реферат скачать
 

Экономика России в переходный период

Экономика России в переходный период

В последние годы Россия переживает один из самых драматических

периодов своей истории. Рухнул тоталитаризм – коммунистический режим.

Величайшая из когда – либо созданных империй Советский Союз – главный

продукт этого режима – распался на 15 независимых государств. Сошла с

исторической арены коммунистическая партия СССР – орден меченосцев в 20 в.,

объединивший в себе все функции управления во имя поддержания власти

невиданного доселе партийного, хозяйственного и идеологического аппарата во

главе с горсткой людей, обладавших огромной, всепроникающей и

бесконтрольной властью над народом.

Исчерпала себя, доказав свою полную неэффективность, командно-

распределительная экономика, основанная не на реальной мотивации трудовой

активности, а скорее на идеологических критериях, выдаваемых аппаратом за

великую цель всей нации. Замедление темпов роста и кризис такой экономики

был неизбежен. С конца 70-х годов начался спад производства, т.е. реальный

экономический кризис.

Эта экономика производила огромное количество неконкурентоспособных,

низкокачественных продуктов на гигантских по размерам предприятиях и

платила всем работникам заработную плату на уравнительной основе независимо

от результатов труда.

В конце 70-х - начале 80-х годов у России была возможность пойти по

пути Китая и, начав с сельского хозяйства, даже в рамках агонизирующей

социалистической системы, проводить крупные и более комплексные рыночные

реформы. Тогда политическая ситуация в стране, порядок и дисциплина были

намного лучше, чем в 90-х годах. Но престарелые советские руководители не

были столь дальновидными, как китайские, и выбрали путь мелких и частичных

попыток реформ, которые не смогли изменить традиционный экономический

механизм, ибо не затрагивали базовых принципов административно-командной

системы.

Но наиболее важные экономические реформы в бывшем Советском Союзе

имели место во второй половине 80-х годов при М. С. Горбачеве. Хотя они

проводились все в тех же рамках «рыночного социализма», все же по

сравнению со всеми предыдущими попытками были наиболее продвинутыми и

далекоидущими. Однако горбачевский период отличается прежде всего не

экономическими, а политическими реформами, которые рассматривались как

база для первых. Основные вехи изменений в экономике при Горбачеве: 1)

сосредоточение госплана СССР на стратегических целях и задачах

экономического развития;

2) трансформация государственных предприятий и ассоциаций в гибкие,

самофинансирующиеся организации на базе так называемого полного хозрасчета;

3) упор в управлении на экономические рычаги и стимулы;

4) перестройка систем снабжения, ценообразования, финансов и кредита.

Кроме того, был дан «зеленый свет» развитию кооперативной и частной

собственности в стране.

Эти законодательные акты серьезно подорвали централизованную плановую

систему, однако не стали реальным шагом на пути к рынку. Более того,

горбачевская перестройка, давшая важные плоды в деле расшатывания

тоталитарной советской системы, в проведении необходимых политических

преобразований, в сфере экономики оказались связанной с грубыми, порой

непростительными просчетами, такими как:

1) резкое увеличение бюджетного дефицита, денежной эмиссии, приведшее к

ускорению инфляции;

2) непродуманная антиалкогольная компания, осуществленная типично

административными методами и обусловившая резкое сокращение доходов

бюджета;

3) компания «ускорения» экономического развития на базе НТП, повлекшая за

собой ущерб потребительскому потенциалу населения в результате

искусственного нагнетания инвестиций в машиностроение;

4) резкое сокращение золотого запаса страны;

5) чрезмерное ограничение кооперативной и индивидуально-трудовой

деятельности;

6) повышение закупочных цен на сельхозпродукцию при фиксировании

розничных цен на продовольствие, что привело к увеличению дотаций и

стало одной из причин роста бюджетного дефицита;

7) распространение хозрасчета на отдельные территории, в результате чего

последние перестали платить налоги в общегосударственную казну;

8) всеобщий переход на бартер и ограничения на вывоз товаров с отдельных

территорий;

9) резкое увеличение задолженности страны Западу.

Отрицательно повлияли на экономику СССР в горбачевские времена такие

факторы, как падение мировых цен на нефть, чернобыльская катастрофа,

землетрясение в Армении, этнические конфликты и национальный сепаратизм.

Конечным итогом был развал СССР и кардинальный пересмотр экономических

отношений во всех бывших соцстранах. Подобную трансформацию общественных

отношений в мире стали называть «переходным периодом». В странах Восточной

Европы этот процесс шел очень быстро (не без потрясений), но все же удачно,

довольно скоро была достигнута макроэкономическая стабильность, вскоре туда

потекли иностранные инвестиции. Уже после 1992 г. в Польше, Чехии, Венгрии,

Словакии среднегодовой рост экономики составлял уже 5%. В странах СНГ

наблюдался совершенно обратный процесс.

После развала СССР Россию захватили поток беженцев, разгул

преступности, опасные сепаратистские тенденции во многих ее частях,

неплатежи зарплаты, рост цен и многое другое.

Реформы в Российской Федерации проходили в гораздо более тяжелой

форме. В стране разразилось инфляция, наблюдался устойчивый спад экономики,

росла доля бартера в хозрасчетах, к тому же непоследовательная позиция

правительства вызвала глубокий кризис в обществе.

В целом можно выделить 4 этапа в истории «переходного периода» в

России после 1992 г.

Первый этап: 1992-1994 гг. Это этап кризисного развития, отличавшийся

большим спадом производства, особенно инвестиций. Составляющие спада:

быстрая демилитаризация экономики и резкое сокращение военного

производства, прекращение производства товаров гражданского назначения, не

пользовавшихся внутренним спросом, развал СССР и СЭВа приведший к

разрушению важных внешних для России рынков, и, наконец, нарастающие

трудности, связанные с реальной системной трансформацией страны.

Второй этап: 1994-1996 гг. Стала деформироваться нормальная рыночная

инфраструктура, началось кредитование экономики по положительной процентной

ставке (раньше она часто была отрицательной). В 1995 и 1996 гг. удалось

серьезно ослабить инфляцию. Однако спад производства правительство

преодолеть не смогло. Во внешней торговле страны тем не менее образовалось

устойчивое положительное сальдо.

Третий этап: 1996-1998 гг. Главным вопросом стала проблема

возобновления экономического роста. Была заметно снижена инфляция. На

передний план вышли проблемы реформ на микроуровне, прежде всего на уровне

предприятий. Но события 1998 г. вызвали новую волну спада.

На новом этапе с 1999 по 2003 гг. были достигнуты значительные успехи

в экономике постсоветской России. Этот период характеризуется достаточно

высоким ростом экономики (более 5% в год). В бюджете был достигнут

устойчивый профицит. Внешнеторговое сальдо находится на уровне 30-50 млрд.

долларов в год. Правительство России практически полностью отказалось от

внешних заимствований. Впервые в истории страны Российской Федерации был

присвоен инвестиционный рейтинг.

В нашей работе мы рассмотрим последний этап в истории переходного

периода экономики России.

Итоги 1999 года выглядят следующим образом. Доллар, который в январе

стоил приблизительно 23 рубля, в декабре продавался примерно за 27 рублей.

Таким образом, держатели долларовых активов немного разбогатели. Впрочем,

все остальные товары, кроме доллара, подорожали за год, по официальным

данным, на 40%, а по неофициальным – на 80-90%. Соответственно, большинство

российских граждан, имеющих рублевые накопления и получающих зарплату (а

зарплата за год не выросла), стали беднее в 1,5-2 раза. Государство

помогало народу как могло. Центральный банк печатал деньги: увеличение

денежной массы по его собственным оценкам, составило 40% (на самом деле, по-

видимому, несколько больше). При этом Центральный банк обеспечивал

относительно стабильный курс доллара и благодаря такой политике

искусственно поддерживал импорт. Все очень просто. Импортеры могут покупать

относительно дешевые доллары, приобретать иностранные товары, дорого их

продавать за рубли и вновь покупать еще больше долларов. Надо заметить, что

такая политика ЦБ (значительное увеличение денежной массы в условиях

сдерживания курса доллара) здорово напоминает просто печатание долларов для

страны. Откуда в России брались доллары? В этом главный секрет 1999 года. В

январе мировые цены на нефть составляли примерно 10 долларов за баррель. В

декабре – 25. Цена на остальные сырьевые товары тоже чрезвычайно выросли.

75% выручки экспортеров ЦБ принудительно изымает, заставляя продавать

доллары на внутреннем валютном рынке. Вот эти самые доллары Центробанк, так

сказать, для страны и «печатает». Еще одним секретом 1999 года было то, что

Россия практически не расплачивалась по своим внешним обязательствам, разве

что немножко платила по еврооблигациям и долгам перед МВФ. Разительный

контраст с началом 1998 года, когда доллары уходили из страны всеми

возможными способами, например, через погашение ГКО. В течение года

продолжались чрезвычайно нудные переговоры с Лондонским клубом о

реструктуризации советских долгов в размере 32 млрд. долларов, которые

унаследовала Россия. Западные банки поняли, что по этим долгам никто

платить не собирается, потому что они записаны не на правительство, а на

Внешэкономбанк, которым в любой момент может просто объявить себя

банкротом. Лондонский клуб потребовал переоформить 32 млрд. долларов в

еврооблигации. Россия соглашалась, но требовала таких условий

переоформления, чтобы в ближайшие годы опять-таки почти ничего не платить.

Запад указал на огромные доходы от российского нефтяного экспорта. Россия

ответила, что нефтедоллары нужны ей самой. Правда почти никаких новых

западных кредитов в этом году Россия не получала. Даже МВФ, который обещал

4,5 млрд. долларов на погашение долгов перед самим собой, дал за год только

первый транш в 640 млн. долларов. А второй транш, который Россия ждала еще

с сентября, в декабре так и не был получен. МВФ указал, что российская

экономика пока недостаточно либерализована, чтобы получать кредиты.

Но самое главное отличие1999 года от всех предыдущих – это начало

экономического роста. В январе даже сами власти были искренне уверены, что

по итогам года страну ждет экономический спад в 2%. Так они были напуганы

17 августа 1998 года. А в декабре официальная статистика объявила, что ВВП

за год вырос на 1,5-2%. Уходящий год был первым, когда деньги перестали

быть бесплатными. В 1992-1995 годах деньги можно было получать фактически

даром – в виде кредитов ЦБ и бюджетных ссуд. В 1995 – 1998 годах деньги

можно было получать фактически даром – в виде чудовищных процентов по ГКО

или в виде западных кредитов. И «бесплатными» деньгами пользовались все –

от крупнейших банкиров и предпринимателей, до уборщицы, работающей в банке,

и работника бюджетной сферы (бюджет тоже существовал за счет «бесплатных»

денег). Производство в таких условиях развивать было просто смешно.

Наоборот, его следовало сокращать – зачем зря тратить полученные деньги на

какое – то производство, когда на них можно купить что-нибудь приятное?

Сейчас все обстоит совершенно по-другому. В кредит деньги получить очень

трудно и от ЦБ и коммерческого банка. Минфин больше не платит огромных сумм

тому, кто любезно согласился дать несколько рублей бюджету, - система ГКО

рухнула. Западные банки, правительства, частные инвесторы и МВФ не хотят

давать русским ни доллара. На нынешнем российском рынке по-прежнему много

рублей, долларов и товаров. Но теперь их надо зарабатывать. В 1999 году

экономика России стала рыночной.

Макроэкономические итоги 2000 года – рекордный за последние как

минимум 20 лет рост ВВП (+7,6% против 5,5% официального прогноза годичной

давности) и инвестиций (+17%), устойчиво низкая инфляция (20% годовых),

плавное восстановление доходов и потребления населения (+10%) –

действительно впечатляют. Вне зависимости т того, чего в них больше –

счастливо высоких цен на нефть, сырье и металлы на мировых рынках,

грамотной экономической политики кабинета и ЦБ или энергии частного

бизнеса, уставшего от десятилетия непрерывного спада. Продолжающиеся уже

два года экономический рост приобретает все более неконъюнктурный.

Позитивные внешние факторы – эффект девальвации и высокие мировые цены на

энергоносители – сполна использованы отечественными предпринимателями.

Стартовавший в сырьевых отраслях инвестиционный подъем захватывает смежные

сектора хозяйства, проникает вглубь экономики, что придает росту последней

здоровую инерцию.

Явные признаки инвестиционного оживления наметились уже в конце 1998

года. Начиная с IV квартала 1998 года темпы роста инвестиции в реальные

активы значительно опережают динамику промышленного производства и сегодня

выступают главным «мотором» хозяйственного подъема. По итогам 2000 года

инвестиции выросли, согласно предварительным оценкам, на 17%, а

промышленное производство - на 9%. Официально регистрируемые темпы

прироста инвестиций в нефтедобыче достигают в годовой оценке 80-90%. Более

того, даже эти будоражащие воображения темпы инвестиционного подъема не в

полной мере отражают фактическое положение дел. По мнению целого ряда

специалистов, реальные масштабы инвестиционной деятельности выше

госкостатовских данных. Ряд инвестиций осуществляется по «оптимизационным»

налоговым схемам, занижающим реальные масштабы инвестиционной деятельности.

Приток нефтедолларов (согласно предварительным оценкам, брутто-выручка от

экспорта нефти и нефтепродуктов составила в минувшем году 35-37 млрд.

долларов против 18,8 млрд. в 1999 году и 14,5 млрд. долларов в 1998 году)

насытил экономику платежными средствами за счет оживления платежеспособного

спроса обеспечил значительное улучшение финансового положения предприятий.

Уже по итогам прошлого года норма валовых национальных сбережений

выросла с 17 до 26% ВВП, а в первом полугодии 2000 года (по предварительным

экспертным оценкам) – до 32% ВВП. Деньги для инвестиций появились прежде

всего в нефтегазовом комплексе. Загрузка промышленных мощностей [1]

увеличилась с 51% в 1998 году до 57% в 1999 году и до 65% в первом

полугодии 2000 года. Многие машиностроительные заводы завалены заказами аж

до 2003 года. Рост промышленного производства в посткризисной России

продолжался 26 месяцев подряд – с сентября 1998 –го по октябрь 2000 года –

со среднегодовым темпом в 12% (аккуратные измерения динамики интенсивности

промышленного производства в ноябре – декабре 2000 года показали рост в

9%). Это абсолютный рекорд последнего десятилетия. Уровень промышленного

производства сегодня превышает точку кризисного минимума уже более чем на

25%, а предкризисную отметку октября 1997 года – более чем на 10%.

Финансовые результаты работы промышленных предприятий остались

достаточно успешными, несмотря на определенное снижение рентабельности к

концу 2000 года. Норма прибыли в первые два месяца III квартала 2000 года

уменьшилась до 12% - против 14% годом ранее и 16% во II квартале 2000 года.

Удвоив золотовалютные (до 30 млрд. долларов) резервы ЦБ и дав сильный

толчок инвестиционному буму в экономике, они не привели к разгону инфляции

(кратковременный ее всплеск летом в дальнейшем был купирован) и к

неконтролируемому укреплению рубля (учитывая значительную «передевальвацию»

1998 года, 13-процентный рост реального курса рубля в 2000 году можно

считать терпимым). Заслуга ЦБ в этом неоспорима.

После интенсивного снижения доли бартера в расчетах с 52 до 26% с июля

1998 – го по март 2000 года в дальнейшем эта доля практически

стабилизировалась. Стало ясно, что окончательно покончить с бартером в

сжатые сроки не удастся. (См. рис. 1 )

[pic]

Рис. 1. Доля бартера в продажах промышленных предприятий.

Доходы федерального бюджета опередили плановые показатели на 30%

(здесь нет никакого чуда – фактический номинальный ВВП превысил расчетный

«бюджетный» на те же 30%), а вот расходы бюджета не были проиндексированы.

Ведь ЦБ заметно подсобил Минфину в обслуживании внешнего долга и не стал

настаивать на платежах последнего по замороженным рублевым госбумагам в

своем потрфеле. Результат – сверхплановый профицит бюджета, который, по

предварительным оценкам, может достичь 190-200 млрд. рублей. Так вот,

примерно 40% этого профицита (около 70 млрд. рублей)осталось на счетах

бюджета и не было выброшено в экономику.

Несмотря на выдающееся бюджетное достижение 2000 года, когда уровень

собираемых бюджетной системой доходов вырос на 3,2% до 29,5% ВВП, уровень

непроцентных расходов бюджетной системы России вырос всего на 0,2% ВВП по

сравнению с 1999 годом и оказался ниже кризисного 1998 года.

24_____________________________________________________6

20_____________________________________________________4

16_____________________________________________________2

12_____________________________________________________0

8______________________________________________________ - 2

4______________________________________________________ - 4

0______________________________________________________ - 6

Рис. 2.

Причиной такого положения дел стала необходимость для бюджетной

системы обеспечить существенный уровень общего профицита как компенсацию на

неизбежное отсутствие источников заемного финансирования бюджетных расходов

в период выхода из долгового кризиса. По оценке Центра развития, уровень

расходов государства на оплату коллективных услуг сократился с 25% ВВП в

1997 году до 16- 16,6 % в 2000 – м. Это ниже, чем уровень госпотребления в

США (17,5% в 1998 году) в Германии и Австрии (18,9%), Франции (24,2%).

Вот уже два года подряд доходы всех российских граждан растут

чрезвычайно высокими темпами. В 2000 году в реальном выражении они выросли

Страницы: 1, 2


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.