реферат скачать
 

Неопределённость и риск в предпринимательстве

т.д. “Но только при наличии такой отчетности с потерями можно реально

бороться, а не молиться, чтобы их не было”.

Но, несмотря на развитие знаний в области управления уровнем риска,

бизнес в нашей стране остается опасным и непредсказуемым, в особенности для

иностранцев, которые часто страдают потому, что приходят со своими деловыми

обычаями. Именно поэтому в неприятные ситуации из крупных фирм чаще

попадают иностранные, из мелких – наши. Один из крупнейших банков Европы,

открывший свое представительство в Москве, был вынужден провести поголовную

замену технического персонала, поскольку стала очевидной связь какого-то

сотрудника банка с криминальной средой. Это выявилось по ряду случаев краж

личного имущества и автомашин иностранных сотрудников банка. Пренебрежение

предварительной проверкой принимаемых на работу сотрудников, привычка

полностью полагаться на фирмы по подбору кадров, непрофессионализм

собственной службы безопасности - все эти факторы могли бы быть сведены на

нет при должном уровне информированности.

Компания по производству чая, широко известная в мире, столкнулась с

проблемой появления на российском рынке фальсифицированной продукции,

выпускаемой под ее торговой маркой в одном из регионов России. В ходе

проведенного расследования было установлено, что подпольное производство в

этом регионе процветает под прямым покровительством местной администрации и

правоохранительных органов, причем преступники чувствуют себя настолько

безнаказанно, что не собираются свертывать производство.

Осуществляются инвестиции в нашу промышленность. Так, известная

индийская компания Sun Brewing приобрела 7 крупных российских пивзаводов. В

настоящее время иностранный инвестор пытается найти наиболее стабильные

регионы, где можно не только получить отдачу от капитала, но и быть

уверенным в его возврате. Естественно, что таким "островком стабильности" в

неспокойной российской экономике заграничные финансисты считали и

продолжают считать Московский регион. По итогам первой половины 2002 года

на Москву пришлось 44,4% всего объема иностранных инвестиций. Всего в

столицу за первые шесть месяцев года поступило 3,7 млрд. долл., из которых

прямых всего 779,9 млн. долл., что является почти половиной общего объема

прямых иностранных вложений по всей России. Остальным регионам еще очень

далеко до столицы. На втором месте по объему инвестиций стоит Омская

область - 735,8 млн. долл. (8,8%), Далее следуют Свердловская область -

633,2 млрд. долл. (7,6%), Санкт-Петербург - 498,8 млн. (6%). Остальным

субъектам досталось менее 3,5% общего объема инвестиций.

В настоящее время происходит снижение темпов вложений в акции

российских эмитентов, что происходит прежде всего из-за слабостей на

микроуровне. Отсутствие перспективных планов развития на двух третьих

предприятий, пассивный характер имеющихся внешнеторговых стратегий,

направленных в основном на снижение затрат, а не на создание новых

продуктов и новых рынков, слабость систем управления корпоративными

финансами (в том числе риск-менеджмента) и т.д. Т.е. от эффективной работы

наших предприятий, а, следовательно, от умения управлять рисками зависит

поток инвестиций в страну.

Несмотря на то, что “учеба” идет достаточно тяжело, опыт в управлении

предпринимательскими рисками растет, и в стране, как и во всем мире,

развивается сфера деятельности негосударственных охранных, детективных,

колсантинговых услуг. Например, компания “Эдвайзер”, которая проводит

экспертизы коммерческих и предпринимательских рисков в соответствии с

поставленной задачей или ООО “Группа Контроля Риском”, предлагает

предпринимателю обеспечение достоверной своевременной и полной

информацией, консультирование, информационное и юридическое сопровождение

бизнеса для максимального снижения предпринимательских рисков, связанных с

обеспечением безопасности деятельности предприятий, ЗАО “Промышленно-

страховая компания” и другие.

Кроме того, влияние на снижение предпринимательских рисков оказывает и

государство, осуществляя прямое административное вмешательство через свои

законодательные акты, а также осуществляя косвенное регулирование через

налоги, льготы, государственные заказы. Примером тому может служить

антимонопольное законодательство, направленное на недопущение тайных

сговоров или скрытых соглашений олигополистов о ценах, разделении,

распределении рынка. Последняя поправка к закону РФ “О естественных

монополиях” говорит о том, что устанавливаемые монополиями цены (тарифы) не

могут приводить в течение календарного года к суммарному росту цен для

каждого вида товаров, производимых субъектами естественных монополий,

превышающими величину прогноза инфляции.

На защиту от всякого рода подделок, фальсификации продукции направлены

законодательные акты по лицензированию отдельных видов деятельности.

Отношения, возникающие при неспособности должника удовлетворить в

полном объеме требования кредиторов, регулируются федеральным законом “О

несостоятельности и банкротстве”. Последней редакцией закона предусмотрено

заключение договора страхования как формы финансового обеспечения

арбитражного управляющего, который должен дополнительно застраховать свою

ответственность на случай причинения убытка лицам, участвующим в деле о

банкротстве.

На защиту предпринимателей от рисков направлены и другие

законодательные акты.

Государством предусмотрено снижение предпринимательских рисков из-за

нечеткого толкования, несоответствий, смены налогового законодательства (п.

7 ст. 3, п1,3 ст. 5 НК РФ (ч1)). [18]

2.2. Оценка риска в России на примере кризиса 17 августа 1998 г.

Кризис российской банковской системы был во многом предопределен

внешними обстоятельствами, которые банки могли предвидеть, но не

предотвратить. К таким объективным причинам относятся: фактическое

банкротство государства, обесценение рубля и коллапс финансовых рынков. В

то же время тяжесть последствий кризиса определялась также и внутренними

слабостями самой банковской системы, главными из которых стали ошибки

руководства при выборе стратегии развития, низкая обеспеченность

собственным капиталом, а также неадекватная оценка и учет рисков. Цена этих

ошибок оказалась очень высокой: по оценкам экспертов Центра развития,

масштабы потерь российских банков за вторую половину 1998 г. составили 50-

60% капитала банковской системы.

Анализ предыстории кризиса показывает: российские банки пали жертвой

собственной самоуверенности. Размеры принятых ими обязательств по срочным

контрактам выходили далеко за рамки собственного капитала, а их руководство

не было готово к одновременному проявлению сразу нескольких видов риска.

Российская банковская система оказалась в сетях тройной зависимости: от

рынка государственных ценных бумаг, обязательств форвардным контрактам на

поставку валюты и обязательств по кредитам от зарубежных банков. Это резко

повышало подверженность рыночным рискам, в первую очередь, процентному и

валютному.

На протяжении довольно длительного времени подавляющее большинство

банков и инвестиционных компаний было склонно не считать финансовые риски

серьезной угрозой собственному благополучию. Нужно признать, что на это

были определенные основания. Приток капитала в 1996-97 г.г. вызвал бурный

подъем финансовых рынков и обеспечил получение сверхприбылей его

участникам. Неиссякаемым источником дохода и процветания для большинства

российских банков стала прибыль от операций с государственными ценными

бумагами, которые, в соответствии с мировой практикой, рассматривались как

бескризисные, несмотря на огромный разрыв доходности по сравнению с

долговыми обязательствами западных стран. [8]

Высокая доходность финансовых спекуляций, не сопоставимая с

рентабельностью реального производства, заставила банки наращивать свои

вложения в ценные бумаги. Российские банки активно приобретали не только

рублевые, но и валютные облигации Правительства: по некоторым подсчетам им

принадлежало до 10% еврооблигаций и более 40% валютных облигаций Минфонда.

Как структура активов, так и структура доходов российских банков отражали

все возрастающую зависимость банковского сектора от рынка государственного

долга. Согласно оценкам экспертов Центра развития, в 1996 г. доходы по

государственным ценным бумагам составляли до 40% совокупных доходов банков,

а в 1997 г. - до 30%.

Все это вместе с надеждами на скорую стабилизацию экономического положения

в стране вызвало известную эйфорию у участников финансового рынка. Они

грезили о еще большем процветании, и в силу этого не были готовы трезво

оценить возможные опасности. Дефолт по внутреннему долгу вплоть до момента

его объявления не рассматривался как неминуемая угроза.

В целях финансирования дорогостоящих амбициозных проектов банки стали

все чаще привлекать крупные синдицированные кредиты на зарубежных рынках,

не сознавая в полной мере масштабов валютного риска.

Первым серьезным ударом по иллюзиям стал осенний кризис 1997 г., который

привел к массовому выводу средств зарубежными инвесторами, и в конечном

итоге обеднил российский фондовый рынок. Падение цен акций, повышение

ставки рефинансирования, возобновившийся рост доходности ГКО и начавшееся

снижение кредитного рейтинга России заставила участников рынка обратить

серьезное внимание на рыночные и страновые риски. Однако драматизм

заключается в том, что ухудшение инвестиционного климата и общего состояния

финансовой системы происходило стремительнее, чем внедрение

организационных, методологических и технических нововведений для контроля

за рисками на уровне отдельных компаний. Так, совокупный объем срочных

обязательств к середине лета 1998 г. превышал 100 млрд. долларов США!

В поисках ресурсов для дальнейшего развития банки стали выходить на

международные рынки капитала, привлеченные сравнительно невысокими

процентными ставками по внешним заимствованиям. К этому их подталкивала, с

одной стороны, гарантированная государством стабильность рубля, а с другой

- крайняя скудность внутренних сбережений в экономике. Основными способами

получения внешнего финансирования выступали синдицированные кредиты

иностранных банков под залог пакетов российских валютных облигаций или

акций приватизированных предприятий, а также выпуск собственных долговых

бумаг. Привлеченные валютные средства обычно вкладывались в более доходные

в то время рублевые активы, что также повышало уязвимость банков перед

валютными рисками.

Банковский сектор России оказался прочно увязшим в обязательствах

перед иностранными контрагентами и кредиторами, возможность исполнения

которых напрямую зависела от стабильности курса рубля и положения на рынке

государственных облигаций. Осознавая масштабы валютного риска, банки

стремились всяческим способом добиться превышения валютных активов над

валютными обязательствами. По данным Центра развития, на 1 августа 1998 г.

впервые за последние несколько лет активы российской банковской системы в

иностранной валюте на 1 млрд. долларов США превысили пассивы. Тем не менее,

этот процесс не сопровождался сокращением общей суммы обязательств банков

перед зарубежными кредиторами, которые к 1 июля 1998 г. достигли 8 млрд.

долларов, причем 75% всей задолженности было сосредоточено в 20 крупнейших

банках. Прирост валютных активов был достигнут в основном за счет

увеличения доли кредитов в иностранной валюте в общем объеме кредитования

предприятий и населения, что означало перевод валютных рисков с банков на

заемщиков. Неизбежным результатом такого подхода стало увеличение кредитных

рисков, что проявилось в массовом невозвращении валютных кредитов после

девальвации рубля.

По данным ассоциации российских банков, совокупные убытки российских

коммерческих банков по итогам 1998 г. составили 35 млрд. рублей. С начала

кризиса в августе 1998 г. совокупный капитал банков сократился на 40%.

Чистые активы снизились более чем на 100 млрд. рублей. Активы банков,

находящихся в критическом положении, выросли с 5% совокупных активов

банковской системы в докризисный период до 25% на февраль 1999 г. Только

60% банков оказались способными продолжать операции после кризиса.

После августовского кризиса в финансовой системе России обострились

взаимообусловленные проблемы нестабильности и неразвитости банковской

системы. После преодоления наиболее острых проявлений кризиса, банковская

система пребывает в состоянии поиска путей выживания. Перед лицом опасности

сжатия банковского сектора, который и так уже слишком мал, чтобы быть

эффективным, Центральный Банк предпочитает мириться с риском, присущем

существующей системе, из-за ее чувствительности к ужесточению регулирования

(например, повышению нормативов достаточности собственного капитала банка).

В условиях извечной дилеммы "стабильность - эффективность" Центральный Банк

склоняется в краткосрочном периоде после кризиса к первой из альтернатив

(во многом по соображениям социальной стабильности), однако в долгосрочном

периоде ему неизбежно придется сместить акцент на стимулирование

эффективной деятельности банковского сектора. Ответом регулирующего органа

на уменьшение стабильности системы неизбежно должно стать более жесткое

регулирование банковских рисков.

Контуры обновленной банковской системы только начинают

прорисовываться, однако есть основания считать, что одним из ее стержневых

элементов станет обязательная практика контроля за рисками, основанного на

точных количественных оценках. Дальнейшая интеграция отечественных банков в

мировое финансовое сообщество невозможна без принятия международных

стандартов в сфере управления финансовыми рисками. В этом направлении

действует и Центральный Банк РФ, в частности, издав положение и приказ от

28 августа 1998 г. об организации службы внутреннего контроля в банках, в

функции которой входит обеспечение постоянной количественной оценке рисков

и контроль за своевременной идентификацией, оценкой и принятием мер по

минимизации рисков банковской деятельности.

Таким образом, точная количественная оценка рисков становится не

только насущной необходимостью, но и необходимым условием выхода на

международные рынки.

Кризис 17 августа 1998 г. сыграл и своего рода очистительную роль.

Вместе с крупнейшим банками рухнули и сложившиеся стереотипы,

недооценивавшие влияние рисков и необходимость научно обоснованного

управления ими. В посткризисный период очень важно заложить правильные

основы для будущего роста, поэтому, задача развития культуры риск-

менеджмента в России становится сейчас определяющей.

Так, ответом на сложившуюся экономическую стало создание в феврале

1999 г. российского отделения Международной ассоциации специалистов по

управлению рисками (GARP). Главная цель ассоциации - объединение

профессионалов риск-менеджмента, предоставление им единого информационного

пространства для общения. Другим событием стало открытие Риск-лаборатории,

учрежденной Российской экономической академией им. Г.В. Плеханова и

компанией Algorithmics Inc. - мировым лидером в области консалтинга,

исследований и разработки программных продуктов для оценки и управления

рисками. [15]

2.3. Анализ риска на примере ЮКОСа

Экономические последствия недавнего ареста бывшего Председателя

Правления ОАО "НК ЮКОС" (ВВ/СreditWatch, Негативный/-) отражают

политическую и правовую уязвимость Российской Федерации. Хотя скандал,

связанный с Михаилом Ходорковским, не рассматривался Standard & Poor's как

основание для изменения суверенного рейтинга, он высветил косвенные

страновые риски, которым подвержены российские компании. Кроме того, дело

НК ЮКОС подчеркивает значимость результатов думских выборов, назначенных на

7 декабря 2003 г.: от степени приверженности нового состава Думы курсу

реформ в сфере законодательства и регулирования во многом зависят прочность

и стабильность фундамента российской экономики.

"Арест и отставка г-на Ходорковского, замораживание акций компании и

последующее падение российского фондового рынка сами по себе не оказывают

негативного влияния на рейтинг России, но эти события еще раз показывают,

что мы имеем в виду, постоянно отмечая, что недостаточно развитые

политические институты, слабая правовая система и явные разногласия между

политическими деятелями ограничивают существующий суверенный рейтинг, -

заявила кредитный аналитик Standard & Poor's Хелена Хессел. - Дело НК ЮКОС

может привести к значительному оттоку капитала и соответственно к спаду

экономической активности, и, хотя на данный момент мы считаем такой

сценарий маловероятным, его реализация могла бы стать поводом к

рассмотрению возможности понижения суверенного рейтинга или изменения

прогноза по этому рейтингу". [17]

"В ближайшей перспективе последствия дела НК ЮКОС, безусловно, будут

негативными, - добавила г-жа Хессел. - Насколько негативным окажется

долгосрочный экономический эффект, сейчас сказать трудно. Базовый сценарий

Standard & Poor's предполагает, что после первой бурной реакции инвесторов

ситуация войдет в норму, не нанеся серьезного ущерба запасам ликвидности

России и ее экономическому росту: оба эти показателя высоки благодаря

значительному объему и росту нефтедобычи и благоприятной ценовой

конъюнктуре мировых рынков энергоресурсов".

Не прошло и недели после ареста российскими властями г-на

Ходорковского по обвинению в мошенничестве и неуплате налогов, как

Генеральная прокуратура арестовала 44% акций НК ЮКОС, контролируемых г-ном

Ходорковским и другими лицами (впоследствии 4,5% акций были освобождены из-

под ареста), в результате чего 31 октября Standard & Poor's поместило

долгосрочный кредитный рейтинг "ВВ" НК ЮКОС - крупнейшей российской

нефтяной компании - в список CreditWatch с негативным прогнозом. Позднее

Standard & Poor's подтвердило долгосрочные кредитные рейтинги России на

уровне "BB" по обязательствам в иностранной валюте и на уровне "BB+" по

обязательствам в национальной валюте, заметив, что существующие рейтинги

уже учитывают риск таких событий, как дело НК ЮКОС.

Российская экономика защищена от шоков, подобных аресту г-на

Страницы: 1, 2, 3, 4


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.