реферат скачать
 

Природа экономических противоречий

развития, объясняющее содержание и направление развития общественного строя

и имеющее доминирующие функции по отношению к остальным противоречиям.

Ряд экономистов не без оснований дополняют эту структуру исходным

экономическим противоречием. Оно характеризуется тем, что является

источником развития общества на протяжении всей истории человечества.

На наш взгляд, истинным является комплексный подход, то есть содержание

структуры этого уровня системы противоречий должно быть представлено по

схеме «исходное – основное – производные (второстепенные, частные)». Именно

в такой трактовке наиболее полно проявляется субординация противоречий как

источников развития экономической материи. Особая, исключительная

значимость характера связей этого среза оправдывают его определение в ряде

работ как основной структуры системы экономических противоречий.

Здесь необходимо сделать отступление. следует учитывать ограниченность

и условность терминологии «исходное» и «основное». В истории человечества,

как уже указывалось, выделяется несколько этапов. Следовательно, существуют

противоречия, выполняющие роль источника развития ряда эпох, то есть

занимающие промежуточное положение между «исходным» и «основным».

Анализ противоречий этой структуры имеет важное методологическое,

теоретическое и практическое значение, так как нацеливает на познание

фундаментальных причин развития переходной экономики, на представление ее

как динамически формирующейся системы. Последовательное выявление и

исследование исходного и основного экономических противоречий современной

России позволит выделить общие закономерности развития экономической сферы

и факторы, обуславливающие специфику российских условий, глубже понять

характер трансформационных процессов и наметить их магистральные

направления, вскрыть острую противоречивость отдельных аспектов сегодняшней

действительности, попытаться дать им справедливую оценку и обозначить пути

выхода из кризисных ситуаций. Актуальность такого исследования продиктована

еще и тем, что исходное и основное противоречия определяют связь всех

других противоречий системы. Исходя из этих аргументов представляется

целесообразным рассмотреть исходное и основное экономические противоречия,

как фундамент системы экономических противоречий.

Существование экономических противоречий обусловлено противоположностью

экономических интересов субъектов хозяйственной деятельности, вступающих

между собой в экономические отношения. Поэтому выделение исходного

противоречия должно начинаться с изучения категории «экономический

интерес». В научной литературе единства в понимании этого явления нет. Одни

авторы акцентируют внимание на психологическом аспекте, другие выдвигают на

первый план объективно-материальный характер интересов. Между тем в

определении экономических интересов исходным пунктом всегда выступает

потребность.

Интересы и потребности однопорядковы, но нетождественны. Потребности

являются основой интересов, выступают объектом отношений, выраженным

экономическим интересом.

Потребность в самой общей форме представляет собой необходимость

воспроизводства человека, а также тех материальных и духовных благ, которые

служат основой этого воспроизводства. Другими словами, потребность является

источником деятельности людей, которая в экономике определяется как

производство. Следовательно, категория «потребность» диалектически связана

с категорией «производство». Эта взаимосвязь требует особого анализа.

Процесс производства материальных и духовных благ всегда направлен

прежде всего на удовлетворение потребностей потребителя. Другими словами,

произведенное будет потреблено лишь когда у потребителя будет нужда в

произведенном, или потребность. Именно неудовлетворенные потребности

стимулируют производство благ.

В то же время сами потребности порождаются уровнем развития

производительных сил. Поэтому потребность имеет двойственный характер. С

одной стороны, потребность есть продукт производства, его результат, с

другой стороны, потребность есть цель производства, его источник развития.

Потребности общества безграничны, полностью неутолимы. Историю

экономической цивилизации, с рассматриваемой точки зрения, можно

представить как процесс формирования и реализации индивидуальных и

общественных потребностей. В процессе удовлетворения потребностей

формируются новые в количественном и качественном отношении потребности.

Непрерывное возрастание, или возвышение, потребностей подтверждается

многочисленными фактами из экономической эволюции человечества. Человек

прошел все этапы от примитивного потребления ресурсов природы до

рационального освоения и использования природных, человеческих и

произведенных человеком ресурсов.

Ресурсы, то есть факторы, используемые для производства экономических

благ, напротив, всегда ограничены, или редки. Эта редкость относительна и

означает, что ресурсов, как правило, меньше, чем необходимо для

удовлетворения всех потребностей при данном уровне экономического развития.

Закон относительной редкости ресурсов имеет место всегда, во все времена и

у всех народов, и всегда будет существовать, как бы ни был велик прогресс

производства.

Исходя из сказанного, можно было бы сделать вывод, что исходным

экономическим противоречием является противоречие между безграничными

потребностями и ограниченностью ресурсов для их удовлетворения. Однако, по

нашему мнению, это не так. В нем не содержится ответа на вопрос о причинах

развития общества на всех этапах развития. Данное противоречие разрешается

в конкретный момент времени путем выбора. Между тем именно анализ этого

противоречия является необходимым этапом в выделении исходного

экономического противоречия, определяющим содержание и особенности одной из

его сторон.

Дело в том, что в формулировке закона относительной редкости

подчеркивается, что ресурсов всегда недостаточно для того, чтобы

удовлетворить безгранично растущие потребности и желания людей. Редкость

ресурсов порождается самой психологией человека. Именно связь с

человеческой природой определяет и «универсальный», всеобщий характер

закона редкости.

Таким образом, исходным в системе экономических противоречий является

противоречие между постоянно растущими потребностями и ограниченностью

производства экономических благ для их удовлетворения. Оно разрешается

путем производства благ, необходимых для удовлетворения возникших новых

потребностей. Разрешаясь на одном этапе развития общества, оно вновь

возникает на другом. Постоянно воспроизводясь, именно это противоречие

является импульсом как совершенствования производства, так и появления

новых потребностей.

На уровне генетической связи между противоположными полюсами исходного

экономического противоречия потребность выступает как причина, производство

– как следствие. Лишь появление потребности порождает производство. В то же

время производство можно обозначить как действие, обусловленное осознанным

для удовлетворения потребности побуждением, или мотивом. Возникая на основе

потребности, мотив одновременно представляет ее адекватное отражение.

Потребность как мотив является определенным обоснованием и оправданием

волевого действия (производства), показывает отношение человека к

требованиям общества.

Итак, в исходности противоречия между производством и потребностями

лежит сущность человеческой природы, что и обусловливает его всеобщность.

Свойственное всем экономическим системам на всех этапах развития, это

противоречие, тем не менее, проявляется всегда по-разному, о чем

свидетельствует неодинаковый уровень развития стран. Это следует из того,

что сущность человека структурирована не только природным, но и духовным

началом. И если природное начало выражается как сфера экономических

отношений (материальные, экономические потребности человека), то духовное

начало занимает срединное положение в неэкономической сфере. При этом

духовную сторону было бы более точным назвать социально-духовной сферой,

имея ввиду, что этим определением улавливается общественный контекст

духовности и что, следовательно, она не уводится в область чистого

мышления. На разных этапах развития, а иногда и одновременно, социально-

духовное начало принимает разные формы: религиозную, национальную,

этическую, творческую. Но в любом случае она означает непосредственное

(минуя экономику) воздействие на человека, формирование своеобразной

духовной системы ценностей, ориентацию действий людей на нематериальные

интересы и стимулы, развитие «неэкономического человека».

В экономической науке признание значительной роли неэкономического

фактора связано с появлением в 40 – 50-х гг. прошлого века в Германии

исторической школы, хотя уже в начале XIX в. высказывались мнения о

необходимости учета исторических и национальных особенностей. Так,

доказывая неприемлемость примера Французской революции для Британии, Э.Берк

первым заговорил об исторической преемственности и красоте национальной

традиции, которые придают коллективной жизни каждого народа нечто семейно-

интимное. Эти идеи оказались созвучными умонастроению А.Мюллера, считавшего

взгляды А.Смита механистичными и атомистическими, игнорирующими

нравственные силы в обществе. Предшественник исторической школы Ф. Лист

также был убежден в том, что каждая нация имеет свой путь экономического

развития и что экономика отдельных стран подчиняется собственным законам.

Эти идеи легли в основу работ представителей трех поколений

исторической школы. Ее основоположники В.Рошер, Б.Гильдебранд и К.Книс

утверждали, что природные различия стран, особенности отдельных народов,

проявляющиеся в их способностях, привычках, степени развития и сложившихся

политической институтах, исключают возможность существования однотипных

хозяйственных систем у различных наций. Новая («молодая») историческая

школа 70-х гг. XIX в. в лице Г.Шмоллера, Л.Брентано, К.Блюхера, А.Гельда,

А.Вагнера и А.Шеффоле была осторожней в выводах и отвергала только

возможность выведения законов на основе дедуктивных рассуждений, тем самым

призывая к детальному изучению истории народного хозяйства. Особенностью

этого направления являлась попытка объяснений хозяйственной жизни в тесной

взаимосвязи экономики, этики и психологии. Третье поколение представлено

работами В.Зомбарта и М.Вебера. Первый стремился сочетать историзм с

построением абстрактной теории капитализма. Второй уделял внимание влиянию

на экономику религиозных воззрений и религиозной морали.

У исторической школы быстро появились последователи в других странах. В

Италии это направление развивали Рикки-Салерно, Скиатарелла, Сальвиоли, во

Франции – Лавернь, Шевалье, Бодрильяр, Курсель-Сенейль, Манту, В Англии –

Т.Тук, Т.Клифф-Лесли, Дж.Т.Роджерс, А.Тойнби, у.Каннингэм, У.Дж.Эшли.

Значительный вклад в разработку этой теории внесли и русские ученые

И.И.Янжул, И.И.Кауфман, А.Н.Савин, И.Н.Гранат, М.И.Туган-Барановский,

И.М.Кулишер.

Для современной экономической мысли существование неэкономического,

национально-духовно-исторического аспекта и его влияние на поведение

субъектов является очевидным. В то же время по вопросу расстановки

акцентов, то есть определения места и роли «неэкономического» в

хозяйственной практике, единого мнения нет.

Все это позволяет сделать вывод о существовании противоречия между

экономической рациональностью (рационально-экономической, универсально-

экономической стороной) и неэкономическим поведением (духовно-религиозной,

национально-особенной, надэкономической стороной), оказывающего

непосредственное влияние на движение и разрешение исходного экономического

противоречия. Мнения на проблему соотношения полюсов указанного

противоречия неоднозначны. Историческая школа и правый неоконсерватизм

делают упор на втором полюсе соотношения, либерализм и марксизм, при всем

их различии, - на первом полюсе. Более истинным, на наш взгляд,

представляется синтез обоих подходов, при котором учитываются обе линии.

Такая точка зрения нашла свое отражение в "теории народного хозяйства"

("этическая экономия").

Таким образом, на формирование мотивов (потребностей), а следовательно,

и на экономическое развитие оказывают воздействие не только экономические,

но и социально-культурные, исторические, национально-особенные факторы.

Этот вывод исключительно важен для формирования и проведения экономической

политики в современной России.

Практика реформ наглядно свидетельствует о том, что в переходный период

в российском обществе одновременно с утверждением рыночных институтов и

отношений стали абсолютизироваться западные духовные ценности. Проблема

здесь заключается в том, что система мотивов и поведения в западном

обществе имеет иные, отличные от российских, духовные основы. Эти вопросы

являются объектом пристального внимания отечественных и зарубежных

исследователей - представителей философии, социологии, истории и достаточно

изучены, поэтому остановимся лишь на некоторых моментах, принципиально

отличающих российский и западный менталитеты.

Природно-исторические, экономико-географические и духовно-религиозные

факторы (суровость природы, обширность территорий, сезонность хозяйственных

работ, удаленность от мировых экономических центров и торговых путей,

срединное положение между «западной» и «восточной» цивилизацией, переход к

оседлой жизни на языческой, а не на христианской основе, принятие

православия) способствовали установлению коллективных форм организации

труда, отношений взаимопомощи и сотрудничества, терпения, великодушия,

доброты, справедливости, неприятия грубой материальности, покорности перед

властью, способности переносить трудности и жить на низком уровне. Кроме

социальной направленности, российская традиция характеризуется также

многомерностью восприятия и "государственничеством". Следует также

учитывать, что и социальность, и государственничество были не только

сохранены, но и значительно усилены в годы советской власти.

Все это существенно отличалось от той социально-экономической

тенденции, которая сформировалась в Западной Европе. Надэкономический полюс

западного общества формировался в иных условиях, центральное место среди

которых занимает католическое христианство. Последнее оказало ключевое

воздействие на мировоззренческую систему населявших Европу народов в период

перехода к оседлой жизни, что привело к индивидуализации свободы

хозяйствования на начальном этапе и к становлению института частной

собственности в дальнейшем. Кроме того, особая роль в формировании духовных

основ западного общества принадлежит Реформации.

Реформация кардинально изменила духовные основы и в целом образ жизни

людей. главная обязанность христианина – служение Богу – стала заключаться

не только в молитвах, а преимущественно в добросовестном выполнении своей

профессиональной деятельности. Одновременно с этим церковь отменяет обет

безбрачия, бедность перестает быть добродетелью, но и расточительная

роскошь объявляется грехом. Человек должен быть бережливым: независимо от

размеров богатства, тратить можно только на свои насущные потребности.

Образ жизни должен быть простым, потребности – ограниченными. В то же время

церковь оправдывает ссудный процент, поощряет предпринимательский риск,

частную торговлю.

Тем самым Реформация способствовала зарождению и формированию нового

хозяйственного уклада, получившего название капитализма. Суть

капиталистического духа заключается в жестком подчинении всех проявлений

жизни рационально обоснованной системе действий по приумножению капитала:

сумма денег, вложенных в любую деловую операцию, должна возрасти. При этом

бережливость, объявленная добродетелью, стала заключаться в том, что

прибыль не расточается в излишних расходах, а сберегается, накопляется и

пускается в оборот, то есть присоединяется к капиталу.

Страны, где победила Реформация – Англия, Швейцария, Нидерланды,

Франция и др. первыми встали на капиталистический путь развития и к XVIII

в. оказались самыми богатыми странами Европы. Напротив, страны, где

сохранила господствующее положение католическая церковь – Италия, Испания,

Австрия, Польша, отставали в хозяйственном развитии и долго оставались

беднее протестантских стран.

Безусловно, современный западный человек отличается от "пуританина"

XVIII в. Между тем, историческое наследие прочно вошло в его образ жизни, в

основе которого – жесткий индивидуализм, индивидуальная свобода, опора

только на самого себя и счастье, понимаемое как достижение материального

благополучия, богатства.

Таким образом, направление развития западного общества также было

задано определенной духовной установкой. Как видно, она существенно

отличается от российской социальной традиции. Возникает закономерный

вопрос: как влияет на ход реформ привнесение на российскую почву западной

духовности, является ли такое сочетание плодотворным? Эта дилемма не

ускользает от внимания российских политиков и экономистов. Как на страницах

научных журналов, так и в открытой печати ведутся многочисленные дискуссии,

высказываются оригинальные, нередко противоречивые мнения.

На наш взгляд, выход в сложившейся ситуации состоит не в отрицании

важной роли материальных стимулов, частной собственности, индивидуализма и

других атрибутов «экономического общества» и «экономического человека», а в

учете в процессе преобразований особенностей российской традиции, понимании

своеобразия духовной установки «русского пути».

Таким образом, исходным экономическим противоречием следует считать

противоречие между производством и потребностями. Свойственное всем

экономическим системам на всех исторических этапах, именно оно является

источником развития общества. Исходность этого противоречия заключается в

самой сущности человеческой природы. При этом потребность выступает как

мотив и причина, а производство как действие и следствие. При всей

многообразности мотивов человеческой деятельности все они могут быть

отнесены либо к природной (экономической), либо к духовной

(неэкономической) доминанте, взаимодействие которых на разных этапах

развития в разных обществах во многом определяет структуру и особенности

экономической модели. Более того, именно духовная установка задает

направление развития экономики. В этой связи реформирование российской

экономики должно опираться не только на экономические, но и на духовные

основы общества.

Как указывалось ранее, основное экономическое противоречие занимает

центральное место в структуре системы экономических противоречий. Именно

оно отражает глубинную сущность экономического строя и, разрешаясь,

является источником развития экономики. В связи с этим выделение и

исследование основного экономического противоречия переходного периода

экономики России представляется особенно актуальным.

При выделении основного противоречия экономики переходного периода

необходимо в первую очередь определить его ведущие, характерные признаки.

Основываясь на представленных ранее работах советских философов и

экономистов, можно выделить следующие отличительные черты основного

противоречия.

Во-первых, оно должно отражать глубинную сущность переходной экономики,

характеризовать ее основную качественную сторону (от сущности «старого» – к

сущности «нового»). Во-вторых, это противоречие должно охватывать все

основные взаимосвязи, проявляться через всех субъектов экономических

отношений. В-третьих, тесно взаимодействовать со всеми другими

противоречиями, являться ведущим в данной системе противоречий, а отсюда

иметь определяющее влияние на все сферы общественной жизни, обусловливать

их развитие. В-четвертых, должно быть только одно основное для

соответствующей экономической системы противоречие, которое функционирует с

ним вместе. В-пятых, основное противоречие должно отражать основное

экономическое отношение.

Поиск основного экономического противоречия может основываться на

исследовании каждого из перечисленных признаков. Тем не менее нам

представляется, что более продуктивным и целесообразным будет начать с

выделения основного производственного отношения.

В соответствии с положениями марксистской теории, основным

производственным отношением является отношение собственников средств

производства к непосредственным производителям. Такой вывод Маркс делает

исходя из исторического анализа последовательно сменяющих друг друга

общественно-экономических формаций.

Это положение марксистской теории не является общепризнанным.

Современная западная экономическая наука вообще не ставит вопрос о

выделении основного экономического отношения, хотя проблемы собственности

продолжают оставаться в центре внимания. Распространенная теория прав

собственности делает упор на юридическом аспекте, рассматривая права

собственности как санкционированные обществом поведенческие отношения между

людьми. Действительно, отношения собственности закрепляются и защищаются

государством и в этом смысле приобретают форму юридических отношений. Но

этот момент нисколько не отрицает того, что юридическая оболочка отношений

собственности оказывает влияние на всю систему экономических отношений.

Более того, она ее формирует.

Отличие административно-командной и рыночной систем по форме

собственности на средства производства является очевидным. Но также

очевидно, что собственность не является единственным отличием. Поэтому

возникает вопрос: первично ли это отличие? Главное ли оно? Действительно ли

именно в собственности заключена сущностная разница «старой» и «новой»

систем?

Авторы «Экономикс» К.Р. Макконелл и С.Л. Брю утверждают: «Вообще

говоря, индустриально развитые страны мира в основном различаются по двум

признакам: 1) по форме собственности на средства производства и 2) по

способу, посредством которого координируется и управляется экономическая

деятельность». Рассматривая далее главные черты «полярных» моделей

экономических систем, они указывают, что чистый капитализм «характеризуется

частной собственностью на ресурсы и использованием системы рынков и цен для

координации экономической деятельности и управления ею», а командную

экономику «характеризуют общественная собственность практически на все

материальные ресурсы и коллективное принятие экономических решений

посредством централизованного экономического планирования». С этим

высказыванием нельзя не согласиться.

Между тем в результате таких обобщений может создаться впечатление, что

«план» (централизованное планирование) также самостоятельно и независимо,

как «общественная собственность», отличает административную экономику от

рыночной. А следовательно, переход от централизованного планирования к

конкурентному рыночному механизму регулирования может характеризовать

основную качественную сторону переходности отечественной экономики.

По нашему мнению, выставление «плана» на место основного параметра в

командной экономике, так же как и определение его роли в один ряд с ролью

общественной собственности, является заблуждением. В действительности

централизованное планирование как основа хозяйственного механизма является

необходимым спутником, можно даже сказать – элементом общественной

собственности на средства производства.

Так, общественная собственность есть, по сути, собственность

государственная, что прежде всего означает отсутствие конкурентных

частнособственнических интересов у хозяйствующих субъектов и,

следовательно, классические вопросы «что, как и для кого производить?»

решает не рыночный механизм, а государство. Тотальное централизованное

государственное планирование в этих условиях принимает форму единственно

возможного государственного управления общественной собственностью. При

этом необходимость высокой степени эффективности управления весьма

значительна и во многом зависит от качества планирования. Известный

экономист В.В. Леонтьев еще в 1960 году сделал следующий вывод:

«Функционирование экономики с центральным планированием зависит от

эффективности – или неэффективности – управленческих решений в большей

степени, чем функционирование рыночной экономики». Следовательно,

общественная собственность первична по отношению к централизованному

планированию, так же как и частная собственность по отношению к рынку и

конкуренции.

Выделяя коренное различие административной и рыночной систем, следует

учесть и то, что планирование как на микро, так и на макроуровне

повсеместно присутствует в странах с рыночной экономикой. Хотя, безусловно,

характер рыночного планирования кардинально отличается от административного

– оно выступает здесь как средство активного приспособления к требованиям

рынка. В рамках отдельных фирм плановые методы получают развитие в виде

маркетинговой системы управления производством. Последняя создает

возможность еще до начала производства приводить индивидуальные затраты

компаний, выпускающих основную массу товаров данного вида, в соответствии с

общественно необходимыми затратами. На макроуровне вопрос об объеме и

структуре производимой продукции решается на основе прогноза развития

общественных потребностей. Развитие плановых методов применительно к

народному хозяйству в целом связано с государственным регулированием

экономики.

Говоря о присутствии планомерности в рыночной экономике, следует

указать и на наличие в развитых странах государственной собственности. Опыт

показывает, что наиболее эффективное функционирование экономики

обеспечивает именно многообразие форм собственности. При доминировании

частной, значительная часть собственности в странах с рыночной экономикой

принадлежит государству (центральным и местным властям, муниципалитетам).

За счет государственной собственности экономика в основном обеспечивается

теми товарами и услугами, которые производятся в недостаточном количестве

или вовсе не поставляются рыночной системой. Между тем государственную

собственность в смешанной экономике нельзя отождествлять с общественной

собственностью в командной экономике.

Таким образом, именно собственность на средства производства, являясь

основным производственным отношением, служит главным сущностным отличием

рыночной и административно-командной экономических систем. В соответствии с

этим сущность переходной экономики заключается в замене общественной

собственности на многообразие ее форм. На стержневой характер этих

преобразований неоднократно указывается в отечественной экономической

литературе: «…среди этих изменений трансформация собственности имеет особое

значение». Показательно и высказывание Р. Зяблюк: «…в процессе

экономических реформ в России наиболее радикальному изменению подвергаются

формы собственности».

Все сказанное позволяет сделать вывод: основным экономическим

противоречием переходной экономики России является противоречие между

возникновением и становлением нового в виде многообразия форм собственности

и постепенным упразднением старого в виде тотального огосударствления

средств производства.

После того, как основное экономическое противоречие выявлено,

определено, необходимо проанализировать процесс его развития и разрешения.

Поскольку на одном полюсе противоречия – общественная собственность

(старое), а на другом – многообразие форм собственности (новое), то

очевидно, что противоречие возникает одновременно с возникновением "нового"

и полностью разрешается при исчезновении "старого". Развитие же этого

противоречия представляется как процесс утверждения новых форм

собственности, приходящих на место всеобщей государственной собственности.

А так как при этом постоянно изменяется соотношение противоположных сторон,

то развитие противоречия является и его разрешением одновременно. В то же

время это лишь текущее, не окончательное разрешение.

В действительности при изучении противоречия с определением времени

зарождения основного противоречия проблем не возникает. Сложнее обстоит

дело с попыткой установить момент полного разрешения, после которого,

думается, противоречие перестанет существовать и функции основного начнет

выполнять другое экономическое противоречие. То есть с полным разрешением

основного экономического противоречия должен завершиться и переходный

период.

Вместе с тем на первый взгляд может создаться впечатление, что

противоречие уже разрешено, так как общественной собственности в том виде,

в каком она существовала в СССР, в России уже нет: во-первых, современная

государственная собственность есть собственность социального института

(государства), а не всенародная, и, во-вторых, у современной

государственной собственности отсутствует неотъемлемый спутник «советской»

собственности – централизованное планирование. Однако нельзя не заметить,

что произведенная формальная смена не привела к достижению конечной цели.

Несмотря на видимость отсутствия общественной собственности, в

действительности же многие ее элементы сохраняются. Основное противоречие

проявляется как несоответствие формирующихся рыночных отношений, основанных

преимущественно на частной собственности, объективным начальным условиям,

унаследованным от плановой системы. Поэтому говорить о полном разрешении

основного экономического противоречия пока рано. Более того, нет никаких

оснований утверждать и о завершении переходного периода. В связи с этим

можно уточнить: переход должен быть осуществлен не просто к многообразию

форм собственности, а к многообразию, эффективно функционирующему.

Утверждение новых форм собственности может осуществляться по двум

направлениям: через создание новых негосударственных предприятий с частной

собственностью в основе (индивидуальной, коллективной) и через

преобразование государственной собственности. Не умаляя важности создания

новых хозяйствующих субъектов с частной собственностью в основе, все же, по

нашему мнению, магистральным направлением преобразования отношений

собственности в России является ее разгосударствление, или приватизация.

В результате проведения массовой приватизации как на чековом, так и на

денежном этапах, поставленные задачи не были решены в полном объеме. Во-

первых, не сформирован широкий слой эффективных частных собственников. Во-

вторых, структурная перестройка экономики не привела к необходимому уровню

повышения эффективности деятельности предприятий. В-третьих, привлеченных в

процессе приватизации инвестиций оказалось недостаточно для

производственного, технологического и социального развития предприятий. В-

четвертых, в ряде отраслей не удалось сохранить конкурентное положение

предприятий на отечественном и мировом рынках. В-пятых, резко высветились

социальные противоречия, связанные с дифференциацией доходов. Таким

образом, краткий анализ хода и некоторых основных итогов приватизации

показывает, что средства разрешения основного противоречия не всегда были

адекватны сложившимся условиям. Проводившаяся приватизация не

рассматривалась в аспекте повышения эффективности предприятий.

Рассмотрение классификации экономических противоречий современной

России, выделение и анализ исходного и основного противоречий показывает,

что в соответствии с требованиями диалектической логики процесс

реформирования должен основываться не столько на тотальном отрицании

«старого» и абсолютизации «нового», сколько на учете объективных исходных

условий и сохранении прогрессивных начал.

Литература:

1. Агеев В.М. Принцип системности политэкономического исследования. - М.:

Экономика, 1985.

2. Белоусова А.П. Диалектика производственных отношений социализма. - М.:

Изд-во МГУ, 1970.

3. Анчишкин А.И. Прогнозирование экономического роста. - М: Наука, 1992.

4. Брагинский А.А., Певзнер Я.А. «Политическая экономия: дискуссионные

проблемы, пути обновления» - М. 1991г.

5. Макконнелл К.Р. , Брю С.Л. «Экономикс: принципы, проблемы и политика »

Таллин 1995 г.

6. Волков Ф., Борисов Е. «Основы экономической теории» Учебник. - М. 1993

г.

7. Долан Э., Линдсей Д. Рынок: микроэкономическая модель / Пер. с англ.

СПб., 1992.

8. Лившиц А.Я. Введение в рыночную экономику. - М., 1991.

9. Основы рыночной экономики: В 3 кн. / Под ред. Камаева В.Д. и Домненко

Б.И. - М., 1991.

10. Пезенти А. Очерки политической экономии капитализма. В 2 т. - М.,

1976

11. Пиндайк Р., Рубинфельд Д. Микроэкономика / Сокр. пер. с англ. - М.,

1992

12. Политическая экономия. Ч. 1. / Под ред. В.В. Радаева. - М., 1992.

13. Политическая экономия: Учебно-методическое пособие для преподавателей

/ Под ред. А.В. Сидоровича, В.М. Волкова - М., 1993.

14. Рыночная экономика: Учебник: В 3 т. - М., 1992.

15. Самуэльсон П. Экономика. - М., 1964.

16. Хайман Д. Н. Современная микроэкономика: анализ и применение. В 2 т.

/ Пер. с англ. - М., 1992.

17. . Хейне П. Экономический образ мышления. - М., 1991.

18. Экономика и бизнес / Под ред. Камаева В.Д. - М., 1993.

19. Фишер С., Дорнбуш Р., Шмалензи Р. Экономика / Пер. с англ. - М.,

1993.

20. Рипп Г. Политическая экономия и идеология. - М.: Прогресс, 1977.

Страницы: 1, 2


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.