реферат скачать
 

Кооперативное движение в России XIX-XX вв

личности и увеличивает силы человека, не подчиняя его и не уничтожая его

самостоятельности... Соответственно тому, что отвечает условиям сельского

хозяйства... кооперация и не может вести к сосредоточению производства, а

напротив, к поддержанию самостоятельности мелких производителей, но

объединенных в том, что для них является общим» [69, с. 374].

В России, как уже отмечалось, наибольший вес в этих вопросах имело мнение

М. И. Туган-Барановского. Некогда «легальный марксист», в период первой

русской революции перешедший на позиции кадетов, крупнейший экономист и

историк своего времени, он, хотя и разделял в чем-то взгляды Маркса,

одновременно выступал и с критикой многих положений марксизма. Он был

активным участником и теоре-гиком кооперативного движения, выпускал в

начале века журнал «Вестник кооперации». Для нас его мнение важно еще и

потому, что, будучи современником Столыпина, он выражал позицию

значительной части российского общества.

Прежде всего отметим, что Туган-Барановский выступал решительным

сторонником кооперации в деревне: «Для крестьян кооперация является

незаменимым и единственно возможным средством поднятия их экономического

благосостояния». Но, ратуя за нее, он предостерегал от крайностей,

ограничивая кооперацию рамками, за которыми она превращается в свою

противоположность. Здесь уместно привести выдержки из его работы

«Социальные основы кооперации» [181], чтобы показать всю сложность этой

проблемы.

«В общем, сельская кооперация значительно повышает производительность

крестьянского хозяйства и увеличивает его способность конкурировать с

крупным капиталистическим сельским хозяйством. Крестьянскому хозяйству, и

помимо кооперации, присущи известные преимущества сравнительно с

капиталистическим; преимущества эти коренятся в одной определенной области

сельского хозяйства — в области производства, где, в силу технических

условий, крестьянское производство оказывается значительно более

производительным, чем капиталистическое... Поэтому нужно самым решительным

образом отвергнуть идею, будто кооперация ведет к концентрации

крестьянского хозяйства и таким образом подготовляет почву к социализму.

Нет, как бы ни была развита сеть кооперативных организаций, все же в основе

ее остается индивидуалшый производитель-крестьянин».

И далее: «...мы не имеем никакого основания предполагать, что крестьянская

кооперация мало-помалу захватит и область крестьянского производительного

труда, не можем думать, что в дальнейшем своем развитии крестьянские

кооперативы возьмут на себя и производство земледельческих продуктов,

причем крестьянин лишился бы самостоятельного хозяйственного предприятия,

перестал бы самостоятельно обрабатывать свое поле, Которое вместе со всем

инвентарем перешло бы крестьянскому кооперативу. Жизнь не показывает таких

примеров, и ни малейших тенденций к такому процессу развития мы пока не

наблюдаем. Наоборот, факты показывают, что по мере развития кооперации

крестьянин все крепче сидит на своем поле и не обнаруживает ни малейшей

охоты отказаться от своего хозяйственного предприятия и передать его какому-

либо кооперативу...

...Итак, стоя на почве фактов, мы должны придти к выводу, что крестьянская

кооперация вовсе не заключает в себе тенденции к замене крестьянского

хозяйства кооперативным социализмом. Благодаря кооперации, создается новый

тип крестьянского хозяйства, в котором для индивидуального хозяйства

остается только одна область, — сельскохозяйственного труда, все же

остальные сельскохозяйственные операции — купли, продажи, получение кредита

и переработки с.х. продуктов — исполняются не единоличными силами с.х.

производителя, а коллективной силой организованных в кооперативы

производителей».

Показательно, что крупнейший теоретик и практик кооперативного движения

вообще и крестьянской кооперации в частности выступает категорически против

кооперирования непосредственно в сфере сельскохозяйственного производства.

Он стоит за кооперирование крестьян во имя решения, если так можно

выразиться, «околопроизводственных» вопросов. Само же сельскохозяйственное

производство остается уделом крестьянской семьи, неприкосновенным для

вторжения извне.

Правоту такого подхода убедительно подтвердили и наш собственный

дореволюционный опыт, и блестящие результаты кооперирования крестьян в

странах Западной Европы, где в этот процесс было вовлечено практически все,

кроме производства. Значение же кооперации, по мнению Туган-Барановского,

выходит далеко за рамки сугубо экономического: «Она воспитывает нового

крестьянина, чуждого ограниченного кругозора крестьянина прежнего времени,

приучает его к самодеятельности и самопомощи, развивает его общественные

чувства и приобщает его к умственной культуре».

5. Политический момент на рубеже веков и вопрос кооперации.

Мы столь подробно останавливаемся на различных подходах к кооперации

того времени, поскольку в конце XIX —начале XX в. социалистические идеи

владели умами большей части русской интеллигенции и широко дискутировался

вопрос о социалистическом преобразовании жизни крестьян. Многие, прежде

всего большевики, отвергали взвешенный подход к кооперации, выступая за

полную коллективизацию. С их стороны это было логично, поскольку их

доктрина вообще отвергала частную собственность. Против них выступили

революционные деятели иного толка.

В частности, Г. В. Плеханов, освободившись от народнической идеологии

и став марксистом, категорически выступал против полного кооперирования

сельскохозяйственного производства, считая, что «от общественной обработки

полей немногим больше до коммунизма, чем от общественной работы на барщине

или от «общественных запашек», вводившихся при царе Николае Павловиче с

помощью штыков и розог».

И уж совсем не принимали самой идеи коллективизации в аграрной сфере

теоретики анархизма — учения, имевшего значительное число последователей

как среди интеллигенции, так и среди мелкобуржуазных слоев.

На большевистском подходе к кооперации остановимся подробнее, так как

ему было суждено утвердиться на долгие годы на российской земле и ввергнуть

ее в запустение. Для большевиков согласно их теории кооперация была одним

из трех китов наряду с индустриализацией и культурной революцией, на

которых основывалась концепция строительства социализма. В. И. Ленин в

статье «О кооперации» писал: «Собственно говоря, нам осталось «только»

одно: сделать наше население настолько «цивилизованным», чтобы оно поняло

все выгоды от поголовного участия в кооперации и наладило это участие.

«Только» это. Никакие другие премудрости нам не нужны теперь для того,

чтобы перейти к социализму. Но для того, чтобы совершить это «только»,

нужен целый переворот, целая полоса культурного развития всей народной

массы... А строй цивилизованных кооператоров при общественной собственности

на средства производства, при классовой победе пролетариата над буржуазией

— это есть строй социализма».

При кажущейся близости подходов Ленина и Туган-Барановского к

кооперации есть принципиальные расхождения. Туган-Барановский видит в

кооперации помимо всего прочего и путь к развитию крестьянина как

культурного человека, гражданина, члена общества. Ленин же считает

возможным успех в кооперации только после того, как удастся сделать

население цивилизованным, т. е. предполагается, что пока народная масса к

кооперации не готова.

Однако самые существенные расхождения в другом. Туган-Барановский за

индивидуальное ведение крестьянского хозяйства, за формирование на селе

зажиточных крестьян-собственников, и в этом разделяет позиции Столыпина. В

кооперации он видит путь к повышению эффективности хозяйствования,

средство крестьянину в конкурентной борьбе с крупными капиталистическими

хозяйствами. Ленин же не оставляет шанса для существования индивидуальных

крестьянских хозяйств, руководствуясь как конечной целью построением

социализма независимо от тоге, нравится такой социализм крестьянам или нет.

Итак, намеренно огрубляя анализ, чтобы резче, контрастнее высветить

позиции противоборствующих сторон, можно прийти к следующим выводам.

В реформе Столыпина достаточно полно сочетаются экономические и

политические цели, тогда как у его противников превалируют идеологические и

политические мотивы. У Столыпина крах общины открывает простор для

инициативы, деловой хватки и созидательной работы, стимулируя резкий рост

производительности труда и объемов продукции в сельском хозяйстве, и

одновременно создает условия для мощной поддержки существующего строя со

стороны слоя зажиточных крестьян, обеспечивая в государстве социальную и

политическую стабильность. Большевики же, проводя коллективизацию,

поступаются эффективностью сельскохозяйственного производства, но зато

ликвидируют опасность реставрации капитализма, уравнивая всех через колхозы

и совхозы.

Столыпин, разрушая общину и тем самым выбивая экономическую и

социальную базу из-под вековой общинной психологии, пытается на смену ей

сформировать в наиболее активной части аграриев новую психологию —

независимого предпринимателя. Его оппоненты, свершив Октябрьскую революцию

и взяв курс на сплошную коллективизацию села, реанимирует, как это ни

парадоксально звучит (конечно, на ином уровне), элементы общинных

представлений, создавая уже не крестьянский, а колхозно-совхозный «мир».

6. Кооперация на фоне реформ Столыпина.

Рассмотрим вопрос о развитии кооперативного движения в период

активного проведения Столыпинской реформы. Многие причины, сводившие прежде

на нет организаторскую работу и финансовые вложения земств, в это время уже

не оказывали столь отрицательного воздействия. Земства остались верными

курсу на кооперирование крестьян, сделав выводы из неудач начального

периода. Неплохое представление об этом можно получить на основании

постановления Московского губернского земского собрания, принятого в

феврале 1911г.:

«Полного успеха мероприятий по улучшению экономического быта населения

можно ожидать только в том случае, когда в основу их будут положены

принципы самопомощи и самодеятельности населения, осуществляемые

кооперативными организациями разного рода, а потому содействие

кооперативным учреждениям должно быть признано одной из самых важных и

неотложных задач земства.

Распространение сведений о кооперации, советы и указания по

упорядочению и

развитию деятельности существующих кооперативных учреждений и по устройству

новых и другие обязанности инструкторского характера, независимо от лиц

специально приглашенных, должны быть возложены на земскую агрономическую и

кустарную организации.

В видах объединения деятельности кооперативных учреждений,

установления живой связи между ними, лучшего выявления нужд и потребности

кооперативного дела и способов их удовлетворения должны быть созываемы не

реже 1 раза в год совещания представителей кооперативных учреждений,

уездные — при уездных управах и губернское — при губернской управе» с

отнесением потребных на этот предмет расходов на первых порах «а счет

подлежащих земств...

При экономическом отделении губернской земской управы должна быть

учреждена должность специалиста по кооперативному делу, на обязанности

коего лежали бы: составление сводного отчета о деятельности кооперативных

учреждений, подготовка материалов к губернскому кооперативному совещанию и

участие в уездных совещаниях, исследования и консультации по вопросам

кооперации, разработка сети кооперативных учреждений, устройство бесед,

чтений и курсов по кооперативному делу...

В видах финансирования кооперативных учреждений, изыскания и

привлечения необходимых для этой цели средств должны быть учреждены земские

кассы мелкого кредита, действующие на банковских основаниях...

Уездные кассы мелкого кредита должны обслуживать нужды только кооперативных

учреждений, губернская касса — нужды только уездных касс, а также союзных

кооперативных учреждений, имеющих губернский характер...

При земских кассах мелкого кредита желательно учреждение специальных

фондов: 1)для выдачи в основные капиталы кооперативных учреждений мелкого

кредита; 2) для выдачи долгосрочных ссуд кооперативам; 3) для выдачи ссуд

кооперативным учреждениям на ведение ими посреднических операций.

В видах объединения и упорядочения всех вообще операций губернского и

уездных земств по отпуску населению в кредит травяных и хлебных семян,

земледельческих машин и орудий, кровельного Железа, пожарных труб, по

выдаче ссуд на пруды и колодцы и прочие, операции эти желательно

производить через посредство земских касс мелкого кредита, за счет

специальных средств и на основании правил, устанавливаемых земскими

собраниями.

...Разрешить управе выдавать в отдельных случаях уездным кассам мелкого

кредита ссуды каждая по 1000 руб. на образование основных капиталов

кооперативных учреждений мелкого кредита.

Таким образом, органы местного самоуправления (каковыми тогда были

земства), располагающие властными прерогативами и финансовыми

возможностями, объявляют содействие кооперативным организациям своей

важнейшей задачей. Указываются ведомства, на которые возлагаются

обязанности по распространению информации и ведению консультационной работы

в этом направлении; регламентируется даже периодичность проведения

совещаний представителей кооперации (наверное, и тогда были проблемы с

исполнительской дисциплиной).

Мы видим, что еще в царской России в структуры местного самоуправления

включались представители кооперативных учреждении.

Вообще в цитируемом документе немало поучительного. Чего стоит,

например, положение о выдаче уездным кассам кредитов «на образование

основных капиталов». Имея столь мощную поддержку от земств, а также

благодаря росту числа самостоятельных хозяев в результате Столыпинской

реформы кооперация в России встала на путь быстрого количественного и

качественного развития.

В книге С. Маслова можно найти весьма выразительные данные на сей

счет. Количество кооперативов в России к 1914 г. всего составило 32975 из

них кредитных кооперативов 13839 , далее шли потребительские 10000,

сельскохозяйственных 8576, ремонтных 500 и 60 прочих. По общему количеству

кооперативных организаций Россия уступала только Германии. К сожалению, мы

не располагаем сравнительными данными за более позднее время, но другие

источники утверждают, что за несколько последующих лет Россия вышла на

первое место в мире по уровню развития кооперации. Во всяком случае, в

1916г. численность кооперативов достигла уже 47 тыс., в 1918 г. — 50—53

тыс. Потребительские общества среди них составляли более 50 %, кредитные

кооперативы — около 30 %. С. Маслов считает, что на 1 января 1917 г. в

стране было не менее 10,5 млн. членов кредитной кооперации, а

потребительской порядка 3 млн. Вместе с членами семей получается, что около

70 млн. граждан России (примерно 40 % населения) имели отношение к

кооперации.

Оговоримся, что приведенные цифры касаются кооперации в целом, включая

жителей как города, так и деревни. Не располагая точными данными об их

соотношении, С. Маелов тем не менее считал, что абсолютное большинство

кооператоров были крестьянами.

По оценкам автора, кредитных кооперативов на селе было 16,5 тыс.,

сельскохозяйственных товариществ — 2,1 тыс., сельскохозяйственных обществ —

6,1 тыс., маслодельных артелей — 3 тыс. Посмотрим, что представляла собой

сельская кооперация в какой-нибудь типичной губернии Российской империи.

Перед нами «Обзор агрономических мероприятий в Костромской губернии за

1911—1912 годы» [124], в котором есть интересующие нас сведения. Всего в

губернии насчитывалось к началу года 162 кооперативных учреждения, в том

числе 88 кредитных и ссу-досберегательных товариществ, 62

сельскохозяйственных общества, 5 молочных артелей, 1 товарищество по

сортировке зерна, 6 картофелетерочных товариществ. О темпах развития

кооперации можно судить по тому, что в течение года открылось вновь: 35

кредитных товариществ, 10 сельскохозяйственных обществ, 3 молочных артели и

1 картофелетерочное общество.

Представляет интерес информация по отдельным уездам. Так, в Буйском

уезде 4 кредитных товарищества было открыто «без участия и ведома земства»

(оказывается, возможно было и такое). Три сельскохозяйственные общества

Варнавинского уезда устроили опытные поля, на которых посеяли овес,

пшеницу, клевер, корнеплоды и другие растения перспективных, но

недостаточно освоенных сортов. Они же проводили опыты с использованием

различных минеральных удобрений. Бельшевское сельскохозяйственное общество

на участке в 0,5 дес. создало показательный огород и хмельник. Многие

общества выписали новые сельскохозяйственные машины и орудия.

В Ветлужском уезде велись работы по «организации общественных лавок

сбыта и закупки продуктов, организации сельскохозяйственных складов,

прокатных и зерноочистительных пунктов... опытно-показательных полей,

огородов, случных пунктов и других мероприятий, направленных на улучшение

хозяйства» [124, с. 32J.

В Костромском уезде, где имелось 45 кооперативов различного профиля, очень

развита была кредитная кооперация. «С целью расширения деятельности

кооперативов в уезде и снабжения их денежными средствами при уездной управе

открыта уездная земская касса мелкого кредита с 6 июня 1911 года. Ссуды

выдаются исключительно кооперативным учреждениям уезда. При управе имеется

особый инструктор по кооперации, на обязанности коего лежит постоянное

руководство и наблюдение за деятельностью кооператива, выяснение

кредитоспособности каждого кооператива» [Там же, с. 35].

В Макарьевском уезде в текущем году возникли артели: рогожная в

деревне Доенкино и ложкарная в деревне Бортное. В селе Шадрине этого же

уезда состоялось «...общее собрание сельскохозяйственного общества, Ш

котором постановлено устроить потребительское общество на паях, что имеет

Страницы: 1, 2, 3


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.