реферат скачать
 

Монеты и денежное обращение Древнерусского государства. Возникновение русской денежно-весовой системы.

нормой 3,41 г, соответствующей норме русской ногаты. Этимологически это

.название может восходить к арабскому «нагд»— мелкие деньги. Некоторые

исследователи связывают его с арабским глаголом «накада» в значении

«сортировать деньги, отбирать лучшие монеты». Другие высказываются в пользу

объяснения от «нога»— в значении «соболиная шкурка с четырьмя ногами».

Ногата составляла 1/20 часть древнерусской весовой гривны.

Четвертый, последний период обращения дирхемов на территории Восточной

Европы датируется 40-ми гг. Х в.— началом XI в. На этом этапе происходит

сильное расшатывание веса дирхемов — их начинают резать, дробить и

принимать на вес. Появляется новая денежная единица—резана, весившая 1,36

г. Этимологически этот термин связан с глаголом «резать». Вероятно,

первоначально так назывался разрезанный пополам дирхем.

В последней четверти Х в. начинается резкое сокращение притока

восточных монет на Русь, а в начале XI в. их поступление сюда полностью

прекращается. Причины этого явления следует искать на Востоке. Серебряная

чеканка в странах халифата почти полностью прекратилась в XI в., с одной

стороны, в результате истощения запасов серебряных руд, а с другой —

междоусобных войн. Никаких внутренних причин для «отказа» от ввоза

восточной монеты на Руси не было. Тем не менее ряд исследователей причины

прекращения притока восточного серебра видели в слабости древнерусского

денежного обращения, а неоспоримый факт длительного бытования восточных

монет на Руси объясняли ее географическим положением на путях международной

транзитной торговли.

Из состава русского денежного обращения куфические монеты полностью

исчезают к середине XI в. Таким образом, период так называемого

«переживания» дирхемов в русском денежном обращении после окончательного,

прекращения их поступления на Русь был, вопреки мнению ряда исследователей,

сравнительно кратким — около 25 лет. На этом этапе дирхемы сосуществуют с

начавшими поступать на Русь и обслуживать денежное обращение монетами

западноевропейских государств. Западноевропейский денарий приходит на смену

восточному дирхему, и уже сам по себе этот факт доказывает, что потребность

в монете на Руси в XI в. не исчезла, а ее денежное обращение поступательно

развивалось.

Западноевропейские монеты.

Первые монеты стран Западной Европы попадают на Русь еще в 80-е гг. Х

в., но их массовый приток сюда начинается только с начала 20-х гг. XI в. В

настоящее время на древнерусской территории зафиксированы находки более 200

кладов и единичных экземпляров западноевропейских монет. Их топография

является еще одним веским аргументом в пользу мнения о том, что только

внутренние потребности денежного обращения определяли необходимость ввоза

на Русь иноземной монеты. В данном случае нельзя говорить ни о каком

транзите через территорию Руси, так как она сама была конечным пунктом

распространения денария. Пути проникновения западноевропейских монет на

Русь были различны, но основную роль играли два: первый — через южное

побережье Балтийского моря и остров Готланд, второй — через Скандинавский

полуостров и Готланд. Принципиально важным является вопрос о соотношении на

древнерусской территории ареалов куфических дирхемов и западноевропейских

денариев.

Основную массу западноевропейских монет, поступавших на Русь,

составляли германские пфенниги, англо-саксонские пенни, денарии Венгрии,

Чехии и других стран. Денарии чеканились на тонких серебряных кружках,

диаметр которых (около 1,5 см) был значительно меньше размера дирхемов. На

них помещались самые различные изображения: кресты и звезды, люди,

памятники архитектуры, предметы быта, буквенные монограммы. Надписи,

выполненные на латинском языке, содержат имена правителей, от лица которых

чеканились монеты, реже имена монетчиков или лиц, ведавших чеканкой.

Денарии поступали на Русь в течение XI в. В самом начале XII в. их ввоз

сюда в основном закончился, однако в незначительных количествах они

проникали на Русь вплоть до 40-х гг. XII в. Самым большим кладом денариев

является найденный в 1934 г. недалеко от деревни Вихмязь под Петербургом,

содержавший более 30 тысяч монет и серебряный слиток. Он был зарыт в землю

около 1090 г.

Причины прекращения притока монет на Русь из стран Западной Европы во

многом аналогичны причинам прекращения ввоза восточных дирхемов. В начале

XII в. порча монеты в фискальных целях на Западе привела к тому, что она

почти полностью деградировала и перестала быть пригодной для вывоза за

пределы страны, ее чеканившей. В основном денарии обращались на территории

Северной и Северо-Восточной Руси, за исключением земли вятичей, а в юго-

западной части Руси, в частности на Киевщине, их найдено сравнительно

немного. В первой половине XI в. денарии обращались вместе с восточными

монетами, но постепенно процент последних в кладах уменьшается, и клады

второй половины XI— начала XII в. состоят почти исключительно из одних

западноевропейских монет.

Вес денариев был различным. Большинство германских монет имело весовую

норму около 1,2 г, а английских 1,3—1,5 г. Эти величины не имели

соответствия в русской денежно-весовой системе, что послужило причиной

дробления монет. В кладах первой половины XI в. преобладают обломки, а не

целые монеты. В кладах второй половины XI в. выделяются две группы монет с

весовыми нормами 0,9—1,1 и 0,6—0,7 г. По своему весу монеты первой группы

точно соответствуют новой норме резаны в северной русской денежно-весовой

системе. Что касается монет с весовой нормой 0,6—0,7 г, то предположительно

их следует связать с древнерусской веверицей. Судя по письменным

источникам, веверица была самой мелкой денежной единицей Руси. Ее

соотношение с гривной пока удается установить только приблизительно. В

кладах второй половины Х в. есть группа обрезанных дирхемов с весовой

нормой 0,3—0,4 г, соответствующей ровно 1/3 резаны, что дает основание

выводить равенство резаны трем веверицам, а куны, следовательно, 6

веверицам и гривны — 150 веверицам при весовой норме счетной гривны 51,19

г.

Состав кладов монет XI в. показывает, что в первой половине столетия

они принимались на вес, а во второй происходит возврат к их счетному

приему. В кладах второй половины XI в. практически отсутствуют

англосаксонские монеты и доминируют германские пфенниги. При этом на смену

монетам, происходящим в основном из Южной Германии (чекан Кельна, Майнца и

др.), приходят пфенниги из Фрисландии и монетных дворов, находящихся на

территории современных Голландии и Бельгии. Следует отметить, что находки

фрисландских монет в основном концентрируются в двух пунктах — во

Фрисландии и на Руси, что свидетельствует о непосредственных торговых

контактах Руси и Фрисландии.

Финальный этап обращения западноевропейских монет на территории

Древней Руси характеризуется тенденцией превращения монет из средства

денежного обращения в средство накопления сокровищ.

Первые русские монеты.

Первая попытка чеканить собственные монеты была осуществлена русскими

князьями в конце Х— начале XI в. Письменные источники не сохранили сведений

о начале русской монетной чеканки, тем не менее есть все основания

утверждать, что она явилась не случайным эпизодом, а была подготовлена всем

ходом исторического развития Руси, прежде всего двухсотлетним обращением на

ее территории восточных монет.

Вводя в обращение свою собственную монету, русские князья стремились,

видимо, с одной стороны, компенсировать в определенной степени недостаток в

куфических монетах, ввоз которых резко сократился именно в. это время, а с

другой — использовать монеты как прекрасное средство пропаганды

государственного суверенитета Руси, ставшей в конце Х в. одним из мощных

христианских государств.

В отечественной нумизматике вопрос о причинах появления первых монет и

времени их чеканки долгое время был предметом острых дискуссий. Одним из

первых эти проблемы поставил И. И. Толстой, монографически изучивший

древнейшие русские монеты. Он разработал типологию и предложил

хронологическую классификацию этих монет, согласно которой чеканку начал

Владимир Святой (980—1015) и продолжили его сыновья — Святополк Окаянный

(1015—1018, приемный сын) и Ярослав Мудрый (1019—1054). Золотые монеты

чеканил только Владимир. Другую схему древнерусского чекана предложил А. В.

Орешников. Он считал, что чеканка монет на Руси началась при Ярославе

Мудром, была продолжена его сыном Изяславом (1054—1078) и внуком Ярополком

Изяславичем (1077—1078), князем волынским и вышегородским, а закончилась

при Владимире Всеволодовиче Мономахе (1078— 1125). При этом, по мнению А.

В. Орешникова, Мономах осуществлял чеканку, являясь князем черниговским

(1078—1094), переяславским (1094—1113) и великим князем киевским (1113-

1125). В основе схемы А. В. Орешникова лежало представление о времени

Владимира Мономаха как о «высшей точке процветания» Киевского государства.

Большинство исследователей придерживается схемы И. И. Толстого,

развитой в работах Н. П. Бауера. Схему А. В. Орешникова поддерживал,

подкрепляя археологическими материалами, Б. А. Рыбаков. В последние

десятилетия изучением древнерусских монет систематически занимались И. Г.

Спасский и М. П. Сотникова, которые подвели итог более чем столетнему

исследованию древнерусского чекана, издав «Сводный каталог русских монет

Х—XI веков» (Л., 1983). В основе этого труда лежит схема И. И. Толстого,

подвергшаяся лишь частичным уточнениям и дополнениям.

И. И. Толстой связал начало чеканки монет с принятием на Руси

христианства, объясняя их появление как «удовлетворение стремления к

внешним признакам этой (христианской.— П.Ш.) культуры ранее удовлетворения

реальных потребностей». Правда, он тут же оговаривался, что уже при

Владимире I русские монеты стали удовлетворять фактическую потребность в

средстве денежного обращения, связывая эту потребность с «кризисом серебра»

в странах Арабского халифата.

Отдельные исследователи видели в чеканке первых монет проявление

экономической мощи Киевской Руси и объясняли ее стремление вытеснить из

обращения иноземную монету. Это мнение является безусловно ошибочным,

особенно в заключительной своей части. При отсутствии собственных

разработок серебра на Руси выполнить эту задачу было невозможно. Сырьем для

русской монетной чеканки служил привозной металл, вероятно сами восточные

дирхемы, перечеканка которых в сребреники потребовала бы колоссальных и

неоправданных затрат.

Клады и отдельные находки древнейших русских монет встречаются не

только на громадной территории древнерусского государства, но и далеко за

его пределами — в Скандинавии, Прибалтике, Польше и Германии. Однако этот

факт еще не дает права приписать сребреникам значительную роль в русском

денежном обращении. Они не могли обеспечить потребности экономики и

денежного обращения в монете в силу кратковременности чеканки и

незначительности эмиссий, а также их низкопробности. Около трех четвертей

из числа всех апробированных сребреников имеют пробу ниже 500-й, т. е.

практически не являются серебряными монетами. Значительная часть монет

изготовлена из сплава с ничтожным количеством серебра. Показательно, что

только высокопробные сребреники, имеющиеся среди монет всех типов, за

исключением монет Святополка, встречены в кладах восточных и

западноевропейских монет. Дирхемы, даже в последний период их обращения на

Руси, в сравнении с сребрениками были монетами высокопробными. Именно они

служили сырьем для чеканки русских монет, и далеко не случайно, что среди

всей громадной массы восточных монет нет ни одного дирхема, перечеканенного

в сребреник. Таким образом, можно пред-

полагать, что на внутреннем рынке древнерусские монеты обращались по

принудительному курсу. Поэтому более убедительным представляется мнение о

том, что древнерусская чеканка преследовала в первую очередь политические

цели.

Итак, длительная дискуссия о времени появления первых отечественных

монет в настоящее время может считаться законченной. Чеканка началась в

княжение Владимира Святославича (980— 1015), вероятно, вскоре после

официального принятия христианства в 988 г. Об этом свидетельствуют

изображения Иисуса Христа на одном из типов серебряных монет и на всех

золотых, а также постоянное присутствие креста как символа христианства в

руках князя на всех без исключения монетах, как золотых, так и серебряных.

В настоящее время известно около 340 древнерусских серебряных монет,

называемых условно сребрениками, и 11 золотых, или златников. Название

серебряных монет заимствовано из Ипатьевской летописи начала XV в., а

золотых — из договора Руси с Византией 945 г. В первом случае употребление

термина «сребреник» относится к началу XII в., когда монеты уже не

чеканились, во втором — ко времени, когда они еще не чеканились.

Подавляющее большинство монет содержит в легенде имя Владимира,

значительно меньшее число — имена Святополка и Ярослава. На некоторых

монетах имя князя до сих пор не поддается прочтению или читается

предположительно.

Размер сребреников такой же, как и большинства дирхемов, но, в отличие

от последних, они отчеканены не на специально вырезанных кружках, а на

отлитых в двусторонних литейных формах заготовках. Техника чеканки была

весьма низкой. Нестойкость монетных штемпелей приводила к их быстрой смене,

а частое и не всегда умелое копирование штемпелей искажало надписи до

неузнаваемости. Штемпели, вероятно, были бронзовыми и имели вид щипцов.

Такие сопряженные штемпели были известны на Руси и до начала чеканки монет

— они служили буллотириями для оттиска вислых свинцовых печатей. В более

позднее время такие штемпели назывались «клещи». Небольшое число монет,

отчеканенных одной парой штемпелей, говорит о том, что штемпели быстро

разрушались.

Вопрос о национальной принадлежности резчиков монетных штемпелей очень

сложен. Скорее всего они были русскими людьми, а не греками, хотя и

подражали первоначальным византийским образцам. На Руси возобладало

графическое исполнение штемпелей, а для византийских мастеров характерен

высокий рельеф изображений. Эта художественная манера объясняется, скорее

всего, не столько неопытностью резчика, хотя и это несомненно, сколько

влиянием стиля восточных куфических монет. Следует отметить, что для монет

раннего европейского средневековья вообще характерна своеобразная

графичность исполнения изображений и надписей. В сравнении с одновременными

западноевропейскими монетами русские сребреники и златники не выглядят

«варварскими». Русские монеты по мастерству резчиков и художественному

исполнению ими штемпелей очень различны — наряду с грубо выполненными

рисунками и неграмотными надписями имеются монеты тонкой, можно сказать,

изящной работы, например «Ярославле серебро».

Все серебряные монеты с именем Владимира (более 250 экз.)

подразделяются на четыре типа. На монетах 1 типа на лицевой стороне

изображен сидящий на престоле (?) князь в шапке, украшенной подвесками и

увенчанной крестом, в правой руке князя крест на длинном древке, над левым

плечом маленький княжеский знак в виде трезубца. Вокруг изображения

помещена круговая надпись справа налево вершинами букв к центру монеты:

Владимиръ на столе. По краю монеты бусинный ободок. На обратной стороне

погрудно изображен Иисус Христос в кресчатом венце, с Евангелием в левой

руке и благословляющий правой. Круговая надпись, расположенная на лицевой

стороне: I сусъ Христосъ. По краю монеты бусинный ободок. Другой вариант

этого типа монет содержит на лицевой стороне легенду Владимиръ а се его

сребро. Среди апробированных монет этого типа (примерно третья часть)

только 4 экземпляра имеют пробу 875—800, остальные фактически являются

серебряными монетами с незначительной примесью меди. Монеты 1 типа,

вероятно, чеканились одновременно со златниками. Об этом говорит их

однотипность. Предположительно формула легенды «Владимир на столе» была

изначальной и сочеталась с полным написанием имени Христа. Штемпели резали

не менее 5 мастеров-резчиков. Монеты этого типа составляют по особенностям

легенды и изображений четыре подгруппы, но, видимо, все они чеканились если

не одновременно, то в очень небольшом хронологическом диапазоне. Интересно

отметить, что знаменитый Киевский клад сребреников 1876 г. состоял

исключительно из монет этого типа.

На лицевой стороне монет II типа также изображен сидящий на престоле

князь. Вокруг его головы появляется нимб, прежде неизвестный. Впервые же

появляется и изображение престола, как бы иллюстрирующее первую часть

надписи, помещенной на этой же стороне: Владимиръ на столе. На обратной

стороне изображение Иисуса Христа заменяется изображением родового

княжеского знака, так называемого трезубца. Это название предложил М. Н.

Карамзин в своей «Истории государства Российского». Легенда на обратной

стороне А се его сребро завершает надпись лицевой стороны. Вокруг

изображения бусинный ободок (иногда двойной). Одежда князя украшена

бусинами, она напоминает кольчугу.

Чтение надписей на монетах этого типа чрезвычайно затруднительно, так

как в большинстве случаев они являются бессмысленным набором буквообразных

знаков. Это обстоятельство, с одной стороны, ставило под сомнение прочтение

легенды И. И. Толстым, который видел в ней имя Владимира, а с другой —

приводило к самым фантастическим ее прочтениям. Например, Я. Я. Волошинский

прочитал имя «Ярослав», а А. В. Орешников предположил в ней название города

Переяславля. Княжеский знак аналогичен изображенному на златниках и на

монетах 1 типа. Принадлежность его именно Владимиру I подтвердила находка

при раскопках в Новгороде в слое XI в. бронзовой подвески с изображением

такого же знака.

Подавляющее большинство монет этого типа столь же низкопробны, как

сребреники 1 типа.

Хронологически этот тип сменяет первый, что вытекает из факта

Страницы: 1, 2, 3, 4


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.