реферат скачать
 

Особенности монополии и монополизма в условиях рыночных и нерыночных отношений

комиссии не рассмотрели эти проекты и не ввели их официально через 20 дней

с момента представления им расчетных материалов по установленным формам, то

вне зависимости от причин задержки тарифы вводятся автоматически, т.е. даже

не пройдя процедуру согласования.

Это “Положение” вместо организации государственного регулирования

открывает широкие возможности для полного произвола в установлении тарифов

на электроэнергию со стороны организаций, осуществляющих её производство и

распределение, т.е. в первую очередь РАО “ЕЭС России” и региональных АО.

Результатом диктата цен на тепло и электроэнергию явилось резкое

возрастание доли затрат на них в себестоимости многих видов продукции

промышленности[8, с.98-100].

Не лучше обстоят дела и с другими антимонопольными документами. Так, в

законе “О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на

товарных рынках” нет никаких указаний о критериях и методах определения

границ монопольных рынков, а антимонопольные управления на местах и

(главное) сами предприятия не имеют необходимых разъяснительных документов

или инструкций. В результате для антимонопольных органов сохраняется

возможность неоправданно широко толковать понятие “доминирующее положение

на рынке”, а для многих предприятий возможность защиты от обвинений в

монополизме выглядит как умышленно затруднённая.

Не совсем удачными представляются и некоторые приведенные в законах

формулировки, например, формулировка в законе о конкуренции понятия

“монополистическая деятельность”. Эта деятельность определяется здесь как

“противоречащие настоящему закону действия... хозяйствующих субъектов...,

направленные на недопущение, ограничение или устранение конкуренции и (или)

причиняющие ущерб потребителям”. То есть при сохранении нынешней

формулировки понятия “монополистическая деятельность”, под антимонопольные

статьи можно, в принципе, подвести любые предприятия.

Уточнения целесообразно было бы внести и в официальные документы о

регулировании цен на продукцию предприятий-монополистов. В частности,

следовало бы, очевидно, внести определённые изменения в пункт 2 “Положения

о порядке регулирования цен на продукцию предприятий-монополистов”, где

отмечается, что это Положение распространяется на хозяйствующие субъекты,

занимающие доминирующее положение на рынке определённого товара, дающие им

возможность оказывать решающее влияние на конкуренцию, затруднять доступ на

рынок другим хозяйствующим субъектам или иным образом ограничивать свободу

их экономической деятельности и что “Положение не распространяется на

отношения, регулируемые нормами правовой охраны изобретений, промышленных

образцов, товарных знаков и авторских прав”. Можно сделать вывод о том, что

государственное регулирование цен будет распространяться на все

предприятия, занимающие доминирующее положение на соответствующих рынках,

независимо от того, злоупотребляют ли они реально данным положением, или

только имеют возможность для таких злоупотреблений. Именно здесь заложена

база для расширительных толкований антимонопольного законодательства со

стороны заинтересованных организаций и лиц. Далее в тексте Положения (а

именно лишь в 12 пункте) сказано, наконец, о том, что решение о введении

государственного регулирования цен принимается Министерством экономики и

финансов Российской Федерации по представлению Государственного комитета по

антимонопольной политике на основе “анализа последствий злоупотреблений

доминирующим положением на товарных рынках... со стороны предприятия-

монополиста”. Очевидно, это обстоятельство надо было бы выделить уже в

названии самого данного Положения. Оставляют желать лучшего и другие пункты

с указанными в них формулировками.

При таком подходе со стороны разработчиков антимонопольного

законодательства представляется более целесообразным вообще бы не издавать

данного положения. Лучше надеяться, что когда-нибудь сильно “завравшихся”

монополистов от производства поставит на место сама жизнь, чем помогать (с

помощью таких формулировок) нынешним чиновникам удержаться на плаву путём

создания для них попросту ещё одного способа взимания взяток с зависящих от

их произвола предприятий.

Недоработки антимонопольного законодательства сочетаются с

непродуманной практикой его исполнения. Особенно неудовлетворительной

представляется практика преобладающего использования метода установления

предельного норматива рентабельности не по отношению к фондам предприятий-

монополистов, а по отношению к себестоимости их продукции. Такой метод

критикуется в печати как побуждающий предприятия “не к снижению цен, а к

накручиванию издержек, снижению качества и расточительству, снижению

инвестиционной активности предприятий”[3,c.180-190].

Недостаточно эффективно ведётся реализация принятой в 1994 году

государственной антимонопольной программы. На заседании Президиума

Правительства РФ исполняющий обязанности председателя Государственного

антимонопольного комитета Вадим Белов сообщил, что за трёхлетний период

работы Комитета в него поступило более 11 тыс. жалоб на нарушение

антимонопольного законодательства. К рассмотрению, по его словам, было

принято 2 тыс. дел, но в 1,9 тыс. случаев нарушения были устранены до

передачи материалов в суд.

В. Белов отметил при этом, что на долю естественных монополий

приходилось 40% от общего числа принятых к рассмотрению дел. Около 700 дел

касались злоупотреблений местных органов власти, которые устанавливали

незаконные барьеры на пути рыночной конкуренции и перемещения партий

товаров[6, c.10].

Что касается направлений антимонопольной политики в России на

ближайшие годы, то в декабре 1996 года на заседании Правительства РФ была

утверждена концепция среднесрочной правительственной программы на 1997-2000

гг. “Структурная перестройка и экономический рост”. Она содержит

специальный раздел, посвящённый антимонопольной политике. Антимонопольная

политика в среднесрочной перспективе будет реализовываться по следующим

основным направлениям:

Совершенствование правовой базы, форм и методов антимонопольного контроля и

регулирования в целях предупреждения и пресечения злоупотреблений рыночной

властью, сговоров, соглашений и согласованных действий, имеющих результатом

ограничение конкуренции и (или) ущемление интересов хозяйствующих субъектов

или граждан, недобросовестной конкуренции.

Демонополизация экономики и создание условий для развития конкуренции на

монополизированных товарных рынках с высокой степенью концентрации

поставок, устранение барьеров для развития конкуренции и входа на рынки

других хозяйствующих субъектов.

Противодействие созданию новых монополистических структур в результате

перераспределения собственности, реализации корпоративной инвестиционной

политики и интеграционных процессов, в том числе при формировании ФПГ.

Распространение антимонопольных требований на рынки финансовых, в том

числе банковских и страховых, услуг.

Согласование целей, задач и мер по демонополизации и развитию конкуренции

на товарных рынках, гармонизации антимонопольного законодательства в рамках

единого экономического пространства СНГ, адаптации конкурентной политики в

целях вхождения России в мировое экономическое сообщество[7, c.14].

Разработчикам российского антимонопольного законодательства

предстоит ещё большая работа, при этом было бы целесообразно учитывать опыт

зарубежных стран, не забывая при этом специфики российского рынка.

Монополии Иркутской области

Иркутская область расположена в южной части Восточной Сибири. Её

территория составляет 767,9 тыс. км2. Численность населения области на

начало 1996 г. - 2795 тыс. чел.

Иркутская область, в которой проживает 1,9 % населения России,

занимает 4,5 % её территории.

Природно-ресурсный потенциал региона разнообразен. Лесопокрытая

площадь составляет 66,8 млн. га, или 86 % площади. Запасы древесины

оцениваются в 8,3 млрд. м3 , или 11 % от российских. Иркутская область -

крупнейшая лесосырьевая база страны. Её расчётная лесосека равна 54 млн. м3

, в том числе по хвойным породам-37 млн. м3 . В настоящее время она

используется на 28 %.

Область обладает высокоэффективными топливно-энергетическими

ресурсами: гидроэнергетическими ресурсами Ангары (7 % от СНГ), углями

Иркутского бассейна (запасы по категориям А+В+С1 - 7,5 млрд. т),

перспективными запасами нефти и газа.

Значительны запасы железной руды, каменной и калийной солей, золота,

слюды, магнезита и редких металлов.

Геоэкономическое и геополитическое положение Иркутской области

определяется тем, что она является одним из наиболее индустриально развитых

районов на Востоке страны (здесь производится 3,1 % объёма промышленной

продукции страны), а также её территориальной близостью к странам Азиатско-

Тихоокеанского региона (Китай, Монголия, Корея...).

Характерные особенности области - обширность территории, разнообразие

и масштабы природно-ресурсного потенциала, направленность экономики на

освоение природных ресурсов со значительной экспортной ориентацией.

На долю промышленности области приходится более половины имеющихся

фондов и валового общественного продукта, более трети национального дохода.

Отраслями её специализации являются электроэнергетика, цветная металлургия

(главным образом, алюминиевая промышленность), химическая, целлюлозно-

бумажная, нефтеперерабатывающая, лесозаготовительная, деревообрабатывающая

промышленность. Они заняли видное место в экономике страны и оказывают

существенное влияние на её развитие. Электростанции области вырабатывают 7

% электроэнергии России. Производство электроэнергии на душу населения,

равно как и показатель электровооруженности труда, в 4,5 - 5,0 раз

превышают соответствующие российские показатели. Высокого уровня достигло

производство алюминия - 40 % объёма производства страны. Значителен вклад в

развитие экономики лесного комплекса. Втрое сократив объём лесозаготовок,

область остаётся лидирующей в России - 12 %. На её предприятиях выпускается

одна пятая вырабатываемой в стране целлюлозы, в том числе почти вся кордная

и более половины вискозной, 10-11% пиломатериалов, фанеры, картона. Большое

развитие получила химическая промышленность. Здесь производят 51 %

поливинилхлоридной смолы, 14 % каустической соды, 30 % карбида кальция, 10-

50 % хлорных продуктов, синтетических спиртов и органических кислот.

Удельный вес электроэнергетики, цветной металлургии, химической

промышленности, лесопромышленного комплекса в основных фондах области

составляет 75 %, а по стране - около 30 %, тогда как основные фонды чёрной

металлургии, машиностроения, топливной, лёгкой и пищевой промышленности -

всего 16 %, а по России в целом - около 55 %.

Себестоимость многих основных видов продукции топливно-энергетической,

химической, целлюлозно-бумажной промышленности, цветной металлургии в

области ниже, чем в среднем по стране, а рентабельность, соответственно,

выше.

Промышленная структура характеризуется чрезмерно высокой концентрацией

мощностей. Эффект от строительства и эксплуатации предприятий-гигантов в

топливно-энергетическом, лесном, металлургическом и химическом комплексах

начинает перекрываться ростом затрат на транспорт сырья и готовой

продукции. Преобладание производств с незавершённым технологическим циклом,

к тому же сконцентрированных часто на предприятиях-гигантах, обусловливает

малую приспособляемость производственной структуры области к

быстроменяющимся условиям рынка и, соответственно, необходимость дополнения

рыночных механизмов элементами государственного регулирования.

Главной задачей транспортного комплекса области является обеспечение

транспортировки транзитных грузов и пассажиров в широтном направлении

(запад - восток), а также в меридиональном (юг - север).

Вследствие неконтролируемости рынка усилилось влияние предприятий-

монополистов на эффективность деятельности многих отраслей экономики

области. В первую очередь это касается железнодорожного транспорта и

энергетики. Железнодорожные тарифы сделали неэффективной доставку

потребителям многих видов промышленной продукции, особенно сырья и

продуктов неглубокой степени переработки. Например, цена круглого леса,

вывезенного в районы европейской территории страны и Среднюю Азию, за счёт

транспортных расходов возрастает от 75 до 170 %, пиломатериалов - от 40 до

100 %. Железнодорожные перевозки от Ангарска до Находки увеличивают цену

бензина на 44 %, азотных удобрений - на 35-40 %.

Постоянно растущие тарифы на железнодорожном транспорте вынуждают

предприятия отказываться от перевозок грузов по железным дорогам внутри

области и использовать свой или арендуемый автомобильный парк. Монопольное

положение железнодорожного ведомства можно изменить с помощью ускоренного

развития автомобильного и трубопроводного видов транспорта, поддерживаемых,

в первую очередь, из средств областного бюджета.

На эффективности работы промышленных предприятий области сказывается и

монополия Иркутскэнерго, произвольно устанавливающего тарифы на

электрическую и тепловую энергию. В этой связи показателен пример

обострения отношений между Братским ЛПК и энергосистемой после того, как ей

была передана ТЭЦ-6, ранее входившая как технологический объект в ЛПК. Из-

за непомерно высокой цены на теплоэнергию её доля в себестоимости братской

целлюлозы составляет 34 %, тогда как в себестоимости усть-илимской - 9 %.

Хотя Усть-Илимская ТЭЦ, которая осталась в составе ЛПК, работает на тех же

ирша-бородинских углях, что и Братская, причём они обходятся для первой

даже дороже, так как их приходится везти дальше почти на 400 км [9, с.5-

15].

Наибольшая по сравнению с другими странами площадь территории России,

наличие различных климатических поясов и районных коэффициентов,

значительное количество труднодоступных районов, неудовлетворительное

состояние транспортной инфраструктуры приводят к существованию обособленных

торговых рынков не только в масштабе федерации, но и в масштабе одного

региона, что тоже способствует монополизму. Так, даже внутри одной

Иркутской области можно выделить несколько природно-климатических зон с

частично обособленными товарными рынками:

Южная зона - вдоль Транспортно-Сибирской магистрали, включая экономически

развитые районы;

Ближний Север - районы Приангарья и Верхней Лены;

Северная зона с условиями Крайнего Севера (Катангский, Киренский,

Бодайбинский, Мамско-Чуйский районы).

Также следует отметить крайне высокую неравномерность в размещении

производства и несоответствие технического состояния многих предприятий

практически во всех отраслях экономики требованиям технического прогресса.

В определённой мере этому способствует низкая инвестиционная активность в

производственной сфере.

Правительством РФ предусматривались следующие меры по увеличению

инвестиционной активности:

изменения в порядке налогообложения в направлении снижения доли, идущей от

предприятий, и увеличение налогов с физических лиц;

ежегодная переоценка основных фондов пропорционально уровню инфляции,

введение ускоренной амортизации, выделение амортизационного фонда, создание

рынка амортизационных средств;

снижение ставки рефинансирования Центрального банка России;

долевое государственно-коммерческое финансирование, конкурсное размещение

государственных капитальных вложений;

предоставление гарантий государством в виде покупки части ценных бумаг по

проверенным проектам с последующей их продажей после стабильного получения

прибыли по мере реализации проектов;

законодательное оформление на рынке капиталов частных пенсионных фондов,

инвестиционных фондов, страховых компаний;

развитие рынка облигаций, внутреннего валютного займа.

Предполагается, что перечисленные меры позволят активизировать

инвестирование в производственную сферу, будут способствовать

последовательному снижению концентрации производства, демонополизации

товарных рынков.

Развитие экономики области рассматривается во взаимосвязи с развитием

экономики других регионов и России в целом, а укрепление мирохозяйственных

связей и выход отдельных предприятий на внешний рынок способствуют

расширению границ товарных рынков и последовательному снижению уровня

монополизации экономики [10, с.16-18].

Список литературы

1. Долан Э.Дж., Линдсей Д. Микроэкономика /Пер. с англ. В. Лукашевича и

др.; Под общ. ред. Б. Лисовика и В. Лукашевича. - С.-Пб.: АО “Санкт-

Петербург оркестр”, 1994. - 448 с.

2. В. Я. Иохин. Экономическая теория: введение в рынок и

микроэкономический анализ: Учебник. - М.: ИНФРА - М, 1997. - 512 с.

3. Макарова Г.Н. Командно-административный монополизм и его модификация в

условиях постсоциалистической экономики / ИГЭА; Науч. ред. Демина М.П. -

Иркутск: Изд-во иркут. ун-та, 1994.- 220 с.

4. Макконнелл К. Р., Брю С. Л. Экономикс: Принципы, проблемы, политика. В 2

т.: Пер. с англ. О. Н. Антипова и др.; Под общ. ред. А.А. Пороховского.

- Т.2.-Таллинн: АО “Реферто”, 1993. - 402 с.

5. Винокурова М.А., Демина М.П. Экономическая теория. Ч1.

Изд-во ИГЭА, 1998г.- с.326-380

6. Миклина О. Официальные новости // Экономика и жизнь. - 1997. - май

(№20). - с.10.

7. Никифоров А.А. Концепция антимонопольной политики и реформа // Вестн.

Моск. ун-та. Сер.6., Экономика. - 1998. - №1. - с.14-30.

8. Скрыпник В.И. Энергетика России: естественная монополия на свободе //

Общество и экономика. - 1995. - №9. - с. 94-102.

9. Современное состояние и направления социально-экономического развития

Иркутской области: Учеб. Пособие / Под ред. А.П. Черникова. - Иркутск:

Изд-во ИГЭА, 1996. - 48 с.

10. Солодков В.Т. Проблемы и перспективы демонополизации экономики региона

// Вестн. ИГЭА. - 1998. - №13. - с.16-26.

11. Шишкин А.Ф. Экономическая теория: В 2-х кн.: Учебник для вузов. - 2-е

изд. Ч.1. - М.: Гуманитарный издат. центр ВЛАДОС, 1996. - 650 с.

12. Экономическая теория: курс лекций. Ч.1./ В.П. Горев, С.В. Сергеев; Под

ред. М.П. Деминой. - Иркутск: Изд-во ИГЭА, 1995. - 456 с.

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.