реферат скачать
 

Малый бизнес место и роль в экономике

предприятий были выделены следующие проблемы:

V медленно идет процесс создания инфраструктуры малого бизнеса;

V низкими темпами происходит увеличение числа малых предприятий, особенно в

производственной сфере;

V не во многих регионах разработаны и приняты органами власти нормативные

акты, региональные программы развития малого предпринимательства, а там

где они приняты реализация их происходит далеко не в полной мере;

V недостаточно налажено взаимодействие регионов, как в плане обмена

информацией и опытом по развитию малого предпринимательства, так и в

организации практического хозяйственного взаимодействия предпринимателей

различных регионов между собой.

На состоявшейся, в рамках Всероссийского экономического форума, научно-

практической конференции, Президент Российской ассоциации развития малых

предприятий Александр Иоффе отметил, что властям нужны очень простые

инструменты - ум, воля, совесть. «Ни Министерство антимонопольной политики

и развития предпринимательства, ни Фонд поддержки, ни другие надстроечные

структуры не смогут радикально изменить положение, если по-прежнему идеи

совершенствования правового поля малого бизнеса будут звучать только на

словах. Малый бизнес, - заявил А.Иоффе, - есть только тогда, когда его

много, и только в этом случае он становится действенной силой экономики,

важным социальным инструментом. Этого не будет пока, государство не скажет,

что поддержка экономической инициативы граждан является важнейшим

приоритетом. Лишь после этого будут возможны диалог бизнеса и власти, и

обратная связь. И тогда удастся разобраться с налогами и административными

барьерами».

Резко высказался по поводу чиновнических методов управления малым

бизнесом председатель Российского профсоюза работников малого и среднего

бизнеса Александр Попов: «…Жирующие чины власти, сказал он, придумывают

ежегодное лицензирование, причем, на второй год могут и не дать работать. А

это значит, что предприятие, заключившее договора, оказываются не в

состоянии их выполнить, и попадает в отношения, связанные с расправой. На

самом деле, эти препятствия создаются ради поборов.

Малый бизнес совершенно лишен и социальной защиты. Фонд социального

развития, - считает А.Попов, - вследствие применяемой системы транзитных

счетов, не дает возможности малым предприятиям использовать перечисляемые

ими средства для оплаты лечения, отдыха. Материальной поддержки персонала.»

О вреде некомпетентности в бизнесе говорил проректор академии

менеджмента и рынка Вениамин Каганов. "Чтобы принимались правильные решения

чиновниками всех уровней, - считает В. Каганов, - их нужно вовлечь в

систему обучения, может быть, даже восстановив прежнюю систему повышения

квалификации. Сейчас все некомпетентны в бизнесе: и предприниматели, и

налоговые инспекторы, и работники правовых органов. Должно стать правилом,

что чиновники проходят подготовку для работы в поле предпринимательства".

Если затронуть проблему финансирования, то до октября 1995 года

проблемой финансирования малого бизнеса никто официально не занимался.

Многие банки, не проявляя особого желания вкладывать инвестиции в малые

предприятия, объясняют это тем, что количество затрачиваемого времени и

усилий на оформление кредита размером 100 тыс.долл. и 10 млн.долл.

одинаково, а получаемый доход разнится во много раз. Кстати, здесь наши

проблемы не отличаются от западных, и там финансовые структуры неохотно

занимаются этим родом деятельности.

Большинство кредитных организаций, имеющих связи с малым бизнесом,

находятся в регионах и не имеют достаточного оборотного капитала. В первую

очередь кредиты получают те производства, продукция которых пользуется

наибольшим спросом: переработка продуктов питания, деревообработка, разлив

напитков, складские и транспортные услуги, легкая промышленность. И очень

немногие занимаются финансированием инновационного бизнеса - новых

наукоемких технологий, которые определяют будущее технологического

прогресса.

Перейдем от общих проблем к более частным, которые непосредственно

затрагивают предпринимателей и являются причиной развала предприятия.

Многие малые предприятия угасают уже в самом начале своей деятельности.

Например, из 600 тысяч новых предприятий, ежегодно возникающих в США,

только половина дотягивает до 18 месяцев и только одно из пяти доживает до

10 лет.

Возможно, главной причиной является легкость создания предприятия. Но

ведь свобода выбора означает не только свободу успеха, но и свободу неудач.

Сами же руководители малых предприятий выделяют следующие причины:

44% - опрошенных главной причиной называют некомпетентность;

17% - отсутствие управленческого опыта;

16% - несбалансированный опыт: недостаток опыта в маркетинге,

финансах, снабжении и производстве;

15% - отсутствие опыта работы в отрасли;

1% - небрежность в ведении дел;

1% - мошенничество или бедствие;

6% - иные причины, с которыми сталкиваются руководители малых фирм.

Стоит также отметить, что лишь 20% руководителей предприятий имеют

соответствующее образование.

Конечно, основной проблемой из всех выше названных является проблема,

главным образом представляющая отношения малого бизнеса и государства.

Наиболее существенным негативным моментом была и остается криминализация

малого предпринимательства. В этой связи очень показателен наиболее

типичный ответ на вопрос выборочных обследований руководителей малых

предприятий о влиянии на их деятельность криминальных структур.

Значительная часть респондентов отвечают, что они вообще ничего не знают о

криминальных структурах. В нынешней ситуации такой ответ указывает не на

преодоление зависимости МП от криминальных структур, а как раз наоборот -

на особо сильную их зависимость от этих структур и даже на прямую

вовлеченность в эти структуры и страх перед ними. Криминальность продолжает

оставаться существенным фактором, препятствующим нормальному развитию

российского малого предпринимательства.

Далее обратимся к вопросу "обычного ненормативного" поведения -

применению силовых действий, вымогательств и угроз в деловых

взаимоотношениях. Известно, что в опросах общественного мнения преступность

в течение последних пяти лет достаточно устойчиво ставится российским

населением на второе место среди наиболее острых проблем (первое место

занимает рост цен). Для российского бизнеса организованное насилие также

превратилось в болезненную проблему. Только за 1994 г. было убито 94 (!)

руководителя крупных коммерческих фирм. По отдельным данным, около 70%

коммерческих предприятий вынуждены платить силовым группировкам.

По нашим данным, свыше 1/4 руководителей малых предприятий (26,2%)

заявляют, что случаи силовых вымогательств и угроз часты, еще более

половины (57,1%) считают это нередким явлением и только 16,7% опрошенных

говорят, что подобные явления в малом бизнесе отсутствуют. В 1993 г. 1/6

руководителей заявили, что вообще не сталкивались с рэкетом. Контраст с

сегодняшней ситуацией разителен (особенно если сравнивать полученные

результаты с устойчивостью ответов о нарушении деловых обязательств).

Отчасти это связано с тем, что заданный три года назад вопрос о рэкете был

неудачен по форме, сужал проблему группового и организованного насилия.

В период перестройки было немало разговоров о рэкете в отношении новых

хозяйственных структур. Сегодня ситуация в корне не изменилась, но

произошло серьезное смещение акцентов. Речь идет уже не о рэкете, а об

организованной охране. И малые, и крупные предприятия вынуждены искать

профессиональную защиту, которую оказывают сегодня как минимум три

категории организаций: представители официальных правоохранительных органов

(на коммерческой основе); официально зарегистрированные частные охранные и

сыскные агентства, образуемые, как правило, бывшими работниками

правоохранительных органов; криминальные группировки, занимающиеся

обеспечением так называемых "крыш". В результате бизнесмены систематически

оплачивают услуги "своих" охранников, а не платят "чужим".

Спектр силовых методов достаточно широк. Как важная часть они включены в

механизм контроля деловых обязательств. Профессиональные силовые группы

широко используются для выяснения отношений с недобросовестными и

необязательными партнерами и клиентами, для решения проблем, связанных с их

задолженностями. Цена услуг высока. Утверждается, что привлечение "братков"

обходится в половину возвращаемой суммы, официальные агентства берут от 15

до 40%.

Роль организованного насилия не исчерпывается криминальными факторами.

Во многих случаях это замещение утерянных инструментов вертикального

давления на партнеров (в том числе давления через партийные органы в

советское время), своего рода "компенсация" за утерю административной

защиты. При отсутствии действенного законодательного и судебного

регулирования силовые методы вошли как нормальный (обычный) элемент в ткань

хозяйственных отношений. Когда закон нем, а мораль слепа, зарвавшихся

возвращают в нормативные рамки более грубыми и примитивными способами. И

зона силовых методов, судя по всему, продолжает расширяться.

Общеизвестно, что объектом вымогательств чаще становятся финансовые и

торговые структуры, активно работающие с наличным денежным оборотом.

Действительно, опрошенные финансисты более других озабочены данной

проблемой. А вот существенных отличий в оценках занятых в торговле и сфере

услуг от общей массы предпринимателей зафиксировать не удалось.

Стоит упомянуть, что частота применения силовых методов хозяйственными

руководителями напрямую увязывается с общей неблагоприятной оценкой условий

для малого предпринимательства. Респонденты с более высоким образовательным

уровнем несколько чаще указывают на наличие вымогательств (вряд ли они чаще

с ними сталкиваются, скорее, мы опять имеем дело с более болезненной

реакцией).

По мнению государственных служащих и деятелей общественных объединений,

ситуация, как и при невыполнении обязательств, выглядит еще более тяжелой,

причем различия с оценкой малых предпринимателей даже увеличиваются до 10

процентных пунктов.

Можно ли успешно хозяйствовать без угроз и применения силы - не в

идеальном, заоблачном мире, а в реальных сегодняшних условиях? Более

половины респондентов (52 %) уверены, что можно. Еще более трети (38,3%)

считают, что это возможно с трудом. И только 9,4% поставили категоричное

"нет". Причем руководители малых предприятий в данном случае явно

выделяются своим оптимизмом на фоне всех прочих групп - более крупных

предпринимателей, представителей государственного управления и общественных

организаций. О возможности отказа от применения силы говорят "экономические

оптимисты": те, кто прогнозирует рост всех основных хозяйственных

показателей в сфере малого бизнеса и не ожидает массовых банкротств. А вот

с финансовым положением собственного предприятия связь уже не наблюдается.

Теперь обратимся к "силовым методам" иного рода, связанным с

вымогательством со стороны чиновников. Из области "горизонтальных"

хозяйственных отношений переходим в область "вертикальных". Проблемы

бюрократизма обычно характеризуются печально высоким рейтингом среди

наиболее болезненных проблем, с которыми сталкиваются руководители малых

предприятий (по результатам нашего опроса, бюрократизм и недостаточная

безопасность бизнеса делят 5-6-ю позиции из полутора десятков наиболее

острых проблем). Известно, что чиновники имеют немало возможностей для

создания барьеров на пути малого предпринимательства. Усложненный порядок

регистрации предприятий, необходимость платить за каждый документ (отнюдь

не символические суммы), задержки с оформлением и даже отказы в регистрации

(по сути, противозаконные) - со всем этим предприниматель вынужден

сталкиваться, еще не начав свою деятельность. Но беды предприятия с его

регистрацией не кончаются. Власти манипулируют ставками арендной платы и

прочих платежей. Появляются многочисленные контролирующие инстанции,

которые устраивают проверки по поводу и без повода. Представители властей

не раз доказывали свою способность разрушить фактически любое предприятие,

причем в самые кратчайшие сроки.

Бюрократизм является эффективным инструментом прямого вымогательства.

Поборы осуществляются в трех основных формах: легальных, полулегальных и

нелегальных. Легальные включают налоги и обязательные платежи (от 40 до 50

наименований). Налоговое бремя уже само по себе достаточно тяжело. Но оно,

увы, не единственное. К полулегальным сборам относятся осуществляемые по

инициативе властей отчисления предприятий, выходящие за пределы

законодательных норм. Речь идет о "добровольно-обязательных" отчислениях на

разного рода муниципальные нужды (благоустройство города, ремонт зданий,

другие потребности коммунального хозяйства). Власти обладают достаточно

мощными рычагами, чтобы вынудить предпринимателя стать "благотворителем". И

действия их - по сути своей незаконные - в данном случае принимают вполне

законную, официальную форму. Третья форма - нелегальные поборы, идущие

непосредственно в карманы конкретных чиновников в виде банальных взяток.

По мнению экспертов, коррупция является наиболее распространенным

незаконным хозяйственным действием. Причем перестройка и последующие

реформы принесли серьезные административные послабления в этой области.

Произошло явное расширение масштабов данного вида "торговли внутри

государства". Зафиксированные факты коррупции по-прежнему единичны и

разрознены. Но судя по всему, взятки достигли таких размеров, какие не

могли присниться советскому чиновнику даже в самом фантастическом сне.

Мы не намерены в данном случае ограничиваться традиционными обвинениями

в адрес чиновничества и "обелять" предпринимателей. У сделки как минимум

есть две стороны. И корыстные наклонности власть имущих нередко

используются, и весьма цинично, для решения собственных проблем: взятка

помогает получить доступ к дешевым ресурсам и индивидуальные льготы,

освободиться от части легальных платежей и избежать "благотворительных"

сборов. Конечно, это не "рыночный торг равноправных сторон", ущемление

предпринимателя здесь очевидно, но представлять его только лишь в качестве

пострадавшей стороны было бы не совсем верно.

По результатам опроса, ситуация здесь далеко не блестящая для

руководителей малых предприятий обращают внимание на наличие вымогательств

со стороны чиновников, в том числе на частые вымогательства указывают

40,7%. И лишь 9,4% руководителей не наблюдают их в хозяйственной практике.

Эти оценки близки к данным нашего опроса 1993 г., но все же частота

бюрократических вымогательств несколько выросла (три года назад на их

наличие указывали около 80% руководителей).

Здесь еще более заметно расхождение во мнениях между основными группами

респондентов. Оценки руководителей крупных и средних предприятий более

негативны: 56,0% считают вымогательства частым явлением. Но самыми

яростными обвинителями коррупции выступают представители общественных

организаций, поддерживающих малый бизнес (ее наличие в этой группе отмечают

практически все). Для них вообще характерно дистанцирование от официальной

власти, от "чиновников" (на деле эта дистанция зачастую не столь велика).

Что же касается самих чиновников, то данную проблему они закономерно

предпочитают не акцентировать. Конечно, мало кто утверждает, что коррупции

нет вовсе (менее чем каждый пятый), но большинство все же не считают

вымогательства частым явлением.

В отраслевом разрезе опять лидируют финансисты (к этой сфере сейчас

наблюдается особо пристальное внимание), затем следуют занятые в сфере

науки и консалтинга, торговли и транспорта. Чуть реже, судя по ответам, это

касается сферы строительства.

Проявления силового давления выглядят как две стороны одной медали (их

так и называют - "бюрократический и криминальный рэкет"). Складывается

впечатление, что одни группы живут в зоне насилия, а другие - в мире

относительного спокойствия. Где проходят границы между этими группами, еще

предстоит выяснить исследователям.

Наиболее удручающий элемент вырисовывающейся картины связан с оценкой

возможностей успешного хозяйствования при принципиальном отказе от дачи

взяток должностным лицам. В этом пункте общий оптимизм предпринимателей

сильно повыветрился. Только каждый шестой (16,6%) надеется, что это

возможно. 42,1% руководителей считают, что этого можно добиться с трудом. И

почти столько же (41,5%) не питают в данном случае никаких надежд. Если

ситуация с деловой обязательностью неблагоприятна, но все же поправима, то

на победу над коррупцией, похоже, мало кто всерьез рассчитывает. Здесь

витает дух обреченности. Это относится и к другим опрошенным группам. За

исключением самих чиновников, видящих ситуацию в более радужном цвете, все

относительно единодушны (несколько пессимистичнее оценки руководителей

крупных и средних предприятий). В отраслевом разрезе среди пессимистов

лидируют занятые в сферах финансов, торговли и услуг населению. Но мнение

производственников отличается несильно.

Делая следующий шаг, мы оставляем в стороне тех немногих, кому

посчастливилось не наблюдать "аномальных" явлений в сфере малого бизнеса,

чтобы посмотреть, каковы ценностно-нормативные представления основной части

респондентов, указывающих на имеющиеся негативы. Назовем "оптимистами" или

"несогласными" тех, кто признает наличие этих явлений, но считает возможным

их устранение. Тех, кто такой возможности не видит, назовем "пессимистами"

или "обреченными". Тех же, кто думает, что обойтись без таких явлений хотя

и с трудом, но можно, будем считать "умеренными".

Когда речь идет о возможности не нарушать деловых обязательств, как это

делается сегодня, оптимистов предостаточно (более половины опрошенных).

Почти половина руководителей оптимистично смотрят на возможность избавиться

от силовых действий, вымогательств и угроз в отношениях между партнерами. А

вот в то, что можно благополучно существовать, не прибегая к взяткам, верит

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.