реферат скачать
 

Основные черты командно-административной системы хозяйствования. Теория дефицита

конечным потребителям благ не приходится прилагать усилия по поиску

наилучших условий купли-продажи, так как каждый вид товара производится

одним производителем и его цена и качество везде одинаковы (во времена

СССР цена указывалась прямо на изделии). Нужно отметить, что по мнению, к

примеру, профессора Ерёмина, именно директивный способ прикрепления

производителей к магазинам позволял централизованной организации торговли

быть «самой экономичной в мире», так как она не предполагала существования

сотен тысяч торговых организаций, каждая из которых обладала бы «своими

бухгалтерами, органами снабжения и сбыта, подсобниками, хранилищами,

расчетными счетами в банках...»[27]

Идеальная модель командно-административной системы предполагает также,

что в ней практически отсутствуют издержки заключения хозяйственного

договора, поскольку, как уже упоминалось выше, поставщики ресурсов,

производители благ и магазины прикреплены друг к другу директивным

способом. Однако в этот вид издержек входят также издержки

непосредственного приобретения товаров конечными потребителями

(приобретение товара покупателем тоже является хозяйственным договором). В

принципе, значение этих издержек невелико, поэтому о них обычно не

упоминается, однако во времена СССР они порою становились весьма ощутимы (у

многих главная ассоциация с советской эпохой – это гигантские очереди, в

которых люди стояли помногу часов, а порою даже ночевали; конечно, очереди

есть и при рыночной экономики, но они не носят такого масштабного

характера, как это иногда было при СССР, когда некоторые виды товаров

являлись дефицитными).

При иерахической системе значительно снижены издержки измерения

(издержки, связанные с оценкой потребителем свойств товаров), поскольку,

как мы уже говорили, каждый вид товара производится одним производителем, а

потому покупателю не нужно тратить время на измерение и сопоставление

свойств товаров различных фирм и выбор для себя наиболее предпочтительного

производителя.

При плановой экономике отсутствуют также издержки, связанные с

нарушением условий контракта и контролем за его исполнением: никто не может

нарушать плановое задание – или под страхом морального или физического

наказания, или просто потому, что само задание полностью учитывает ресурсы

и возможности предприятий, следовательно, выполнение его становится

естественным и целесообразным занятием.

Помимо трансакционных издержек, при командно-администрати- вной

системе отсутствуют и некоторые виды производственных издержек. В первую

очередь, это издержки, связанные с затратами на рекламу[28] и маркетинговые

исследования[29]. К тому же при иерархи- ческой системе насчитывается

гораздо меньше профессий, которые не связаны непосредственно с

производством материальных благ и оказанием услуг конечным потребителям.

Так, Альберт Ерёмин в книге "Объективные источники экономического

прогресса при социализме" пишет, что «благодаря ей (плановой экономике –

прим. автора) отпадают многие ненужные обществу виды труда и общественных

затрат, например, целая армия банков, бирж, страховых компаний, полчища

юристов, маклеров, дилеров, посредников-спекулянтов разного рода,

маркетинговых служб, рекламных организаций, служб охраны коммерческих

секретов и чемоданов...»[30]

Ещё одним преимуществом командно-административной системы является то,

что она позволяет в значительной степени устранить циклические колебания,

способна обеспечить полную трудовую занятость и, что очень важно, сгладить

неравенства в распределении доходов[31].

К достоинствам командно-административной системы относят также

крупномасштабность производства, однако этот момент достаточно спорный.

Чтобы показать его неоднозначность, необходимо раскрыть такое понятие, как

«эффект масштаба». Эффект масштаба (экономия на масштабе) – это

экономическая закономерность, согласно которой суммарные издержки

производства единицы продукции на длительном интервале времени падают по

мере роста объема выпуска продукции. Данная экономия обусловлена следующим.

Во-первых, по мере роста объема выпуска продукции постоянные издержки

распространяются на все большее количество продукции, следовательно, их

доля в единице продукции падает. Во-вторых, по мере увеличения размера

предприятия появляется возможность специализации труда: сосредоточившись на

выполнения одной операции, рабочий работает гораздо производительнее (об

этом писал ещё Маркс применительно к изготовлению булавок), к тому же

исключаются потери времени при переходе рабочего от одной операции к

другой. В-третьих, более крупные производители могут позволить себе

приобрести и эффективно использовать лучшее оборудование, а также

разрабатывать и внедрять новые технологии – для малых объёмов выпуска

товара это не имеет смысла, поскольку разработка новых технологий требует

очень больших капитало-вложений. Но существует также такое понятие, как

«отрицательный эффект масштаба» («отрицательная экономия от масштаба»),

проявляющийся в том, что начиная с некоторого момента рост размеров

предприятия вызывает рост средних издержек производства. Причину этого

обычно видят в том, что управляемость большой организацией снижается:

управленческий аппарат становится все более многочисленным и все дальше

отдаляется от действительного производственного процесса, создаются

проблемы обмена информацией и бюрократическая волокита. Кроме того, при

росте размеров фирмы могут размываться побудительные мотивы деятельности

персонала, так как работники начинают чувствовать большую отчужденность от

руководящего центра. В принципе, отрицательный эффект масштаба не имеет

практического обоснования, вдобавок к этому возникает вопрос: как

определить, достигло ли предприятие оптимального размера (если допустить

существование отрицательного эффекта масштаба). Поэтому анализируя

экономику СССР, очень трудно сказать, была ли крупномасштабность

производства отрицательным моментом, или же, наоборот, положительным:

сторонники «рынка» считают, что издержки производства были огромными,

«плановики» же придерживаются противоположного мнения.

К достоинствам командно-административной системы можно отнести также и

то, что плановый выпуск продукции в значительной степени фильтрует

ассортимент производимых товаров и услуг, исключая из него те товары и

услуги, которые пагубно воздействуют на физическое и нравственное состояние

общества, но пользуются спросом при рыночной экономике. К таким товарам и

услугам можно отнести, например, рестораны быстрого питания[32], «боевики»

амери- канского образца, бесчисленные ток-шоу, продукцию сексуальной

направленности и много другое.

Помимо вышеперечисленных достоинств командно-администра-тивная система

обладает и рядом серьёзных недостатков, из-за которых, считают многие, сама

мысль о построении социалис- тического государства носит утопический

характер. Итак, рассмотрим эти недостатки.

§3. Недостатки командно-административной системы.

В качестве главного недостатка командно-административной системы

выделяют невозможность плановых заданий объективно отражать потребности

общества в тех или иных товарах. Ведь для того, чтобы определить, сколько

единиц каждого продукта нужно обществу, Центр должен обладать информацией о

потребностях людей, их вкусах и предпочтениях. Ф.Хайек называл эту

информацию «рассеянным знанием», указывая на то, что она расосредоточена

между людьми и не может быть сконцентрирована в едином Центре. В рыночной

экономике эта информация находит своё отражение через механизм колебания

цен (изменение относительных цен и предельных норм замещения являются тем

ориентиром, который подсказывает производителям, что производить, а

потребителям – что покупать), при плановой экономике такой механизм

отсутствует, а значит, считают многие, плановая экономика в принципе не

может точно определить, сколько каких товаров необходимо обществу.

Существует однако мнение, что прогресс в области вычислительных технологий

позволит ликвидировать ограниченность сбора и обработки информации

планирующим органом, а потому «с развитием информационной техники можно

будет смоделировать весь процесс производства и потребления для всего

человечества в целом»[33]. Но противники этого мнения приводят следующий

аргумент: хозяйственная жизнь характеризуется неопределённостью, а потому

даже самая мощная вычислительная техника не сможет с абсолютной точностью

спланировать необходимый объем и ассортимент выпуска продукции, поскольку

предусмотреть все изменения в хозяйственной жизни не представляется

возможным. Иными словами, даже если удастся собрать всю полноту информации

о наличных ресурсах и потребностях в тех или иных товарах на какой-то

конкретный момент, то через определённое время эта информация не будет

объективно отражать реальность вследствие изменений в хозяйственной жизни,

изменения же эти непредсказуемы, поэтому они не могут быть учтены плановым

заданием. Так, австрийский экономист Людвиг фон Мизес рассматривает шесть

больших групп факторов, которые, по его мнению, приводят экономику в

постоянное движение: изменения в природном окружении, в численном составе

населения, в величине и распределении капитала, в технике производства, в

общественной организации труда, а также изменения в структуре спроса

потребителей[34]. Конечно, не все эти факторы являются абсолютно

непредсказуемыми. К примеру, динамику численности населения можно не только

достаточно точно прогнозировать, но и непосредственно оказывать на неё

влияние с помощью инструментов демографической политики, а изменения в

технике производства при командно-административной системе учитываются

плановым заданием, поэтому их предсказывать не нужно. Однако точно

предугадать, например, изменения в природном окружении[35] – это

действительно задача практически невыполнимая. Ведь невозможно за несколько

лет сказать, какой год будет урожайный, а какой – нет, когда и где

произойдут природные катаклизмы и каковы будут масштабы разрушений,

принесённых ими.

Трудно не согласиться, что «рассеянный» характер информации о

потребительских предпочтениях, а также фактор неопределённости,

присутствующий в хозяйственной жизни, не позволяют плановым заданиям (даже

при использовании самой современной вычислитель- ной техники) со

стопроцентной точностью определять, в каком объёме и какие товары

необходимо производить, чтобы полностью удовлетворить нужды общества.

Однако нужно отметить, что и в рыночной экономике не выпускается тот объём

и ассортимент товаров, который на сто процентов соответствует потребностям

населения. В идеальной модели рыночной экономики капиталы моментально

перемещаются из менее рентабельных отраслей в более рентабельные (то есть

из тех отраслей, где спрос становится ниже, чем предложение, в те отрасли,

где спрос, наоборот, начинает превышать предложение). На практике всё

обстоит сложнее. Развитие фондовых бирж действительно позволяет достаточно

быстро перемещать финансовые активы из одних отраслей в другие, однако эти

финансовые потоки не преобразуются мгновенно в производственные фонды – на

это нужно время. Поэтому при изменении спроса на какой-либо товар

предложение не реагирует сразу же (при условии, конечно, что запасов на

складах не хватает, чтобы полностью удовлетворить возросший спрос). К тому

же производители не начинают моментально расширять производство, а проводят

сначала маркетинговые исследования с целью выяснения, являются ли причины,

обусловившие возрастание спроса, временными или нет, а это ещё больше

увеличивает задержку реакции предложения на возросший спрос. Аналогичная

ситуация происходит, если спрос на какой-то товар падает: предприятия не

уменьшают моментально объёмы выпуска, а продолжают какое-то время работать

в прежнем режиме, производя при этом избыточную продукцию (к примеру, в

результате падения спроса на продукцию отечественного автомобилестроения,

осенью 2002 года завод "АвтоВАЗ" столкнулся с кризисом перепроизводства: в

середине октября количество нераспроданных автомобилей на площадках завода

и его дилеров достигло 75000, при этом вице-президент "АвтоВАЗа" по

маркетингу, сбыту и техническому обслуживанию автомобилей В.Кучай заявил:

«Темпы продаж автомобилей у нас сейчас ниже темпов их выпуска примерно на

100-300 автомобилей в сутки»[36]).

Таким образом возникает вопрос, может ли теоретически (например, с

развитием электронно-вычислительных машин) плановая экономика обеспечивать

выпуск такого объема и ассортимента товаров, который пусть и не на 100

процентов будет соответствовать нуждам населения (ведь стопроцентное

соответствие не обеспечи- вает и рыночная экономика), но будет близок к

реальным потребностям общества? Или же серьёзные несоответствия плановых

заданий истинным потребностям населения во времена СССР[37] были вполне

закономерны? Наверное, теоретические изыскания не могут дать ответ на этот

вопрос – для этого необходимо провести дорогостоящие практические

исследования, которые не по карману независимым исследователям.

В качестве недостатка командно-административной системы многие

выделяют также и то, что Центр, «стремясь расписать номенклатуру

выпускаемой продукции в натуральном выражении вплоть “до гвоздя”, должен

содержать огромный бюрократический аппарат, поглощающий значительные

трудовые и материальные ресурсы»[38]. Назвать точно размер бюрократического

аппарата при СССР невозможно, поскольку списки номенклатуры являлись

секретными и о ней официально ничего не сообщалось. Поэтому данные разных

исследователей рознятся, но в целом порядок цифр у большинства из них

остаётся схожим. М.С. Восленский в своем классическом труде "Номенклатура.

Господствующий класс Советского Союза" оценивал общую численность

"правящего класса номенклатуры в СССР" в 3 млн человек[39], имея ввиду 750

тысяч собственно номенклатурщиков и втрое большее число членов их семей.

При этом, однако, всю "номенклатуру партийного, кагебистского и

дипломатического аппарата" он оценил в 250 тысяч человек (100 тысяч -

высшее звено, 150 тысяч - низшее), остальные полмиллиона по его оценке

составляли руководители предприятий, учреждений, учебных заведений.

В.П.Мохов в диссертации на тему «Эволюция региональной политической элиты

России (1950-1990 гг)» определил численность номенклатуры примерно в 2 млн.

человек[40], или 1.5 % от численности занятых в народном хозяйстве страны.

Профессор Ерёмин в своей книге “Объективные источники экономического

развития при социализме” определил размер бюрократического аппарата в 2,3

млн. человек[41] (2 % всех занятых). Государственный аппарат при этом

составлял, по его мнению, менее 1, 5 млн человек. Цифры, содержащиеся в

приложении к постановлению Секретариата ЦК от 10.04.1991 «Об основных

направлениях кадровой политики партии и методах ее реализации» (Прил. VIII,

док.17, л.1), говорят о том, что членами КПСС являлись «более 406 тысяч

руководителей учреждений и организаций и свыше 1,5 миллиона работников

административно-управленческого аппарата»[42].

Таким образом, мы видим, что оценки численности номенклатуры при СССР

рознятся в пределах от 2 до 4 млн человек. Интересно сравнить эти цифры с

численностью бюрократического аппарата в США. Бельгийский экономист

Э.Мандел в своей книге "Власть и деньги" (М., 1992) дает для США первой

половины 80 - х такие цифры: численность государственных служащих - 16, 2

млн., а "административные работники в промышленности" составляют 18,2 млн.

человек. Тут - при сумме в 34 млн. - нет банковских, торговых,

транспортных, кооперативных и т. д. "управленцев". По данным же

американских авторов книги "Основы американской экономики" (М., 1993),

количество служащих федеральных органов США возросло к 1990 г. до 3 млн.

чел., а в местных органах власти (включая штаты) - до 15, 2 млн. человек.

Уже это дает цифру 18, 2 млн человек, которую «надо по меньшей мере удвоить

за счет аппарата сотен тысяч частных компаний (производственных, торговых,

финансовых, юридических, транспортных и т. д.)»[43]. Таким образом, Ерёмин,

к примеру, считает, что "управленческая нагрузка" (накладные расходы) в США

была, как минимум в 2,5 - 3 раза больше, чем в СССР»[44]. В своей книге

"Объективные источники экономического развития при социализме" он пишет: «А

сколь громадны издержки бумажной карусели в США! Ежегодно в той же системе

Минобороны заключается 155 миллионов контрактов (в среднем по 400 тысяч в

день!). Их заключение регулируется документами, составляющими 30 тысяч

страниц, и бывает, что бумажная документация к одному контракту весит

тонну. У нас в годы Советской власти при всех изъянах и в помине не было

того бюрократического навала, который неизбежно рождает

частнособственническое устройство»[45]. Действительно, в США издержки на

содержание бюрократического аппарата огромны. На его содержание идёт

«примерно половина налогов, которые платят американцы - налогоплательщики,

или 8% от Валового Внутреннего Продукта (ВВП) США»[46].

Интересную оценку даёт Владимир Мохнач в статье «Воруют ли русские?»

Он приводит данные о том, что «в начале 1997 года центральный аппарат

Российской Федерации в 2,7 раза превосходил суммарную численность аппарата

СССР, РСФСР и ЦК КПСС»[47]. При этом автор иронично замечает, что

«ельцинский режим вполне может оказаться бюрократическим рекордсменом

всемирной истории»[48]. Аналогичная информация сообщается и в

"Парламентской газете": «Подсчитано, что за последние семь лет

бюрократический аппарат ельцинской России по сравнению с Россией советской

вырос в 2,5 раза, а расходы на него — в 9 раз»[49].

Справедливости ради надо заметить, что не все исследователи оценивают

численность бюрократического аппарата СССР в 2-4 млн. Так, С.Г.Кара-Мурза

даёт оценку примерно в 5 раз выше, однако даже такая оценка позволяет

Страницы: 1, 2, 3, 4


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.