реферат скачать
 

Город Солнца Томмазо Кампанеллы

рассказ ничего не теряет. Взятый сам по себе, рассказ построен не

оригинально и мало занимателен. Он следует установившемуся трафарету:

путешественник попадает в неведомую, вновь открытую страну, где и находит

осуществленными представляющиеся ему совершенными общественные порядки. В

противоположность Мору, Кампанелла не смог внести в этот трафарет ни одной

живой черты. Наконец, стиль рассказа – сухой, абстрактный лишенный ярких

образов и формулировок. Увлечь читателя как литературное произведение

«Город Солнца» не может.

Его успехи влияние были обусловлены, очевидно. Другими его качествами.

Ни литературный талант автора, а формулированные им с большой четкостью

принципы привлекали к «Городу Солнца» интерес и вызывали его широкое

распространение во всех странах Западной Европы – можно сказать, вопреки

его форме. Полное отсутствие частной собственности, всеобщий обязательный

труд, признаваемый всеми делом почетным, общественная организация

производства и распределения, трудовое воспитание граждан – таков основной

комплекс социальных идей Кампанеллы. Именно эти идеи и позволили «Городу

Солнца» пережить три столетия, находя для него читателей и почитателей.

Стоит еще раз подчеркнуть, что в раскрытии этих положений – исключая

трудовое воспитание – Кампанелла дает мало конкретного и оригинального.

Экономические взгляды Кампанеллы в «Городе Солнца».

Кампанелла ссылался на невыносимое положение, сложившееся в Калабрии,

на гнет налогов и разорение крестьян, на раздоры в городах, на набеги турок

и местных бандитов. Вымогательства богатых торговцев и ростовщиков приводят

к голоду и запустению . «Голод, -- писал Кампанелла в «Рассуждениях об

увеличении доходов Неаполитанского королевства», -- происходит от торговли,

потому что купцы и могущественные ростовщики скупают на корню весь хлеб и

держат его, пока не доведут народ до голода, а потом продают по тройной или

четверной цене так что страна становится безлюдной, ибо одни бегут прочь из

королевства, другие же подыхают от такой мерзкой еды….».

Главная же причина всех бедствий – социальное неравенство,

существование богатства и нищеты. Господство в обществе социального

неравенства, частного интереса порождает ничем не сдерживаемое себялюбие,

индивидуализм, пренебрежение к интересам других людей, общества в целом.

Разумное устройство Солнечного Града есть не сто иное, как выражение

разумности и соответствия природе того социального строя, который

установлен в государстве соляриев: « у них все общее», в Городе Солнца

упразднена частная собственность – основа социального неравенства: «Община

делает всех одновременно и богатыми и вместе с тем бедными: богатыми –

потому, что у них есть все, бедными – потому, что у них нет никакой

собственности; и поэтому не они служат вещам, а вещи служат им».

Выводя частную собственность из моногамной семьи («собственность

образуется у нас и поддерживается тем, что мы имеем каждый свое отдельное

жилище и собственных жен и детей»), Кампанелла в общности жен видел

единственно возможную предпосылку уничтожения частной собственности. «У

соляриев жены общи и в деле услужения, и в отношении ложа, однако же не

всегда и не как у животных, покрывающих каждую самку, а лишь ради

производства потомства в должном порядке…». Общность жен служит не только

поддержанию общности имуществ, но и «научному» («согласно правилам

философии») государственному контролю за деторождением. Этот контроль

осуществляется в соответствии с биологическими и астрологическими теориями

Кампанеллы. Именно этим стремлением придать «научный» характер

воспроизводству человеческого рода в идеальном обществе, а не одними

заимствованиями из литературных источников (Платон) следует объяснять

введение общности жен в его социальную программу.

Тем же рациональным принципам подчинено в Городе Солнца и воспитание и

обучение детей. Всеобщему невежеству народа в современном ему обществе

Кампанеллы противопоставляет заботу государства о просвещении. Изучив

естественные и отвлеченные науки, «постоянно и усердно занимаясь

обсуждением и спорами», юноши и девушки «получают должности в области тех

наук и ремесел, в которых они преуспели больше всего».

Отношение к труду

Всеобщее участие в труде, который из проклятья стал почетным и

уважаемым делом, -- важнейшая черта общественного строя Города Солнца.

Солярии «того почитают за знатнейшего и достойнейшего, кто изучил больше

искусств и ремесел и кто умеет применять их с большим знанием дела».

Никакой труд не является позорным в обществе соляриев, «никто не

считает для себя унизительным прислуживать за столом или на кухне, ходить

за больными и т.д. Всякую службу называют они учением… Поэтому каждый, на

какую бы службу ни был он назначен, исполняет ее как самую почетную».

«Самые тяжелые ремесла, например, кузнечное или строительное, считаются у

них и самыми похвальными, и никто не уклоняется от занятия ими, тем более

что наклонность к ним обнаруживается от рождения, а благодаря такому

распорядку работ всякий занимается не вредным для него трудом, а, наоборот,

развивающим его силы».

Труд в известном смысле реабилитируется: он перестает быть уделом

угнетенных. А участие в труде всех обеспечивает возможность резко сократить

рабочий день и избавить работающего от чрезмерного перенапряжения.

Использование же человека в общественном производстве «сообразно с его

природными наклонностями» делает труд привлекательным. Люди обретают

радость труда.

Кампанелла ясно сознавала, что в условиях, когда ликвидирована частная

собственность и потребление организовано на коммунистических началах,

вопрос о том, кто станет выполнять самые непривлекательные и грязные

работы, сам по себе не решится. Мысль Мора об использовании труда

невольников не казалась ему целесообразной. Воплощение в жизнь принципа

«каждый работает сообразно со своей природой» многое решало, но не все.

Воспитание подрастающего поколения в духе трудовой дисциплины и наказания

нерадивых проблемы тоже не решало. Упор, по мысли Кампанеллы, следовало

делать на моральные факторы.

Существует у соляриев и разделение труда, прежде всего связанное с

биологическими особенностями людей. Хотя женщины воспитываются и обучаются

наравне с мужчинами, они освобождаются от особенно тяжелых видов работ. «…

никто не вынужден участвовать в труде, губительном для личности, а только в

труде, сохраняющем личность».

В обществе, избавленном от эксплуатации, свободный труд,

соответствующий природным наклонностям человека, не только служит

самовыражению личности, но и является оплотом сохранения индивидуальности.

Организация производства

Участие всех в общественно полезной работе трактуется как важнейшее

экономическое условие, позволяющее обществу избавиться от подневольного

труда, целиком обеспечить себя рабочей силой.

Всеобщий труд – залог подлинного процветания как государства, так и

всех его граждан. Трудиться человеку необходимо не только из экономических

соображений: безделье губит человека и физически, и нравственно. Кампанелла

убежден, что некоторые болезни возникают «от недостаточной работы».

Хотя самым благородным в Государстве Солнца считалось наряду с военным

делом земледелие и скотоводство, тем не менее Зайбт (Seibt) называет утопию

Кампанеллы «аграрно-коммунистической». Деревня как таковая в ней сколько-

нибудь значительной роли не играет, ибо все основные экономические функции

ее жителей, заключающиеся в обеспечении государства продуктами питания и

сырьем, переданы городу. Сельское хозяйство ведется руками городских

жителей.

Занятие сельским хозяйством – одна из первейших обязанностей граждан

Города Солнца. Обработкой полей, уходом за посевами и скотоводством

занимаются все городские жители. Но все ли? Или кому-то делается

исключение? Есть ли основание утверждать , будто элита освобождена от

участия в сельскохозяйственных работах, обязательных для всех остальных?

Имеется в виду не поголовный и одновременный выход всех в поле –

рациональная организация хозяйства вовсе этого не требовала, -- сколько сам

принцип, в силу которого определенные лица освобождаются от сельского труда

по своему положению.

В Городе Солнца, по мнению А. Х. Горфункеля, сохраняется «разделение

умственного и физического труда: в то время, как одна часть общества

(большинство) занимается физическим трудом, функции организации

производства, научного и политического руководства обществом целиком

переданы в руки особой группы».

Кампанелла отмечает, что в Государстве Солнца царит изобилие. И

обеспечивает его не щедрость природы, а именно труд граждан. «Всего у них

изобилие, -- гласит перевод с латинского, -- потому что всякий стремится

быть первым в работе, которая невелика и плодотворна, а сами они очень

способны».

Коллективный труд на полях и в мастерских, избавленный от всяких тягот

несправедливости и эксплуатации, обеспечивал, по Кампанелле, всеобщий

достаток и невиданной досель сокращение рабочего дня. Достичь этого было

можно путем обобществления производства, справедливого распределения и

эффективного труда – большей, как сказали бы в настоящее время, его

производительности.

Кампанелла говорит, что в Городе Солнца каждый исполняет работу

«сообразно со своей природой», в труде таким образом человек не губит

собственную индивидуальность а сохраняет ее. Производство организуется так,

чтобы людям работалось всегда «с радостью». Мастерские соляриев – это

общественные мастерские, где торжествует новый способ производства,

основанный на обобществлении собственности, всеобщем коллективном труде и

справедливом распределении материальных благ.

Принципы распределения

Относительно принципа распределения, положенного в основу «Города

Солнца», нет единодушия. И. И. Зильбербарф, к примеру, полагал, что

продукты в Городе Солнца распределялись «по потребностям», а В. П. Волгин

предпочел более пространную формулировку: «Каждый гражданин получает от

общества все, что необходимо для удовлетворения его потребностей; но

Кампанелла считает возможным чрезмерный спрос со стороны граждан на те или

иные продукты. Поэтому власти следят за тем, чтобы никто не получил больше,

чем ему надо» Действительно, в латинском издании говорится, что соляриям

неоткуда делать друг другу подарки, «потому что все, в чем они нуждаются,

они получают от общины, и должностные лица тщательно следят за тем, чтобы

никто не получил больше, чем ему следует, никому, однако, не отказывая в

необходимом». Латинский текст позволяет предположить и другой перевод:

«магистраты тщательно следят, чтобы никто не получил больше, чем

заслуживает». «Окончательный» итальянский текст подтверждает такое

толкование: «должностные лица тщательно следят, чтобы никто не имел больше,

чем он заслуживает». Но как это понимать: «никто не должен иметь больше,

чем он заслуживает»? Что принято за критерий – место гражданина в

общественной иерархии или непосредственные плоды его труда?

Некоторые исследователи говорят, что основой для такого распределения

может служить профессия человека, то есть каждый человек, занимающийся

определенной профессией, получает одинаковое количество благ.

Но не является ли соблюдение правила «люди одной профессии получают

поровну» защитой права грубой уравнительности, могущей подорвать всякий

стимул к лучшей работе? Кампанелла подчеркивал, что солярии трудятся на

совесть. Фраза о магистратах, следящих за тем, чтобы никто не получал

больше других, совершенно не противоречит ни рассказу о поощрении юных

соляриев, отличившихся на лекциях, в научных диспутах и военных занятиях,

ни подробностям, связанным с чествованием героев и героинь. Как в первом,

так и во втором случае разговор шел прежде всего о воспитательной мере, а

не о подлинном «материальном поощрении».

В своем другом трактате «О наилучшем государстве» Кампанелла опровергал

известный тезис Аристотеля о том, что общее владение вызвало бы нерадивое

отношение к работе и большие трудности при распределении ее плодов. «Каждый

бы стремился получить лучшую и большую долю продуктов, -- излагал он доводы

Аристотеля, -- но приложить меньшую долю труда, что привело бы к ссорам и

обману взамен дружбы». Кампанелла же считает, что предложенный им способ

распределения убережет общину от подобных бед: «И никто не имеет

возможности что-либо присвоить себе, так как все принимают пищу за общим

столом и, получив у ведающих одеждой должностных лиц одежды нужного

качества, пользуются ими сообразно с временами года и со своим здоровьем».

«Невозможность присвоить» – хотя и важная, но далеко не самая существенная

сторона дела. Кампанелла убежден в разумности граждан своего идеального

государства и роняет знаменательную фразу: «Ведь никто не может отвергать

такой способ распределения, так как все совершается на основании разума».

Труд в Городе Солнца стал не только всеобщим – солярии стремятся, чтобы

его распределяли поровну. Но у соляриев труд был коллективный, поэтому если

у них и существовала в каком-то виде «урочная система», то задание скорее

всего давалось не каждому в отдельности, а всем работающим сообща –

«пятерке», «десятке» и т.п. Распределение труда «поровну» не означала,

обязанности каждого сделать ровно столько, сколько сделают остальные. Ибо

такое равенство оборачивалось бы по сути несправедливостью: люди разных

навыков и разной силы оказывались бы в неравных условиях. Поэтому «делить

труды поровну» – значило работать «справедливо»: каждому – в полную меру

своих возможностей. Вероятно, об этом и говорят слова: «труды распределяют

соответственно пригодности и силе».

Кампанелла намного больше, чем Мор, приблизился к идее «от каждого по

способностям». Это объясняется не тем, что «уровень жизни» соляриев

несколько выше, чем утопийцев. Главное тут в ином отношении к труду:

солярии работают «всегда с радостью». В труде, сообразном с природной

склонностью, Кампанелла видит залог «сохранения» личности. Не случайно его

солярии куда внимательней, чем утопийцы, относятся к природным наклонностям

человека, их выявлению, пестованию и даже «программированию». Однако нельзя

сказать, что в этом внимании преобладают интересы личности – на первом

месте по-прежнему стоят интересы общины, стремление найти наиболее

рациональное применение для каждого из ее членов. Да и проявление

способностей все еще поставлено в жесткие рамки давно предначертанных

понятий о «нужном» и «ненужном».

Только учитывая это, можно сказать, что в Городе Солнца солярии

требовали от каждого участия в труде «соответственно пригодности и силе».

Заключение.

Таким образом, рассмотрев работу «Город Солнца» Кампанеллы, мы приходим

к некоторым выводам.

Энгельс относит «Город Солнца» уже к утопическому коммунизму. Но все-

таки это не очень точно, и поэтому в основном исследователи считают Мора и

Кампанеллу родоначальниками утопического социализма.

Но можно и считать Кампанеллу относящимся к гуманистическому течению, к

утопическому гуманизму, придавшим этому гуманизму невиданную доселе

демократическую окраску и подлинную общечеловеческую широту.

«Город Солнца» нес на себе печать времени, и если некоторые

предубеждения гуманиста не позволят отнести это произведение к «прямо

коммунистическим теориям», тем не менее заслуги Кампанеллы в

распространении коммунистических учений велики. Но воздавая должное этому

замечательному мыслителю, который в уничтожении частной собственности и

гуманистически-философском преобразовании общества видел единственное

избавление от жестокостей своего времени, не следует преувеличивать

историческое значение созданной им утопии. Конечно, и Мор, и Кампанелла

были предшественниками научного социализма. Но нельзя их соединять с

утопистами XIX века – Сен-Симоном и Оуэном – под общей шапкой «утопический

социализм».

«Город Солнца» представляет в истории гуманизма утопическо-

социалистическое учение, и это позволяет рассматривать его как неотъемлемую

часть ренессансной культуры и видеть в великом калабрианце одного из

великих сынов Возрождения.

Литература

1. Волгин В. П. Коммунистическая утопия Кампанеллы.

2. Горфункель А. Х. Томмазо Кампанелла. М., «Мысль», 1969.

3. Кампанелла Т. Город Солнца. М., Издательство Академии наук СССР,

1947.

4. Львов С. Л. Гражданин Города Солнца: Повесть о Томмазо Кампанелле.

М.: Политиздат, 1979.

5. Петровский А. Ф. Кампанелла. Биографический очерк.

6. Штекли А. Э. «Город Солнца»: утопия и наука. М.: «Наука», 1978.

7. Штекли А. Э. Кампанелла. М.: «Молодая гвардия», 1966.

8. Catalog of the Scientific Community, Department of History and

Philosophy of Science, Indiana University, 1995.

9. Catholic Encyclopedia, The. Vol. III. Robert Appleton Company, 1908.

10. Encyclopedia Britannica.

11. Weber A. History of Philosophy.

Страницы: 1, 2


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.