реферат скачать
 

Государственное регулирование экономических отношений

недостаточной информации о ценах на рынке). [6, с.40]

Государственное регулирование также можно разделить на виды в

зависимости от методов, применяемых при оказании влияния на экономику. Так,

регулирование может осуществляться как административными, так и

экономическим методами.

Административные методы управления наиболее характерны для планово-

административной экономики и следуют из самой сути государственного

регулирования, предусматривающего властность одних и подчиненность других.

В этом случае через соответствующую систему органов и должностных лиц

государство как субъект и собственник имущества осуществляло необходимые

функции в экономической сфере. В основу административных методов положено,

прежде всего, принятие государством обязательных решений для осуществления

прямого влияния на объект регулирования путем одностороннего определения

задач, а в ряде случаев – путей и средств их решения. В свое время таким

весомым инструментом было государственное планирование.

Однако более приемлемыми и демократичными методами государственного

управления экономикой являются экономические методы. В их основу положено

использование таких экономических рычагов и стимулов, как цена, кредит,

прибыль; их содержание не предусматривает прямого влияния на подчиненные

объекты регулирования, а лишь создает для них такую экономическую ситуацию,

которая бы диктовала им соответствующее поведение с целью достижения

положительных экономических результатов, то есть стимулировала

экономическую заинтересованность.

2.2. Социальное регулирование

Доминирующий и почти неуклонный рост доли ассигнований идет на

социальное обеспечение и социальное страхование. Речь идет о пенсиях по

старости и инвалидности, пенсиях ветеранам войн, пособиях по безработице,

на приобретение жилья, продовольственной и иной помощи нуждающимся. Доля

таких трансфертов повышается во всех развитых странах и к середине 90-х гг.

составила в среднем около 35% всех государственных расходов.

Увеличение расходов на социальное обеспечение обусловлено рядом

причин. Во-первых, повышением в индустриальную и постиндустриальную эпоху

роли «человеческого капитала» как главной движущей силы экономического

роста и накопления национального богатства. К концу ХХ века забота о

человеке от его рождения до глубокой старости становится не только условием

процветания всего общества, но и важнейшей нормой морали.

Во-вторых, повышение доли социального обеспечения обусловлено

демографическими факторами. С одной стороны увеличение общей численности

населения, а следовательно, и количества тех граждан, которые нуждаются в

поддержке со стороны общества. С дугой стороны, изменениями в возрастной

структуре населения: чем выше уровень жизни, тем больше ее средняя

продолжительность, тем больше удельный вес численности пожилых и

престарелых людей. Сочетание первой и второй демографической

закономерностей ведет к тому, что все большая часть национального дохода

должна перераспределяться между работающей частью населения и теми, кто уже

внес свой вклад в создание национального богатства и уже не может работать

в пользу последних.

В-третьих, рыночная экономика создает почву для углубления неравенства

в доходах между различными социальными слоями населения. Особенно велик

этот разрыв в развивающихся странах, вступивших в стадию активного

становления рыночных отношений. Так, в Мексике в начале 90-х гг. такой

разрыв составлял 13,5 раз, в Зимбабве – 15,6, Кении – 18,3, Бразилии –

25,7, а в Панаме – даже 30 раз. Это создает напряженность в обществе и

нередко является причиной политической нестабильности и конфликтов. В

индустриальных странах с развитой системой перераспределения доходов через

бюджет такой разрыв значительно меньше. В США он составляет 9,4 раза,

Англии – 5,6, Канаде – 5,2, Бельгии – 3,6 раза. [10, с.27-28]

Увеличение роли «человеческого капитала» обусловлено и увеличение

расходов государства на здравоохранение. В США заметный сдвиг в этой

области произошел во второй половине 60-х гг., когда доля государственных

ассигнований на здравоохранение повысилась с 1,5 до 6-7%, а к настоящему

времени достигла почти 20%. В других индустриальных странах доля

здравоохранения в государственных расходах заметно ниже, чем в США. Но это

не значит, что там государство игнорирует проблемы здоровья населения. Дело

в том, что в разных странах общие расходы на эти цели распределяются между

бюджетом и внебюджетными фондами неодинаково. Если в Англии и Франции 86-

88% этих расходов берет на себя государство, то в США и Японии эта доля

составляет 73-74%, а в Австрии – 64% в принципе, объем таких расходов на

одного жителя определяется общим уровнем благосостояния страны. [10, с.29]

Расходы на образование тесно связаны с повышение качества

«человеческого капитала» и потому имеют тенденцию к росту. Если раньше

средний уровень грамотности и образованности населения обеспечивался

преимущественно заботами семьи, благотворительных и религиозных

организаций, то в ХХ веке по мере усложнения технологий производства он

постепенно стал одним из важнейших условий повышения конкурентоспособности

национальной экономики и соответственно стратегической задачей национальных

правительств. Особенно заметно возросла роль квалифицированных кадров во

второй половине нашего столетия в результате автоматизации производства и

информатизации всех сфер экономики.

3. Поддержание международной конкурентоспособности и оптимальной

структуры производства

Хотя в рыночной экономике структура капиталовложений определяется

главным образом частными предпринимателями, государство не снимает с себя

ответственности за поддержание наиболее рациональных для данной страны

отраслевых пропорций производства и экспорта, равно как и за

сбалансированность развития ее регионов.

Поскольку в последние десятилетие происходит глобальная либерализация

внешнеторговых режимов и постоянное снижение тарифных и других барьеров,

внутренние рынки оказываются все более открытыми для иностранных

экспортеров. С 1948г., когда начало действовать Генеральное соглашение о

тарифах и торговле (ГАТТ), по 1990г. средний уровень тарифной защиты

индустриальных стран понизился в 6,4 раза – с 40 до 6,3%, а нетарифные

барьеры постоянно регламентируются в рамках международных соглашений. [10,

с.30]

В таких условиях, утрачивая торгово-политический инструментарий своей

структурной и промышленной политики, государство вынуждено все более широко

использовать для этих целей бюджетное финансирование и кредитование

отраслей и регионов, нуждающихся в поддержке. Тем более, что потребность в

таком вмешательстве не уменьшается, а скорее – возрастает, поскольку

национальное экономическое пространство становится все более

интегрированным в мировую экономику и легко уязвимым для всяких

неожиданностей, исходящих извне.

Одним из таких способов является перераспределение через бюджет

внутренних ресурсов нуждающихся в поддержке отраслей, регионов или

компаний.

Большая часть ассигнований направляется на поддержание и развитие

транспортной и коммуникационной инфраструктуры, от состояния которой во

многом зависит и сбалансированность социально-экономического развития

регионов внутри страны, и производственно-кооперационные связи между

промышленными предприятиями, и привлекательность национальной экономики для

иностранных инвесторов, и многие другие условия эффективного развития.

Особого внимания заслуживает государственная поддержка фундаментальных

научных исследований и конструкторских разработок (НИОКР). В век

научно-технической и информационной революций научные открытия и их

технологическое применение играют все более важную роль и во многом

определяют конкурентные позиции на мировом рынке не только отдельных

корпораций и отраслей, но и национальной экономики в целом.

Помимо общей поддержки национальной конкурентоспособности в форме

ассигнований на образование, НИОКР, транспортную и коммуникационную

инфраструктуру, правительства разных стран оказывают прямую и косвенную

(через налоговые льготы) помощь некоторым конкретным отраслям отечественной

экономики.

Сельское хозяйство, например, в индустриальных странах давно утратило

роль основы национальной экономики. На его долю здесь приходится в среднем

не более 2-3% ВВП и 5% занятых. [10, с.31]

Добывающие отрасли промышленности пользуются минимальной бюджетной

поддержкой. Несколько большую помощь получает обрабатывающая

промышленность, особенно технологически передовые ее отрасли.

В будущем центр тяжести может переместиться на отрасли, связанные с

развитием информационных технологий.

4. Обеспечение макроэкономической стабильности.

Увеличивающаяся торговая открытость экономик индустриальных стран

приносит им немало стратегических выгоды, но создает при этом трудности для

отдельных регионов, отраслей или крупных национальных корпораций. Такая же

тенденция наблюдается и в других областях международных хозяйственных

связей. – в кредитно-финансовой, валютной сфере, в движении

производительных капиталов. Открытость национальных хозяйств обусловливает

и новые, неизвестные в прошлом опасности макроэкономического характера.

Развитие международных валютных рынков в сочетании с переходом к

электронной системе телекоммуникаций в реальном режиме времени и ослаблении

валютных ограничений в большинстве стран мира создало условие для

крупномасштабных перебросок высоколиквидных ресурсов (так называемых

«горячих денег») практически в глобальных масштабах для спекулятивной игры

на понижение или на повышение той или иной национальной валюты. Такие

спекулятивные акты нередко приводят к девальвации (реже – к ревальвации)

валют, что сопровождается не только скачками цен на внутреннем рынке

пострадавшей страны, но и сказывается на международной конкуренции ее

товаров и услуг, а следовательно, и на состоянии ее торгового баланса.

Все это сказывается на темпах инфляции, уровне занятости и доходов

населения, состоянии платежного баланса, дохода и расхода государственного

бюджета и повышенной бдительности со стороны государства, его готовности

быстро реагировать на ситуацию в целях поддержания макроэкономического

равновесия. В таких условиях существенно возрастает роль налоговых,

валютных и кредитных инструментов государственного регулирования. Да и само

это регулирование становится все более сложным искусством. Оно должно быть

тонким и взвешенным, чтобы неосторожными действиями в какой-то одной сфере

не причинить вреда всей экономике.

Ситуация осложняется тем, что по мере открытия национальных экономик и

возрастания роли экзогенных факторов в их функционировании традиционные

инструменты макроэкономического регулирования – налоги, ставки

рефинансирования коммерческих банков, интервенции на валютном рынке и т.п.

– оказываются все менее эффективными. Так, увеличение налогов на

товаропроизводителей может привести не столько к пополнению доходов

бюджета, сколько к утечке капитала за границу.

Рамки национального государства становятся слишком узкими для

регулирования ряда процессов в национальной экономике. Приходится

осуществлять макроэкономическое регулирование с оглядкой на политику других

правительств, координировать собственные действия с их мероприятиями,

вырабатывать общие правила игры. Макроэкономическое регулирование

приобретает все более коллективный, межгосударственный характер, хотя имеет

целью стабилизацию экономики конкретных стран в их национальных интересах.

Промышленно развитые страны уже с начала 60-х гг. сверяют курсы своей

макроэкономической политики в рамках Организации экономического

сотрудничества и развития (ОЭСР), которая служит форумом для выработки,

координации и содействия в осуществлении государствами-членами политики,

нацеленной на стимулирование экономического роста и поддержание финансовой

стабильности в своих странах.

Более глубокая сверка курсов макроэкономической политики и

согласование практических шагов осуществляется в рамках «большой семерки» -

неформального форму высших руководителей США, Японии, Канады, Германии,

Франции, Англии и Италии (с 1998г. – «большая восьмерка», в связи с

принятием России как полноправной участницы этого форума). [10, с.33] От

состояния экономики этих лидеров мирового хозяйства во многом зависит

экономическая «погода» на всей планете. Поэтому в ходе ежегодных

конференций они с 1974г., наряду с прочими вопросами, рассматривают

наиболее актуальные проблемы мировой экономики и выбирают общую линию

поведения. Эти решения часто определяют политику Международного валютного

фонда, Всемирного банка и других международных экономических организаций.

Наиболее основательная координация макроэкономической, структурно и

внешнеторговой и других областей политики происходит в Европейском союзе,

где страны-участницы не просто сильно зависят друг от друга, но и далеко

продвинулись по пути интеграции, т.е. сращивания национальных экономик.

Здесь «хоровое» исполнение государственного регулирования потребовало уже

участия «дирижера» в виде системы органов национально законодательной,

исполнительной и судебной власти. Это позволяет не только тесно

координировать государственное вмешательство в экономику стран-участниц, но

и проводить совместную, то есть единую внешнеторговую, аграрную и

региональную политику. С 1999г. большинство государств-членов перешло даже

к единой валютной и эмиссионной политике, отказавшись от национальных

денежных единиц в пользу общей для них всех валют – евро. [10, с.33]

3. ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ

В УСЛОВИЯХ ПЕРЕХОДНОГО ПЕРИОДА

Государственные механизмы управления и регулирования экономики при

кардинальных рыночных преобразованиях в тех или иных странах действуют по-

разному. Опыт стран – мировых лидеров современного прогресса убеждает, что

их экономическая мощь формировалась и формируется под влиянием

последовательных структурных и качественных преобразований, с одновременным

усилением регулирующей роли государства, включая внутренние и внешние

рынки, попадающие под его непосредственное воздействие. Одной из главных

функций государства есть и будет в XXI веке формирование и осуществление

высокоэффективной научно-технической, социально-экономической, рыночной,

правовой и духовной политики, которая обеспечивает устойчивое

поступательное развитее. [5, с.8]

Реформировать любую систему можно по-разному, выбирая для этого как

созидательные, так и разрушительные или смешанные модели. В интересах

человека, да и общества в целом, необходимо принимать исключительно

созидательные типы трансформационных моделей, руководствуясь оценочным

критерием прироста ВВП и НД на душу населения, развития интеллекта нации,

духовного ее обогащения, подъема уровня жизни народа, что гарантирует

прогрессивные сдвиги в научно-технологической и общественной сферах

человеческой деятельности.

Весьма важно при этом уяснить, что представляют собой «национальная

экономическая независимость» и «современная рыночная экономика».

Провозглашение квазиреформаторами «экономической независимости» выглядит

некорректно в условиях, когда данное явление в мире уже почти не

существует. Каждая из стран, как правило, производит и экспортирует какие-

то товары, а какие-то – импортирует, стремясь полнее удовлетворять спрос

внутреннего рынка и иметь к тому же бездефицитный платежный баланс. Таким

образом, складывается межгосударственная, межрегиональная, межнациональная

и даже межконтинентальная экономическая взаимозависимость. А если учесть

формирование мощных мировых и региональных рынков, то становится понятно,

что «независимость» с экономической точки зрения превращается в миф.

Понятие «рыночная экономика вообще» также утрачивает реальный смысл,

ибо на протяжении многовековой истории человечества рыночные структуры

преобразовались так, что от прежних их форм и методов регулирования почти

ничего не осталось. Современные рыночные экономики, особенно высокоразвитых

стран, ни в какое сравнение не идут не только с хозяйствованием очень

далеких эпох, но и с тем устройством, которое охарактеризовал 250 лет тому

назад Адам Смит, творец наиболее законченной на то время теории рыночной

экономики, а также и более поздним устройством (приблизительно на 100 лет),

проанализированным в учении Карла Маркса и других классиков экономической

мысли. Теория рыночного строя и функционирования кардинально изменилась в

XX веке, особенно во второй его половине. [5, с.8-9]

В странах с высокоразвитой рыночной экономикой, да и во многих

быстроразвивающихся странах (например, так называемые «азиатские тигры»)

сейчас никто не надеется всерьез на волшебную силу «невидимой руки»,

«шоковой терапия» и прочих рецептов, так как они приводят лишь к

экономическому упадку и обострению кризисных явлений.

Фундаментальные исследования сложных и противоречивых процессов,

происходящих в переходном периоде, свидетельствуют о необходимости

последовательно корректировать рыночные трансформации. Речь идет о том, что

каждой стране нужно иметь, с учетом ее конкретных особенностей, единую

общегосударственную программу долговременной трансформации общества по

модели новейшего устройства, которая гарантирует ускорение социально-

экономического и духовного обновления и роста на истинно демократических

началах. Иначе говоря, из многовариантных модельных расчетов следует

выбирать только те, которые гарантируют наивысший конечный результат при

минимизации затрат на его достижение. Трансформировать экономическую

систему без всесторонних научно-технологических и экономических обоснований

не только нецелесообразно, но и крайне пагубно, ибо это приводит к потере

наличного капитала и ресурсов.

Страницы: 1, 2, 3


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.