реферат скачать
 

Приватизация в России

приватизации государственного или муниципального имущества, а также при

покупке акций (паев) инвестиционных фондов. Для чего нужна была именно эта

ценная бумага? Разрушение в России системы расчетно-платежных отношений,

когда даже обычные взаимные сроки, теряются, осуществляются с огромным

трудом, сделало нереальным применение приватизационных счетов. Если бы в

эту общую неразбериху было бы добавлено еще и 150 миллионов держателей

расчетных счетов, то паралич денежной системы стал бы неизбежным. Вдобавок,

возможности для различных финансовых махинаций со счетами открывались бы

фантастические, как показал прежний опыт. Но, главное, это надолго

задержало бы все платежи, а с ними, и приватизацию, что, конечно, было

нежелательно и в социальном, и в экономическом плане. Поэтому счета было

решено заменить приватизационными чеками, которые, в сущности, выполнили ту

же функцию, правда, явились при этом бумагой «на предъявителя».

Положительной стороной приватизационного чека явилось и то, что чековая

приватизация предопределяла крупные масштабы и высокие темпы процесса -

ведь чеки розданы всему населению и сроки их реализации были ограничены.

Тем самым в процесс приватизации было вовлечено большое количество

населения и объектами приватизации стало 90% госимущества, чего не знала

история денационализации других стран. В этом есть своя специфика

приватизации в России на начальном этапе.

Так, уже к началу 1994 года, было погашено около половины

приватизационных чеков -примерно 90 миллионов. Однако, в связи с тем, что

до конца чековой приватизации оставалось несколько месяцев, это потребовало

от правительства создания новой программы приватизации на 1994 год. Это

должно было подготовить почву для завершения этапа реформ 1991-1993 гг. и

перехода к следующему, новому этапу - денежной приватизации, становлению

вторичного рынка ценных бумаг, утверждению всех необходимых структур

нормального, цивилизованного фондового рынка в России. Чем же отличалась

новая программа? Нынешняя программа ставила своей целью, как и прошлая,

формирование широкого слоя частных собственников как экономической основы

рыночных отношений. Это предопределило преемственность ее идеологии,

главных принципов, методов реализации. Сохранены были все основные способы

приватизации, прежние три варианта льгот (резко усилены стимулы третьего

варианта) зафиксированы принципы бесплатной чековой приватизации,

действующий механизм чековых аукционов и т.д.

Если сравнить «демократизм» двух программ, то, думается, в новой

ощущалось некоторое ухудшение - больше стало ведомственных запретов,

введены дополнительные жесткие бюрократические процедуры. Вместе с тем,

удалось отстоять в правительстве и закрепить документально все важные для

чековой приватизации процедуры, существенно расширить перечень

приватизируемого имущества.

Программой было также ограничено применение Указа Президента о вексельном

обращении: из сферы его действия исключены предприятия с государственной

долей имущества свыше 25 процентов. Таким образом, имущество этих

предприятий реализовывалось за ваучеры и лишь после завершения чековой

приватизации могли действовать иные принципы. Через приватизацию должны

были пройти и все предприятия-банкроты.

Новый раздел об иностранных инвестициях практически снял все ограничения

для участия зарубежных предпринимателей в аукционах и при покупке акций как

за; деньги, так и за чеки. Другое дело, что реализация этого не была

стабильной из-за нестабильности политической ситуации в России.

Программа также предусматривала значительное укрепление роли

инвестиционных фондов. Им, наконец, разрешено было увеличить долю акций

одного предприятия в своих активах до 25 процентов, вместо прежних десяти,

что позволило фондам реально участвовать в управлении акционерными

обществами, некоторые из фондов собрали всего по тысяче ваучеров и, поняв,

что просто не могут функционировать, вынуждены были уступить свои акции

более крупным и сильным коллегам. Такая практика «поглощения» одних фондов

другими была легализована Программой.

Значительное место в Программе 1994 года было уделено защите прав

акционеров. Среди главных ее постулатов - защита акционерного

«меньшинства», которому обеспечена возможность «коммулятивного»

голосования.

Государственная программа приватизации на 1994 год, Указы Президента о

новом статусе Фонда федерального имущества и мерах, активизировали механизм

действия Закона о несостоятельности (банкротстве) предприятий. Однако

нельзя было забывать о главном принципе приватизации - предотвращении

банкротства. Таковую проблему двух параллельно действующих процессов -

приватизации и банкротства, удалось решить. Это стало возможным, когда были

найдены ключевые идеи и принципы, позволяющие не только не наносить ущерба

приватизации, но и решительно ускорить процесс смены собственности, причем

именно через приватизацию избежать массовой ликвидации предприятий-

банкротов. Было создано Федеральное управление, для того, чтобы привести в

действие процесс банкротства. Каким образом Федеральное управление решало

судьбу отдельного предприятия-банкрота? Было несколько вариантов, которые

государство как собственник могло реализовать еще в досудебной процедуре.

И, наконец, третий путь - это была обязательная (принудительная) смена

собственности, срочная приватизация, если финансовый крах неизбежен, Такая

норма была заложена в Указе, который поручал Федеральному управлению по

делам о несостоятельности принимать решения о принудительной приватизации.

Причем ее план, принятый управлением, был обязателен для реализации. В этом

случае трудовой коллектив уже не получал всех льгот, предусмотренных при

обычной приватизации. Ведь речь шла не о перераспределении собственности, а

об экономическом оздоровлении предприятия. Ему необходимо было находить

инвестора, продавать на инвестиционном конкурсе необходимый пакет акций по

тем условиям, которые одобрит потенциальный покупатель. Конкурсные и

аукционные торги были в таких случаях необходимы: это предотвращало

возможную коррупцию и позволяло одновременно более четко и взвешенно

форсировать процесс принудительной приватизации (см. прилож. №3).

3.3. Предварительные итоги приватизации.

Необходимо рассмотреть вопрос об оценке итогов первого этапа

приватизационной компании. Однако вопрос об оценке итогов очень непрост.

Единственная черта ваучерной приватизации, признаваемая всеми, -

беспримерный темп и масштаб проходивших в ее рамках событий. Более того,

массовая приватизация, по мысли проводивших ее, а также сторонников, -

явилась ключевым элементом российских экономических, да и политических

реформ (можно без особого риска прибавить: и единственный их элемент,

планомерно осуществлявшийся и даже осуществленный практически так, как было

задумано). Беспрецедентные темпы и масштабы этой кампании сделали

необратимым весь процесс реформирования России.

Итак, каковы же негативные итоги прошедшего этапа приватизации в России?

1. Разрыв между поставленными целями и реальными результатами:

практически ни одна из поставленных целей приватизации не была достигнута.

2. Несовпадение становления комплекса рыночных механизмов и институтов,

необходимых для создания сферы эффективного функционирования

приватизированных предприятий, с темпами приватизации.

3. Не была проведена реальная оценка приватизированного имущества, в

результате чего допущено его разбазаривание.

4. Формы и способы проведения приватизации не обеспечивали учета

разнообразия конкретных условий, в которых находились приватизируемые

предприятия, и превратили широкие слои населения в пассивных участников

развивающихся процессов.

Государственная Дума приняла новый Закон [2], который призван

скорректировать законодательство о приватизации, привести его в

соответствие с интересами государства, всего населения страны.

Однако это утверждение порождает ряд вопросов, без ответа на которые не

обойтись:

. как изменилась властная структура российского общества в результате

массовой приватизации?

. как население участвовало в приватизации, и каковые ее социальные

последствия?

. каким оказалось воздействие приватизации на работу предприятий - в

частности, в ключевых отраслях промышленности России?

. какова степень проникновения иностранного капитала в российскую экономику

- и входе самой приватизации, и в пост приватизационный период?

. помогла ли (и поможет ли впредь) приватизация в решении проблемы

инвестиционного голода?

. как повлияла приватизация на развитие криминальных структур в стране?

каковы были масштабы - и какими будут последствия - приватизационного

«отмывания» денег?

Однако на все эти вопросы можно лишь дать предварительный ответ, т.к. не

всегда имеется необходимая и четкая информация при рассмотрении этих

вопросов.

Затрагивая первый вопрос, нужно сказать следующее. Заметим одно

обстоятельство то, что ведь российская приватизация на первом своем этапе

передавала собственность тем, кто ею и так владел или, во всяком случае,

ощущал себя ее владельцем - и отнюдь не без оснований. Приватизация по

видимости была не так уж страшна для тех кругов, которые реально правили

экономикой. Казалось, она сохраняет чрезвычайно выгодное для них

позднесоветское status quo под новыми псевдонимами. Напомним: 3/4

акционировавшихся предприятий избрали второй вариант льгот, то есть

получение 51% акций. Директора государственных предприятий становились

главами АО, ничего по видимости при этом не теряя.

На самом же деле нормативные акты массовой приватизации содержали - в

более или менее скрытом виде - механизмы, способные действительно передать

собственность в другие руки. И мало-помалу эти механизмы вступали в ход. По

данным ГКИ, 10% собраний акционеров приватизированных предприятий,

состоявшихся весной и летом 1994 года, привели к смене руководства

предприятий. К концу 1994 года этот процесс, по-видимому, ускорился.

Соответственно были попытки со стороны коллективов некоторых предприятий

«отыграть» приватизацию назад. Однако, на деле, все-таки, это уже не

возможно.

Итак, можно с утверждением сказать одно, то, что и в промышленности и в

сфере «малого бизнеса» (торговли, сервисе, общепите) - приватизация была

необратима. Этот ее итог неоспорим: там, где она прошла, массовый откат без

серьезного насилия практически невозможен. Да и нет сколько-нибудь

значительных политических сил, которые видели бы в нем свою задачу.

Касаясь второго из поставленных выше вопросов, следует отметить «Отчет об

основных итогах чековой приватизации» Госкомимущества. Предельно сжатый

конспект «Отчета» звучит так.[6]

«Население России получило 146064 млн. приватизационных чеков. Владелец

ваучера имел четыре возможности: использовать свой чек при закрытой

подписке на акции своего предприятия (в ходе закрытой подписки было принято

почти 26 млн. чеков); участвовать в чековом аукционе; купить акции чекового

фонда (их было создано 640 штук: собрали они свыше 60,млн. приватизационных

чеков); продать чек (такая судьба постигла «ориентировочно» четверть

выданных чеков). 40 млн. граждан России стали акционерами созданных в ходе

приватизации АО или чековых фондов».

Затрагивая вопрос о влиянии приватизации на работу предприятий, а также и

на ведущие промышленные отрасли, из «Отчета» следует сказать то, что.

«В результате приватизации более половины ВНП стало производиться в

негосударственном секторе. Спад производства на приватизированных

предприятиях был на 10% меньше, чем в среднем по промышленности».[6]

Констатируется, что «привлечение в инвестиционные программы исключительно

отечественного капитала далеко не всегда обеспечивает достаточный уровень

эффективности производства и оптимальные сроки окупаемости инвестиций»; в

связи с этим выражено сожаление о недостаточной вовлеченности в

приватизацию иностранных инвесторов. Тем не менее «в 1992-1994 годах

иностранными инвесторами приобретено на аукционах и инвестторгах в общей

сложности около 10% акций приватизированных предприятий, что принесло

государству $1 млрд.». [6]

В отраслевом разрезе наиболее привлекательными для иностранных инвесторов

в третьем квартале 1994 года явились (в $ млн.):

Топливная промышленность 350,9

Строительство 22,8

Торговля и общественное питание 12,7

Другие промышленные производства 9,9

Черная металлургия 7,6

Транспорт и связь 6,9

Пищевая промышленность 5,2

Деревообрабатывающая промышленность 4,7

Услуги 4,0

Наука и научное обслуживание 4,0 *(см. прилож. №4)

* Данные приведены из «Отчета об основных итогах чековой приватизации»

ГКИ [6](см. прилож. №5,№6)

Вот те небольшие итоги первого этапа приватизации в России, как

показывает нам «Отчет об основных итогах чековой приватизации»,

представленный Госкомимуществом РФ. Однако о конечных итогах говорить еще

слишком рано.

С Указом Президента РФ [4] возникает начало действия нового этапа в

приватизационной компании (в частности, на примере Москвы) - этапа так

называемой денежной приватизации (этап при котором платежным средством при

покупке недвижимого имущества становятся деньги, а не приватизационные

чеки). Появился также документ, заложивший мощный юридический фундамент

«особого пути» российской столицы в приватизации. Московская городская дума

18 января приняла «Основные положения приватизации государственных и

муниципальных предприятий города Москвы».

Эти документы оказали существенное влияние на ход дальнейших

экономических событий - и сами по себе, и как прецедент.

Из Указа можно выделить следующее. Во-первых то, что Московское

правительство получило право определять при продаже по конкурсу или на

аукционе начальную цену государственных предприятий или акций АООТ,

созданных в процессе приватизации путем преобразования этих предприятий, по

данным баланса за квартал, предшествующий дате подаче документов на

приватизацию, то есть с учетом двух переоценок основных фондов.

Определенная таким образом стартовая цена может оказаться выше сложившихся

рыночных цена на аналогичные объекты. Это действие необходимо потому, что

бюллетень Российского федерального фонда имущества в последние месяцы был

полон сообщениями о несостоявшихся инвестиционных торгах из-за отсутствия

инвесторов. Средства, полученные от продажи предприятия в части, обещанной

федеральными актами самому предприятию (51%), будут направляться на

реорганизацию и санацию других предприятий Москвы. Однако, скажем тут же

то, что это равносильно перечислению всех средств от приватизации в бюджет

с последующим их перераспределением между предприятиями по желанию хозяев

бюджета. Что при этом будут чувствовать сами предприятия, которые так могут

вообще ничего не получить от свой приватизации, угадать нетрудно. Директора

еще не приватизированных предприятий лишаются всех стимулов к приватизации:

деньги идут не на предприятие, а в московский бюджет, акций своего

предприятия на накупишь - слишком высоки стартовые цены...

Пункт 3 Указа связан с больной для московского правительства темой -

земельные участки под приватизированными предприятиями. «Приватизация

недвижимого имущества порождает право собственника этого имущества на

получение в долгосрочную аренду (49 лет) соответствующего земельного

участка». Этот пункт порождает, пожалуй, наибольшие опасения: не означает

ли он, что никаких прав на территорию у собственника предприятия не будет.

Пункты 4, 5, 6 последовательно освобождают Москву от ответственности за

расхождение с федеральными актами по таким вопросам, как законодательное

обеспечение продажи частнику земли, отягощение этой земли дополнительными

обязательствами собственника, а также определение цены при выкупе

арендованного имущества.

Пункт 7 Указа позволяет московским властям пользоваться инструментарием,

имеющимся для приватизации предприятий-должников, для приватизации любого

предприятия; можно будет дать преданные еще акции в управление, а затем

продать его.

Во втором этапе приватизации в г. Москве, так называемый некий свет, на

планы московских властей может пролить - проект постановления московского

правительства «О проведении городского облигационного займа реализации

Основных направлений приватизации предприятий в г. Москве после 1 июля». Из

него следует, что администрация Москвы в лице Москомимущества собирается

эмитировать заем, гарантированный акциями приватизированных и подлежащих

приватизации предприятий. Предполагаемый объем эмиссии на 1996 год - 1,6

трлн. руб. Эти средства, так же как и деньги, предназначенные для санации

московских предприятий, аккумулируются в Инвестиционном фонде пост

приватизационной поддержки предприятий.

Нужно затронуть и механизм самого займа. Москомимущество и Фонд имущества

увеличивают долю городской собственности в уставных капиталах предприятий и

организаций различных форм собственности с проведением последующей эмиссии

акций АО - за счет включения в их уставный капитал городского недвижимого

имущества (в т.ч. и земли под предприятиями).

Далее, из увеличенной государственной доли резервируются определенные

пакеты акций для конвертации в облигации городского займа. Кроме того,

правительство может рекомендовать акционерным обществам осуществить

вторичную эмиссию акций с размещением их под инвестиционные программы

Московского облигационного займа.

Что касается таких ценных бумаг, участвующих в приватизации, как

облигаций, то их предполагается выпускать двух видов: конвертируемые

отзывные и доходные. Отзыв конвертируемых облигаций возможен только через

два года - они обмениваются либо на акции конкретного предприятия, либо на

акции предприятий конкретной отрасли. В течение двух лет эти акции

принадлежат Москомимуществу, но могут быть переданы в траст владельцам

облигаций.

На этой основе можно сделать вывод по поводу начатого второго этапа

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.