реферат скачать
 

Особенности монополии и монополизма в условиях рыночных и нерыночных отношений

достаточно велика часть населения, воспринимающая их как нечто

естественное.

Из факта преобладания нерыночного и “промонополитического” мышления

населения России на момент современных экономических реформ можно сделать

выводы двоякого плана. Один из вариантов состоит в том, что поскольку

Россия объективно не рыночного типа страна и никогда не воспримет рынок и

его ценности как нечто естественное, то следует признать это как данность и

не навязывать ей чуждых форм и принципов. Такой подход не предполагает

сколько-нибудь активных действий по преодолению пережитков тотальной

системы государственного монополизма.

Возможен и несколько иной вариант рассуждений и действий. А именно,

факт преобладания промонополистического мышления у значительной части

населения сам по себе совсем необязательно расценивать как непреодолимое

препятствие в борьбе с элементами чрезмерного монополизма. Ведь близкий к

современному российскому тип мышления был всего несколько десятилетий назад

весьма характерен для жителей многих стран мира, включая, например, такие

страны как Япония, Испания, Германия, Корея и т.д. Однако данное

обстоятельство не помешало этим странам впоследствии перейти к таким

вариантам общества смешанной экономики, в рамках которых фактически

оказался в основном преодолённым чрезмерный и административный, и

производственный монополизм.

Главной поддержкой для антимонопольной политики в этом отношении могла

бы быть, безусловно, сама экономическая действительность. Имеется в виду,

что сторонников монополий и монополизма было бы меньше, в случае, если бы

результаты развития экономики в России достаточно очевидно отражали уже

превосходство конкурентной экономики над монополизированной.

Вместе с тем, в этой связи отнюдь не лишним был бы и своеобразный

антимонопольный ликбез[3, с.151-154].

Административный монополизм и структурные сдвиги

в экономике

Особо сложный круг задач встаёт в настоящее время перед

антимонопольной политикой России в плане преодоления элементов чрезмерного

административного монополизма, в первую очередь, монополизма центральных

государственных органов управления.

К элементам чрезмерного государственного монополизма в настоящее время

можно отнести сохранение всё ещё весьма высокой доли государственного

сектора в ведущих отраслях индустрии, замедленные темпы разгосударствления

в деревне, сохранение за государством контрольного пакета акций

значительной части приватизированных предприятий, сохранение возможностей

для значительной части государственных предприятий получения существенной

финансово-кредитной поддержки от государства вне прямой зависимости от

результатов их производственной деятельности, попытки сплошного “охвата”

предприятий различными формами государственного административного контроля,

насильственного объединения нежизнеспособных производств с сильными

предприятиями с целью поддержания на плаву фактических банкротов,

промонополистическая политика государства по отношению к естественным

монополиям.

Одним из специфических обстоятельств, характерных для современного

периода осуществления антимонопольной политики в России, является то, что

решение задачи преодоления элементов чрезмерного государственного

административного монополизма предполагает в ближайшей перспективе

определённое оживление самого же этого монополизма. Так получается потому,

что хотя чрезмерный административный монополизм - большое зло, но, в то же

время, только благодаря усилению прямого вмешательства государства в

экономику можно добиться ускоренного выхода страны из состояния глубокого

кризиса и расчищения дороги для становления эффективных рыночных структур.

В условиях перехода к рынку, точнее, при тех обстоятельствах, в

которых сейчас находится экономика России, при решении вопроса о

допустимости или недопустимости использования тех или иных элементов

государственного административного монополизма целесообразно, не упуская,

безусловно, из виду критерий ущерба для конкурентной борьбы, учитывать всё

же в первую очередь критерий оздоровления экономики. То есть, решая вопрос

о том, прогрессивна или не прогрессивна та или иная конкретная форма

государственного административного монополизма в наших условиях, необходимо

(хотя бы в ближайшие годы) руководствоваться, прежде всего, оценкой

способности той или иной монополистической формы повлиять на достижение

прогрессивных структурных сдвигов в экономике.

Безусловно, трудности перехода к рынку многим предприятиям легче

переносить в рамках различного рода объединений и холдингов. Но в условиях

современной отечественной экономики важно не допускать таких форм, которые

позволяли бы предприятиям возвращаться опять к удобному и привычному для

них административному распределению ресурсов, гарантиям сбыта, размыванию

экономической ответственности, гарантиям поддержки нежизнеспособных за счет

сильных и передовых, которые при этом становятся донорами поневоле. Если

государство пойдёт на то, чтобы насильно опять заставлять жизнеспособные

предприятия кормить слабых, то вместо ожидаемого оживления экономики может

быть получен прямо противоположный результат.

Сложности встают перед антимонопольной политикой России и при решении

вопроса о сдерживании или стимулировании отечественных производственных

монополий. С одной стороны, безусловно, необходимо подавление безудержных

стремлений предприятий-монополистов к взвинчиванию цен на свою продукцию,

как одного из главных факторов усиления инфляции. С другой стороны,

учитывая кризисное состояние экономики России и объективно большие

возможности крупных предприятий по увеличению объёма выпуска продукции,

снижению издержек, проведению научно-исследовательских работ и освоению

новых видов продукции, неизбежно сочетание курса на сдерживание

производственных монополий с разумной поддержкой определённой их части.

Безусловно, формирование концернов, обеспечивающих более рациональную

и эффективную организацию целой группы ведущих предприятий отрасли,

объединяющих предприятия с общей сырьевой базой и технологией, активно

проводящих курс на диверсификацию производства, совершенно не равнозначно

многочисленным попыткам воспроизводства былых замкнутых гигантских

искусственных монополий, объединявших все предприятия той или иной отрасли,

независимо от интересов этих предприятий, и координировавшихся

соответствующими министерствами или госкомитетами.

Разграничение монопольных структур различного характера, т.е.

выделение тех из них, которые способны оздоравливать экономику, и тех,

которые тянут её назад, к временам массового экономического иждивенчества,

является важной задачей современной российской антимонопольной политики.

Особенно перспективным представляется создание концернов и финансово-

промышленных групп, центрами которых являются предприятия, выпускающие

конкурентоспособную наукоёмкую экспортную продукцию.

Конечно, создание крупных организационно-хозяйственных структур несёт

в себе прямую угрозу усиления тенденции к росту производственного

монополизма. Но, во-первых, наличие большого количества малых раздробленных

предприятий далеко не во всех случаях является гарантом наиболее развитой и

эффективной конкуренции. Во-вторых, правы авторы, полагающие, что должны

быть исключения из антимонопольного законодательства для тех предприятий и

объединений, которые успешно отстаивают позиции страны на внешних рынках. В-

третьих, речь ни в коем случае не должна идти о сплошном объединении всех

предприятий в промышленно-финансовые группы или концерны. С позиции

эффективной антимонопольной политики не противоречащими ей являются лишь

такие промышленно-финансовые группы и концерны, которые связаны

преимущественно с вертикальной интеграцией входящих в них структурных

звеньев. В-четвёртых, антимонопольная политика в современных условиях

России не может выступать как самоцель, и должна использоваться лишь как

один из рычагов и инструментов преодоления отсталой отраслевой структуры

экономики и повышения уровня её эффективности[3, с.154-170].

Особенности монопольных структур в условиях директивной экономики и

при переходе к рынку.

Если в странах с рыночным типом экономики явление монополии

существует, как правило, только на уровне отдельных фирм и их объединений,

то для стран с директивной экономикой характерны монополии самых разных

уровней, включая и такие, которые господствуют над экономикой в целом. Суть

данных «директивных» монополий уже не может быть раскрыта с помощью

определений типа «один продавец предлагает товар, не имеющий заменителей».

Их смысл заключается в почти полной замене рыночного механизма, работающего

в «автоматическом режиме», сознательно организованным управлением, идущим

какого-либо единственного в своем роде центра (или ограниченной

совокупности таких центров). Если рыночные монополии реализуют свою

экономическую власть главным образом через монопольно высокие цены, то

власть над экономикой «директивных» монополий обеспечивается

преимущественно нерыночными рычагами (административные акты, декреты,

призывы), а нередко и элементами прямого принуждения и насилия.

Существуют различные пути формирования «директивных» монополий. Один

из них связан непосредственно с господством государства в экономике, другой-

с возможностью повышения роли в экономике традиционных рыночных монополий,

если они не будут получать достаточно серьезного противодействия со стороны

общества, третий – с установлением в ряде стран диктаторских режимов

правления.

В наиболее развитом и завершенном варианте «директивный» монополизм в

XX в. сложился в странах, относившихся к социалистической системе и

строивших свою экономику на основе марксистской экономической концепции. В

соответствии с этой концепцией в данных странах были провозглашены отмена

частной собственности и установление общенародной собственности,

сформирована система единого директивного народнохозяйственного

планирования и созданы органы, призванные обеспечивать развитие экономики

как единого народнохозяйственного комплекса. В результате экономика этих

стран оказались в полной зависимости от сложившейся специфической

монополистической иерархии. Главную роль в этой иерархии играла монополия

марксистской идеологии (в лице единственной политической партии) на

формирование экономического мышления у населения, разработку стратегий

развития и управления экономикой. При этом приходилось различать

деятельность монополий, охватывающих экономику в целом (монополизм

центральных государственных экономических органов управления), и монополизм

ведомственный. Так получалось потому, что непосредственное управление в

разрезе отраслей и других крупных подсистем экономики обеспечивали

министерства и госкомитеты, бюрократический аппарат которых нередко

стремился проводить в жизнь и реализовывать свои интересы, существенно

отличающиеся от общегосударственных. На самой нижней ступени этой

своеобразной монополистической пирамиды находились производственные

предприятия и другие первичные хозяйственные ячейки, лишенные какой-либо

реальной самостоятельности и обязанные выполнять задания вышестоящих

монопольных структур. Рынок и стоимостные рычаги при этом полностью не

исключались, но их использование было подчинено целям и задачам

директивного планирования.[5, с.364-380]

Несовершенство законодательства, связанного с

преодолением чрезмерной власти монополий и монополизма

Немало проблем при проведении современной антимонопольной политики в

России возникает в связи с недостаточной проработанностью широкого круга

законодательных материалов и других официальных нормативных актов,

связанных с монополиями и монополизмом. При этом в условиях современной

России большую роль при проведении антимонопольной политики играют

содержание и направленность нормативно-правовых актов по многим другим

вопросам, особенно по вопросам, связанным с процессами разгосударствления и

приватизации, развитием малого бизнеса, организацией налоговой системы

страны.

Прежде всего, не способствует проведению антимонопольной политики

слабая законодательная проработка вопроса о мерах государственной поддержки

малого предпринимательства в Российской Федерации.

Фактически до сих пор в законодательстве России нет достаточно

развёрнутого и действенного закона о системе мер государственной поддержки

малых предприятий, системе гарантий достаточно полной реализации намеченных

государством мероприятий по поддержке и стимулированию развития малого

бизнеса. В общем, в современных законодательных материалах не выделено даже

достаточно чётко само явление “малый бизнес” и не отражено его место в

обновлении экономической системы страны. До сих пор есть только один

официальный документ, в котором особо выделяется понятие малых предприятий

и разъясняются критерии такого выделения. Имеется в виду Постановление

Совета Министров РСФСР №406 от 18 июля 1991 г. “О мерах по поддержке и

развитию малых предприятий в РСФСР”.

Что касается льгот, предоставляемых современным российским

законодательством малому бизнесу, то они пока касаются лишь некоторых

вопросов, связанных с выплатами налогов, прежде всего на прибыль. Очевидно,

российским законодателям представлялось, что данный объём льгот является

достаточным для успешного развития малого бизнеса. Между тем в других

странах государства оказывают поддержку малым предприятиям в гораздо

больших размерах.

Как известно, к настоящему времени издано Постановление Совета

Министров- Правительства Российской Федерации от 11 мая 1993 г. №446 “О

первоочередных мерах по развитию и государственной поддержке малого

предпринимательства в Российской Федерации”. В этом постановлении

правительство только ещё обязывает соответствующие органы обеспечить

разработку проекта закона о внесении изменений и дополнений в налоговое

законодательство Российской Федерации, расширяющих льготы для малого

предпринимательства при внесении налогов на прибыль и добавленную

стоимость, о предоставлении льгот по налогообложению доходов коммерческих

банков, обеспечивающих кредитами малые предприятия, занимающиеся

производственной деятельностью. Данное постановление, как и большинство

других официальных документов России, не имеет очень важного раздела - о

механизме обеспечения реализации намеченных актуальных мероприятий и даже в

случае его самой активной реализации, не сможет обеспечить развитие малого

бизнеса в таких масштабах и с такой эффективностью, какие необходимы для

формирования действенной альтернативы сложившимся производственным

монополиям, господствующим пока на российском “полурынке”. В данном

документе фактически вообще не выделяется организация необходимой рыночной

инфраструктуры для малого бизнеса.

Не отличается достаточной последовательностью и “приватизационная

часть” современного российского законодательства.

Что касается закона о приватизации и программы приватизации, то в них

нет достаточно чёткой увязки задач приватизации с проблемой оздоровления и

качественного обновления структуры российской экономики. В данных

документах имеются положения, которые фактически способствуют увеличению

круга монополий, особенно активных лишь в реализации главного негативного

эффекта монопольных форм (росте цен), и в то же время препятствуют

обеспечению нормального функционирования таких структур, которые в

состоянии сочетать монопольную форму с активной реализацией основного

позитивного эффекта крупных производств (снижения издержек). Если говорить

о возможностях усиления монополий, имеется, прежде всего, ввиду

содержащееся в документах о приватизации положение, позволяющее

самостоятельное акционирование структурных подразделений действующих

предприятий, объединений и комплексов. Поскольку такое разрешение

распространяется на любые объединения, то в числе прочих в России стали

самостоятельно акционироваться и многие предприятия, входившие в

объединения вертикального типа.

Что же касается других монопольных форм, то есть таких, которые

способны реализовать значительный позитивный эффект масштаба и ускорить

развитие современных технологий и НИОКР, то в законе о приватизации и

программе приватизации содержатся положения, способные существенно

затруднить их нормальное функционирование.

Определенные проблемы при проведении антимонопольной политики в России

порождает и непосредственно современное антимонопольное законодательство.

Поскольку антимонопольные акты разрабатываются в нашей стране впервые,

причём, в условиях не только отсутствия надлежащего опыта и знаний у

разработчиков, но и при наличии явного и сильного противодействия со

стороны целого ряда инстанций и дисциплин, они пока не являются

совершенными и нуждаются в доработках и уточнениях. Антимонопольные законы

слабее пока антитрестовских законов США, хотя бы потому, что не содержат

чётких мер, направленных против сложившихся монополий, и предполагают

весьма слабые, неэффективные формы ответственности нарушителей законов.

Наряду с недостаточной жестокостью наших антимонопольных законов по одним

вопросам в них присутствует одновременно чрезмерная жёсткость, негибкость,

по другим вопросам[3, с.171-180].

Если говорить о естественных монополиях, то, например, до настоящего

времени тарифы на услуги электроэнергетики регулируются “Положением о

Государственном регулировании тарифов на электроэнергию и тепловую энергию

в Российской Федерации”. Анализ этого “Положения” показывает, что,

собственно, о государственном регулировании в нём нет и речи, поскольку всё

“регулирование” заключается в утверждении представляемых проектов тарифов

на тепловую и электроэнергию энергетическими региональными комиссиями. Если

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.