реферат скачать
 

Научно-технический прогресс

Научно-технический прогресс

УРАЛЬСКИЙ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

АКАДЕМИИИ ТРУДА И СОЦИАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ

По курсу: Экономические основы технологического развития

На тему: Научно-технический прогресс

Выполнил: студент II курса

МД – 201

Согрин Дмитрий Викторович

ЧЕЛЯБИНСК 2000

Научно – технический прогресс

Научно – технический прогресс (прогресс от лат. Progressus –

продвижение; успех) – единое, взаимообусловленное, поступательное развитие

науки и техники. Первый этап НТП относится к XVI – XVIII вв. , когда

мануфактурное производство, нужды торговли, мореплаванья потребовали

теоретического и экспериментального решения практических задач; второй этап

связан с развитием машинного производства с конца XVIII в. – наука и

техника взаимно стимулируют ускоряющие темпы развития друг друга;

современный этап определяется научно – технической революцией, охватывает

наряду с промышленностью, транспорт, связь, медицину, образование, быт.

Научно – техническая революция – коренное качественное преобразование

производственных сил на основе превращения науки в ведущий фактор развития

общественного производства, непосредственно производит силу. Началось с

середины XX века. Резко ускоряет НТП, оказывает воздействие на все стороны

жизни общества. Предъявляет возрастающие требования к уровню образования,

квалификации, культуры, образованности, ответственности работников.

Наука в СНГ

Время обязывает: конец года минувшего и нынешний 2000 год проходят под

знаком подведения итогов, в том числе и итогов развития науки в XX веке. Но

речь обычно идет либо о мировой науке, либо о советской науке в контексте

мировой. В зоне умолчания остается последнее десятилетие развития

отечественной науки уже в границах СНГ— десятилетие полное драматизма, но

весьма значимое для судеб ученых.

Российский научно-технический потенциал, сформированный в XX веке, — это

не только реальные интеллектуальные и технические результаты, но и людские

ресурсы (только исследовательской деятельностью в России в 1997 году было

занято 455 тысяч человек), а также сформированный научно-технический

менталитет и сложившиеся традиции научных и инженерных школ.

В России сегодня действуют 18 инновационно - технологических центров, 266

малых предприятий в научно-технической сфере и 70 технопарков; в регионах

создано 30 узлов, составляющих основу национальной системы компьютерных

сетей и коммуникаций в науке; организовано 5 суперкомпьютерных центров.

Таким образом, «точки роста» для отечественного научно-технического

потенциала в переходный период сформированы, и теперь дело за реализацией

намеченной стратегии развития сферы исследований и разработок (ИР, от

английского R&D — reserch and development). Последняя подразумевает

создание на базе научно - исследовательских институтов инновационно -

производственных комплексов и федеральных центров науки и высоких

технологий. Есть основания полагать, что на государственном уровне осознана

необходимость совершенствование законодательной и нормативной базы для

формирования таких условий, при которых финансирование сферы ИР станет

выгодным для негосударственного сектора экономики.

Позиции России на проблемном поле мировой науки невозможно определить

однозначно. Сегодня в качестве осевых координат мирового интеллектуального

пространства предстают информационные технологии и науки биологического

цикла. Наличие такого единства весьма показательно: человечество

посредством биологии пытается вернуться к своим основам, стремясь при этом

не только не разрушить, но и максимально усовершенствовать уже обретенный

комфорт. Именно на поддержание последнего в конечном счете и нацелена та

система интеллектуальных усилий современного научного сообщества, которая

носит обобщенное название «информационные технологии».

В силу известных причин уже к 80-м годам сформировалось отставание

российской (тогда еще советской) науки в сфере новейших методов

биоинженерии, исследованиях генома человека (в том числе генной терапии), а

также в изучении способов борьбы с наиболее распространенными болезнями

(особенно в сфере трансплантологии и иммунологии).

Эта непростая ситуация, сложившаяся в биолого-медицинском цикле

фундаментальных наук, в постсоветский период лишь усугубилась:

Так, если в передовых странах на биологические исследования выделяется

не менее трети научного бюджета, то у нас — меньше 10 процентов Сложившаяся

в бывшем СССР и, фактически, в полном своем спектр сосредоточенная сегодня

в России «номенклатура" научных направлений не может быть пересмотрена в

одночасье. Во-первых, для этого требуются значительные финансовые вложения

в техническое оснащение и формирование научных кадров. Во-вторых, согласно

существующим - объективным закономерностям, для создания новых

представлений в области фундаментального знания требуются десятилетия.

Таким образом, для российского комплекса наук о жизни на ближайшее время

вполне прогнозируемы лишь некоторые «точечные» достижения и полная

бесперспективность усилий в гонке за мировыми лидерами в биологических

науках.

Что же касается ситуации по научному обеспечению развития информационных

технологий как второй важнейшей составляющей общественного развития в XXI

веке, то здесь российски!! научный потенциал выглядит значительно весомее.

Под информационными технологиями сегодня понимают собственно

компьютерные технические средства, их программное обеспечение, а также базы

данных и большие информационные сети. Функционирование последних помимо

наземных и подводных оптических кабелей обеспечивают спутники. И именно в

этом направлении в первую очередь могут быть реализованы российские

достижения в области, космической техники. Космос играет важнейшую роль и в

современных военных информационных системах.

Научно-технический «задел» в области космонавтики, созданный

отечественными специалистами за десятилетия весьма значителен, и это

позволяет предприятиям космической отрасли выживать в кризисный период. Их

нынешнее положение напрямую связано с возможностями выхода на мировой

рынок. Сегодня любое космическое или авиационное предприятие России,

которое не имеет 50 процентов экспортной продукции, попросту обречено. По-

прежнему важнейшим направлением в развитии космонавтики остается создание и

обслуживание орбитальных пилотируемых станций; наша страна имеет

возможность войти в XXI век центральным партнером по эксплуатации

международной (МКС) и российско-китайской космических станций. Однако в

данных программах, в основном направленных на организацию систем связи

нового поколения, наша космическая техника выступает всего лишь в качестве

средства осуществления прогрессивных инноваций в информационных

технологиях.

В настоящее время Россия активно действует на рынке коммерческих

запусков, конкурируя с американцами и французами. Ряд наших технико-

космических достижений позволяет надеяться что российская космическая

продукция в XXI веке удержится на уровне высших международных стандартов.

Кроме того, Россия примет участие в общеевропейском космическом проекте

по осуществлению мониторинга природной среды. Предполагается создать

общеевропейскую систему отслеживания экологической ситуации и единый банк

данных, причем к этой информации должны быть допущены все европейские

страны.

Другой, не менее важный «интеллектуальный» компонент информационных

технологий — это программное обеспечение 3 настоящее время оценки этого

сегмента научного потенциала России колеблются от резко негативных до

похвально-восторженных. Между тем для особого оптимизма нет оснований

прежде всего потому что. несмотря на наличие «штучных» компьютерных

программ мирового уровня, в стране отсутствует необходимая для их

продвижения на рынок инфраструктура, что фактически делает их

неконкурентоспособными.

Третий момент касается отечественных людских ресурсов, задействованных в

обеспечении информационных технологий. Высокая степень «технизации»

кадрового потенциала науки представляет собой сугубо советский феномен и не

имеет аналогов в высокоразвитых странах: в технических науках было

сосредоточено 60 процентов всех занятых в сфере ИР российских специалистов.

Напротив, в США в настоящее время количество выпускников по таким

специальностям, как производство полупроводников и информационная

индустрия, не превышает 25 тысяч человек в год. А недостаток специалистов

там предполагается восполнять в значительной мере за счет «импорта мозгов»

из славянских государств СНГ, и прежде всего России. Нынешний иностранный

«социальный заказ» на специалистов в технических науках, безусловно,

является прямым подтверждением весомости отечественного технического

образования, но одновременно — и индикатором реального положения дел с

информационными технологиями в нашей стране.

Еще в 1993 году эксперты Организации экономического сотрудничества и

развития (ОЭСР) зафиксировали следующую тенденцию: бизнес в странах ОЭСР

нанимает и финансирует группы из десятков и даже сотен

высококвалифицированных российских ученых на срок до нескольких лет. Эту

тенденцию подтверждает и статистика: так, если в 1991-м средства из

иностранных источников в бюджете отечественной науки практически

отсутствовали, то в 1998 году они составляли уже 10 процентов И сегодня в

ситуации относительной стабильности находятся в основном те институты РАН,

в которых бюджетное финансирование составляет от 15 до 25 процентов, а

остальное — это зарубежные заказы, гранты, хоздоговора, программы и т. д.

Так происходит адаптация российского научного сообщества к нынешним

экстремальным условиям «научного бытия».

В аспекте интернационализации науки это безусловно позитивные тенденции.

Однако на ситуацию можно посмотреть и под иным углом зрения: во-первых, при

выполнении подобных работ отечественные ученые должны руководствоваться

прежде всего интересами финансирующей стороны, а, во-вторых, «по оценкам

Миннауки РФ, от 60 до 80% технологий и фундаментальных результатов,

получаемых в рамках международных проектов, могут иметь двойное

назначение». Один из примеров такого рода связан с прекращением Россией и

США совместных исследований в области создания сверхзвукового самолета

второго поколения (СПС-2). По оценке ряда российских авиационных экспертов,

полученные американской стороной уникальные научные данные в области

полетов на сверхзвуковой скорости не будут «заморожены» до возобновления

проекта СПС-2, а могут быть использованы при разработках современных

образцов авиатехники.

Параллельно существует и много примеров того, как российские технологии

мирового уровня остаются нереализованными. Один из самых ярких — ситуация

вокруг дальнейшей консервации чернобыльского «саркофага». Отечественные

научно-технические разработки в данном случае составляют серьезнейшую

конкуренцию западным, и в этом следует искать причину крупномасштабных

усилий по устранению из участия в данной программе российской атомной науки

и промышленности.

На фоне резкого сокращения финансовой базы российской фундаментальной

науки остается лишь удивляться тем выдающимся достижениям мирового класса,

которых удалось добиться отечественным ученым в последнее время. Среди

крупнейших мировых достижений российской науки на рубеже третьего

тысячелетия следует назвать открытие в 1998-м 114-го элемента в

Периодической таблице Менделеева, запуск источника нейтронов в Институте

ядерных исследований в Троицке и начало в 1999 году испытаний по созданию

термоядерной электростанции-

Остановимся на ситуации с промышленными НИОКР в России, которую также

нельзя охарактеризовать однозначно пессимистически, хотя основания для

этого, разумеется, существуют немалые: за последние 7 лет российская

отраслевая наука сократила фронт работ на 90 процентов.

«По оценкам зарубежных экспертов, ежегодный оборот на мировом рынке высоких

технологий и наукоемкой продукции в несколько раз превышает оборот рынка

сырья, включая нефть, нефтепродукты, газ и древесину. К сожалению, Россия

при всем своем научно-техническом потенциале сегодня на этом рынке

представлена более чем скромно: 0,3%, тогда как США — 32%, Япония — 23%,

Германия — 10%. В отличие от России, где происходит дальнейшее свертывание

инновационной активности, интеллектуальная промышленная собственность все

меньше вовлекается в хозяйственный оборот, в европейских странах с

устойчиво развивающейся экономикой инновационно активные предприятия

составляют от 60 до 70%, а в таких странах, как США, Япония, Германия и

Франция, — от 70 до 82%». И напротив, в России уже в 1992—1994 годах

активно занимались инновациями лишь 20 процентов предприятий. Еще больший

спад произошел в 1995-м, когда инновационная активность снизилась до 5,6

процента. Снижение происходило и далее:

5,2 процента— в 1996-м, 4,7 процента — в 1997-м и наконец 3,7 процента— в

1998 году.

Для того чтобы ситуация с отраслевыми НИОКР в России предстала более

рельефно, рассмотрим ее на общемировом фоне. Если характеризовать

современное организационное состояние отраслевых НИОКР в промышленно

развитых странах, то следует указать на следующие присущие им параметры:

— рост централизации ИР,

— распространение практики кооперационных проектов и программ,

— использование внешних источников финансирования,

— повышение статуса исследовательских подразделений в промышленных

компаниях.

Российская практика отраслевых НИОКР пока что повсеместно противоположна (в

других странах СНГ преобладает та же тенденция): централизации и кооперации

препятствует межведомственная разобщенность, внешние источники

финансирования отсутствуют, а значимость исследовательских подразделений

преимущественно лишь декларируется.

Основная трудность состоит в том, что индустрия СССР была ориентирована

на военную промышленность, а сейчас ученые, конструкторы и изготовители

должны переориентироваться на потребительскую экономику и ведение

конкурентной борьбы с Западом. Важно подчеркнуть, что «российский научно-

технический потенциал был милитаризован в большей степени, чем у любой

другой развитой страны. Что бы ни говорилось о двойной природе передовых

современных технологий, о возможностях гражданского использования

достижений военных, различия остаются принципиальными. При разработке

оружия главной целью являются технические параметры, а экономические

соображения — стоимость, возможности сбыта и т. д. — «дело десятое». Для

гражданской продукции все наоборот. Несовместимость военных и мирных

технологий наглядно доказывается теми трудностями, которые испытывает

оборонная промышленность, если наступает спад военного противостояния и

необходимость конверсии». Однако те же самые оборонные технологии в

наибольшей степени автономны и не требуют импорта лицензий и комплектующих

изделий.

Текущие реальные успехи российской «оборонки» подтверждают сказанное:

несмотря на нынешние колоссальные трудности она все еще способна

представить конкурентоспособные разработки мирового уровня от прицелов

ночного видения до ракетных кораблей и ультрасовременной бронетанковой

техники. Портфель экспортных заказов компании «Росвооружение» сформирован

до 2004 года и составляет 8,2 миллиарда долларов. Отечественные системы

вооружений не только по-прежнему надежны и качественны, но по многим

направлениям еще и дешевле западных образцов, что немаловажно для

потенциальных покупателей за рубежом.

Одновременно оборонные НИОКР России демонстрируют весьма значительный

рост занятости в конструкторско-технологических подразделениях, работающих

над развитием гражданских направлений. Параллельно, в основном за счет

инженерно-технических работников, увеличивается количество рабочих

специальностей. Ныне экспортеры российской военной техники начинают

объединяться в реализации усилий по отчислению части доходов от экспорта

оружия на финансирование перспективных НИОКР. Это наглядный пример того,

как сама жизнь заставляет активизировать имеющийся в стране научно-

технический потенциал.

По-прежнему значимы для российского ВПК и случайные факторы (в последние

годы это обстоятельство выступает в качестве устойчивой тенденции). Так,

балканский кризис инициировал разработку Государственной думой

законопроекта о дополнительном финансировании вооруженных сил. Эти средства

в первую очередь предполагается направить на закупку вооружений, военной

техники и НИОКР.

В большинстве случаев конкурентоспособность отечественной продукции

резко повышается при кооперации с зарубежными партнерами, которая может

иметь различные формы. Но, опираясь исключительно на силы предприятий с

участием иностранного капитала, нельзя обновить основные фонды и

разработать новые технологии в реальном секторе российской экономики, и

поэтому позитивный опыт ряда научно-технических секторов пока скорее

исключение, чем правило.

Мировые экономические лидеры.

Развитые страны мира, страны «золотого миллиарда». серьезно готовятся к

вступлению в постиндустриальный мир. Так, государства Западной Европы

объединили свои усилия в рамках общеевропейской программы. Разворачиваются

промышленные разработки в следующих областях информационных технологий.

•Глобальная мобильная телефонная связь (Германия, 2000-2007 гг.) -

обеспечение повсеместного теледоступа к любым абонентам и информационно-

аналитическим ресурсам глобальной сети с персональной телефонной трубки

(типа сотовой) или специального мобильного терминала.

•Системы телеконференций (Франция, Германия, 2000-2005 гг.) возможность

для удаленных друг от друга абонентов оперативно организовать временную

корпоративную сеть с аудио-видеодоступом.

•Трехмерное телевидение (Япония, 2000-2010 гг.).

•Полномасштабное использование электронного носителя вместо бумажного

в повседневной жизни (Франция, 2002-2004 гг.).

•Создание сетей виртуальной реальности (Германия, Франция, Япония, 2004-

2009 гг.) - персональный доступ к базам данных и системе синтеза

многосенсорного (мультимедийного) отображения искусственного образа

окружающей среды или сценариев развития гипотетических событий.

•Бесконтактные системы идентификации личности (Япония, 2002-2004 гг.).

В США в 1997-1999 гг. экспертами университета Дж. Вашингтона подготовлен

долгосрочный прогноз развития национальной науки и технологий на период до

2030 г. на основе неоднократного анкетирования большого числа руководителей

исследовательских учреждений.

Еще в середине 90-х годов в порядке стратегической инициативы

администрации Б. Клинтона - А. Гора появилась национальная программа США

по информатизации, названная программой электронного супер-хайвея. Она

была глубоко проработана в государственном департаменте, министерстве

юстиции, в крупных производственных компаниях и в банковской сфере.

Программа предусматривает оперативный глобальный высокоскоростной сетевой

доступ к любым национальным и основным мировым информационным ресурсам.

Определены организационные, юридические и финансовые основы ее реализации,

предусмотрены меры по быстрому развитию мощных вычислительно-аналитических

центров.

С 1996 г. началось выполнение программы, выделен многомиллионный бюджет

и образованы корпоративные инвестиционные фонды. Аналитики отмечают очень

быстрый рост индустрии информатизации, превышающий правительственные

планы.

Максимальный всплеск «прорывных» информационных технологий

прогнозируется с 2003 по 2005 гг. Период бурного роста займет 30-40 лет.

Что же предусматривает эта программа?

В области компьютерных систем к 2005 г. появятся персональные ЭВМ,

совместимые с кабельными сетями телевидения. Это ускорит развитие

интерактивного (с частично программируемыми передачами) телевидения и

приведет к созданию домашних, промышленных и научно-образовательных фондов

телевизионных записей. Развитие таких локальных фондов и больших баз данных

изображений будет обеспечено созданием в 2006 г. нового поколения систем

цифровой памяти и хранения практически неограниченных объемов информации.

На рубеже 2008 г. ожидается создание и широкое распространение карманных

компьютеров, рост использования супер-ЭВМ с параллельной обработкой

информации. К 2004 г. возможно коммерческое внедрение оптических

компьютеров, а к 2017 г. - начало серийного выпуска биокомпьютеров,

встраиваемых в живые организмы.

В сфере телекоммуникаций к 2006 г. прогнозируется, что 80% систем связи

перейдут на цифровые стандарты, произойдет существенный скачок в развитии

микросотовой персональной телефонии - РС5, на которую будет приходиться до

10% мирового рынка мобильной связи. Это обеспечит повсеместную возможность

приема и передачи информации любых форматов и объемов.

В области информационных услуг к 2004 г. будут внедрены системы

проведения телеконференций (путем голосовой и видеосвязи с помощью

компьютерных устройств и быстрых цифровых сетей передачи аудио-

видеоинформации между несколькими абонентами в реальном времени). К 2009 г.

существенно расширятся возможности электронных банковских расчетов, а к

2018 г. в 2 раза возрастет объем торговых операций, осуществляемых через

информационные сети.

Список литературы

1. Алексеев А.С.

Информационные ресурсы и технологии начала XXI века

// Эко.- 2000.- №6.- С. 84- 101

2. Валдайцев С.В., Горланов Г.В.

Эффективность ускорения научно-технического прогресса. – Л.: Изд-

во Ленинградского ун-та, 1990.- 304с.

3. Водопьянов Е.

Наука в СНГ: Итоги уходящего века

// Свободная мысль – XXI.- 2000.- №8.- С. 57-68

4. Кушлин В.

XXI век и возможности расширенного воспроизводства

// Экономист 2000.- №2.- С. 3-12

5. Озерман Т.И.

Научно-технический прогресс: возможности и границы предвиденья

// Социс.- 1999.- №8. – С. 3-13

6. Организационно-экономические проблемы научно-технического прогресса

/ Под ред. В.С. Белковской, Е.М. Купрякова.- М.: Высшая школа, 1990.-

302с.


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.