реферат скачать
 

Кризис российской экономики и пути его преодоления

здесь невелика. Главные же факторы - отрицательная ставка банковского

процента, льготные кредиты ЦБР в 1992-1994 гг., "прокручивание" бюджетных

денег через уполномоченные банки, а так же льготы, квоты и лицензии во

внешней торговле на фоне разрыва между внутренними и мировыми ценами на

продукты российского экспорта.

2.2.1.Причины кризиса

При анализе причин нынешнего кризиса важно понять, что он явился

результатом не чьей-то злой воли или некомпетентности, а стечения

обстоятельств, многие из которых складывались против нас. В России реформы

неизбежно должны были идти трудно и сопровождаться усилением социального

недовольства. Рассмотрим логическую цепь событий, приведших к кризису.

1. "Черный вторник" в октябре 1994 г. - и решение отказаться от

эмиссионного кредитования бюджетного дефицита. Необходимо было после этого

резкого поворота в бюджетной политике обеспечить улучшение сбора налогов,

сокращение государственных расходов и дефицита бюджета и уже для

сокращенного дефицита - переход на его финансирование за счет так

называемых неинфляционных источников, то есть внешних и внутренних займов.

2. Раскручивание рынка ГКО плюс широкое использование КО (казначейских

обязательств), КНО (казначейских налоговых освобождений), гарантий и затем

поручительств Минфина по кредитам коммерческих банков на покрытие текущих

бюджетных расходов. Пик применения этих денежных суррогатов пришелся на

конец 1995 г. и 1996 г.[4] Две трети налоговых поступлений в бюджет в

апреле 1996 г. было представлено этими бумажками. Опасность "пирамиды" ГКО

к августу 1996 г. стала очевидной. Но о последствиях в целом стали

задумываться только осенью 1996 г. Погашение инфляции не за счет

сбалансированного бюджета, а в результате роста государственного долга

привело к отложенной инфляции. То, что произошло в августе 1998 г., -

первый ее взрыв.

3. Начало 1997 г. - либерализация рынка ГКО, расширение допуска на него

нерезидентов и как следствие – устремление "Горячих деньги" в Россию.

4. Март 1997 г. - обновление состава правительства РФ, приход в него А.

Чубайса и Б. Немцова, что позволило говорить о правительстве "молодых

реформаторов." Увы, краткосрочный успех в сокращении задолженности по

зарплате и пенсиям, достигнутый как условие дальнейшей поддержки президента

РФ, только затянул долговую "петлю", заставив отложить решение главных

задач по предотвращению кризиса.

5. Июль 1997 г. - аукцион по "Связьинвесту" и начало информационной

"войны" олигархов "по полной программе" против А. Чубайса и Б. Немцова.

Итог - потеря доверия к реформаторам, к их порядочности и готовности

служить обществу.

6. Осень 1997 г. Полный отказ левой Думы от сотрудничества с

правительством "молодых реформаторов", в том числе с учетом итогов

информационной "войны". Стало ясно, что надежда наскоком преодолеть

сопротивление парламента по Налоговому и Бюджетному кодексам, по земельной

реформе, по социальным льготам несостоятельна.

7. Ноябрь 1997 г. До России докатываются первые отзвуки "азиатского"

кризиса. Миссия МВФ отказывается одобрить очередной транш займа на том

основании, что до сих пор не учитывались растущие долги бюджетных

организаций за газ, энергию, тепло, а исполнение бюджета оценивалось только

по фактическим ассигнованиям без учета роста его долгов. Задержка транша -

еще один толчок к потере доверия правительству.

И, тем не менее, наш кризис можно понять лишь как часть мирового

финансового кризиса. Весна 1997 г. - крах банковской системы в Чехии, осень

1997 г. - в Малайзии и Таиланде, начало 1998 г. - удары кризиса настигают

Южную Корею, Японию и Индонезию, летом - Россию, в начале 1999 г. -

Бразилию. Во всех этих странах картина кризиса одинаковая:

4. резкое обесценение национальной валюты;

5. банковский кризис;

6. падение капитализации фондового рынка;

7. отрицательное сальдо платежного баланса;

8. спад производства.

Характерно, что удары кризиса обрушились на развивающиеся рынки

(emerging markets), на страны, структура экономики которых страдает

существенными ограничениями свободы конкуренции в пользу привилегированных

агентов на основе связи власти с крупным капиталом, где велико

вмешательство государства в экономику в интересах определенных групп. Итог

- резкое сокращение потоков капиталов на эти рынки, кризис доверия. Кризис

на сырьевых рынках, например, нефтяном, что особенно болезненно для России,

также связан с общим кризисом, поскольку наряду с экономией ресурсов на

основе новых технологий последний привел к существенному падению спроса на

этих рынках.

8. 12 мая 1998 г. Начинается обвал на финансовых рынках.

Переговоры с МВФ идут трудно. Фонд поначалу настаивает на том, чтобы

жесткие меры, предпринимаемые для преодоления кризиса, были как знак

национального согласия одобрены парламентом. Однако последний отвергает

почти все законопроекты правительства РФ, особенно налоговые. Настало время

принимать крайние меры, поскольку было ясно, что дальше удерживать

сложившуюся ситуацию бессмысленно. Кризис переходил в открытую фазу. В его

основе лежит проводившаяся с 1994 г. нерешительная и безответственная

бюджетная политика. Доходы бюджета во все большей степени не

соответствовали обязательствам государства, а разрыв заполнялся

заимствованиями.

Если бы не было осложнений на мировых рынках и доходность ГКО не

повышалась более 20%[5], то сохранялась бы теоретическая возможность за 2-3

года радикально изменить ситуацию, сводя бюджет с первичным профицитом и

гася задолженность при минимуме новых займов. Такого рода планы

разрабатывались с осени 1997 г. Но было уже поздно.

2.2.2.Кризис 17 августа

Меры, принятые правительством С. Кириенко, при всех отягчающих

последствиях избавили страну от иллюзий, поставили ее tin почву реальности,

оказавшейся намного менее благоприятной, чем нам казалось.

Краткосрочные последствия

Воздействие этих мер на экономику, серьезно усиленное отставкой

правительства С.Кириенко 23 августа, было крайне тяжелым. Решение о

расширении валютного "коридора", практически приведшее к крупнейшей

девальвации рубля, и затянувшаяся почти на месяц неопределенность на

валютном рынке имели самые существенные краткосрочные последствия:

расстройство системы платежей и расчетов; остановка потоков импорта; скачок

цен на 45%[6] за первые полтора месяца; ажиотаж на потребительском рынке,

опустошивший полки магазинов и напомнивший недавнее печальное прошлое.

И все же надо признать, что это решение было неизбежным, но намного

запоздавшим. Конечно, будь это решение принято раньше, его негативные

последствия тоже сказались бы раньше. Но они, видимо, были бы не столь

ощутимыми и по крайней мере не совместились бы с дефолтом. Дефолт или

одностороннее решение о реструктуризации внутреннего долга (по ГКО-ОФЗ)

особенно серьезно по своим среднесрочным последствиям. Последние недели

перед кризисом Минфин РФ утратил возможность рефинансировать долги за счет

новых заимствований. Примерно два месяца практически все денежные доходы

бюджета уходили на незапланированное погашение ГКО - от 3 млрд. до 6 млрд.

руб. каждую неделю. При этом почти приостановилось финансирование бюджетной

сферы, армии и т.д. Камчатка сейчас на точке замерзания, потому что в тот

период не было денег на завоз топлива. Дефолт стал фактом, тянуть с его

признанием означало лишь усугубление проблемы. Альтернатива - монетизации

долга, то есть печатание денег, притом в крупных масштабах. На это идти

было нельзя.

Самое печальное, что все ожидавшиеся позитивные моменты дефолта,

например, возобновление бюджетных ассигнований хотя бы на заработную плату

бюджетникам, военнослужащим или сокращение предстоящих выплат по

обслуживанию долга в 1999 г., были сведены на нет. Возобновить в полном

объеме плановые ассигнования оказалось невозможным, так как кризис вызвал

резкое падение сбора налогов, практически эквивалентное месячным расходам

на эти цели. Сокращение предстоящих выплат по ГКО-ОФЗ в значительной мере

оказалось "съеденным" в переговорах, которые затем все равно пришлось вести

с инвесторами по реструктуризации долга.

Мораторий на выплату долгов нерезидентам в течение 90 дней также ныне

осуждается. На мой взгляд, он был наименее негативным, а скорее, самым

разумным из решений 17 августа. Впрочем, это стало очевидно после того, как

срок моратория истек: все же было время для того, чтобы попытаться спасти

ситуацию, найти деньги, договориться с кредиторами. Другое дело, что

возможности эти были использованы лишь в незначительной мере.

Так или иначе, но в течение примерно 1,5-2 месяцев краткосрочные

последствия кризиса были отчасти преодолены. Сказалось влияние рыночных

сил, а также достаточно эффективных действий Центробанка по восстановлению

платежей и стабилизации валютного рынка. Деятельность нового правительства

РФ тоже можно было бы оценить удовлетворительно: оно, несмотря на риторику

об усилении роли государства, почти ничего не делало такого, что могло

сразу дать отрицательный эффект.

Угрозы в среднесрочной перспективе

С чисто экономической точки зрения решения 17 августа имели большей

частью краткосрочные последствия, хотя, конечно, скачок цен и потеря денег

в проблемных банках будут еще долго ощущаться и населением, и

предприятиями. Тем не менее это замечание имеет смысл, так как те угрозы

российской экономике, с которыми она будет сталкиваться в среднесрочной

перспективе, обусловлены отнюдь не столько обострившимся кризисом, сколько

более глубокими и длительными причинами. Из среднесрочных угроз наиболее

значимыми оказались инфляция, кризис банковской системы и дефолт по

внешнему долгу.

Первый взрыв инфляции, обусловленный падением курса рубля и ростом цен

на импортные товары, был остановлен, поскольку ограниченными были масштабы

эмиссии. Если бы ее удалось избежать, то финансовый кризис мог стать

эпизодом с печальными, но ограниченными последствиями. Уже через полгода

-год страна вернулась бы к ситуации лета 1997 г. и могла бы продолжить

поступательное движение.

Что касается банковского кризиса, то распространено мнение, что он был

обусловлен дефолтом по ГКО: в них была вложена большая часть активов

крупных банков и дефолт привел к резкому их обесценению, что наряду с

паникой среди вкладчиков и подкосило наши банки.

На самом деле, когда начался финансовый кризис, банки не имели серьезной

основы, поскольку от бюджета их постепенно отдаляли, а реальная сфера была

в глубоком кризисе: она не давала банкам кредитных ресурсов и не могла

привлечь кредиты из-за низкой платежеспособности. Банки, кредитовавшие

предприятия, либо устанавливали над ними контроль, либо терпели убытки.

Изменить положение могли только основательная реформа предприятий и

окончательная финансовая стабилизация. А на это требовалось много времени и

усилий, в том числе со стороны самих банков, по формированию клиентуры.

Экспансия ГКО если и нанесла банкам ущерб прежде всего тем, что минимум на

два года позволила им не заниматься активно работой с реальным сектором и

собственным оздоровлением. Однако болезненная реструктуризация банков, даже

установление за ними более тщательного надзора встречали сопротивление.

Некоторые банки вообще считались неприкасаемыми за "заслуги" перед властью.

Таким образом, банковский кризис был неизбежен, события 17 августа дали ему

толчок.

Последствия приостановки платежей по внешним долгам (это уже точно

банкротство страны) очень серьезны, хотя есть специалисты, полагающие, что

нам снова, в третий раз (1992 и 1998 гг.), пойдут на уступки. Для того,

чтобы кредиторы помогли своими инвестициями поднять экономику нашей страны,

переговоры о реструктуризации долга должны были опираться на четкую

позицию. Нужно было разработать программу, убедительную для кредиторов,

обеспечивающую продолжение реформ и подъем экономики, причем поддержанную

всеми ветвями власти российского государства.

Несмотря на вышеизложенные отрицательные последствия кризиса, он явно

оказал и существенное оздоравливающее воздействие на экономику:

9. была обусловлена необходимость реструктуризации банковской системы,

сжатие рынка государственных бумаг заставит банки обратиться к

реальной сфере;

10. была снята опасность чрезмерного политического влияния олигархов в

значительной мере вследствие ослабления их позиций;

11. коммерческий сектор был вынужден сократить свои расходы, что лишило

его чрезмерного превосходства по доходам по сравнению с

производством. Распределение населения по доходам теперь только

начинает становиться более справедливым и равномерным;

12. девальвация рубля, нанеся удар по банкам, импортопотребляющим

отраслям и населению, открыла возможности для ряда других

отечественных отраслей.

В последнем пункте речь идет не о нефти и газе, а об аграрном секторе,

фармацевтике, бытовой технике, отчасти легкой промышленности, базирующихся

на отечественном сырье. Здесь имеются ввиду вообще все отрасли, способные

производить конкурентоспособную продукцию для внутреннего рынка и на

экспорт, не привлекавшие прежде западных кредитов и располагающие внутри

страны базой сырья, материалов, компонентов, получили преимущества примерно

на 2-3 года, которые они непременно должны реализовать.

Разумеется, финансовый кризис августа 1998 г. нанес удар по начавшей

было подниматься экономике страны. Наглядно это можно увидеть в следующей

таблице 1:

Таблица 1. Основные экономические показатели России в 1996 – 2000 гг. [7]

гг.

|ВВП |Промышленная продукция |Индекс цен производителей пром. продукции

|Валовая продукция (с/х) |Инвестиции в основной капитал |Ввод в действие

жилых домов |Розничный товарооборот |Экспорт |Импорт | |1996 |96,6 |96 |126

|95 |82 |84 |99,6 |109 |101 | |1997 |97,5 |98 |135 |96 |78 |80 |103 |108

|115 | |1998 |92,7 |93 |166 |84 |69 |75 |99,7 |91 |96 | |1999 |95,9 |100,3

|277 |87 |72 |78 |92 |92 |66 | |2000 |… |109 |365 |91 |85 |73 |100 |… |… |

|Как видно из этой таблицы, показатели 1996 г. и особенно 1997 г. намного

превышают показатели 1998 г., когда и произошел пресловутый кризис. Это

касается всех указанных в таблице данных за исключением разве что

розничного товарооборота. Но, во-первых, различие между соответствующим

товарооборотом 1996 г. по сравнению с 1998 г. очень маленькое (всего

порядка 0,1), а во- вторых, потребители, несмотря на финансовый кризис, не

могли отказаться от приобретения товаров, особенно первой необходимости.

Если обратить внимание на данные по 1999-2000 гг., то подъем экономики

во всех направлениях очевиден.

Теперь, когда опасные последствия финансового кризиса во многом сошли на

нет, важным направлением является реформа финансовой системы и прежде всего

банков. Именно здесь в настоящее время находится одно из основных

препятствий на пути трансформации сбережений в инвестиции. Отсутствие

согласованных действий между Правительством и Центральным банком

относительно принципов реформирования банковской системы, повышения ее

надежности в значительной степени усложняет сегодняшний политический

процесс. Однако при всей сложности этого вопроса он, на мой взгляд, на

должен решаться путем ослабления независимости ЦБ РФ и подчинения его

исполнительной власти. Это было бы неправильно как из общетеоретических

соображений (независимость ЦБ РФ является одним из важнейших завоеваний

первого посткоммунистического десятилетия как фактор стабильности денежной

системы), так и с точки зрения практических аргументов. На самом деле,

главным источником нестабильности финансовой системы служит не только и не

столько ее правовая база или организационная структура (при всей их

важности), сколько низкий уровень доверия экономических агентов друг к

другу – вкладчиков к банкам, а банков к заемщикам. Отсюда ситуация, когда

частные вкладчики предпочитают Сбербанк другим банкам, а банки – хранить

средства на счетах в Центробанке при отрицательной реальной процентной

ставке или в государственных бумагах с очень низкой доходностью по

сравнению с коммерческим кредитом.

Устойчивость политического и экономического курса является на сегодня

ключевой предпосылкой для улучшения функционирования финансовых рынков,

сильно пострадавших после финансового кризиса августа 1998 г. Хотя,

разумеется, необходимы и серьезные действия властей по улучшению ситуации в

сфере финансов. Особенно в таких направлениях, как укрупнение банков,

повышение их надежности, демонополизация рынка кредитных услуг (прежде

всего конечных), привлечение на рынок иностранных банков.

3. ВЫХОД ИЗ ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА

Целью существовавшей после августа 1998 среднесрочной программы была

остановка кризиса, устранение его причин, возобновление экономического

роста. Для этого, прежде всего, необходимо было преодолеть бюджетный

кризис, упорядочить сбор налогов, сократить государственные расходы. В

последнем направлении речь идет о снижении не только фактического

финансирования, но и обязательств государства, сохранение которых приводит

к увеличению долгов бюджета. Необходимы были также и реформы в социальной

сфере. В их числе: военная, жилищно-коммунальная, пенсионная, реформы в

системе социальной защиты (переход к пособиям по нуждаемости), в

образовании и здравоохранении. Страна также нуждалась в перестройке системы

межбюджетных отношений и в бескомпромиссной борьбе с преступностью,

переводе в легальное русло большей части теневой экономики.

3.1. Макроэкономические уроки прошлого

Несмотря на скоординированные усилия, нацеленные на достижение перелома

в налогово-бюджетной сфере и устранение характерных для докризисного

периода несоответствий между налогово-бюджетной политикой и политикой в

области обменного курса рубля, Россия остается весьма уязвимой перед лицом

экономических потрясений, особенно изменений цен на нефть и газ и

замедления темпов экономического роста.

Обратимся к макроэкономическим урокам прошлого:

Как показали события послекризисного периода, устойчивый макроэкономический

рост требует разумного макроэкономического управления.

Сочетание жесткой денежно-кредитной и слабой налогово-бюджетной политики,

фиксированного обменного курса и чрезмерных государственных заимствований

неизбежно ведет к макроэкономическому кризису, что и произошло в 1998 г.

Необходимо безотлагательно укрепить российские государственные финансовые

учреждения, в том числе налоговую службу, федеральное казначейство,

бюджетную систему и систему управления государственным долгом.

Однако наиболее важным уроком является то, что невозможно добиться

макроэкономической стабилизации без глубоких структурных, социальных и

институциональных реформ.

3.2. «Программа Грефа»

Теперь, когда правительство справилось в какой-то мере с последствиями

кризиса августа 1998 года, оно перешло к осуществлению программы одного из

ведущих специалистов в области современной экономики с учетом уроков

последнего кризиса.

«Программа Грефа»[8] была разработана в основном в первой половине 2000

года. Принципиальной особенностью этого документа является политическая и

идеологическая последовательность – впервые после программы 1992 года. В

основу экономической политики здесь положено формирование институциональных

условий, стимулирующих предпринимательскую активность как фундамент

устойчивого экономического роста. Одобрение базовых подходов Стратегической

программы В.В. Путиным в апреле 2000 года означало принципиальный выбор в

пользу предлагаемой данным документом экономико-политической модели. Полный

текст программы не получил тогда официального оформления, однако она стала

базой для подготовки более технологических документов – программы мер на 18

месяцев, на 2002 - 2004 гг. и проектов разрабатываемых правительством

нормативных актов.

В центре внимания Стратегической программы находится комплекс

институциональных и структурных реформ, включая политические, при

поддержании общей макроэкономической стабильности (прежде всего адекватной

бюджетной и денежно-кредитной политики).

Важнейшими компонентами институциональных реформ, которые должны быть

осуществлены в России в соответствии с «программой Грефа», являются

следующие.

1. Налоговая реформа и сокращение налогового бремени.

2. Реформирование бюджетной системы. Речь идет не о формальном сокращении

бюджетных расходов, а о проведении глубоких структурных реформ

бюджетного сектора.

3. Дерегулирование хозяйственной деятельности или, что то же самое,

повышение эффективности государственного регулирования. Снижение

барьеров для входа на рынок, упрощение систем регистрации,

лицензирования и контроля над частнопредпринимательской деятельностью,

упрощение реализации инвестиционных проектов.

4. Обеспечение гарантий частной собственности, включая интеллектуальную.

5. Снижение и унификация таможенных тарифов.

6. Развитие финансового рынка и финансовых институтов. Особой проблемой

является укрепление надежности и эффективности банковской системы.

7. Реформа естественных монополий, предполагающая повышение их

инвестиционной привлекательности через разделение на монопольный и

конкурентный секторы.

8. Реформирование системы социальной поддержки в направлении концентрации

ресурсов на помощи малоимущим.

9. Реформирование пенсионной системы в направлении развития накопительных

принципов.

Главная особенность Стратегической программы состоит в отсутствии в ней

отраслевых приоритетов, что является важнейшей характеристикой документа,

нацеленного на решение задач постиндустриальной эпохи. Фактически здесь

признается два обстоятельства. Во-первых, пока не пришло время говорить о

сравнительных преимуществах российской экономики в отраслевом разрезе –

только практика покажет, в каких секторах страна может на равных

конкурировать с наиболее передовыми мировыми производителями. Во-вторых,

наиболее перспективными и конкурентоспособными могут оказаться не отрасли,

а конкретные предприятия. Последнее вообще характерно для стран, решающих

задачи догоняющего развития.

Наконец, Стратегическая программа предполагает решение ряда

принципиальных задач, выходящих за рамки собственно социально-экономической

политики. Здесь особенно актуальными являются административная и судебная

реформы. От них зависит достижение практически всех экономических целей,

поскольку предпринимательская активность будет «скована» в условиях

коррупции государственного аппарата и несправедливости судебных решений.

Таким образом, «программа Грефа» уже вступила в действие и

корректироваться будет уже по ходу осуществления задуманных реформ.

Остается надеяться, что на этот раз очередная программа все-таки даст

положительные результаты и страна будет дальше подниматься после

обрушившегося на нее кризиса. Во всяком случае, многие современные

экономисты разделяют ключевые положения описанных выше мер по достижению

стабилизации в экономическом положении нашей страны.

Заключение

За последние годы в России имели место и финансовые катастрофы, и острые

внутриполитические конфликты. Но в итоге слабые ростки рыночной экономики

все-таки выстояли и, на мой взгляд, имеют сейчас условия для развития.

После финансовой катастрофы августа 1998 г. были опасения краха реформ,

неизбежной реставрации мобилизационных методов организации экономики.

Однако этот кризис дал толчок становлению конкурентного рыночного

хозяйства, низвергнув многие финансовые структуры, паразитирующие на

«особых связях» с государством.

Действительно, вначале позитивные тенденции в современной российской

экономике были вызваны, как ни парадоксально, финансовым кризисом 1998 г. и

резкой девальвацией рубля, что предопределило активизацию производства

внутри страны. В течение последнего времени благоприятная экономическая

ситуация поддерживалась во многом благодаря резкому подъему цен на нефть, а

также росту цен на некоторые другие товары нашего традиционного экспорта.

Так, положительное сальдо торгового баланса по итогам первого полугодия

2000 г. превысило 28 млрд. долларов[9].

Главным итогом 90-х годов является создание основ денежного строя и его

сохранение. За прошедшее десятилетие также удалось создать основы рыночной

экономики, сформировать ее основополагающие институты. Впервые с середины

20-х гг. российский рубль стал конвертируемой валютой.

Признавая всю неоднозначность последствий приватизации, следует

отметить, что благодаря ей в России сформировался принципиально иной

экономический и политический климат. Частная собственность вновь стала

легитимной и при ответственной политике властей может дать стране мощный

импульс экономического и социального прогресса.

В российской экономике, несмотря на сильный затяжной спад (в течение

десяти лет), наметились контуры структурных изменений постиндустриального

типа. За этот период доля услуг в валовом внутреннем продукте увеличилась с

менее чем одной трети до половины. Например, с конца 1999 г. прирост числа

абонентов сотовой связи составил порядка 100 тыс. в месяц. Количество

телевизионных станций за тот же период выросло почти в 3 раза, а

количество легковых автомобилей – в 2 раза[10].

Среди позитивных экономических тенденций можно особо отметить расширение

внутреннего спроса и рост объема производства, ориентированного на

внутренний рынок. Российские предприятия явно стали лучше реагировать на

рыночные сигналы, в частности на увеличение спроса. В легкой промышленности

производство увеличилось на 34%, в полиграфической – на 25, 7%, в

медицинской – на 18%[11].

Примерно в 1,8 раз (по сравнению с 1 июля 1999 г.) выросли

золотовалютные резервы Центрального банка, что позволило обеспечить

стабилизацию курса рубля. Они достигли 25 млрд. долларов, что является

наивысшим показателем за всю историю постсоветской России.

Наметились положительные тенденции в показателях уровня жизни населения,

хотя докризисный (до августа 1998 г.) уровень еще не достигнут.

Правда, некоторые экономисты слишком превышают результативность реформ и

находятся, на мой взгляд, в состоянии своего рода эйфории. Так, например,

С.В. Степашин считает, что, «несмотря ни на что, после августа 1998 г. нам

удалось в исторически короткие сроки совершить демонтаж прежней политико-

экономической системы, причем при обеспечении преемственности реформ и

постепенной консолидации политической элиты страны». Такое не всегда

объективное отношение к ближайшему прошлому у правительства может ослабить

его бдительность, однако, сейчас политика правительства должна быть как

никогда целенаправленной, чтобы избежать риска ликвидации положительных

результатов последних лет.

Нельзя не учитывать, что с апреля – мая 2000 г. появились признаки

замедления экономического роста и инфляционных процессов. Резервы

увеличения производства, вызванные девальвацией рубля и развитием

импортозамещения, близки к исчерпанию.

Сохраняется высокая зависимость национальной экономики от мировых цен на

сырьевые товары российского экспорта, прежде всего от цен на нефть.

Серьезной проблемой здесь является как слишком низкий, так и слишком

высокий уровень этих цен. Отрицательное воздействие этих цен (ниже 10 долл.

за баррель) на положение страны и Правительства достаточно очевидны. Однако

не менее проблематичны и экстремально высокие цены, что было в полной мере

продемонстрировано в 2000 г., особенно во втором полугодии. Можно выделить

три негативных последствия складывающейся ситуации.

Во-первых, создается избыточное давление на курс рубля в сторону его

повышения. Для экономического роста предпочтительно сохранять низкий курс

национальной валюты или, по крайней мере, сдерживать рост реального

валютного курса.

Во-вторых, приток иностранной валюты в условиях вялого роста инвестиций

становится фактором ускорения инфляции, поскольку денежные власти,

сдерживая рост реального курса, вынуждены покупать валюту и эмитировать

рубли. Причем в специфических российских условиях, когда сохраняется

«августовский синдром», ограничено применение инструментов стерилизации

денежной массы : напуганные крахом ГКО политики не решаются активно пойти

на восстановление рынка государственных ценных бумаг. В результате ЦБ РФ

приходится балансировать между инфляцией и ростом валютного курса, вызывая

нарекания у всех основных общественно-политических сил.

Наконец, в-третьих, высокие цены на нефть создают серьезные трудности

для бюджетной политики Правительства, делая его жизнь в чем-то даже более

сложной, чем при низких ценах. Дополнительные доходы бюджета провоцируют

активность лоббистских группировок. Проблемы есть во всех секторах, и все

требуют денег, даже те, кто за последние годы уже отвык от претензий к

бюджету. Осенью прошлого года подобное давление приобрело огромные

масштабы. В результате вновь возрастает опасность повторения пути СССР 70-х

и России середины 90-х годов.

Серьезным тормозом для поддержания позитивных импульсов в экономике

является недостаточная степень развития финансовой инфраструктуры в стране,

слабость банковской системы, ее низкая капитализация.

Маломощная банковская система не в состоянии адекватно поддерживать тот

подъем, который наметился в реальном секторе экономики, а тем более

удовлетворить спрос на инвестиционные ресурсы со стороны предприятий,

которые стремятся использовать благопроиятную экономическую конъюнктуру для

обновления основного капитала и повышения своей конкурентоспособности.

Поэтому недостатки национальной банковской системы, слабость финансовой

инфраструктуры представляют серьезный тормоз для дальнейшего развития

российской экономики.

Таким образом, проанализировав такие задачи работы, как рассмотрение

понятий структурного кризиса и трансформационного спада, а затем, изучив

особенности трансформационного спада в экономике России (в частности,

промышленный кризис и финансовый кризис 17 августа) и пути выхода из

сложившегося кризиса, можно сделать вывод, что сейчас на плечи

правительства России ложится очень трудная задача и большая

ответственность: не только не дать обрушиться на нашу страну новому

кризису, но и обеспечить оптимальные условия для «выздоровления» российской

экономики.

Главным направлением дальнейшего реформирования, как я считаю, должно

стать четкое разделение функций бизнеса и государства, с одновременным

укреплением государства и повышением эффективности его действий. У России

сейчас, на мой взгляд, достаточно сил, решимости и веры в себя, чтобы стать

процветающей страной и занять достойное место в мировом сообществе.

Список используемой литературы:

1. Абалкин Л. Страна располагает условиями для вывода экономики на путь

устойчивого роста. // Экономист. 1996 №1.

2. Бойко С. А. Возможности выхода из кризиса // Экономист. 1998 №10.

3. Гранвилл Б. Проблемы стабилизации денежного обращения в России. //

Вопросы экономики. 1999 №1.

4. Илларионов А.Н. Значимые закономерности экономического развития. //

Вестник финансовой академии. 2001 №1(17).

5. Корнаи Я. Трансформационный спад. // Вопросы экономики. 1994 №3.

6. Курс экономической теории. Под ред. Сидорович А. С. М., 1997.

7. Линн И. Новое руководство, новые возможности. //Вопросы экономики.

2000 №11.

8. Мау В. Экономическая политика России: в начале новой фазы. //Вопросы

экономики. 2001 №3.

9. Основные экономические показатели стран СНГ в 1996-2000 гг. По

материалам Статкомитета СНГ. // Вопросы статистики. 2001 №4.

10. Смирнов С. Поддержка российского предпринимательства. // Вопросы

экономики. 1999 №2.

11. Смирнов С. Промышленная политика: проблемы и перспективы. // Вопросы

экономики. 2000 №9.

12. Смирнов С. Система опережающих индикаторов. //Вопросы экономики. 2001

№3.

13. Степашин С.В. Переходный период в России: прблемы, достижения и

перспективы. // Вестник финансовой академии. 2001 №1(17).

14. Экономика. Под ред. Булатова А.С. М.,1997.

-----------------------

[1] Илларионов А.Н. Значимые закономерности экономического развития. //

Вестник финансовой академии. 2001 №1(17). С.16.

[2] Линн И. Новое руководство, новые возможности. // Вопросы экономики.

2000 №11. С.8.

[3] Там же. С.8.

[4] Гранвилл Б. Проблемы стабилизации денежного обращения в России. //

Вопросы экономики. 1999 №1. С.40.

[5] Гранвилл Б. Проблемы стабилизации денежного обращения в России. //

Вопросы экономики. 1999 №1. С.45.

[6] Мау В. Экономическая политика России: в начале новой фазы. // Вопросы

экономики. 2001 №3. С.8.

[7] Основные экономические показатели стран СНГ в 1996 – 2000 гг. По

материалам Статкомитета СНГ. // Вопросы статистики. 2001 №4. С.64.

[8] Мау В. Экономическая политика России: в начале новой фазы. // Вопросы

экономики. 2001 №3. С.12.

[9] Степашин С.В. переходный период в России: проблемы, достижения и

перспективы. // Вестник финансовой академии. 2001. №1(17). С.27.

[10] Там же. С.28.

[11] Илларионов А.Н. Значимые закономерности экономического развития. //

Вестник финансовой академии. 2001 №1(17). С.21.

Страницы: 1, 2, 3


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.