реферат скачать
 

политика протекционизма экономики Украины

ЕВРОМЕД – 2,3%, НАФТА – 7,9%, Австралию и Новую Зеландию – 0,1%, страны

АПЕК – 23,7%.

Глобальный характер либерализации международной торговли определяется

международным характером конкуренции в современных условиях. Успех на

мировом рынке прочно ассоциируется с привлечением иностранных инвестиций.

Следующим этапом становится международное распределение продукции, рабочих

мест, доходов и технологии. Большинство стран предлагают прямой льготный

режим иностранным инвесторам, но главным условия привлечения инвестиций

остается открытый торгово-инвестиционный режим. Одной из основных

составляющей экономического прогресса стала международная

конкурентоспособность, независимо от емкости внутреннего рынка. По оценкам,

американских экономистов, такие самодостаточные в своем экономическом

развитии страны, как Бразилия, Китай, Индия, Россия, США, включились в

процесс либерализации внешней торговли. Примечательно, что США, еще десять

лет назад имевшие значительные импортные квоты на автомашины, станки и

оборудование, сталь и изделия из нее, отказались от подобных

протекционистских мер.

Практика показала, что наиболее надежной тактикой для достижения

параллельности является принцип взаимности, достигаемый путем торговых

переговоров и взаимных уступок. Так, США отказались от импортных квот на

текстиль в обмен на уступки по правам на интеллектуальную собственность и

ликвидацию таможенных барьеров на американскую сельскохозяйственную

продукцию со стороны других стран-членов ГАТТ в рамках «Уругвайского

метода».

Аналогичным образом Япония и Республика Корея открыли свой рынок риса

в обмен либерализацию экспортного режима для своих экспортеров

высокотехнологической продукции, в частности в США.[5]

Либерализация посредством переговорного процесса является более

плодотворной, чем односторонняя либерализация. Ключевым моментом стала

способность страны доказать своим торговым партнерам целесообразность

двусторонних действий.

Возникновение торговых организаций явилось одним из следствий поиска

взаимности при либерализации внешней торговле. Другой движущей силой

создания торговых организаций стало стремление преодолеть традиционное

политическое соперничество. Так, одной из целей образования ЕС стало

преодоление исторически сложившийся враждебности между Францией и

Германией. Меркосур, был задуман, как система, способная положить конец

гонке вооружений (в том числе ядерной) между Аргентиной и Бразилией. Успех

АРЕС во многом будет зависеть от того, удастся ли сн6изить риск азиатско-

тихоокеанских конфликтов, превалировавших в течение последнего столетия,

включая три войны с участием США.

Таким образом, мотивация создания региональных торговых регионов

в значительной степени определяются интересами национальной безопасности. В

этом одна из причин более быстрого и смелого развития торгово-политических

отношений в региональном масштабе. Весь послевоенный период торговые

барьеры снижались за счет баланса взаимодействия между региональными

инициативами и их глобальным применениям. США стали инициатором «Раунда

Кеннеди» в 1960 г. в качестве противовеса создания ЕС, а также «Токийского

раунда» в 70-е годы в ответ на присоединение Великобритании к ЕС.

Позитивный рост взаимодействия между обеими стратегиями

наблюдается в 80-90-е годы. США неоднократно прибегали за эти годы к

традиционной тактике регионализма, в частности заключив договоры о

свободной торговле с Израилем и Канадой в ответ на вето ЕС новым

переговорам в рамках ГАТТ. Это явилось импульсом к началу «Уругвайского

раунда». Когда переговоры зашли в тупик, по инициативе США три

североамериканские страны создали НАФТА, а азиатские страны инициировали

создания АПЕК.

ВТО получило от ГАТТ в наследство крайне неразвитую систему реализации

двусторонних системы отношений. Из ста двухсторонних соглашений,

представленных на рассмотрение в ГАТТ, ни одно не было отвергнуто, но

только два были одобрены. В настоящее время в связи с ростом значения

регионализма США настаивают на введении в ВТО более строгого регулирования

данного вопроса.

Одним из приоритетных направлений остается разрешение противоречий

между протекционизмом, вопросами защиты окружающей среды и трудовыми

законодательствами ряда стран.

Одно из главных преимуществ региональных соглашений – возможность

поэтапно сохранять поступательное движение либерализации. В рамках

«Уругвайского раунда» все квоты на сельскохозяйственную продукцию были

заменены на тарифы, отменены квоты на текстильную продукцию и готовую

одежду и большая часть тарифов в развивающихся странах была пересмотрена в

сторону снижения.

Продолжается борьба с различными формами скрытого

протекционизма. Например, большая часть претензий американских экспортеров

связана не с торговыми барьерами как таковыми, а с так называемым

антиконкурентным поведением японских компаний, когда они заключают

эксклюзивные соглашения на поставки и размещение заказов (в основном на

запчасти и кинофотопленку) или монополизируют определенные рынки (стекло,

углекислый натрий). США использует статью 301 Закона о торговле для борьбы

с нетарифными барьерами.

Следующим этапом либерализации международной торговли должно стать

создание зон свободной торговли. ЕС и ЕВРОМЕД объявили о создании единой

европейской зоны свободной торговли к 2010 г.[5]

На встрече на высшем уровне, проходившей в Майями в декабре 1994

г., 34 страны Западного полушария, включая США, достигли договоренности

завершить переговоры о создании Свободной торговой зоны Северной и Южной

Америки (“Free Trade Area of the Americas” – FTAA) к 2005 г. Следующая

встреча на высшем уровне, на которой должны возобновится торговые

переговоры, состоится в Сантьяго (Чили) в апреле 1998 г. За прошедший

период министры торговли 34 стран трижды встречались для обсуждения

перспективы сотрудничества. К настоящему времени создано 12 рабочих групп

для работы по трем направлениям: реформы по облегчению доступа на рынки

(включая ликвидацию таможенных барьеров, внесение изменений в национальное

законодательство с целью отмены положений, дискриминирующих иностранных

поставщиков); пересмотр национального законодательства по торговле,

инвестициям к сектору услуг; разработка мер, способствующих торговле

(реформа таможенного законодательства, визовые вопросы и т. д.)

Значение FTAA для развития экономики США и стран этого региона

определяется их исторической взаимозависимостью в торгово-экономической

деятельности. На этот регион включая Мексику, приходится 18% экспорта и 16%

импорта США. Внешнеторговый оборот США со странами региона, включая

Мексику, с 1993 г. увеличился на 50% при незначительном, но стабильном

положительном сальдо (по оценке, в 1997 г. – 5 млрд. долларов.) торгового

баланса. За этот период прямые инвестиции США в страны Латинской Америки

возросли на 30%. В 1995 г. они составляли 92,5 млрд. долл., или 13% всех

зарубежных инвестиций.

Переговоры по FTAA для США не сопряжены с существенными изменениями

сложившейся торговой политики или законодательства, уже реформированного в

соответствии с НАФТА. Гораздо больше либерализация а одностороннем порядке

в рамках ГАТТ/ВТО ими уже проведено снижение торговых барьеров,

составляющих в настоящее время в среднем 10-20%. Предстоящий этап

либерализации обеспечит этим странам на взаимной основе доступ к США, в

частности ликвидацию таможенных барьеров по текстильной и

сельскохозяйственной продукции (аналогичную НАФТА). В то же время ряд

специфических таможенных барьеров останется в рамках FTAA, а процесс

ликвидации других может затянуться до окончания переговоров.[5]

При очевидной самодостаточности экономики США по сравнению с их

торговыми партнерами доктрина «глобальной свободной торговли» находит в США

широкую поддержку.

Во-первых за счет расширения внешней торговли США надеются решить одну

из самых насущных экономических проблем – стагнацию реальных доходов и

регрессивный сдвиг в их распределении. Заработная плата в экспортных

отраслях на 15-20% выше среднего уровня, а производительность труда выше на

20-40%. Компании производящие экспортную продукцию, расширяют производство

на 20% быстрее, чем не экспортные компании, и на 10% реже становятся

банкротами. Если США удастся снизить дефицит внешнеторгового баланса,

находящийся на уровне 150 – 200 млрд. долл., до 1% ВВП, это создаст около 2

млн. рабочих мест.

Для реализации этой цели экономика США должна претерпеть ряд

структурных изменений: для обеспечения притоков капиталов национальные

накопления должны быть увеличены на 1-2% ВВП; для успешной конкуренции на

мировом рынке необходимо кардинальное повышение общеобразовательного

уровня, а также проведение программ дополнительной профессиональной

подготовки и переподготовки.

Во-вторых, США не удастся решить внутренние экономические проблемы без

стабильного роста экспорта. «Глобальная свободная торговля» будет одним из

основных факторов, обеспечивающий его поступательный рост. Торговые барьеры

в странах – торговых партнеров в США остаются крайне высокими, особенно в

быстроразвивающихся странах Азии. По оценке института международной

экономики США, только ликвидация торговых барьеров в Японии позволит

увеличивать американский экспорт на 20 млрд. долл. ежегодно и создаст 400

тыс. рабочих мест. В настоящее время торговые барьеры в странах Латинской

Америки в 3 раза превышают немногие еще сохранившиеся барьеры в США.[5]

2.2. Анализ применения политики протекционизма в развивающихся странах

Азии.

Повсеместное усиление роли государства во внешних экономических связей

сопровождается умножением и усложнением инструментария контроля экспортно-

импортных сделок.

Постоянная необходимость экономии иностранной валюты, а также та роль,

которую играет импорт в деле создания национальной промышленности, привели

к тому, что этот процесс затронул прежде всего средства импортной политики.

Ее генеральным направлением является импортзамещение и охрана молодой

промышленности. Однако сам этот процесс «фабрикация фабрикантов» в

развивающихся странах протекает в условиях, коренным образом отличающихся

от тех, в которых многие ныне развитые страны создавали и защищали свою

промышленность в19 в., а потому и применяемый для этого тип протекционизма

намного сложнее его «классических» моделей.[6]

Его главными отличительными чертами являются, во-первых,

избирательность, во-вторых, развернутый механизм административного

регулирования, дополняющий традиционные средства автоматического действия

(таможенные пошлины). Это позволяет более гибко регулировать импорт в

условиях, когда молодая промышленность создается, особенно в малых странах,

не по автаркическим эталоном капитализма, а с учетом широкого участия в

международном разделении труда. Разумеется, причиной такого участия, как

уже указывалось, могут быть различными – от национальных концепций развития

и его планов до сохраняющейся монокультурности или же позиций иностранного

капитала в экономике. Вопреки обвинениям западных экономистов в автаркии и

советам из Пекина о необходимости «опоры на собственные силы», многие

развивающиеся страны ищут путей разумного, сбалансированного сочетания в

своей экономической структуре независимой национальной промышленности, в

том числе ориентированной на экспорт, и преимуществ участии в международном

разделении труда. «Протекционизм, - резюмируют подобную практику эксперты

Международной торговой палаты, - как только он однажды преступает

определенный предел, противоречит интересам экономического развития.

Распространенными орудиями защиты молодой национальной промышленности

стран Азии являются таможенные пошлины, в большинстве стран адвалерные, т.

е. начисляемые на цены ввозимых товаров. Вместе с тем для этих стран уже не

характерны сплошные «тарифные стены», за которыми в свое время

формировалась промышленность Европы и Северной Америки. Структура защиты

имеет избирательный отраслевой характер и непосредственно увязана с планами

развития экономии и внешней торговли, на службу которым поставлена

импортная политика.[6]

Так, защитные меры вводятся и поддерживаются прежде всего для отраслей

уже созданных или вновь создаваемых, а также намечаемых к созданию в рамках

национальных планов, с тем чтобы заранее обеспечить для них благоприятный

«экономический климат».

В Таиланде средство производство и сырье, необходимое для

промышленности, ввозятся, как правило, беспошлинно и даже освобождаются от

взимания внутреннего налога на предпринимательство. Определены две

приоритетные группы отраслей в зависимости от их важности для национальной

экономики: группа А (черная металлургия, производство олова, цинка,

вольфрама, каустической соды, удобрений) и группа Б (сборка изделий

машиностроения, производство станков, судостроение, бумажная

промышленность). Обе группы освобождаются от оплаты пошлин: 100% в первом

случае и 50% - во втором.

Филиппины защищают прежде всего производство продовольствия,

удобрений, текстильную, стекольную промышленность, производство швейных

машин, холодильников и кондиционеров. В случае, если импортные товары не

конкурируют с местным производством, тарифы снимаются в целях борьбы с

инфляцией. Товары, направляемые в отрасли, признанные приоритетными, как

правило, освобождаются от импортных пошлин и компенсационных сборов на 100%

на период первых трех лет работы предприятия, 75% - на четвертый и 50% -

на пятый год работы предприятия. Эти льготы предоставлялись, однако, при

условии, что в стране отсутствуют аналогичные местные товары в необходимых

количествах и с конкурентоспособными ценами.

Создав на базе таможенных льгот определенные отрасли национальной

промышленности, правительства многих развивающихся стран Азии затем

устанавливали на аналогичную импортную продукцию высокие таможенные

пошлины, чтобы переключить спрос на местные товары. Так в Индии были

повышены пошлины на некоторые виды машин, чугун, сталь, автомобили. Сходная

практика осуществляется в Пакистане, Индонезии, Иране, на Филиппинах, что

наглядно подтверждает, что торговая политика в развивающихся странах Азии

проводится избирательно.

Вместе с тем следует учитывать, что в условиях монополистических

конкуренции одни лишь таможенные пошлины, даже высокие не в состоянии

предотвратить наплыв конкурирующих западных товаров на рынки развивающихся

стран. Это относительно устаревшие орудие протекционизма сохраняется здесь

во многом лишь в фискальных целях, для компенсации несовершенства систем

внутреннего налогового обложения, а также перераспределение доходов между

отраслями в пользу тех их них, которые определены как приоритетные.

Поэтому, как и в странах развитого капитализма, на первый план в

протекционистском арсенале здесь все более выдвигаются нетарифные барьеры.

Сохраняя эффект удорожания, они дополняют его прямыми ограничениями

административного порядка, устанавливающими лимиты ввоза или внутреннего

потребления импортной продукции по количеству (квоты, лицензии, правила о

смешивании, пропорции потребления и пр.), ценам (максимальные импортные

цены, компенсационные сборы, методология таможенной оценки) или техническим

характеристикам товара. Под нетарифными ограничениями в торгово-

политической практике понимае6тся широкий круг разнообразных

законодательных и административных мероприятий, затрагивающих импорт

товаров как при пересечении границы, так и при потреблении импортных

товаров внутри страны. В качестве нетарифных барьеров могут объективно

выступать и международные различия во внешнеторговом или внутреннем

законодательстве, создающие различные условия доступа к потреблению

импортных товаров в различных странах. Таким образом, арсенал нетарифных

ограничений содержит как торгово-политические инструменты, так и

инструменты проведения внутренней экономической политики. Однако при

внешней разнородности все эти мероприятия имеют в конечном счете

протекционистский эффект, т. е. Способствуют переключению спроса на местные

товары. Они входят как составная часть в инструментарий государственного

вмешательства в экономику, продолжая государственную экономическую политику

в области импортной торговли.[6]

Из всех разновидностей нетарифных барьеров наиболее жесткими являются

количественные ограничения на импорт и лицензирование импортных сделок,

разрешающих доступ импортных товаров на внутренний рынок либо в строго

определенных пределах (контингенты, квоты), либо разрешение (иногда

индивидуального по каждой сделке) внешнеторговых властей (лицензирование).

Это открывает широкие возможности оперативного административного контроля

над импортом и проведения выборочной дискриминации поставщиков.

В настоящее время контингентирование и лицензирование используется для

протекционистской защиты наиболее слабых отраслей экономики и стабилизации

платежных балансов или же для того и другого вместе. В развивающихся

странах Азии эти формы ограничения ныне представляют собой главное средство

импортного регулирования как в целях валютной экономики, так и целях защиты

молодых отраслей национальной промышленности. Как правило, они допускают

импорт лишь в размере дефицита национального производства отдельных товаров

и обеспечивают отрыв внутренних цен от цен мирового рынка. Такой отрыв

делает возможным рентабельное существование неконкурентных отраслей, хотя

из-за счет переплат потребителя. Наиболее жесткой торгово-политической

мерой подобного рода, исключающий обычный коммерческий метод вообще,

является введение эмбарго на ввоз определенных категорий товаров. Так, в

Таиланде для импорта товара лицензии требуются в том случае, если товары

запрещены к ввозу в страну в целях защиты внутренней промышленности.

Лицензии выдаются департаментом внешней торговли министерства экономики,

причем срок их действия дифференцируется по районам: для стран Западного

полушария, Австралии, Океании и Европы – шесть месяцев с даты выдачи;

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.