реферат скачать
 

Приватизация

государственного имущества поровну среди всех жителей страны представляет

собой наиболее простую форму разгосударствления.

С точки зрения теории игрового поведения, можно отметить, что в этих

условиях стороны воспринимают ситуацию ваучерной приватизации (то есть

появление ценных бумаг, выражающих определенную конечную стоимость

приватизируемых предприятий, или раздел конечной же общей собственности)

как игру с закрытой суммой, то есть создают ситуацию, когда их поведение

направлено не на развитие народного хозяйства в целом, но на увеличение

своей доли в нем даже ценой общего экономического спада. В этой ситуации

государство должно играть роль защитника интересов совокупности элитных

групп в целом против отдельных подгрупп или отдельных их членов, то есть

роль государства через свои перераспределительные функции должна

увеличиваться в лице фискальных органов, органов финансового контроля и

др., что ведет к общему увеличению влияния государства в обществе. А это

противоречит основной задаче разгосударствления - уменьшению этого

влияния.

Привлечение новых социальных групп (ваучерных и финансовых спекулянтов

и др.) в управление реальной экономикой при ваучерной приватизации ведет

к острым конфликтам между старыми (директорами и традиционными

банковскими и финансовыми группами) и новыми элитами, а следовательно, к

политической и общей нестабильности. Конфликты интересов мешают

достижению консенсуса в части общего увеличения национального дохода.

Существеннейшим недостатком ваучерного механизма является и то, что он

нарушает нормальную работу всех финансовых инструментов общества. С точки

зрения финансового обращения, ваучер представляет собой ценную бумагу, а

с другой стороны, он не связан напрямую с денежным механизмом и не

учитывается. В условиях, когда монетарные и фискальные органы страны

технически не в состоянии учитывать реальное влияние новых ценных бумаг

на денежное обращение и оперативно реагировать на него (что чаще всего

характерно для больших стран), введение приватизационных чеков в

обращение, ничем не подкрепленных в реальном секторе, при отсутствии

инвестиционного бума разрушает не только обращение на рынке корпоративных

ценных бумаг с катастрофическим падением курса акций в силу превышения

агрегированного предложения над спросом, но и другие области денежного

обращения.

Представляется, что ваучеры в той части, в какой они являются

государственными ценными бумагами, требуют постоянной и тщательной опеки

со стороны эмитента, которым является государство, чего не произошло,

например, в России. Государство может и должно иметь право выкупа

ваучеров по требованию инвесторов, в том числе и в целях повышения

ликвидности. В этом случае в сфере обращения ваучеров начинает

действовать более полный механизм фондового рынка. На июль 1994 года

(завершение чекового этапа приватизации) стало ясно, что основная часть

несвязанного с приватизированными предприятиями населения предпочли либо

продать свои ваучеры, либо вложить их в Чековые Инвестиционные Фонды

(ЧИФы), минимизировав собственную прибыль.

Декларируемая социальная справедливость ваучерной приватизации также

не выдерживает критики. Механизм действия рынка ваучеров практически

выводит низкооплачиваемые слои населения из возможности принимать участие

в приватизации предприятий, а трудящиеся, как правило, оказываются под

влиянием элитных групп и действуют в их интересах. Е.Гайдар откровенно

это признал, согласившись с определением российской приватизации как

"номенклатурной" и заметив, что "другой приватизации вообще нигде не

было, да и быть, не могло: везде и всегда перераспределение собственности

протекало в интересах правящей элиты".

Более того, в условиях резкого падения производства и реструктуризации

экономики, когда и не предполагается, что старые предприятия должны

сохраниться, даже права владения, де-факто, не приносят ожидаемых

дивидендов, что и не удивительно, так как реально приватизационные чеки

не представляли собой нового капитала - ваучеры как ценная бумага носили

временный характер и "погашались" после приватизации. Не приходится

ожидать от предприятий желания выплачивать дивиденды новым собственникам,

не принесших с собой новых активов. Например, в Санкт-Петербурге на один

ваучер номинальной стоимостью в 10000 руб. можно было приобрести акций в

среднем на 500 руб. с максимальным годовым дивидендом в 1000 руб., что

эквивалентно стоимости одной поездки в общественном транспорте. В ЧИФе

"Генеральный" дивиденды в 1994 году составляли 39 руб. на 1000 рублевую

акцию при банковской учетной ставке более 100%.

С другой стороны, суммарная рентабельность спекулятивных сделок в

России на разнице между реальной ценной производственных активов и

рыночной ценой ваучеров превышала 10 000%. Понятно, что ее результатом

стало появление новой элитной группы, обеспечивающей свое существование

поддержкой правительства. Однако, здесь следует отметить, что

реформаторская пропаганда в России в этом вопросе всегда была достаточно

двусмысленной: власть, устами президента Б. Ельцина, провозглашала свое

стремление создать "не сотни миллионеров, а миллионы собственников".

Вместе с тем, обеспечивая себе сверхприбыли на спекулятивных операциях

на рынках ценных бумаг, новые элитные группы избегают инвестиций в

реальную экономику и вступают в объективное противоречие с экономическим

развитием общества в целом, чьи интересы формулируются "старыми" элитными

группами - директорами или "промышленными капиталистами". Не только

промышленная буржуазия и директора, но все общество выступает против

правительства, выражающего интересы финансово- спекулятивной буржуазии.

Правительство же, в свою очередь, оказывается не в состоянии уйти от

давления им же созданного финансового монстра. Удивительно точная

аналогия проводится между социальной ситуацией в России 90-х годов и во

Франции времен Луи Филиппа, описанной К.Марксом. Конфликт в верхах между

промышленной и финансово-компрадорской буржуазией усиливается ваучерной

приватизацией и принимает крайне острые формы. Можно предположить, что

лучшее объяснение трагических событий октября 1993 года может быть

найдено именно здесь - в столкновении между промышленными и финансовыми

элитами.

Денежная приватизация отражает попытки компромисса между

промышленниками и финансистами. Привлечение денежного капитала в

производственный сектор играет на руку развитию экономики в целом,

повышая ее конкурентоспособность. Операции на рынках ценных бумаг

перестают играть роль "вещи в себе и ради себя" и становятся

функциональным механизмом рыночной экономики, ориентированной на развитие

производства. Именно такое развитие ситуации может сделать выгодным для

предприятий как субъектов экономики выплату дивидендов "ваучерным"

собственникам.

Методики денежной приватизации

Существует несколько основных технических методик проведения денежной

приватизации:

1. прямая открытая продажа акций (полностью или с сохранением доли за

государством) государственных предприятий. Этот механизм был

избран, например, в Египте, в Венгрии и на Ямайке. Он требует

предварительной корпоратизации государственных предприятий. Его

существенным недостатком является тот факт, что в условиях

слаборазвитого фондового рынка открытая продажа акций является

дорогостоящим и трудным с технической стороны делом, когда

существует опасность социального недовольства приватизацией;

2. аукционная продажа акций населению. Она применялась в Мексике, в

Венгрии и частично, например, при приватизации "Истерн Тобакко" в

АРЕ;

3. ликвидация предприятия и распродажа его имущества в целях выплаты

задолженности. Этот крайний метод применялся в Польше при

распродаже промышленных предприятий;

4. разукрупнение крупных промышленных конгломератов с последующей

продажей их по частям. Разделение прежних организационных структур

с последующей приватизацией часто происходило в России;

5. передача предприятия в руки трудового коллектива. Наиболее

известным примером являются программы типа "ЭЗОП" в США;

6. аренда и субподряд государственной собственности частным сектором.

Существенным недостатком денежной приватизации является ее

медлительность. Можно утверждать, что денежная приватизация не совместима

как ключевой фактор с "шоковой" терапией экономики при условии

обеспечения развития реального сектора экономики.

Проблемы встали в России на этапе форсированных денежной приватизации

и залоговых аукционов, когда, например, 51% акций ОКБ имени Сухого и 50%

акций Арсеньевской авиационной компании "Прогресс" были выставлены на

залоговый аукцион (и тут же реализованы) за 2 млн. долл. США и 1 млн.

долл. США соответственно. И это притом, что цена одного самолета СУ-31 и

СУ-35 составляет порядка 10 млн. долл. США, а вертолета Ка-50 "Черная

акула" производства "Прогресса" - 6-8 млн. долл.

Таким образом, сопоставляя концепции ваучерной и денежной

приватизации, необходимо рассматривать две сферы - чисто экономическую и

социальную. Экономически, по крайней мере в кратко- и среднесрочной

перспективе, для "больших" стран (по классификации Тэйлора) денежная

приватизация располагает значительными преимуществами перед ваучерной,

ибо эмпирически известно, что она не ведет к катастрофическому падению

национального дохода и ВВП, что особенно заметно, если применять в

системе национальных счетов не ВВП, а совокупный общественный продукт.

Если же государство, проводящее реформы, ставит перед собой задачу

скорейшего создания и укрепления новых социальных групп - новой

буржуазии, то необходимость ваучерной приватизации становится более

явной.

Приватизация и рынок корпоративных ценных бумаг

Роль фондового рынка в экономике страны определяется исторически

сложившимися условиями кредитной системы, долей акционерных предприятий в

производстве ВНП или СОП, степенью рассредоточения собственности на

ценные бумаги и значением акций и облигаций как объекта помещения

капитала, развитостью рынка и участием финансовых институтов в его

обороте.

Хорошо развитый рынок капитала является ключевым моментом для

привлечения внутренних сбережений и иностранных инвестиций для

приватизации, при условии, что база самой приватизации уже создана. "В

целом, - утверждает Центр международного частного предпринимательства

(США),- программы приватизации вряд ли могут осуществляться в странах с

недоразвитыми рынками капитала". "Приватизация попросту является

незавершенной без развития надлежащим образом функционирующего и

конкурентоспособного финансового сектора", - пишет в докладе Всемирного

Банка Клавдия Моргенштейн. Прежде всего он дает возможность приватизации

путем прямых продаж ценных бумаг через биржу. Но даже в случае отказа от

продаж акций через биржу фондовый рынок играет очень важную роль в общем

состоянии инвестиционного климата в стране через повышение ликвидности и

прозрачности предприятий, а следовательно, и притягательности ценных

бумаг для частных и институциональных инвесторов.

Ряд экономистов, прежде всего марксистов, имеют другое мнение по этому

вопросу. Так, Лэнс Тейлор пишет: "Создание фондовых рынков... имеет лишь

косвенное отношение к приватизации. В большинстве развивающихся стран

биржи представляют собой площадки для маскарадов, где правящий

генералитет и политики проделывают фокусы с ценами на акции

государственных компаний". Это верно и для России. Фокусы на рынке первой

по-настоящему ценной бумаги России - ваучера привели к тому, что ваучер,

на который в конечном счете оказалось возможным купить активов более чем

на 2000 долл. США, котировался почти все время своего существования по

цене эквивалентной примерно 10 долл.

В теории взаимное влияние приватизации и рынка ценных бумаг имеет два

основных аспекта. С одной стороны, наличие развитого фондового рынка

стимулирует приватизацию путем мобилизации внутренних и международных

финансовых ресурсов. Приватизация привлекает иностранных инвесторов на

фондовые рынки. При развитом рынке принятие решений о приватизации

существенно облегчается. Индикаторы рынка показывают текущее состояние

финансовой системы - размер рынка, уровень ликвидности, возможности

абсорбции свободных ресурсов - все ключевые факторы, влияющие на решение

как, что и когда продавать. С другой стороны, наличие инфраструктуры

рынка дает тот необходимый механизм распределения акций, который

позволяет во многом справиться с социальными последствиями приватизации.

Надо отметить, что отсутствие развитого фондового рынка не обязательно

является препятствием для успешной реализации программ приватизации, как

это произошло, например, в Польше. Относительно прозрачности рынка можно

заметить, что процесс передела собственности в России, конечно, находит

свое отражение в виде информации о деятельности фондового рынка, но

гораздо лучшем зеркалом является не фондовый рынок, а выросшее количество

убийств новых богачей..

Крайне важно, что приватизационные мероприятия рождают дополнительные

требования к финансовому сектору страны. Приватизируемые фонды

предприятий или сами компании требуют наличия свободных финансовых

ресурсов в стране. Этот дополнительный спрос должен быть проанализирован

для того, чтобы понять, может ли финансовый рынок страны удовлетворить

эти новые потребности. Рост существующих предприятий не должен быть

ограничен в своем доступе к финансовым ресурсам, а приватизация не должна

препятствовать развитию реального сектора экономики. Можно лишь сожалеть,

что именно это и произошло в России.

Эффективное функционирование развивающихся фондовых рынков требует, по

выражению Управляющего по странам Центральной Азии, Ближнего Востока и

Северной Африки Международной Финансовой Корпорации Андре Ховагимьяна,

следующих ключевых элементов:

"1) развития новых институтов; 2) наличия соответствующего регулирования

и юридической базы для фондового рынка; 3) наличия эффективной и здоровой

системы работающих брокеров; 4) наличия критической массы дилеров и

брокеров".

Основными поставщиками инвестиционного капитала на рынках ценных бумаг

являются институциональные инвесторы, для которых характерна

относительная стабильность предложения капитала. Ряд стран, столкнувшихся

с проблемой отсутствия свободных активов, как например, Чили в 1985-90

гг., решал ее путем разрешения приватизируемым страховым компаниям,

пенсионным фондам, фондам взаимопомощи и т.д. инвестировать в

приватизацию.

Банки являются поставщиками капитала на рынок ценных бумаг в меньшей

степени, так как их деятельность сильно зависит от экономической

конъюнктуры и кредитной политики государства. Важным фактором

инвестиционного предложения являются и индивидуальные инвесторы, а также

их объединения - инвестиционные фонды (денежные) и общественные

организации - ассоциации работников предприятий, торговые центры,

профсоюзы, учебные заведения, церковь и т.п. Предпринимательский сектор,

в том числе и государственные предприятия, правительства и местные органы

власти, на фондовом рынке представляют предложение.

Функционально фондовый рынок может быть поделен на первичный и

вторичный. Главная функция первичного рынка - мобилизация и централизация

капитала, то есть превращение относительно мелких диверсифицированных

денежных средств населения в крупный капитал, обеспечение быстрого

перелива сбережений в инвестиции. Вторичный фондовый рынок служит

средством постоянного перехода капитала из одной формы в другую, что дает

возможность использовать средства, ранее вложенные в ценные бумаги, в

других приложениях. Это накладывает основное требование и принцип

функционирования вторичного рынка - ликвидность.

Фондовый рынок опосредует перераспределение капиталов, национального

дохода в денежной форме и прибавочной стоимости между отраслями народного

хозяйства и предприятиями. Денежные капиталы, привлекаемые на вторичный и

частично на первичный рынок, перераспределяются и выплачиваются в виде

комиссионных вознаграждений за посредничество, дивидендов и процентов, а

также спекулятивной прибыли в виде курсовой разницы и учредительской

прибыли.

Одна из функций рынка корпоративных ценных бумаг состоит в

формировании прав собственности. Покупка акций означает возникновение

прав собственности как на получение части прибыли компании, так и на

реализацию права участия в ее деятельности. При этом увеличение

количества акций у одного владельца на определенном пороговом уровне

означает превращение совокупности его акций в контрольный пакет,

позволяющий напрямую воздействовать на ход производства и управления.

Обслуживая движение ссудного капитала, рынок ценных бумаг активно

воздействует на ход производства через цены акций и облигаций. Хотя

текущие цены на ценные бумаги определяются целым комплексом факторов

экономического, политического, психологического, географического, чисто

биржевого характера, в долгосрочном плане фактор, определяющий тренд

ценных бумаг, это прибыльность корпорации-эмитента, а опосредованно -

эффективность производственного процесса.

Если текущий рынок ценных бумаг акционного характера напрямую зависит

от таких факторов, как доходность компании, государственное регулирование

операций с ценными бумагами и доходность государственных казначейских

обязательств, инфляция, спекулятивные транзакции, межстрановое движение

капиталов и так далее, а сам влияет на производство в виде воздействия

динамики курсов акций на межотраслевой перелив капиталов, колебания

учредительской активности, финансирование корпораций, в том числе и через

привлечение ими займов, то рынок облигаций внешне оторван от процесса

воспроизводства. Тем не менее связь между ними существует в виде

постоянной и растущей потребности предприятий в заемном капитале. Кроме

того, источником выплаты процентов является реальная прибыль корпораций.

Наконец, сам процент по облигациям зависит от величины ссудного процента

и в конечном счете определяется спросом со стороны производства на

денежные средства.

Участников рынка корпоративных ценных бумаг можно грубо поделить на

четыре группы по их возможному поведению. Эмитенты - администрации

предприятий или крупные собственники (холдинги, финансово-промышленные

группы) определяют характер выпуска новых эмиссий акций. Стратегические

инвесторы заинтересованы в производственном партнерстве с предприятием

("дружественный" вариант), либо в устранении его как конкурента

("враждебный" вариант стратегического инвестора). Крупные портфельные

инвесторы - это чековые или паевые инвестиционные фонды, а также другие

органы, заинтересованные в максимизации своих прибылей, а не в контроле

над предприятием. Последними среди участников рынка следует назвать

индивидуальных частных инвесторов, которые практически лишены возможности

целенаправленно влиять на него.

Приватизация и субъект хозяйствования

Двигатель любой реформы - не только общие соображения о благе народа,

нации или страны. Конкретный вариант выбора траектории к достижению

сформулированной в общих терминах цели определяется соотношением

специфических интересов социальных групп и представляющих их политических

образований.

Конкретные программы приватизации обычно преследуют несколько целей.

Во-первых, путем продажи государственной собственности облегчить бремя

государственного бюджета, ликвидировав дотации предприятиям и увеличив

поступления в доходную часть бюджета. Во-вторых, создать конкурентные

условия в тех отраслях, где все предприятия, будучи государственными,

управлялись из единого административного центра. В-третьих, воспользоваться

изменением формы собственности и провести предварительную рационализацию

структуры крупных государственных корпораций до их превращения в частные. В-

четвертых, осуществить приватизацию и акционирование так, чтобы контроль

над крупными корпорациями попал в руки тех частных лиц или институтов,

которые заинтересованы в развитии производства, а не в спекулятивной

перепродаже собственности. В-пятых, воспользоваться приватизацией для

максимального “распыления” акций среди рабочих и мелких служащих. Эта мера

рассматривается как составной элемент общей социальной политики,

стимулирующей участие трудящихся в капитале или управлении предприятия.

Содержание западного процесса приватизации становится более понятным

из дискуссий, которые велись и ведутся вокруг ее отдельных аспектов.

Активно обсуждался вопрос о природе средств, мобилизуемых для покупки

государственной собственности, и в этой связи - о народнохозяйственном

назначении полученной правительством выручке. Купля-продажа имущества

относится к операциям с капиталом и поэтому финансируется из сбережений

населения и предприятий. Но тогда и выручку от продажи государственной

собственности, утверждают ригористы, следует направлять на инвестиции, а не

на погашение бюджетных дефицитов. Последние, как правило, образуются в

результате грубых нарушений финансовой дисциплины государственной

администрацией, и путь к без дефицитности надо искать в наведении порядка в

самом бюджетном хозяйстве. Любое превращение капитала (сбережений) в не

накапливаемый текущий доход рассматривается как проедание капитала, как

принесение в жертву интересов будущего нации. Защищаясь от таких обвинений,

западные правительства, как правило, создавали специальные фонды, в счетах

которых отражалось назначение финансовых средств, полученных от

приватизации.

Еще одна дискуссия велась по поводу разукрупнения отраслевых

корпораций, государственный статус которых в свое время объяснялся

естественной монополией. Связь, железнодорожный транспорт, электро- и

газораспределительные сети - все эти отрасли или сразу создавались как

государственные или национализировались по причине их технологически

обусловленного общественного характера. Огосударствление таких отраслей

всегда считалось оправданным, так как при прочих равных условиях

наблюдается прямая положительная зависимость между цельностью их

технологического процесса, управлением отраслью из единого центра и уровнем

ее эффективности и рентабельности. Разукрупнение подобных естественных

монополий, передача отдельных частей разным корпорациям чревата ухудшением

экономических показателей функционирования единого комплекса. А это

противоречит здравому смыслу бизнеса, заинтересованного в минимизации

издержек. Естественная монополия остается монополией независимо от того,

осуществляется ли она государственным или частным собственником. Что же

касается злоупотребления монопольным положением, то его можно ожидать

скорее от частной корпорации, чем государственной.

Выход был найден в очень оригинальной схеме приватизации: права на

получение дохода продавались в виде акций частным лицам и институтам, а

контроль над хозяйственной деятельностью частной корпорации сохранялся в

руках государственной администрации. С этой целью ей вручалась “золотая

акция” или принимался закон о социальном статусе такого рода дельцов.

Идея создания “твердого ядра” из части акционеров новых частных

компаний также стала предметом острых политических и теоретических споров.

Смысл этой идеи в том, чтобы сосредоточить контрольный пакет акций в руках

небольшого числа “дружественных” банков и промышленных компаний, которые

могли бы совместно разработать и провести в жизнь долгосрочную стратегию

развития бывшей государственной корпорации. Таким образом удается

обеспечить единство управления и предотвратить распродажу единого

технологического или эффективного хозяйственного комплекса по частям,

исходя только из спекулятивных соображений его владельцев.

Проблема приватизации и ее субъекта, пожалуй, ключевая для всего этого

процесса, смысл которого - получить, в конечном счете, компетентного

“хозяина”, способного взять на себя ответственность за поддержание и

повышение эффективности производства. Одна только смена собственников,

замена государства частным лицом или группой частных лиц не гарантирует

успеха. Ведь конечная мотивация любого собственника не производство, а

прибыльность, рентабельность. Обеспечить последнюю можно разными способами,

среди которых совершенствование технологии, организации и управления далеко

не всегда самый легкий и надежный. В период общего нарушения экономических

пропорций, разрыва и переключения технологических связей обычная спекуляция

часто оказывается более выгодным и спокойным делом.

При выборе методов максимизации прибыли собственник-предприниматель

руководствуется своим предыдущим опытом, профессиональными и общими

знаниями. Идеального случая чистой конкуренции, при которой цены заданы, а

прибыль зависит исключительно от предпринимательской хватки, в современной

промышленной экономике почти не встречается. Участие в эффективной

конкуренции предполагает обширные специальные знания. В нашем случае

первоначальный капитал коммерческих структур образован почти исключительно

путем спекулятивно-торговых операций перераспределительного характера.

Владелец такого капитала - будущий собственник промышленных и других

производственных предприятий - психологически не готов включится в

предпринимательскую деятельность западного типа, так как ее успех покоится

на непрерывном повышении производительности труда или качества выпускаемой

продукции, на постоянных переворотах в технологическом базисе.

Заключение.

Для глубокого проникновения в сущность рассматриваемых явлений,

необходимо выделение в них общего и особенного, без чего невозможно

выявить самые общие тенденции этих явлений. Решая эту задачу

применительно к процессам приватизации в АРЕ и РФ необходимо подчеркнуть,

что особое место в практике реформирования экономического пространства

Египта и арабских стран вообще занимают вопросы либерализации

экономических систем, проблемы разгосударствления и приватизации

собственности, создания современных финансовых институтов, в том числе и

рынков корпоративных ценных бумаг, свойственных современным рыночным

экономикам.

В известном смысле это соотносимо с тем, что происходит в России.

Схожесть процессов, вызванная необходимостью структурной перестройки

экономики, преодоления застоя, реформирования архаичных форм социальной

организации общества заставляет присматриваться к опыту стран Востока,

особенно в тех его сегментах, где успех достигается при относительно

слабом финансовом обеспечении реформ, скрытом недовольстве властью и

традиционалистском социально ориентированным типе общественного сознания.

Попытки рассмотреть приватизацию как чисто экономический феномен

позволяют утверждать об относительном характере приватизации как

инструмента повышения эффективности экономики. Прежде всего необходимо

проводить четкое различие между приватизацией в странах с рыночной

экономикой и сильным государственным сектором, к которым безусловно

относится Египет, и странами с преобладающей централизованно планируемой

экономикой, список которых возглавлял СССР. Рецепты для двух моделей

должны быть существенно различными, что связано прежде всего с тем, что в

бывших социалистических странах приватизация, как правило, вызывает

острый социальный протест.

Приватизационный процесс в бывших социалистических странах и особенно

государствах СНГ строился на применении особых приемов, которые отражали

особые условия, существовавшие там. Необходимые для поддержки приватизации

политические и экономические предпосылки отсутствовали, например,

устоявшееся право частной собственности, соответствующая законодательная

система, рынки капитала. Специфическими чертами России являлись также

уникальные огромные территории, природно-климатические и географические

условия. Серьезными проблемами являлись и субъективные - слабое понимание

или полное незнание рядовыми гражданами, политическими лидерами и

руководителями государственных предприятий.

Список использованной литературы:

1. Кузнецов В. Рынок и приватизация. М.,МЭиМО. 1992. № 7.

2. Приватизация: чему учит мировой опыт. под ред. Болотина. М.,1993.

3. Основы разгосударствления и приватизации. М.,1991.

Страницы: 1, 2


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.