реферат скачать
 

Приватизация в России

приватизации в Москве: принятые в феврале 1995 года документы имеют только

один несомненный смысл -они выводят московские власти из-под контроля

федерального законодательства по приватизации.

Что же касается этапа денежной приватизации не только в Москве но и по

России, то уже в ноябре 1994 года Госкомимуществом было начато составление

плана-графика денежных аукционов. По замыслу его составителей, все акции

крупных предприятий, предназначенные для реализации на инвестконкурсах,

должны были продаваться на денежных аукционах.

Может измениться также и размер выставляемого на аукцион пакета - хотя бы

потому, что в планы приватизации предприятий постоянно вносятся изменения.

Например, вышеуказанная таблица предусматривает реализацию на денежном

аукционе 29% акций фабрики «Свобода». Между тем уже после подготовки этого

графика вышло распоряжения Госкомимущества, закрепляющее 25,5% акций

фабрики в государственной собственности.

Однако принято положение о специализированных денежных аукционах. Они

отличаются от всех прочих тем, что процедура их проведения практически в

точности повторяет аукцион чековый. Кроме того, при проведении

специализированного аукциона все участники приобретают акции по единой

цене, и количество участников, как правило, весьма велико (в обычных

денежных аукционах на каждый выставляемый пакет определяется только один

победитель).

В связи с тем что, экономическая и политическая жизнь России имела и

имеет свои особенности как к началу проведения приватизации собственности,

так и в конце этих процессов, то, вследствие этого, приватизационные

процессы носили также свои отличительные стороны. В связи с этим данные

особенности и отличия российского варианта приватизации привели, некоторым

образом, к определенным проблемам, негативным эффектам, возникшим в ходе

первого этапа приватизации и разгосударствления и после него. На

сегодняшний момент можно подвести небольшие итоги проведения этапа

приватизации. В связи с этим можно добавить, что приватизационные процессы

имели и свои определенные проблемы, затрудняющие развитие этих процессов,

как в начале развертывания компании, так и в конце ее, по мере воплощения в

жизнь этого этапа приватизации, вследствие все тех же отличительных

особенностей политической и экономической ситуации в России, приведшей и к

отличительным особенностям в первом этапе приватизации. В главе «Этапы

приватизации и разгосударствления» были затронуты некоторые из этих

особенностей и проблем (в частности, проблема банкротств промышленных

предприятий). Попробуем выявить наиболее основные отличия и особенности

приватизации, проблемы, возникшие в процессе приватизации, а также

затруднявшие ход развития приватизации на основе предшествующего перед этим

анализа отличительного от других стран экономического и политического

положения России.

Приватизация в естественном смысле этого слова - то есть нормальная

продажа государством своего имущества в частные руки - была в сложившихся

условиях невозможна по трем основным причинам.

Во-первых, такая приватизация - дело небыстрое, а реформа экономики

требовалась незамедлительно.

Во-вторых, такая приватизация - дело «штучное», для которого понадобилась

бы буквально армия хорошо подготовленных специалистов для представления

интересов обеих сторон: и продавца, и покупателей.

Наконец, в-третьих - и это препятствие неодолимее всех остальных - в

стране попросту не было достаточного количества денежных средств.

Так, например, Комитет по собственности и приватизации полагает, что в

«ходе приватизации были допущены многочисленные нарушения прав субъектов

федерации и местных органов власти, определенных Федеративным договором и

Конституцией РФ», что «способствовало росту напряженности во

взаимоотношениях федеральных органов власти с субъектами федерации».

Однако, кажется, что массовая приватизация, каким бы способом она ни

проводилась, не могла не обострить отношений федеральных властей с

регионами, беря во внимание добровольную сдачу экономической основы своей

власти. Тем более, что местные власти не получили от «полубесплатной»

приватизации ничего, хотя бы в виде небольшого денежного пополнения в

бюджет.

Вторая проблема возникшая в процессе приватизации, по мнению Комитета -

это таковая, что, раздача населению ваучеров вместо именных

приватизационных счетов привела к тому, что 1/4 ваучеров была продана -

соответственно некая сумма денег дополнительно попала к той части

населения, которая еле-еле сводит концы с концами, то есть сразу вышла на

рынок товаров первой необходимости, что в свою очередь привело к увеличению

инфляции.

Более того, Комитет считает, что аналогичный эффект продуцируется и

теперь, когда масса работников приватизированных предприятий, получивших

свои акции почти бесплатно, продает их на вторичном рынке: «средства,

находящиеся в распоряжении коммерческих структур, активно поступают на

рынок потребительских товаров». Казалось бы - о чем здесь идет речь? Если

люди, находясь в тяжелом финансовом положении, продают то, что разумнее

было бы попридержать, это негативное явление - но неизбежное. Однако

Комитет видит в этом вину руководства Госкомимущества: им «принимаются все

меры для поощрения процесса скупки акций (к таким мерам можно отнести

запрет на создание в ходе приватизации акционерных обществ закрытого типа,

попытки преобразовать все АОЗТ в акционерные общества открытого типа,

запрет на введение ограничений на операции по купле-продаже акций)».

О создании в ходе приватизации АОЗТ и речи не было просто потому, что был

принят принцип конкурсности приватизации. Что же касается отказа от

ограничений на куплю-продажу акций, то непонятно, кому бы они пошли на

пользу: работникам предприятий, которые хотели бы, но не могли продать в

трудный момент свои акции, или самим предприятиям, которые лишились бы

возможности обеспечить ликвидность своих акций и тем самым надежд на

размещение новых эмиссий?

Итак, ссылаясь на вывод Комитета, можно согласиться с тем, что

«постприватизационная перепродажа акций увеличивает темпы инфляции (здесь

важно заметить связь между приватизацией и безработицей».

Далее, если наблюдать связь между инфляцией и приватизацией, то по мнению

Комитета приватизация ничтожно мало средств поставила бюджету. Однако,

здесь же можно сделать оговорку, что ведь она и предполагалась быть

полубесплатной и полудешовой.

Впрочем, одно высказывание Думского Комитета по этому поводу, звучит

серьезно неоправданное формирование темпов приватизации привело к тому, что

предложение предприятий и объектов недвижимости существенно превысило

платежеспособный спрос. Уровень цен на объекты приватизации на конкурсах и

аукционах оказался значительно ниже того уровня, который мог бы быть

обеспечен в случае выдерживания рациональных темпов приватизации».

В довершении ко всему. Комитет негативно высказался о том, что

приватизация в первую очередь охватила высокорентабельные госпредприятия,

тогда как предприятия убыточные остались на бюджете. И, далее. Комитет

говорит о том, что, таким образом, бюджеты всех уровней лишились такой

важной статьи дохода, как прибыль от хозяйственной деятельности

предприятий, находящихся в гос- и муниципальной собственности. Однако, тут

же следует оговориться о том, что уже с момента принятия еще союзного

закона о 1 госпредприятии, вышеназванной статьи дохода не существует:

прибыль, остающаяся после уплаты налогов, остается в полном распоряжении

предприятия.

Подводя итоги рассмотрения этой проблемы, аналитики Комитета по

собственности и приватизации возложили изрядную долю вины на приватизацию и

за плачевное состояние бюджетов всех уровней, и за инфляцию. Однако, это

обвинение в сторону приватизации, не совсем правильно, повторяя утверждение

о варианте бесплатной приватизации в России, как было сказано выше.

Поэтому, как кажется, следует говорить не о самой бесплатной приватизации,

а о путях реформирования российской экономики в целом.

Далее, если взглянуть на такую проблему, как приватизация и уровень

управляемости экономики, то Комитет считает, что в ходе приватизации:

органы госуправления потеряли право вмешиваться в хозяйственную

деятельность предприятий. Более того: формально существующая возможность

влиять на эту деятельность через закрепленные в госсобственности пакеты

акций ключевых предприятий не используются, поскольку «до сих пор не

создана реально действующая система управления» такими пакетами.

Что касается взаимосвязи приватизации и социально-политической ситуации в

обществе, то Комитет считает, что «процесс приватизации не только

способствовал росту социальной напряженности в обществе, но и создал

предпосылки для его роста в будущем. К таким предпосылкам могут быть

отнесены: возможность перехода предприятий под контроль иностранного

капитала или/и криминальных структур и начало массового банкротства

бесперспективных предприятий, акции которых были проданы населению от имени

государства».

Тяжелейшее обвинение, предъявленное здесь приватизаторам, звучит так:

«подавляющее большинство населения не получило вообще никаких, либо

получило крайне незначительные доходы от операций с собственными

приватизационными чеками. Такое положение, в принципе, вполне можно было бы

считать нормальным, если бы не обещание бывшего руководства Госкомимущества

сделать всех собственниками. Неисполнение таких обещаний (хотя они и не

могли быть выполнены) привело к росту недоверия населения к любым

государственным ценным бумагам».

Анализ не обошел и такой проблемы, как «Приватизация и уровень спада

промышленного производства». В этом смысле Комитет комментирует так эту

проблему: «В ходе приватизации не обеспечено повышение эффективности работы

приватизированных предприятий». Далее авторы говорят о том, что в конечном

итоге она и не должна была ее повысить: она должна была создать условия

(необходимые, но отнюдь не достаточные) для ее повышения, которые, по их

утверждению, и создала.

Аналитики также утверждают, что: «Можно много говорить об успешной работе

или провале отдельных приватизированных предприятий. Однако практически

полностью отсутствуют официальные обобщающие данные, показывающие

эффективность или неэффективность работы всей совокупности

приватизированных предприятий». Авторы ссылаются на два независимых

исследования, показавшие, что «процесс приватизации никак не повлиял на

эффективность работы предприятий».

Никакие независимые эксперты просто не в состоянии собрать материал,

достаточный для глобальных выводов. Это могут сделать только

государственные структуры.

Комитет по собственности и приватизации утверждает, что «в ходе

приватизации был допущен ряд действий, которые существенно осложнили работу

промышленных предприятий и, соответственно, привели к углублению спада

промышленного производства». Во-первых, «к серьезным негативным

последствиям привело необдуманное принятие решений о выделении при

приватизации структурных подразделений в самостоятельные предприятия». Во-

вторых, Комитет крайне негативно оценивает как насильственную приватизацию

фирменных магазинов, принадлежавших промышленным предприятиям, так и

лишение последних права покупать объекты приватизации. В результате

предприятия лишились собственной торговой - сети и возможности ее хоть как-

то воссоздать, усилился монополизм оптовой торговли. В-третьих, комитет

полагает, что на финансовое положение многих предприятий отрицательно

повлияло отвлечение средств на выкуп собственных акций.

Следующую проблему, которую рассматривает Комитет по собственности и

приватизации - это «Влияние приватизации на уровень криминализации

общества». Аналитики Комитета считают, что широкое распространение торговли

ваучерами, а также отсутствие контроля за источниками средств для

приобретения даже крупнейших пакетов акций «облегчили процесс «отмывания»

капиталов». Это же способствовало переходу «достаточно большой части

государственного и муниципального имущества в собственность криминальных

структур или контролируемых ими коммерческих структур», что, в свою

очередь, «создало основу для расширения их деятельности, для усиления их

влияния на различные стороны экономической, а в ряде случаев и политической

деятельности».

Аналитики приводят и конкретные цифры. «По данным Госкомстата, за 1993

год в ходе приватизации зарегистрировано 27654 преступления, а за первую

половину 1994 года - 1333 преступления». Если это является правдой, то

тогда можно утверждать о сокращении приватизационной преступности на один

порядок. Однако аналитики Комитета делают другой, несколько неожиданный

вывод: «Все это привело к тому, что в сферу незаконной и полузаконной

деятельности оказались втянуты многие руководители предприятий, работники

органов государственной власти, раньше не имевшие связи с криминальной

деятельностью и криминальными структурами». Думается, что Комитет прав в

очень главном выводе: приватизация значительно облегчила криминализацию

экономической жизни страны. Разумеется, в этом направлении действовала

отнюдь не одна приватизация, но это не изменило существовавшего положения.

Можно высказать по этому поводу следующее, что нельзя отрицать того, что

сам факт массированной смены собственника - создает гигантскую сферу

приложения преступных сил. И главным нарушением в этой связи было то, что

не было даже и заметных усилий по созданию защитных механизмов против

развития криминализации. Необходимо было принять хотя бы элементарные меры

предосторожности. Скажем, совершенно очевидно, что следовало требовать

декларации о доходах от крупных покупателей приватизируемого имущества;

следовало с самого начала проверять кредитоспособность потенциальных

инвесторов; следовало обеспечить немедленное расторжение договоров купли-

продажи с нарушающими их покупателями; следовало позаботиться о создании

элементарной системы сохранения конфиденциальности совершаемых сделок;

следовало не только выпускать бумаги о контроле за движением ваучеров, но и

требовать выполнения этих бумаг.

На основе вышеизложенного анализа, можно привести вывод думского Комитета

по собственности и приватизации: «Проведенный анализ показывает, что

политика приватизации, проводимая в течение нескольких последних лет,

привела к обострению социально-экономического кризиса и создала условия,

серьезно затрудняющие выход из него. Этого можно было бы избежать, если бы

процесс приватизации не был подчинен достижению чисто политических целей

руководства Госкомимущества - всеми возможными способами ускорить процесс

передела государственной и муниципальной собственности».

Стоит затронуть такой вопрос, как изменение социальной сферы положения в

России. В этой связи следует сказать, что приватизация, как одна из условий

формирования рынка, рыночной инфраструктуры, как одна из реформ,

направленных на становление рынка, не могла не привести к социальной

несправедливости в отношении дифференциации доходов в России. «Рост

дифференциации доходов в ходе реформ был неизбежен. Но если бы он сразу

пошел не по черте -возможно, и не пришлось бы теперь говорить о

криминализации экономической жизни».

Необходимо также затронуть вопрос о финансовой проблеме (можно назвать ее

проблемой предприятий, находящихся в положении полубанкротов) промышленных

предприятий в пост приватизационный период первого этапа. Рассмотрим ее на

примере АМО «ЗИЛ». Следует сказать перед этим, что среди приватизированных

предприятий сейчас едва ли не большинство не имеет иного решения своих

финансовых проблем, нежели вторая эмиссия. Но успешное ее размещение здесь

и сейчас - дело очень трудное. Эту проблему было легче решить АМО «ЗИЛ» с

помощью правительства России. На основании Постановления правительства

России от 30.12.94 № 1469 «О финансовом оздоровлении и государственной

поддержке структурной перестройки АМО «ЗИЛ»» завод получил:

. отсрочку по платежам в федеральный бюджет и по уплате пеней на недоимки

по налоговым платежам - с выделением «инвестиционного кредита»;

. сокращение мобилизационных мощностей по производству грузовых автомобилей

и ежегодное финансирование затрат АМО «ЗИЛ» на содержание оставшихся

мобилизационных мощностей;

. выделение в 1994-1996 годах инвестиционного кредита в размере 300 млрд

рублей;

. возврат не позднее 1 июля 1995 г. задолженности иностранных государств

перед АМО «ЗИЛ» за продукцию, поставленную им за границу по

межправительственным соглашениям, заключенным до 1992 года;

. включение в государственный заказ на 1995 года задания АМО «ЗИЛ» на

поставку грузовых автомобилей для Минобороны и Министерства по

чрезвычайным ситуациям «в количествах, согласованных с указанными

министерствами и ЗИЛом»;

. передача в собственность предприятий АМО «ЗИЛ» на безвозмездной основе

объектов социальной и культурной сферы, находящиеся на балансе

предприятий акционерного общества на праве полного хозяйственного

ведения;

. продажа в установленном порядке предприятиям АМО «ЗИЛ» земельных

участков, находящихся в их пользовании;

. предоставление в 1 квартале 1995 г. за счет средств федерального бюджета

ссуды в размере 150 млрд рублей для проведения структурной перестройки;

. и многое другое.

Имеется также пример полного банкротства. «Ижмаш» признан

неплатежеспособным, и крупный пакет его акций должен быть продан на

инвестиционном конкурсе. Но найти инвестора будет очень непросто.

В этой связи нужно затронуть такой вопрос как «Приватизация и иностранный

инвестор».

Иностранные инвестиции всегда необходимы в определенном проценте

российским предприятиям, особенно на сегодняшнем этапе, для их успешного

развития. Если говорить о начале приватизации, то тогда существовало немало

причин, сдерживающих участие иностранного капитала в приватизации. Во-

первых, незначительный процент акций, выставлявшихся на инвестиционные

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.