реферат скачать
 

Инфляция

уровня занятости, снижение инфляции, ликвидацию чрезмерного бюджетного

дефицита, стабилизацию валютного курса. Стабилизационная политика нередко

включает в себя и регулирование заработной платы («политику доходов»), в

том числе временное замораживание заработной платы и цен для преодоления

высокой инфляции.

Преодоление высокой инфляции, ее снижение в условиях неустойчивости

развития в переходной экономике является важнейшим показателем и критерием

экономической стабилизации.

Выделяют два главных варианта стабилизационной политики: ортодоксальную и

гетеродоксную или их комбинации. Ортодоксальная программа ориентирована в

основном на действие рыночных регуляторов – либерализацию цен при

ограничениях роста заработной платы, либерализацию практически всех сфер

хозяйственной деятельности, включая внешнеэкономическую, что создает

особенно жесткие конкурентные условия для отечественных предприятий.

Действия государства ограничиваются проблемами сбалансированного бюджета

(что связывается с ограничениями государственных расходов) и поддержания

темпов прироста денежной массы, соответствующих росту реального выпуска.

Предполагается , что рынок сам восстановит макроэкономическое равновесие, а

проведение рестриктивной политики государственных расходов и достаточно

жесткие монетарные меры позволят снять излишек совокупного спроса и снизить

уровень инфляции. Обычно ортодоксальная программа проводится в жизнь

методом «шоковой терапии».

Гетеродоксная программа стабилизации и борьбы с инфляцией рассматривает

последнюю не только как порождение излишнего спроса, но и как инфляцию

издержек, а значит предполагает не только ограничение избыточного спроса,

но и стимулирование предложения. Постепенная либерализация хозяйственной

жизни сопровождается активной регулирующей политикой государства. Долгое

время сохраняется контроль государства над ценами товаров и услуг, имеющих

важное значение для народного хозяйства в целом (в том числе и в плане

снижения издержек), либо особую социальную значимость (топливно-

энергетические ресурсы, транспорт, коммунальные услуги и некоторые

продовольственные и промышленные товары). Государство оставляет за собой

также внешнеэкономический и валютный контроль. Участвуя в формировании

рыночной инфраструктуры, государство одновременно поддерживает особо важные

отрасли экономики как через прямые субсидии, так и косвенно с помощью

налогового стимулирования. Гетеродоксная стабилизационная политика также

предполагает возможность временного ограничения роста доходов, но на фоне в

значительной степени контролируемого роста цен. Борьба с дефицитом

госбюджета не носит самодовлеющего характера, а инфляционное давление

дефицита на экономику преодолевается переходом от монетаризации дефицита,

т.е. его эмиссионного покрытия, к долговому финансированию (с помощью

выпуска государственных ценных бумаг).

Постепенная либерализация в рамках гетеродоксной политики не

приводит к резкому всплеску инфляции, а значит не требует ответных жестких

ограничений со стороны государственных расходов и денежной массы, что

предотвращает угрозу глубокого спада в экономике. Этому же способствуют и

меры по преодолению инфляции издержек и стимулированию предложения.

Восстановление макроэкономического равновесия становится возможным не

только на фоне снижения инфляции, но и при повышении выпуска и занятости.

Таким образом, специфика стабилизационной политики в рамках переходного

периода состоит в том, что макроэкономическое равновесие должно быть

достигнуто в условиях либерализации всех сторон хозяйственной жизни, т.е.

одновременно с переходом экономической системы в новое качественное

состояние. Это, несомненно, усложняет задачи государства по проведению

стабилизационных программ.

“Компромиссная” теория борьбы с инфляцией.

Н

а практике в основе большинства вариантов стратегии активной борьбы с

инфляцией лежит т.н. компромиссная теория инфляции, в соответствии с

которой динамики безработицы и инфляции взаимообратны. Ранее политика

борьбы с инфляцией опиралась на кривую Филипса, в последние же годы упор

переносится на т.н. теорию естественного уровня безработицы. Т.к. наличие

множества неожиданных экономических потрясений, смещающих графики спроса и

предложения вертикально и горизонтально, фактически превращают кривую

Филипса из пологой в ломаную линию, теоретически и практически

малопригодную. По этой причине кривая Филипса, некогда активно

применявшаяся кейнсианцами, сейчас все активнее дополняется, а зачастую и

полностью подменяется теорией естественного уровня безработицы.

Естественным называют такой уровень безработицы, при котором динамично

уравновешиваются факторы, влияющие на изменение заработной платы и цен. При

нем достигается умеренная взаимная стабильность цен и заработной платы.

Естественный уровень должен отвечать следующему важному требованию:

занятость должна быть достаточной для эффективного развития экономики.

Безработица при естественном уровне равна сумме фрикционной и структурной

ее частей при отсутствии циклической безработицы.

Естественным такой уровень можно назвать еще и потому, что он достигается

через естественный для рынка механизм смены фаз подъема и кризиса в ходе

экономического цикла при минимизации государственного вмешательства.

Рассмотрим механизм достижения естественного уровня.

При падении безработицы ниже естественного уровня в период экономического

бума, как правило, увеличиваются издержки, в результате растет темп

инфляции. Повышенный таким образом уровень инфляции увеличивается людьми в

их будущей экономической деятельности, отражается в контрактах (теория

рациональных ожиданий). Соответственно усиливается темп инерционной

инфляции.

Затем, после бума, акселераторы, как элементы государственной политики,

замедляют быстрый темп экономического роста. Данное торможение повышает

уровень безработицы до естественного, но инфляция сразу не снижается, ибо

определенное время остается инерционной.

В случае экономического спада безработица падает ниже естественного уровня,

и события развиваются в обратной последовательности. В результате инфляция

уменьшается. Таким образом, в долгосрочном плане стабильный, умеренный рост

инфляции возможен после достижения естественного уровня безработицы.

Последний определяется эмпирически. К сожалению, не ясно, сколько лет

необходимо экономике для адаптации к различного рода экономическим

потрясениям, т.е. для достижения естественного уровня. При этом нельзя

забывать и о пределах терпимости населения к экономическим неурядицам.

Многое зависит и от неожиданности самого потрясения. Все это не может не

поставить под сомнение теорию естественного уровня, так же, как ранее была

оспорена кривая Филипса.

Зададимся вопросом: какую цену платит общество за снижение уровня инфляции?

Чем круче кривая Филипса, тем эта цена ниже, ибо удается существенно

сократить темп инфляции за счет более скромного снижения занятости.

Количественные оценки таковы: для снижения инфляции на 1% безработица в

течение года должна быть на 2% выше своего естественного уровня. По закону

Оукена, это означает снижение реального валового национального продукта на

4% от потенциального.

Проблема необходимости платить безработицей за снижение инфляции решается

неоднозначно. Это дилемма. Часть экономистов утверждают, что количественно

такая плата невелика, другие же говорят о морально-психологической

вредности даже незначительного роста безработицы. В любом случае, никто не

доказал, что уволить человека для экономики выгоднее, чем обеспечить его

работой и получить в итоге большее количество продукта.

Проблема инфляции в России.

В

экономической жизни России после семи лет активных рыночных реформ, после

достижения официально провозглашенной финансовой стабилизации разразился

финансовый крах, страна, по существу, объявлена банкротом. В тот момент

правительство заявило, что государство не в состоянии осуществлять текущие

платежи по внешнему и внутреннему долгу, а российские банки не в состоянии

погасить свои обязательства перед вкладчиками и внешними кредиторами. Одним

из первых следствий краха стал рост цен. Потребительские цены (основной

показатель инфляции) выросли за сентябрь 1998 г. На 38%, за октябрь-на 5 %.

Рост цен за 1998 г. Превысил 60 % при 11 % в феврале 1997 г. Инфляция

возвратилась, и это тем более печально, что именно снижение ее

провозглашалось главной целью не только кредитно-денежной, но и всей

экономической политики. Под снижение инфляции брали кредиты за рубежом, был

создан и раздут рынок государственных ценных бумаг.

Основная причина столь негативного поворота событий заключается в

несоответствии проводимых реформ социально-политической обстановке в стране

и реальному экономическому состоянию общества.

Главным направлением реформ были избраны немедленная трансформация денежно-

ценностного механизма и бездумное крушение государственного регулирования

экономики: либерализация цен и валютных отношений; отмена монополии внешней

торговли, скоротечная приватизация государственных предприятий и т.д. Но

было упущено производство, которое немедленно стало сокращаться, и это

продолжается до сих пор.

Следует сказать, что инфляция началась еще в условиях централизованного

планирования. В 1990 и 1991 гг. Цены росли уже в соответствии с решениями

государственных органов, в частности в 1991 г. Потребительские цены

повысились в 2,6 раз.5 Объявляя либерализацию цен с 1 января 1992 г.,

реформаторы ожидали их рост предположительно в 3-4 раза. Фактически же он

составил 26 раз. Надеялись быстро справиться с инфляцией путем

регулирования денежной массы, не допуская ее чрезмерного роста. Вот тут

была допущена основная ошибка. Она заключалась в неверном представлении о

природе инфляции в России и соответственно в неправильном выборе средств

борьбы с ней. Была взята на вооружение одна из разновидностей

5 журнал “Экономист” № 2 , 1999 г. стр.23

количественной теории денег (монетаризм). Согласно этой теории инфляция –

чисто денежное явление, динамика цен зависит только от денежной массы,

величина ее определяется спросом на деньги со стороны хозяйства, и чем

меньше государство вмешивается в формирование этого спроса, тем лучше.

Устанавливается, таким образом, почти функциональная зависимость динамики

цен от количества денег в обращении.

В целом связь между денежной массой и динамикой цен еще должным образом не

формализована, пока можно говорить о том, что растут параллельно оба

показателя. Но это слишком общая зависимость, чтобы из нее выводить

однозначные причинные связи. Наиболее приемлемое истолкование состоит в

том, что эти величины взаимно влияют друг на друга, причины и следствия

меняются местами. Все зависит от того, какая из двух классических сторон

больше влияет на уровень цен: предложение, т.е. предприятия-производители,

монополисты-продавцы, либо спрос, т.е. покупатели, получившие доходы, не

связанные с производством товаров и услуг. В России, скорее всего, оба этих

фактора действуют одновременно, но преобладает, видимо, предложение

представленное продавцами-монополистами. Поэтому и отставание денежной

массы от динамики цен в течение всей либерализационной реформы, начиная с

1992 г., не препятствует инфляции. Реформаторы немонетаристскую инфляцию

(инфляцию предложения) стали укрощать монетаристскими методами, зажимая

денежную массу и ограничивая платежеспособный спрос, что и вызвало резкое

падение производства, ибо всякому монополисту проще и выгоднее сокращать

производство и повышать цены, чем наращивать его объемы и снижать цены. Вот

это несоответствие природы российской инфляции и метода «борьбы» с нею и

составляет главную особенность инфляционной ситуации в стране.

Государственные предприятия, пройдя процесс приватизации, стали делать то,

что им было прежде запрещено: повысили цену на продукцию и доходы своих

сотрудников. При это они вовсе не стали активными субъектами рыночной

экономики, и приватизация мало что изменила. Они не поставили своей целью

получение максимальной прибыли, а стремились и стремятся к получению

максимальных личных доходов, прежде всего руководства предприятий.

Предприятия всячески занижают прибыль в своей отчетности, чтобы не платить

налоги и использовать большую долю валового дохода на нужды потребления.

Естественно, что у предприятий нет склонности и к инвестированию, объемы

капитальных вложений падают больше, чем текущее производство, амортизация

фактически потеряна как источник инвестиций, она растворилась в общей

валовой выручке, предприятия не только стремятся к максимальному росту цен,

но и стараются присвоить все инфляционные доходы.

Именно поведение предприятий является основной причиной инфляции, и

вследствие этого преобладающей формой ее в России является не инфляция

спроса, которая связана с денежной массой, а инфляция предложения. Она

означает, что в связке «денежная масса – уровень цен» исходным является

уровень цен, а денежная масса приспосабливается к нему. Упорное следование

в этом случае политике ограничения роста денежной массы не уменьшает

инфляцию, а создает дополнительные трудности в хозяйстве, которые, в конце

концов, сводятся к падению объема производства.

Помимо различения видов инфляции (спроса и предложения) важно учесть, что

на инфляцию влияют не только экономические, но также и политические и

социальные факторы. Исторический опыт показывает, что войны, революции,

реформы и др.социальные потрясения, как правило, сопровождаются вспышками

инфляции. Показатель ее можно рассматривать как своеобразный индикатор,

характеризующий состояние хозяйства, а заодно общества и страны в целом.

Чем ниже уровень инфляции, тем благополучнее экономика и страна. В этой

связи понятно, что характеристика инфляции как «чисто денежного явления»

неприемлема для большинства стран, хотя никто не отрицает возможную

зависимость между денежной массой и уровнем цен.

Необоснованная антиинфляционная политика в течение 1992-1997 гг.,

выразившаяся в «зажиме» денежной массы, привела к глобальному росту

неплатежей, массовому распространению суррогатов денег, повышению роли

бартера в хозяйственных связях. Эти процессы только с первого взгляда

представляются «техническими»: на самом деле за ними скрываются глубокие

провалы в организации нормального производства и обращения товаров.

Необходимо также отметить потерю Центральным банком эмиссионного дохода,

который мог бы образоваться при нормальном росте денежной массы и в свою

очередь смягчить проблему государственной задолженности (т.н. сеньораж –

доход государства от печатания денег. Сеньораж возникает на фоне превышения

темпа роста денежной массы над темпом роста реального ВНП, что приводит к

повышению среднего уровня цен. В результате все экономические агенты платят

своеобразный инфляционный налог, и часть их доходов перераспределяется в

пользу государства через возросшие цены.)6

6 учебник “Курс экономической теории”. М., «ДиС» , 1997 г стр. 284

«Натурализация» хозяйственных связей, резко уменьшая налоговую базу,

позволяет предприятиям снижать налоговые платежи, а то и вовсе избегать их.

Многие исследователи отмечают, что уровень цен в сделках, по которым

осуществляется бартер, проводятся зачеты, применяются суррогаты денег,

значительно выше, чем в условиях нормального денежного обращения. А это и

есть форма замаскированной инфляции. Уровень «подпольных» цен совершенно

произволен: они устанавливаются не по рыночным правилам, а по соотношению

силы. Слабой стороне навязываются невыгодные условия, а «некто» получает

повышенные доходы. Все это создает условия для появления специальных

структур, осуществляющих подобные операции, получающих от них большие

выгоды и заинтересованных в сохранении таких архаичных, странных, но для

России, к сожалению, реальных отношений. Естественно, что эти формы

хозяйственных связей создают питательную среду для мошенничества, порождают

«тень» и криминал.

Созданная за годы реформ ситуация глобального денежного голода в реальном

секторе исключает его нормальное развитие. У предприятий недостает

оборотного капитала, ограниченность свободных денежных ресурсов резко

повышает процент, т.е. плату, за их привлечение, поэтому кредит недоступен

предприятиям.

Суррогаты денег не могут выполнять функцию накопления и сбережения,

предприятия теряют возможность

сформировать хоть какие то инвестиционные ресурсы, они утрачивают не только

ресурсы для расширения производства, но и стимулы к этому. В конце концов,

в результате такого метода подавления инфляции происходит падение

производства и еще большее падение капитальных вложений.

Платежный кризис в ходе реформ первоначально возник как следствие

упразднения государственного банка, который осуществлял все расчеты в

хозяйстве и в стране. Новая система расчетов стала постепенно складываться

на основе создаваемых коммерческих банков и РКЦ Центрального банка. Ее

принципиальное отличие от старой заключалось в том, что расчеты должны были

осуществляться за счет средств самих предприятий, а не «автоматических»

кредитов банка, как в советское время. У предприятий резко выросла

потребность в собственных оборотных средствах и в заемных средствах, но

коммерческие банки ссуд им не дали, поскольку были более выгодные сделки

(спекулятивные операции по экспорту-импорту и с валютой). К этому

добавилось то обстоятельство, что в первый же год либерализации цены

выросли в десятки раз и собственные оборотные средства предприятий

соответственно обесценились. И вот тут то провозглашенная политика

ограничения роста денежной массы как главного средства борьбы с инфляцией,

толкнула предприятия на путь бартера, использования суррогатов денег и

просто накопление задолженности. Надо сказать, что позиция Центрального

банка, до августа 1998 г. Взиравшего на разрушение денежного оборота,

вызывает недоумение. Его представители объясняли неплатежи низким качеством

продукции, выпускаемой предприятиями. Совершенно очевидно, что это –

Страницы: 1, 2, 3, 4


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.