реферат скачать
 

Монетаризм - версии экономического роста и взгляд на роль государства

Монетаризм - версии экономического роста и взгляд на роль государства

Введение. 2

1. Монетаризм 3

1.1. Монетаризм — как экономическое мировоззрение. 4

1.2.Милтон Фридман: данные биографии 6

2.Монетаристские модели экономического роста 9

2.1.Производственная функция Кобба-Дугласа и ее свойства. 9

2.2.Модель роста Солоу. 11

3. Экономическая политика монетаризма. 17

3.1.Практические рекомендации и выводы. 18

3.2.Дальнейшее развитие экономической политики. 19

3.3.Парадокс монетаристской политики. 20

4.Монетаризм и Россия проблемы совместимости. 21

Выводы 24

Литература. 26

Введение.

Целью данной работы является рассмотрение версий экономического роста

и роли государства с позиций современного монетаризма. Экономическая

политика монетаризма оправдала себя во многих странах запада и странах

восточной Европы, например Польше, и потерпела крах в нашей стране в начале

90-хх годов. Однако несмотря на это наша страна на данном этапе смогла

перейти от медленного сползания всё глубже и глубже в пучины кризиса к

медленному и планомерному экономическому развитию.

Данная работа поможет извлечь полезные зёрна из монетаристского

экономического учения: уяснить взгляды монетаристов на позиции

экономического роста и развития, извлечь рациональное начало из взглядов на

роль государства в экономической сфере и, что особенно важно увидеть

причины и постичь уроки неудачи, постигшей Россию при попытке использовать

политику монетаризма для выхода из кризиса вначале 90-хх годов.

Данная работа ещё потому актуальна, что время реформ в России ещё

далеко как не закончилось, а монетаризм призывает добиваться

макроэкономической стабильности в долгосрочной перспективе, а не принимать

меры по решению частных симптоматических проблем вызывающих в конечном

итоге дестабилизацию экономики в целом. Временные меры не помогут излечить

нашу экономику, а значит России необходим долгосрочный экономический курс,

так пусть же учение монетаризма и, быть может, эта работа помогут ей в

этом.

Обоснованность теории определяется ее "предсказатеаыюй силой". (М.

Фридман)

1. Монетаризм

Монетаризм как экономическое учение сложилось в своем современном виде

сравнительно недавно, в 50-70-x гг. Оно имеет, однако, давние исторические

корни, которые уходят в XVIII век, ко временам классиков — А. Смита, Д.

Рикардо, Ж. Б. Сея, Д. Юма — и представляет собой доктрину

"неоклассического возрождения".

Монетаризм выглядит как наука о деньгах. Но так ли это? Ответ имеет

две стороны. Действительно, монетаристы видят в отлаженном денежно-

кредитном механизме ключ к экономической стабильности. Но монетаризм — это

и целостная концепция, особый подход к проблемам воспроизводства,

занятости, международной экономической взаимозависимости.

Современные монетаристы, продолжатели традиций классического учения,

хорошо усвоили и уроки своих непосредственных отцов-основателей,

экономистов Кембриджской школы, И. Фишера и Г. Касселя, проанализировали

промахи кейнсианства. Но можно ли ждать аплодисментов тем, кто

пропагандирует сдержанность, дисциплину, затягивание, хотя бы временное,

поясов? Верится в это с трудом.

Главное, что удалось монетаризму, состоит в том, что научный мир вновь

повернулся лицом к рыночной экономике, поверил в запас ее прочности. Ведь

система способна к "самолечению", только этому процессу не надо мешать. А

экономическую политику следует ограничить мерами косвенного, индикативного

воздействия, расчисткой русла реки с тем, чтобы сделать поток более

полноводным.

Каждое учение имеет своего "гуру". Оракулом современного монетаризма

является Милтон Фридман. Благодаря его научному гению монетаризм завоевал

прочные позиции в экономической науки, в университетах США, Западной

Европы. Но одновременно это учение стало многоликим и неоднородным.

Монетаризм считается прибежищем консерваторов, прежде всего потому,

что выглядит идеологией предпринимательства. Между тем, с общетеоретической

точки зрения, речь идет лишь о приверженности к традиционным постулатам

рыночной экономики. Критики левого направления обвиняют М. Фридмана в

отстранённости от социальных проблем — безработицы и банкротств.

Справедливости ради следует заметить, что монетаристы — адепты

индивидуализма - предостерегают от увлечения социальными компромиссами,

коллективным планированием и прочими формами "сползания к социализму".

Монетаристы — противники закрепощённости, ориентации на мнение большинства.

Казалось, что классическая теория принадлежит прошлому, а ее остатки

находятся в интеллектуальной изоляции... И вдруг с глаз спадает пелена. В

самом деле, как можно при помощи властных средств (бюджетных расходов,

налогов и пр.), т. е. перераспределения, улучшить качество жизни,

благополучие семей, могут ли эти государственные акции быть

самодостаточными для преодоления кризиса?

Сгущавшиеся тучи экономических неурядиц и явная беспомощность

правительств подготовили почву для восприятия идей монетаризма.

Подлинную известность экономическая теория приобретает тогда, когда ее

откровения находят применение в экономической политике. Идеи монетаризма

стали восприниматься Центральными банками, причем, сначала

западноевропейскими, министерствами, правительствами. Разумеется,

практическое воплощение доктрины было национально или регионально

специфическим, окрашенным в национальные цвета.

Монетаризм оказался успешным, его приверженцы разрабатывали и

тиражировали проекты выведения стран из драматических состояний. В копилке

монетаризма находится опыт преодоления кризисов в ряде латиноамериканских

стран; хозяйственное оздоровление Израиля, позволившее избавить шекель —

национальную валюту — от роли как бы разменной монеты при господине

долларе; модернизация экономик ряда азиатских государств. Более или менее

последовательное использование рецептов монетаризма позволило Венгрии и

Польше создать стартовые условия для рыночного соревнования. Концепции

монетаризма были приняты на вооружение международными экономическими

организациями - Организацией Экономического Сотрудничества и Развития

(ОЭСР) и Международным Валютным Фондом (МВФ). Последний перешел в расчетах

и экономических сопоставлениях стран и регионов с использования официальных

валютных курсов на предложенный М. Фридманом "естественный" обменный курс.

Но век всеобщего ликования по поводу найденной панацеи оказался

недолгим, на Западе оно длилось примерно до середины 80-х гг. Характерно,

однако, что и тогда, когда дым от фейерверков рассеялся, монетаризм

сохранил устойчивые позиции и не только на теоретическом Олимпе, но и в

практике.

1.1. Монетаризм — как экономическое мировоззрение.

В чем же состоят начала монетаристского учения?

Хозяйственная жизнь подобна водной глади, которая подвержена приливам

и отливам, порой на ней разыгрываются штормы, иногда в ветреную погоду

надолго сохраняется неприятная "мертвая зыбь". Но море само по себе, без

помощи извне, способно приходить в равновесие. Круги от брошенных предметов

также расходятся, исчезают.

Рыночная система обладает способностью автоматически, на основе

саморегулирования, приводить себя в равновесие. Она как бы абсорбирует

трудности, которые, кстати сказать, возникают не внутри рыночного

механизма, а навязываются внешними факторами, сплошь и рядом являются

результатом ошибочных действий, ответственных за экономическую политику

государственных органов.

Монетаризм воспринял образ старой, фритредерской экономики, где

действуют объективные причинно-следственные связи.

Рыночная система имеет запас прочности, который далеко не исчерпан, и

она не нуждается в костылях. Устойчивость, жизнестойкость заложены в самой

природе частного хозяйства. Эти идеи развиты в работах Фридриха фон Хайека.

Вторым постулатом монетаристской доктрины следует назвать вытекающую

из первого условия необходимость ограничения государственного вмешательства

в экономику, сокращения доли ВНП, выделяемой для нужд государства.

Монетаристы — яростные противники "активизма" и набор их аргументов

достаточно красноречив, причем работают они на благодатной почве - ведь

люди во многих странах вдоволь натерпелись от действий энергичных

политиков.

"Ни одно правительство не может быть мудрее рынка", "государство не в

состоянии обсчитать траекторию выхода из кризиса", "хозяйство более

стабильно при отсутствии интервенций со стороны государственных структур",

"ошибки совершают все, но мы платим за них своими деньгами, а государство —

нашими", "чем слабее экономическая роль государства, тем выше

благосостояние людей". "Дорогой к рабству" называет усиление

централизованного контроля Ф. Хайек. Список подобных "учтивостей" в адрес

"государственников" можно было бы продолжить. Понятно, что они не

способствовали экуменизму в экономической науке.

Но это все поверхность суждений: Между тем в основе взгляда

монетаристов против государственного вмешательства лежат и вполне весомые

доводы:

— государственное вмешательство блокирует действие стихийных

регуляторов, стремящихся восстановить равновесие;

— оно ориентировано на краткосрочную перспективу, является как бы

симптоматическим лечением, не ведущим к выздоровлению, между тем как для

преодоления недуга нужен временной простор, долгосрочная перспектива;

непредсказуемые внешние толчки и шоки может, в конечном счете "переварить"

лишь рыночный механизм;

— государство способно создавать спрос (госзаказы, оборона и прочие

расходы), управлять совокупным спросом, финансируя его за счет налогов,

займов, эмиссии, но государство не может увеличить товарное предложение;

услуги государства — действительно прямой вычет из ВНП;

— монетаристы выступают против протекционистских мер в области внешней

торговли и валюты (пошлин, количественных ограничений импорта, девальваций,

валютных интервенций), их взгляды вписываются в общую логику монетаризма,

но весьма уязвимы с точки зрения все тех же энергичных политиков.

Третий исходный пункт монетаризма состоит в переносе центра тяжести

исследований и практических рекомендаций в область кредитно-денежных дел.

Деньги во всем своем многообразии могут, по мнению М. Фридмана и его

последователей, быть стихийным регулятором экономических процессов.

Внутренний пояс этого регулирования складывается вокруг денежной

массы, ее размеров, темпов возрастания и составляющих величин. Особенно

существенным оказывается соотношение денег в сфере обращения и денег в виде

отложенного спроса — срочных вкладов, являющихся источником кредитования и

(потенциально) увеличения первой составляющей.

Приоритет "денежной куколки" послужил основанием для обвинений

монетаристов в поверхностном подходе, увлечении второстепенными процессами.

Особая роль в монетаристской доктрине отводится изучению

психологического фактора — мотивам экономического поведения людей, их

ожиданиям и оценкам. Здесь мы обнаруживаем полезные заимствования у Л.

Вальраса, основателя "психологической школы" в экономике.

Хорошо известно, например, какое воздействие на цены и процентные

ставки имеют инфляционные ожидания. Поведенческая реакция принимается в

расчет при анализе "передачи" шоковых состояний из одной страны в другую,

путей импорта инфляции, кстати сказать, не до конца пока что изученных и

представляющихся порой таинственными.

Сверхреактивность валютных курсов, сметающая стабилизационные планы —

лучшее свидетельство эффекта ожиданий.

Психологический подтекст экономических действий людей понятен не

только неоклассикам. Приверженцы экономики спроса — кейнсианцы полагают,

что политический выбор зависит от психологических склонностей людей, что

государственное управление спросом должно учитывать изменения поведенческих

мотивов, возникающих в период между получением дохода и размещением

средств. Специфика монетаристов состоит в том, что они ввели в научный

оборот понятие "рациональных ожиданий" и попытались их формализовать

математически. Но пока что эффект рациональных ожиданий остается загадкой,

напоминает теорему Ферма. Между тем, по признанию некоторых экспертов,

причина неудач кредитно-денежной политики таится в гипотезе "рациональных

ожиданий" (Г. Юнге).

Насколько ожидания рациональны, а их носители способны к адаптации

зависит прежде всего от информированности хозяйственных субъектов в широком

смысле, как в смысле теоретических знаний, так и опыта прошлого,

приобщенности к тайнам экономической политики, способности мыслить

масштабно и предвидеть.

Степень информированности хозяйственных агентов различна. Если бы все

были одинаково информированы, ни один из них не мог бы претендовать на

сверхприбыль.

Монетаристский взгляд на поведенческие мотивы участников

хозяйственного процесса отличает также то обстоятельство, что

психологические факторы выступают здесь в качестве естественного фона при

стремлении системы к равновесию.

Монетаризм, в общем и целом, олицетворяет эмпирический характер

экономической науки, он анализирует опыт, статистику, реальную жизнь. В

монетаристских текстах часто встречаются необходимость проверки высказанных

положений (гипотез), вероятностный подход, вообще сослагательное

наклонение. Между тем в кейнсианских моделях естественным является

тяготение к долженствованию, к нормативной теории, предполагающей четкое

определение приоритетов, норм.

Парадокс заключается в том, что применение монетаристских моделей

требует, тем не менее, выдержки, силы воли, удерживающей от излишней

активности, терпения, так недостающего правительствам, пытающимся

осуществить зажим денежной массы, и, наконец, политического мужества.

Монетаристы соглашаются на поддержку со стороны государства

посредством поощрительных мер лишь там, где за ней следует вовлечение в

производственный процесс реальных дополнительных ресурсов. Между тем,

бюджетное стимулирование спроса в целях расширения занятости объявляется

величайшим злом.

Таковы основы монетаристского мировоззрения, а вот несколько слов о

его создателе - Милтоне Фридмане.

1.2.Милтон Фридман: данные биографии

Американский экономист М. Фридман родился в I9I2 г. в бедном квартале

Нью-Йорка, в Бруклине, в семье еврейских эмигрантов, выходцев из Румынии.

Еще в школе у Фридмана проявились большие способности в математике. В

I928 г. он поступил в Рутжерский колледж (Rutgers College), чтобы

подготовить себя к карьере страхового актуария. По окончании колледжа он

получил степень бакалавра по двум дисциплинам — экономике и математике.

Интерес к экономической теории пробудили у него преподаватели колледжа А.Ф.

Берне, будущий директор Федеральной резервной системы США, и Г. Джонс,

ставший впоследствии коммерческим директором Федерального резервного банка

в Сент-Луисе. По рекомендации Г. Джонса М. Фридману была предложена

стипендия от экономического факультета Чикагского университета.

Одновременно ему предлагалась стипендия по прикладной математике от

Броуновского университета (Brown-University). После серьезных колебаний

Фридман предпочел Чикаго и с этого времени целиком посвятил себя занятиям в

области экономической теории.

В те годы в Чикаго, преподавали Ф.Х. Найт, Дж. Виннер, Г. Шульц и Г.

Саймоне, оказавшие большое влияние на формирование Фридмана как экономиста

и определившие в значительной мере сферу его научных интересов.

В Чикагском университете Фридман познакомился с Роуз Директор, которая

в I938 г. стала его женой, и в течение более 50 лет является постоянным

помощником Фридмана в его профессиональных занятиях, соавтором нескольких

работ.

Получив в I933 г. степень магистра, Фридман в течение года

стажировался в Колумбийском университете. Здесь он под влиянием Г.

Хотеллинга и У. К. Митчелла обратился к математической экономике, а также к

институциональному и эмпирическому подходам. Они существенно отличались от

«чикагской» традиции, делавшей акцент на чистой экономической теории.

В конце 1937 г. он перешел на работу в Национальное бюро экономических

исследований (НБЭИ) в Нью-Йорке, где под руководством будущего нобелевского

лауреата С. Кузнеца занялся исследованием структуры доходов. Результаты

этой работы воплотились в их совместном труде «Доходы от независимой

профессиональной деятельности», послужившим основой диссертации, за которую

Фридман в 1946 г. был удостоен в Колумбийском университете степени доктора

по экономике.

Во время второй мировой войны М. Фридман работал в качестве экономиста

в министерстве финансов, участвуя в создании основ налоговой политики в

военное время. После войны он преподавал сначала в Миннесотском

университете, а затем в 1946 г. вернулся в Чикаго и уже не покидал родного

университета до своего официального ухода в отставку в 1977 г.

В 50-х гг. как консультант правительства США М. Фридман участвовал в

реализации плана Маршалла, предусматривавшего восстановление разрушенной

войной экономики Западной Европы. Он одним из первых выступил активным

сторонником пересмотра Бреттон-Вудской системы и введения плавающих

валютных курсов.

В начале 60-х гг. М. Фридман возглавлял группу, выполнявшую

исследование роли денег в торговых циклах для Национального Бюро

экономических исследований (НБЭИ). Интенсивная работа на протяжении почти

25 лет воплотилась в ряд фундаментальных трудов по истории и теории

денежного обращения: «Монетарная история Соединенных Штатов, 1867— 1960

гг.» (1963), («A Monetary History of the United States, Г867—1960»),

написанную Фридманом в соавторстве со специалистом в области истории

экономики Анной Дж. Шварц. Продолжением этой работы стала «Монетарная

Страницы: 1, 2, 3


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.