реферат скачать
 

Монополизация рынка, измерение и влияние на эффективность

("прижившаяся") цена; Jsi, - темп роста затрат по t-й статье калькуляции

себестоимости проверяемой продукции, в %; Ysi — удельный вес i-й статьи

калькуляции в себестоимости проверяемой продукции, в %. Если в расчет

берутся затраты по всем статьям калькуляции, то SYsi = 100%.

Практически эту, вернее сказать, аналогичную идею попыталось с мая

1994 г. по сентябрь 1995 г. реализовать Министерство экономики РФ,

разработав совместно с Министерством путей сообщения РФ "Порядок индексации

тарифов на перевозку грузов и сборов на по-грузочно-разгрузочные работы,

выполняемые железнодорожным транспортом Российской Федерации". Была

согласована и утверждена номенклатура материально-технических ресурсов,

потребляемых железнодорожным транспортом, при изменении цен которых

осуществляется индексация тарифов на перевозки грузов и на погрузочно-

разгрузочные работы. Она включала в себя одиннадцать позиций: дизельное

топливо; масло смазочное дизельное; мазут; уголь; электроэнергию;

пиломатериалы; рельсы железнодорожные; шпалы железнодорожные; щебень;

железнобетонные конструкции; тонколистовую сталь рядовых марок (до 4 мм).

Однако ценовой индекс на основе данной номенклатуры был составлен не

с учетом удельных весов входящих в него видов продукции, а таким образом,

чтобы обеспечить для МГТС желаемый темп роста железнодорожных тарифов

(рентабельность перевозок достигла 26%). Хотя подобное искажение не может

дискредитировать сам метод.

"Монополистический перехлест" с уровнем железнодорожных тарифов

попытались устранить их "замораживанием" в октябре-декабре 1995 г. Возникла

другая крайность - в декабре отрасль понесла убытки в размере 134 млрд.

руб. Первые шесть месяцев 1996 г., индексация железнодорожных тарифов

проводилась в размере, не превышающем прирост оптовых цен промышленности,

то есть фактически по формуле (1) с коэффициентом k = 0,8 (или Х = 20%).

Убытки от перевозок составили 1,838 трлн. руб. Иначе и быть не могло. Даже

если предположить, что тариф, "похудевший" в условиях инфляционной

"заморозки" к началу 1996 г., стал "разумным и справедливым", а это еще

большой вопрос, то откуда должно было взяться 20-процентное повышение

эффективности железнодорожных перевозок, заложенное в алгоритм изменения

тарифа?

Со второй половины 1996 г. по июнь 1997 г. пересмотр тарифов

осуществлялся параллельно с изменением индекса оптовых цен промышленности

(схема обкатанная и зарекомендовавшая себя в Газпроме). И если в 1996 г.

железнодорожные перевозки по инерции еще были убыточными (156 млрд. руб.),

то в 1997 г. они уже стали рентабельными. И вот с 1 июля 1997 г. принято

решение сократить тарифы на железнодорожные перевозки, а также снизить для

промышленных потребителей цены на газ и электроэнергию. Что это -

просчитанная тарифная политика или политическая конъюнктура?

Вывод из проведенного анализа очевиден: в переходной экономике России

для регулирования цен и тарифов на продукцию естественных монополий

наиболее приемлемым является метод индексирования, а формула тарифов на

продукцию естественных монополий должна выглядеть следующим образом:

[pic]

Разумеется, величина "X" - не критерий повышения эффективности, а

лишь показатель срочных инвестиций (в условиях российского перманентного

бюджетного кризиса всерьез рассчитывать на поддержку государства не

приходится). Кстати, одновременно будет решена и проблема инвестиционной

составляющей тарифа.

Правда, здесь тоже возникает ряд вопросов. Во-первых, нужно как можно

более точно определить базовую цену, которую предстоит индексировать, а по

прошествии соответствующего периода и пересматривать. Базовая, или

"справедливая", цена после проведения указанных расчетов может уточняться и

в конце концов быть результатом переговоров, согласовании или, проще

говоря, торга между продавцом и покупателем. Однако, если этот рассчитанный

и согласованный "разумный" тариф будет ниже тарифа, сложившегося к тому

времени на практике, то ставить вопрос о его снижении нереально. Впрочем,

ответ на этот вопрос уже найден хозяйственной практикой. Тарифы в данном

случае надо "замораживать".

Кроме предложенного выше, в отдельных случаях и отраслях можно

использовать альтернативные методы регулирования цен. Английские эксперты

рекомендуют применять метод сравнения затрат. Регулирующий орган при

наличии рынков, схожих в общих чертах по территории, оснащенности техникой

у производителей и запросам потребителей, вправе предписать хозяйствующему

субъекту, являющемуся естественным монополистом, изменить уровень и

структуру его цен (тарифов) в соответствии с аналогичным предприятием

данной отрасли, но проводящим разумную тарифную политику. Такой метод

регулирования у нас может получить достаточно широкое

распространение.[22,302]

Интерес представляет подход к этой проблеме, применяемый в Польше.

Согласно ему, если устранить препятствия для конкуренции на рынке

достаточно быстро не удается, то надо применять меры государственного

регулирования. Например, когда тарифы на услуги телефонной связи резко

возросли, Антимонопольное управление запретило их дальнейшее повышение

вплоть до изменения структуры полных издержек в соответствии с европейскими

стандартами. Этот опыт весьма полезно учесть российским энергетическим

комиссиям, регулирующим тарифы на электроэнергию.

Американскими экспертами регулирующим органам рекомендуется

контролировать не сами затраты и доходы монополиста, а удовлетворение

потребностей на регулируемом рынке. Суть данного подхода сводится к

следующему: если развивается дефицит и возникают очереди, если покупатель

желает, но не может приобрести товары по регулируемой цене, то последнюю

нужно увеличить. Дефицит считается большим злом, чем высокие цены.

2.5. Перспективы реструктуризации естественных монополий и влияние на

эффективность экономики

Реструктуризация естественных монополий очень перспективна для

России. Ценовой произвол естественных монополистов здесь приводит к

усилению регионализации национального и локализации местных рынков. Это

усугубляется неразвитостью рыночной инфраструктуры, отсутствием или

слабостью систем информации. Но главное - государственное регулирование

деятельности естественных монополий в принципе несовершенно и неэффективно.

Надо отметить, что у регулирующих органов практически во всех странах

не хватает ни времени, ни квалифицированного персонала, ни информации. В

большинстве случаев проверки финансовых отчетов и бухгалтерских документов

субъектов естественных монополий случайны, поверхностны и растянуты во

времени. Свои заключения контрольные органы строят в основном на основе

данных, предоставляемых самими проверяемыми предприятиями. Эффективность

подобного регулирования невысока и зачастую, ограничивая конкуренцию,

приносит больше вреда, чем пользы.

Из-за бюрократической волокиты между сроком принятия регулирующего

решения и моментом проведения его в жизнь проходит достаточно большой

промежуток времени, что становится тормозом развития этих отраслей. Так, в

России сроки реализации постановлений правительства Российской Федерации по

регулированию цен на продукцию естественных монополий почти всегда были

невыполнимыми. Да и сам процесс регулирования порождает дополнительные

издержки со стороны как подпавших под него предприятий, так и государства.

Следовательно, с точки зрения долгосрочной стратегии нужны более

эффективные меры по принуждению монополистов к цивилизационному поведению,

чем административное регулирование цен и тарифов. Альтернативный способ

воздействия на естественных монополистов - дерегулирование и стимулирование

конкуренции.

Надо отметить, что указ президента предусматривает не только кратко-

и среднесрочные меры по проведению структрурной реформы естественных

монополий, но и долгосрочные, в частности, реструктуризацию РАО "ЕЭС

России". Предполагается существенно расширить федеральный оптовый рынок

электроэнергии и мощностей (ФОРЭМ) за счет увеличения числа вырабатывающих

электроэнергию предприятий с 30 до 51, что должно запустить конкурентные

механизмы и способствовать снижению энерготарифов. Впрочем, все это не

ново. Гораздо менее исследованным представляется вопрос, что нужно (и нужно

ли?) сделать по реструктуризации МПС и РАО "Газпром".

Из зарубежного опыта известно, что субъект естественной монополии

может сталкиваться с конкуренцией со стороны предприятий, использующих при

производстве такой же или аналогичной продукции принципиально иную технику

или технологию. Например, современные нововведения открыли для многих

предприятий возможность самостоятельного строительства достаточно крупных

электрогенераторов. Естественно, в таком случае регулировать тарифы на

электроэнергию и ее передачу становится нецелесообразным.

Идентичная ситуация может возникнуть при транспортировке нефти и

газа, железнодорожных перевозках. Поэтому при решении вопроса об отмене

тарифного регулирования очень важно, чтобы и поставщики, и их клиенты имели

реальный доступ к альтернативным и конкурентным источникам предложения или

спроса. По нашему мнению, российским субъектам естественной монополии

следует предоставить право обращаться в правительство РФ с предложениями об

отмене регулирования цен и тарифов на свою продукцию во всех случаях

проявления серьезной конкуренции.

Поощряемая государством конкуренция внутри предприятий

железнодорожного транспорта, раздел собственности или управления

эксплуатацией железнодорожных путей и поездов должны стать мощными

факторами сдерживания роста железнодорожных тарифов. Главный объективный

тормоз конкуренции на железнодорожном транспорте - это противоречие между

владельцем железнодорожных объектов, который хотел бы взыскивать

максимальную плату за пользование путями, и пользователем этих объектов,

заинтересованном в минимизации своих затрат. Характерным для России в

настоящий момент является то, что собственником и железнодорожных путей, и

вагонов выступает государство в лице МП С.

Разграничение владения и эксплуатации железнодорожных путей и поездов

можно в порядке эксперимента провести на одной из железных дорог страны.

Отделение предприятий-пользователей железнодорожных вагонов от владельца

путей, которьм еще долгое время будет государство, целесообразно начать с

разделения счетов с последующим организационным обособлением. В случае

очевидного успеха данного проекта завершить его можно приватизацией по

крайней мере предприятий, эксплуатирующих подвижной состав.[7,79]

Административно-правовые формы подобного разделения хозяйствующих

субъектов на различных этапах - предмет юридических исследований и

проработок. Задача же экономистов - решить проблему таким образом, чтобы

владелец пути не устанавливал слишком высокую плату "за доступ" к

инфраструктуре, а предприятия, эксплуатирующие железнодорожные вагоны,

действительно вступали в конкурентную борьбу за потребителя услуг по

перевозке.

Выделение из общей "связки" мощностей тех предприятий, которые

предоставляют продукцию и услуги конечным потребителям, в настоящее время

происходит и в других отраслях естественных монополий. Например, в США и

Европе- в нефте- и газопроводном транспорте, телекоммуникациях и

электроэнергетике. Российское правительство, на наш взгляд, также не должно

плестись в хвосте событий, а сыграть на опережение, попробовав внедрить в

отечественную хозяйственную практику новейшие западные разработки. Однако

во всех перечисленных случаях необходимы тщательно продуманные мероприятия

по контролю за ценами, которые может свободно устанавливать ее владелец.

Важно, чтобы отделение инфраструктуры (ее продукции и услуг) от самого

предоставления таких услуг не привело к новым проявлениям монополизма и

неэффективности.

Что касается реструктуризации РАО "Газпром", то здесь необходимо семь

раз отмерить и, пожалуй, совсем не резать. Во-первых, монополизированная

газовая отрасль вводит новые мощности стоимостью, превышающей годовые

государственные инвестиции. Во-вторых, Газпром (единственная из российских

естественных монополий) является субъектом не национального, а мирового

рынка, где царит жесточайшая конкуренция, и его демонополизация- это

подарок иностранному капиталу. Наконец, в-третьих, согласно российскому

антимонопольному законодательству, в исключительных случаях действия

хозяйствующего субъекта могут быть признаны правомерными, если он докажет,

что положительный эффект от них, в том числе в социально-экономической

сфере, превысит негативные последствия для рассматриваемого товарного

рынка.

2.6. Наличие естественных монополий на российском рынке. Их доля,

влияние на национальную экономику

2.6.1. Регулирование деятельности естественных монополий

Высокая экономическая эффективность естественных монополий делает

абсолютно недопустимым их дробление. Это, однако, не означает, что

государство может воздержаться от регулирования естественных монополий.

Ведь их бесконтрольная деятельность способна принести значительный вред.

Как монополисты данные структуры пытаются решать свои проблемы прежде

всего за счет повышения тарифов и цен. Последствия этого для экономики

страны — самые разрушающие. Увеличиваются издержки производства в других

отраслях, разрастаются неплатежи, парализуются межрегиональные связи. И

это не абстрактная теория. Вся российская деловая пресса последних лет

полна жалобами промышленных предприятий на вздутые железнодорожные тарифы,

сверхбыстро растущие цены на энергию и т.п.[28,165]

При этом естественный характер монопольного положения хотя и создает

возможности для эффективной работы, отнюдь не гарантирует, что эти

возможности будут на практике реализованы. Ведь существует механизм х-

неэффективности. Действительно, теоретически РАО «ЕЭС России» может иметь

более низкие издержки, чем несколько конкурирующих электроэнергетических

фирм. Но где гарантии того, что оно хочет удерживать их на минимальном

уровне, а, скажем, не станет раздувать расходы высшего руководства фирмы. В

реальной истории РАО «ЕЭС России» был, в частности, случай, когда на

издержки фирмы была отнесена оплата полета в США специальным самолетом тещи

и собаки генерального директора фирмы.

Основной путь борьбы с негативными сторонами естественных монополий

состоит в государственном контроле за ценообразованием на естественно-

монопольные товары и/или за объемом их производства (скажем, путем

определения круга потребителей, подлежащих обязательному обслуживанию).

2.6.2. Максимизация уровня производства

Ценовое регулирование деятельности естественных монополий

предполагает принудительное закрепление максимальной величины цен на

продукцию монополиста. При этом последствия данной регулирующей меры прямо

зависят от того конкретного уровня, на котором будут закреплены цены.

[pic]

Рис. 2.1. Регулирование цен продукции естественной монополии с целью

максимизации производства

На рис. 2.1 показан распространенный вариант регулирования, при

котором наивысшая допустимая цена закрепляется на уровне пересечения

предельных издержек с кривой спроса (Р = МС = D). Главным последствием

установления максимальной цены с точки зрения поведения фирмы-монополиста

является изменение кривой предельного дохода. Коль скоро монополист не

может взвинтить цену выше названного уровня даже при тех объемах

производства, где кривая спроса объективно позволяет сделать это, его

кривая предельного дохода из положения MR смещается в положение MR1 (на

графике выделено жирной линией), совпадающее с максимально дозволенной

величиной цен Р. В самом деле, если максимальная цена электроэнергии

зафиксирована на уровне 21 коп. за 1 кВт/ч, то каждый дополнительно

проданный киловатт будет приносить доход, равный этой сумме, а кривая

предельного дохода выродится в горизонтальную прямую, проходящую на этом

уровне.

Далее вступает в силу правило МС = MR. Как и любая другая фирма,

монополист сам без всякого государственного принуждения (что является

крупным плюсом данной методики регулирования!) будет стремиться довести

объем производства до QM, соответствующего точке пересечения кривых

предельного дохода и предельных издержек. На рис. 2.1 хорошо видны и другие

достоинства такого способа ограничения монополистических цен: достигается

значительный прирост производства (Qreg > QM) и понижаются цены (Рreg <

Рм).[16,128]

Но есть у описываемого метода регулирования и недостаток:

устанавливаемый государством уровень цен никак не связан со средними

издержками, т.е. он может волей государства закрепить и получение

экономических прибылей (рис. 2.1а), и несение убытков (рис. 2.1б). Оба

варианта нежелательны. Наличие у естественного монополиста постоянных

экономических прибылей равносильно налогу на потребителей. Оплачивая

завышенные цены они увеличивают свои издержки со всеми вытекающими отсюда

отрицательными последствиями (сокращением спроса на их продукцию, снижением

конкурентоспособности и др.). Но еще опасней, пожалуй, закрепление убытков.

Покрывать их в долгосрочном аспекте естественный монополист может только за

счет государственных субсидий, иначе он просто разорится. А это открывает

широкую дорогу расточительности. Коль скоро на прибыль так или иначе нет

надежд, а государство все равно покроет убытки, монополист может получить

выгоду лишь за счет растранжиривания государственных средств. Высочайшие

оклады менеджерам, раздутые штаты, огромные представительские расходы — все

это скрытые формы обогащения за счет казны. Другими словами, х-

неэффективность в этом случае достигает высочайшего уровня.

2.7. Обеспечение самоокупаемости

Другим ориентиром установления максимальных цен может быть точка

пересечения кривой средних издержек и линии спроса (Р = АТС = D). Поскольку

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.