реферат скачать
 

Лекции по экономической теории

экономическое благо продается и покупается в меньшем по сравнению с

эффективным объеме, т. е. имеет место недопроизводство товаров и услуг с

положительными внешними эффектами.

Корректирующие налоги и субсидии. Для того чтобы сократить

перепроизводство товаров и услуг с отрицательными внешними эффектами и

восполнить недопроизводство товаров и услуг с положительными внешними

эффектами, необходимо трансформировать внешние эффекты во внутренние.

Трансформация внешних эффектов во внутренние (internalization, of an

externality) может быть достигнута путем приближения предельных частных

издержек (и соответственно выгод) к предельным социальным издержкам

(выгодам).

А. С. Пигу в качестве решения данной проблемы предложил использовать

корректирующие налоги и субсидии.

Корректирующий налог (corrective tax) — это налог на выпуск

экономических благ, характеризующихся отрицательными внешними эффектами,

который повышает предельные частные издержки до уровня предельных

общественных.

В нашем примере с целлюлозно-бумажным комбинатом налог (tax-T), равный

предельным внешним издержкам Т = МЕС, мог бы приблизить рыночное равновесие

к эффективному:

MSB = MSC.

Корректирующая субсидия (corrective subsidy) — это субсидия

производителям или потребителям экономических благ, характеризующихся

положительными внешними эффектами, которая позволяет приблизить предельные

частные выгоды к предельным общественным.

В случае с обучением корректирующая субсидия, равная предельным

внешним выгодам (S = МЕВ), могла быть предоставлена студентам, что повысило

бы их спрос на услуги образовательных учреждений до уровня, при котором MSB

= MSC.

Корректирующие налоги и субсидии не могут решить полностью проблемы,

возникающие благодаря существованию внешних эффектов. Во-первых, в реальной

практике довольно трудно точно исчислить предельные издержки и выгоды. Во-

вторых, размеры ущерба определяются в ходе юридических и политических

дискуссий весьма приблизительно. И наконец, отнюдь не последнюю роль играет

то обстоятельство, что корректирующие налоги, которые платят производители

благ, характеризующихся отрицательными внешними эффектами, отнюдь не всегда

достигают поставленной цели. Все это предопределило критику корректирующих

налогов и субсидий и попытки нахождения принципиально новых путей решения

проблемы. Они связаны прежде всего с работами Р. Коуза.

Теорема Коуза. Р. Коуз исходит из того, что рассматриваемая проблема

носит обоюдоострый или, как он говорит, "взаимообязывающий" характер: "При

избегании ущерба для В мы навлекаем ущерб на А. Действительный вопрос,

который нужно решить, это следует ли позволить А наносить ущерб В или нужно

разрешить В наносить ущерб А? Проблема в том, чтобы избежать более

серьезного ущерба"1.

Ответ отнюдь не очевиден до тех пор, пока не удалось определить

ценность того, что мы в результате этого приобрели, и ценность того, чем

пришлось ради этого пожертвовать. Таким образом, решение, предложенное А.

С. Пигу, не использует концепцию альтернативных издержек и подходит к

факторам как к вещественным, а не правовым явлениям.

Анализ проблемы социальных издержек привел Коуза к выводу, который Дж.

Стиглер назвал "теоремой Коуза" (Coase theorem).

Суть ее заключается в том, что, если права собственности всех сторон

тщательно определены, а трансакционные издержки равны нулю, конечный

результат (максимизирующий ценность производства) не зависит от изменений в

распределении прав собственности (если отвлечься от эффекта дохода).

Эту же мысль Дж. Стиглер выразил следующим образом: "... В условиях

совершенной конкуренции частные и социальные издержки равны"2.

Сравнение системы ценообразования, включающей ответственность за ущерб

от отрицательных внешних эффектов, с системой ценообразования, когда такой

ответственности нет, привело Р. Коуза к парадоксальному на первый взгляд

выводу о том, что если участники могут договориться сами и издержки таких

переговоров ничтожно малы (трансакционные издержки равны нулю), то в обоих

случаях в условиях совершенной конкуренции достигается максимально

возможный результат, максимизирующий ценность производства.

Р. Коуз приводит следующий пример. По соседству расположены

земледельческая ферма и скотоводческое ранчо: земледелец выращивает

пшеницу, а скотовод разводит скот, который время от времени стравливает

посевы на соседних землях. Налицо экстернальный эффект. Однако, как

показывает Р. Коуз, эта проблема может быть успешно решена без участия

государства.

Если скотовод несет ответственность за ущерб, возможны два варианта:

"Либо скотовод уплатит фермеру за необработку земли, либо он решит сам

арендовать землю, заплатив фермеру за необработку земли чуть больше, чем

платит сам фермер (если фермер сам арендует ферму), но конечный результат

будет тем же и будет означать максимизацию ценности производства".

Если нет ответственности за ущерб, размещение ресурсов оказывается

таким же, как и раньше. Различие состоит лишь в том, что теперь платежи

будет осуществлять фермер. Однако "конечный результат (который

максимизирует ценность производства) не зависит от правовой позиции, если

предполагается, что ценовая система работает без издержек"4. При нулевых

трансакционных издержках и у фермера, и у скотовода будут экономические

стимулы увеличения ценности производства, так как каждый из них получит

свою долю в приросте дохода. Однако при учете трансакционных издержек

желаемый результат может быть и не достигнут. Дело в том, что высокая

стоимость получения необходимой информации, ведения переговоров и судебных

дел может превысить возможные выгоды от заключения сделки. К тому же при

оценке ущерба не исключены значительные различия потребительских

предпочтений (например, один оценивает тот же самый ущерб гораздо больше,

чем другой). Чтобы учесть эти различия, в формулировку теоремы Коуза

позднее была введена оговорка относительно эффекта дохода.

Экспериментальные исследования показали, что теорема Коуза верна для

ограниченного числа участников сделки (двух-трех). При возрастании

численности участников резко увеличиваются трансакционные издержки, и

предпосылка об их нулевом значении перестает быть корректной.

Любопытно отметить, что теорема Коуза доказывает значение

трансакционных издержек "от противного". В реальной действительности они

играют огромную роль, и удивительно то, что неоклассическая экономическая

теория до недавнего времени их совсем не замечала.

Борьба с загрязнением окружающей среды. Теорема Коуза помогает

выработать правильную стратегию в борьбе с загрязнением окружающей среды.

Эффективная политика в области контроля за загрязнением окружающей

среды — это такая политика, которая позволяет сбалансировать предельные

общественные выгоды контроля с предельными общественными издержками,

необходимыми для его проведения в жизнь.

Пересечение кривой предельных общественных выгод MSB с кривой

предельных общественных издержек MSC позволяет определить эффективный для

данного общества уровень вредных выбросов (рис. 4.3). Дело в том, что по

мере снижения процента загрязняющих окружающую среду выбросов предельные

социальные затраты резко возрастают, поэтому каждый дополнительный процент

снижения обходится все дороже и дороже.

Предельные выгоды и предельные издержки

[pic]

Рис. 4.3. Определение эффективного уровня выбросов

Существуют три основных пути сокращения вредных выбросов в окружающую

среду: 1) установление норм или стандартов по вредным выбросам; 2) введение

платы за выбросы; 3) продажа временных разрешений на выбросы.

Стандарты по вредным выбросам (emissions standards) — это

установленные законом пределы концентрации вредных веществ в промышленных

отходах.

Такие стандарты приняты во многих странах. В США, например, за их

выполнением следит Управление по охране окружающей среды. Превышение

установленных правительственными органами стандартов влечет крупный штраф

или уголовное наказание.

Практика установления стандартов имеет, однако, свои очевидные

недостатки. Прежде всего они разрешают в определенных пределах бесплатно

сбрасывать вредные вещества. При установлении единых для страны норм не

учитываются разная степень остроты экологических проблем в разных регионах,

а также существенные различия предельных частных издержек отдельных фирм.

Поэтому затраты, связанные с достижением единого уровня загрязнения, могут

приводить к значительным потерям отдельных фирм и общества в целом, так как

игнорируются существующие в частном секторе сравнительные преимущества. И

наконец, что особенно важно, стандарты не стимулируют производителей к

снижению существующего уровня загрязнения.

Большей гибкостью обладает плата за выбросы. Плата за выбросы — это

плата, взимаемая с фирмы за каждую единицу загрязняющих окружающую среду

выбросов.

Такая система способствует сокращению общего объема вредных выбросов,

о чем наглядно свидетельствует опыт применения ее в ФРГ. Однако полной

уверенности в том, что стандарты загрязнения не будут нарушены, при такой

системе нет.

Цена (тыс. руб. за кг)

[pic]

Количество лицензий или количество выбросов (кг в день)

Рис. 4.4. Права на загрязнение окружающей среды: роль движения "зеленых"

В последнее время получают все более широкое применение новые методы

борьбы с загрязнением окружающей среды. Среди них такая своеобразная форма,

как продажа прав на загрязнение природной среды. Государство определяет

объем вредных выбросов, допустимый в данной области, и продает его в форме

лицензий с аукциона. Предположим, оно желает сократить объем вредных

выбросов с 1500 до 1000 кг, тогда государство продает лицензий не 1500, а

1000 шт., каждая из которых дает право на выброс 1 кг (рис. 4.4). Поскольку

предложение абсолютно неэластично, равновесие установится в точке Е. В этом

случае цена одной лицензии на право сброса 1 кг загрязняющего вещества в

день будет равна 100 тыс. руб. Если местное общество партии защитников

окружающей среды ("зеленых") решит улучшить экологическую ситуацию в

области, оно может купить часть лицензий, с тем чтобы изъять их из

обращения. Если эта часть составит 100 лицензий, то цена одной лицензии

повысится до 120 тыс. руб. Таким образом, продажа прав на загрязнение

является гибким средством в борьбе за улучшение экологической ситуации в

стране.

4.3. Общественные блага. Роль государства в рыночной экономике

Общественные блага. Чисто общественное благо (pure public good) — это

такое благо, которое потребляется коллективно всеми гражданами независимо

от того, платят люди за него или нет.

Чисто общественное благо характеризуется двумя свойствами:

неизбирательностью и неисключаемостью в потреблении. Такими свойствами

обладает, например, национальная оборона.

Свойство неизбирательности в потреблении означает, что потребление

чисто общественного блага одним человеком не уменьшает его доступности для

других. Такие блага неконкурентны, так как предельные издержки для

дополнительного потребителя равны нулю.

Свойство неисключаемости в потреблении означает, что ни один человек

не может быть не допущен к потреблению блага, даже если он отказывается за

это платить. Чисто общественное благо обладает своеобразным положительным

внешним эффектом: как только кто-нибудь начинает его потреблять, оно

становится доступным для всех.

Чтобы глубже понять особенности чисто общественного блага, сравним его

с чисто частным благом.

Чисто частное благо (pure private good) — это такое благо, каждая

единица которого может быть продана за отдельную плату.

В отличие от чисто частного блага чисто общественное благо не может

быть разделено на единицы потребления (его нельзя выпускать "мелкими"

партиями) и быть продано по частям. Невозможность определения цены на

отдельные единицы чисто общественного блага объясняет особенности

определения совокупного спроса на чисто общественное благо (рис. 4.5). Цена

в данном случае не является переменной вели чиной. Поэтому кривая спроса на

чисто общественное благо отражает предельную полезность всего имеющегося

его наличного объема. Все потребители (в нашем примере их трое: Андреев,

Борисов и Васильев — см. рис. 4.5) должны потребить весь объем выпущенного

блага целиком. В отличие от совокупного спроса чисто частных благ (который

получается путем сложения кривых индивидуального спроса по горизонтали)

совокупный спрос чисто общественных благ определяется путем суммирования

предельных выгод (получаемых от имеющегося наличного объема) по вертикали.

Р (тыс. руб. за ед.) Р (тыс. руб. за ед.)

[pic]

0 2 4 6 12 Q

а) Чисто частное благо б) Чисто общественное благо

Рис. 4.5. Определение совокупного спроса на чисто частное благо и чисто

общественное благо

Проблема безбилетника. Потребление чисто общественных благ происходит

коллективно, однако индивидуальная польза от этого потребления различна. В

нашем примере (см. рис. 4.5) индивиды получают различную выгоду: наименьшую

— Андреев, наибольшую — Васильев. Такая ситуация предполагает наличие

точной информации о предельных выгодах каждого человека. Однако в реальной

действительности наличие такой информации — большая редкость.

Если оплата чисто общественных благ будет осуществляться в

соответствии с предельными выгодами от их использования, появляются мощные

стимулы для сокрытия истинной информации и преуменьшения реальных размеров

получаемых выгод. Действительно, поскольку потребители получают выгоды от

чисто общественного блага независимо от того, платят они за него или нет,

то возникает желание обойтись без лишних выплат, получить это благо даром.

Такая ситуация получила название проблемы безбилетника, "зайца" (free-rider

problem).

Проблема безбилетника чаще возникает в больших, чем в малых группах

потребителей, так как там труднее получить необходимую информацию о

положении плательщиков. В результате существования проблемы безбилетника

производство чисто общественных благ бывает ниже эффективного. Рынок

оказывается не в состоянии справиться с этой проблемой, терпит фиаско.

Исправить "провалы" рынка помогает государство.

Провалы рынка. Функции государства в рыночной экономике. «Провалы»

(фиаско) рынка (market failures) — это случаи, когда рынок оказывается не в

состоянии обеспечить эффективное использование ресурсов.

Обычно выделяют четыре типа неэффективных ситуаций, свидетельствующих

о "провалах" рынка:

1) монополия;

2) несовершенная (асимметричная) информация;

3) внешние эффекты;

4) общественные блага.

Во всех этих случаях приходит на помощь государство. Оно пытается

решить эти проблемы, осуществляя антимонопольную политику, социальное

страхование, ограничивая производство товаров с отрицательными внешними

эффектами и стимулируя производство и потребление экономических благ с

положительными внешними эффектами. Эти направления деятельности государства

составляют как бы нижнюю границу вмешательства государства в рыночную

экономику. Однако в современном мире экономические функции государства

гораздо шире. В их числе: развитие инфраструктуры, дотации на школьное

обучение, пособия по безработице, различные виды пенсий и пособий

малообеспеченным членам общества и др. Лишь небольшое число этих услуг

обладает свойствами чисто общественных благ. Большинство из них

потребляется не коллективно, а индивидуально. Тем не менее доля

государственных расходов в валовом национальном продукте во всех развитых

странах в XX в. имеет тенденцию к росту. К тому же обычно государство

проводит антиинфляционную и антимонопольную политику, стремится сократить

безработицу. В последние десятилетия все более активно оно участвует в

регулировании структурных изменений, стимулирует научно-технический

прогресс, стремится поддерживать высокие темпы развития национальной

экономики. Если к этому добавить региональное и внешнеэкономическое

регулирование, то станет очевидно, почему роль государства в течение XX в.

неуклонно возрастала.

Государственный аппарат стремился решить две взаимосвязанные задачи:

обеспечить нормальную работу рынка и решить (или хотя бы смягчить) острые

социально-экономические проблемы.

Между тем стремительное увеличение государственного сектора и

государственного регулирования в условиях рыночной экономики не может быть

беспредельным. Рыночная экономика накладывает на функции государства

определенные ограничения.

Прежде всего недопустимы такие методы вмешательства государства,

которые разрушают рыночный механизм, подменяют его прямым

администрированием. Гораздо эффективнее действуют косвенные регуляторы

(налоги, субсидии и т. д.), особенно те из них, которые органично встроены

в рыночную экономику. Поэтому государственное регулирование должно не

заменять силы рынка, а скорее ослаблять или усиливать действие рыночных

сил. Следует помнить, что все экономические регуляторы противоречивы.

Краткосрочные выгоды могут обернуться долгосрочными потерями. Более того,

применяя целый набор экономических мер, не следует забывать, что многие из

них противоречивы, действуют в разные, нередко прямо противоположные

стороны. Поэтому необходимо своевременно выявлять их негативные эффекты и

заблаговременно принимать меры по их ликвидации. Вообще сфера действия

прямых и косвенных административных методов должна быть строго определена.

Тенденция к огосударствлению экономики не должна быть единственной. Время

от времени необходимо предпринимать энергичные шаги по разгосударствлению

экономики.

Способы разгосударствления могут быть различны. Это прежде всего

поощрение конкуренции и либерализация рынков, снижение барьеров для

вступления в отрасль, активная антимонопольная политика. Эффективной мерой

может стать и стимулирование смешанного предпринимательства. Наконец,

сильной мерой является денационализация государственной собственности,

развитие процессов приватизации.

Опыт показывает, что приватизация может быть успешной лишь при наличии

определенных условий. Прежде всего к ним относятся:

. наличие надежной правовой базы проведения денационализации;

. создание развитой рыночной инфраструктуры (и фондового рынка прежде

всего);

. хорошо продуманная процедура продажи государственных предприятий;

. предварительная оценка величины спроса на денационализируемый

сектор (или отрасли) экономики.

Лишь при наличии этих условий денационализация экономики может быть

эффективной. Следует помнить, однако, что этот процесс во многом зависит от

самого государства. Между тем разрастание бюрократического аппарата

усложняет сам процесс принятия решений. Поэтому "провалы" рынка могут быть

дополнены, а иногда и усилены "провалами" государства. Однако о них мы

расскажем в следующей главе.

11. Литература

7. Базовый учебник

Нуреев Р. М. Курс микроэкономики. Учебник для вузов. – М.: ИНФРА-М,

1999. Гл. 13.

Основные вопросы темы кратко изложены в учебнике Э. Доллана и Д. Линдсея

(гл. 12). Более углубленное изложение теории прав собственности можно найти

в книге Р. Капелюшникова. Проблема трансакционных издержек раскрыта в

статье Р. Коуза "Проблема социальных издержек" (гл. 5). В статье О.

Уильямсона "Вертикальная интеграция производства..." концепция

трансакционных издержек использована для объяснения развития рыночных

структур. Институциональный анализ экономической истории нового времени с

точки зрения эволюции отношений собственности показан в статье Д. Норта.

Статья О. Уильямсона "Сравнение альтернативных подходов..." характеризует

основные научные подходы к анализу роли фирмы в рыночном хозяйстве. Подход

к фирме как к механизму экономии трансакционных издержек представлен в

статье Р. Коуза "Природа фирмы" (гл. 2).

Вопрос о роли государства в рыночной экономике затрагивается во всех

предлагаемых в списке основной литературы учебниках. В главе 14 книги П.

Хейне анализируется право государства использовать принуждение и

объясняется суть "проблемы безбилетника". Сфера деятельности государства в

экономике описывается в учебнике под ред. А. Лившица и И. Н. Никулиной. У

К. Макконнелла и С. Брю (гл. 3) основное внимание уделяется общественным

интересам. Вопрос о минимальных и максимальных границах участия государства

в управлении рыночной экономикой, а также о необходимости и формах

разгосударствления наиболее полно раскрывается в работе под редакцией А.

Лившица и И. Н. Никулиной.

2. Бусыгин В. П., Кокович С. Г., Цыллаков А. А. Методы

микроэкономического анализа: фиаско рынка. Новосибирск, 1996. Гл. 3, 4.

С.30—52.

Капелюшников Р. Экономическая теория прав собственности. М.: Наука,

1990. Разд. 2, 6, 9. С. 10—15, 37—43, 63—77.

Коуз Р. Фирма, рынок и право. М.: Дело, 1993. Гл. 1, 2, 5, 7. С. 4—53,

87—141, 169—192.

Менар К. Экономика организаций. М.: Инфра-М, 1996.

Найшулъ В. А. Либерализм и экономические реформы // Мировая экономика и

международные отношения. 1992. № 8.

Норт Д. Институты и экономический рост: Историческое введение // THESIS.

1993. Весна. С. 69—91.

Савас Э. С. Приватизация: ключ к рынку. М.: Дело, 1992. Ч. 2 С. 53—158.

Хайек Ф. Дорога к рабству. М.: Экономика, 1992. Гл. 4—5. С. 39—60.

Шаститко А. Е. Внешние эффекты и трансакционные издержки. М.: ТЕИС,

1997.

Эрроу К. Возможности и пределы рынка как механизма распределения

ресурсов // THESIS. Т. 1. Вып. 2. С. 53—58.

Milgrom P..Roberts J. Economics, Organization and Management. Prentice

Hall, 1992. Ch. 9.

North D. Structure and Change in Economic History. N. Y., 1981.

Eggertsson T. Economic Behavior and Institutions. Cambridge University

Press, 1990.

-----------------------

-----------------------

[pic]

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.