проблема "заказчик — исполнитель" на частных предприятиях

Отдельная семья или финансовая организация обладает пакетом акций,

превышающим 10%, лишь в 16 из 100 крупнейших промышленных корпораций .

Ясно, что наиболее крупные фирмы управляются менеджерами. То

обстоятельство, что большинство держателей акций владеют лишь

незначительным процентом общего капитала фирмы, затрудняет получение ими

информации о деятельности менеджеров. Одна из функций собственников (или их

представителей) состоит в наблюдении за поведением управляющих. Но такой

мониторинг требует затрат на сбор и обработку информации, что недешево,

особенно для отдельного лица.

Таким образом, управляющие частных корпораций могут преследовать свои

собственные цели. Но каковы они? Согласно одной точке зрения управляющие,

по существу, больше добиваются роста объемов производства, чем прибыли,

более быстрый рост и большая доля на рынке обеспечивают большие кассовые

потоки, которые, в свою очередь, позволяют менеджерам чувствовать себя

сильными. Другая точка зрения переносит акценты с роста на полезность,

получаемую управляющими от их деятельности, имея в виду не столько прибыли,

сколько престиж, власть над корпорацией, дополнительные льготы и другие

преимущества, а также длительные сроки пребывания в должности.

Имеются, однако, некоторые важные факторы, ограничивающие возможности

управляющих уклоняться от достижения целей собственников. Во-первых,

держатели акций могут недвусмысленно выражать недовольство, когда они

чувствуют, что управляющие ведут себя неподобающим образом, а в

исключительных случаях — сменить руководство (возможно, при помощи совета

директоров корпорации, чья обязанность заключается в наблюдении за

поведением менеджеров). Во-вторых, в управлении корпорацией могут

развиваться сильные рыночные начала. Если при плохом управлении фирмой

появляется угроза перехода управления в другие руки, то у менеджеров

появляется серьезный стимул к максимизации прибыли. В-третьих, может

существовать хорошо развитый рынок управляющих. Если те из них, которые

максимизируют прибыль, пользуются спросом, то они будут получать высокие

оклады, что, в свою очередь, вызовет у других управляющих желание

придерживаться той же цели.

К сожалению, средства контроля за поведением управляющих, имеющиеся у

держателей акций, ограниченны и неэффективны. Смена руководства корпорации

может быть продиктована, например, стремлением к личной власти, а не к

экономической эффективности. Рынок управляющих также может быть

неэффективным, поскольку управляющие верхнего уровня нередко находятся в

предпенсионном возрасте и имеют долгосрочные контракты. Поэтому важно найти

такие решения проблемы "заказчик — исполнитель", чтобы собственники смогли

выбирать стимулы для управляющих, не обращаясь за помощью к государству.

Проблема "заказчик — исполнитель" в государственных организациях

Схема "заказчик — исполнитель" может также помочь нам понять поведение

управляющих в государственных организациях. Здесь управляющие могут быть

заинтересованы во власти и дополнительных доходах, которые можно получить

благодаря расширению организации за пределы эффективного уровня. Поскольку

поведение управляющих в общественном секторе контролировать также дорого,

то и нет гарантий, что они обеспечат эффективный выпуск. Проверки

государственных учреждений, проводимые в законодательном порядке, чаще

всего бывают неэффективными, поскольку учреждения имеют лучшую информацию о

своих издержках, чем законодательные органы.

Хотя в государственном секторе и отсутствуют рыночные силы,

дисциплинирующие управляющих на частных предприятиях, государственные

учреждения можно все же эффективно контролировать. Во-первых, управляющие

государственных агентств заботятся не только об их размере. На самом деле

многие из них отдают предпочтение общественным работам с низкими затратами,

так как им небезразличны "общественные интересы". Во-вторых, управляющие на

государственных предприятиях в не меньшей степени, чем на частных,

подчиняются строгим требованиям рынка менеджеров. Если выяснится, что они

преследуют несоответствующие цели, то их возможности получить в будущем

более высокие оклады сужаются. В-третьих, законодательные и другие

государственные органы выполняют функцию надзора.

На местном уровне управляющие в государственном секторе подвергаются

даже более строгому контролю, чем на федеральном уровне. Предположим,

например, что какое-то городское управление транспорта расширило автобусные

перевозки сверх эффективного уровня. Тогда жители города могут добиться

смены руководства управления или же, если это не удастся, использовать

альтернативные виды транспорта. И конкуренция между различными

общественными службами может стать такой же эффективной, как и между

частными фирмами, ограничивая тем самым ориентацию менеджеров на цели,

отличные от максимизации прибыли.

Асимметричная информация на рынке труда: теория эффективной заработной

платы

Если рынок труда конкурентный, то всякий желающий работать найдет себе

место за оплату, равную его предельному продукту. Однако большинство стран

имеют высокую безработицу, несмотря на то, что многие люди упорно ищут

работу. Очевидно, многие безработные работали бы и за более низкую

заработную плату, чем та, которую получают занятые. Почему же мы не видим

фирм, которые снижали бы заработную плату, повышали уровень занятости и тем

самым увеличивали прибыли? Могут ли наши модели конкурентного равновесия

объяснить хроническую безработицу?

Модели эффективной заработной платы предполагают, что

производительность труда зависит также от размеров его оплаты. Существуют

различные объяснения этой связи. В развивающихся странах, как полагают

экономисты, производительность работников зависит от оплаты труда в той

мере, в какой они могут лучше питаться. Более высокооплачиваемые работники

имеют возможность купить больше еды и лучшего качества, отчего они меньше

болеют и интенсивнее трудятся.

Более подходящее объяснение для Соединенных Штатов дает модель

уклонения. Поскольку мониторинг работников стоит дорого или вообще

невозможен, фирмы в этих моделях имеют несовершенную информацию о

производительности рабочих, что ставит проблему "заказчик — исполнитель". В

простейшем виде модель уклонения предполагает, что рынки конкурентны, так

что все рабочие одинаково производительны и получают одну и ту же

заработную плату. Будучи нанятыми, они могут либо эффективно трудиться,

либо ослабить свои усилия (уклоняться от работы). Но так как информация об

их деятельности ограничена, работники могут не потерять работу, даже

работая спустя рукава.

Модель имеет следующий вид. Если фирма платит своим работникам

равновесную заработную плату w*, то у них есть стимул уклоняться от работы.

Даже если это станет известно и их уволят (а этого может и не случиться),

они немедленно устроятся где-нибудь еще за ту же заработную плату. В такой

ситуации угроза увольнения не действует на работников, поэтому у них нет

стимулов трудиться максимально эффективно. Чтобы повысить эффективность

труда, фирма должна предложить рабочим повышенную оплату. При этом

увольнение за недобросовестную работу приводит к уменьшению заработка, если

они будут наняты другой фирмой, которая выплачивает заработную плату в

размере w*. Когда различие в оплате труда достаточно велико, рабочие

стараются трудиться эффективно и фирма решает проблему уклонения. Уровень

оплаты, позволяющий добиться этого, называется эффективной заработной

платой.

С проблемой уклонения сталкиваются многие фирмы. Это значит, что все

они предложат оплату труда, превышающую равновесный уровень w". Пропадет ли

у работников стимул к добросовестному выполнению своих обязанностей в связи

с тем, что другие фирмы предоставят им в случае увольнения места с такой же

оплатой? Нет, потому что все фирмы предлагают заработную плату, превышающую

w*, и следовательно, спрос на рабочую силу ниже равновесного уровня, т. е.

налицо безработица. Это означает, что рабочие, уволенные за уклонение от

выполнения своих обязанностей, какое-то время будут безработными, прежде

чем им предложат заработную плату w* в другой фирме.

Рисунок. 4 иллюстрирует явление уклонения от работы на рынке труда.

Спрос на труд DL, как правило, убывающая функция по обычным причинам. Если

бы не было уклонения, то точка пересечения DL с кривой предложения труда SL

показывала бы рыночную заработную плату w* и полную занятость L*. Однако,

учитывая уклонение, фирмы не согласны платить w*. Им выгоднее при любом

уровне безработицы назначить несколько более высокую оплату, с тем чтобы

работники стали эффективнее трудиться. Этот уровень оплаты выражен кривой,

построенной с ограничением на отсутствие уклонений (NSC). Эта кривая

показывает, какова минимальная величина заработной платы, при которой

работники перестают уклоняться от работы, при каждом уровне безработицы.

Заметим, что, чем выше уровень безработицы, тем меньше разница между

эффективной заработной платой и w*. Это объясняется тем, что при высоком

уровне безработицы лица, уклоняющиеся от выполнения своих обязанностей,

рискуют долго не найти работу и поэтому не требуют большого вознаграждения

за высокопроизводительный труд.

На рис.4 равновесная заработная плата находится на пересечении кривых

NSC и DL с количеством рабочих L получающих заработную плату –w*,. Это

объясняется тем, что NSC выражает минимальный уровень оплаты, при котором

фирмы еще исключают уклонения. Им не нужно платить больше, чтобы привлечь

требуемую численность рабочих, но они не могут предложить и меньше из

опасения уклонений. Заметим, что кривая NSC нигде не пересекает кривую

предложения труда. Это означает, что в равновесии всегда будет какая-то

безработица.

Рис. 4

Безработица может возникнуть и на конкурентных рынках, когда

наниматели не могут эффективно контролировать работников. Здесь ограничение

на отсутствие уклонения определяет заработную плату, необходимую, чтобы

удерживать работников от уклонения от работы. Фирма нанимает работников в

количестве Lе (за большую, чем конкурентная, эффективную заработную плату

w* ), создавая безработицу (L* - Lе).

Заключение

Анализ проблем асимметричной информации в мировой теории восходит к

модели "рынка лимонов" Дж. Акерлофа. Исследования, развивающие анализ

проблемы, можно условно разделить на две группы: анализ последствий

несовершенства информации на разных рынках и изучение возможности и

эффективности различных типов сигналов о качестве.

Обратим внимание, что существование проблемы асимметричной информации

о качестве на товарном рынке создает дополнительные барьеры на пути новых

фирм. Прежде чем производитель товара высокого качества сможет продавать

свой продукт по цене, позволяющей получать хотя бы нормальную прибыль, он

должен сигнализировать покупателю о качестве своей продукции. Независимо от

конкретной стратегии продавца (предоставление гарантий, низкая входная

цена, расточительные расходы) продвижение и позиционирование товара на

рынке сопряжено со значительными дополнительными расходами - инвестициями в

репутацию.

На примере с подержанными автомобилями было показано, как

асимметричная информация может привести к разрушению рынка. Это был всего

лишь условный пример, иллюстрирующий важную проблему, возникающую для

многих рынков. При рассмотрении рынка кредитов мы пришли к выводу, что

необходимо осуществлять контроль заемщика над осуществлением

инвестиционного проекта. Эта мера используется в большей или меньшей

степени всеми заемщиками на кредитном рынке. Однако полное устранение

асимметрии информации о кредитном риске требует слишком тщательного

контроля над деятельностью заемщика и сопряжено с крайне высокими

издержками мониторинга.

Список использованной литературы

1. Пиндайк Роберт С., Рубинфельд Дэниель. Микроэкономика: Пер. с англ.-

М.: ДЕЛО, 2000.

2. Нуреев Р.М. Курс микроэкономики: Учебник для вузов.-2-е изд., изм.-

М.: Издательство НОРМА, 2001.

3. Симкина Л.Г., Корнейчук Б.В. Микроэкономика. - СПб: Питер, 2002.

4. Акерлоф Дж. Рынок "лимонов": неопределенность качества и рыночный

механизм/ В сб. THESIS. 1994. Вып. 5.

-----------------------

1 «Лимонами» в Северной Америке называют товары со скрытыми дефектами

Страницы: 1, 2


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.