реферат скачать
 

Экономика и экология

интерпретируемую систему;

система сбора и обобщения имеющихся данных пока что не имеет единой научной

концепции, разрознена и даже не всеми поддерживается. Социально-

экологическая модель Москвы – задача предстоящих исследований.

Обобщенные данные свидетельствуют о сложном экологическом состоянии

Москвы. Город стремительно растет, переходит за кольцевую дорогу, сливается

с городами-спутниками. Средняя плотность населения 8.9 тыс. чел. на 1 кв.

км. Сотни тысяч источников выбрасывают в воздух огромное количество вредных

веществ, т. к. частичная очистка внедрена только на 60% предприятий. Особый

вред наносится автомобилями, технические параметры которых не соответствуют

требованиям и качеству воздуха. Выхлопные газы автомашин дают основную

массу свинца, износ шин – цинк, дизельные моторы – кадмий. Эти тяжелые

металлы относятся к сильным токсикантам. Промышленные предприятия дают

очень много пыли, окислов азота, железа, кальция, магния, кремния. Эти

соединения не столь токсичны, однако снижают прозрачность атмосферы, дают

на 50% больше туманов, на 10% больше осадков, на 30% сокращают солнечную

радиацию. В целом на 1 москвича приходится 46 кг вредных веществ в год.

Тепловое воздействие увеличивает температуру в городе на 3-5(С,

безморозный период на 10-12 дней и бесснежный – на 5-10 дней. Нагрев и

подъем воздуха в центре вызывает подток его с окраины – как из

лесопаркового пояса, так и из промышленных зон.

Расход воды в Москве на 1 жителя – около 700 л/сутки. При огромных

расходах на очистку даже водопроводная вода содержит некоторое количество

вредных соединений, главным образом удобрений и ядохимикатов. Водные

ресурсы используются нерационально – более 20% воды уходит

неиспользованной. Например, только для бритья москвич за один раз

использует до 100 литров. В районах со счетчиками (г. Зеленоград)

водопотребление в 2-3 раза меньше.

Сточные воды города на 98,6% подвергаются биологической очистке,

однако в водоемы все же попадает очень много песка, соли, подкисленной и

теплой воды. Дефицит воды – один из факторов сдерживания жилищного

строительства. Из 1650 главных промышленных предприятий систему оборотного

водоснабжения имеют лишь 160.

В пределах города почвы значительно отличаются от своих аналогов в

данной природной зоне – кислых дерново-подзолистых. В первую очередь надо

отметить повышение pH до 8-9, что связано с поступлением из атмосферы

карбонатов кальция и магния. Почвы обогащены также органическими

веществами, главным образом сажей – до 5% вместо 2-3%. Содержание тяжелых

металлов в 4-6 раз превышает фоновое.

Зеленые насаждения занимают 30% площади города, что дает 25-30 кв. м

на человека (Париж – 6, Лондон – 7.5, Нью-Йорк – 8.6). Вместе с тем

насаждения внутри города мало связаны с лесопарковым поясом, да и последний

слишком узкий – 15-20 км. Только с севера Москва относительно защищена

зеленым поясом. До 30-40% насаждений затронуто болезнями, угнетено и

потеряло способность к самовозобновлению. Лесопарковый пояс в дни отдыха

ежедневно принимает до 4 млн. человек. Эти нагрузки выше допустимых.

3.5 млн. человек в Москве живут в условиях экологического

дискомфорта, а около 1 млн. – в районах предельного дискомфорта.

Загрязнение отдельных частей города различно. Две трети всех вредных

выбросов приходится на 6 районов. Сложная обстановка в кварталах вдоль

Садового кольца.

Заболеваемость москвичей в среднем выше, чем по другим районам

страны: распространены болезни органов дыхания, астма, различные виды

аллергии, сердечно-сосудистые заболевания, болезни печени, желчного пузыря,

органов чувств. Из 94 крупнейших городов мира Москва по рождаемости

находится на 62-м, по смертности – на 70-м, по естественному приросту – на

71-м месте. Выживаемость детей во многих столицах мира в 2-3 раза выше, чем

в Москве.

Экология Москвы тесно связана с фоном, природными условиями

Подмосковья и климатом европейской территории России. Важнейшее значение

имеет так называемый “западный перенос” – преобладание в течение года

ветров западных румбов. При этом западные и северо-западные районы города

получают более свежий воздух, который дополнительно очищен над лесными

массивами западной части Московской области. В восточные районы Москвы

поступает воздух, загрязненный над городской территорией. В периоды

преобладания восточных и юго-восточных ветров Москва получает менее чистый

воздух, поскольку юго-восток области заселен на 25-30%, значительно

распахан и более индустриальный. Северо-запад столицы имеет более чистые

водоемы, поскольку основные водотоки Подмосковья текут с северо-запада на

юго-восток. Общие особенности почв и рельефа также обуславливают

дифференциацию экологических условий. Северо-запад Москвы более

возвышенный, холмистый, имеет более тяжелые, глинистые и суглинистые почвы.

Это способствует активному поверхностному смыву, горизонтальной миграции

загрязнения, его концентрации в водоемах и малому проникновению в грунты.

На юго-востоке большее распространение имеют песчаные равнинные поверхности

с малыми уклонами. Здесь лучшие условия для вертикальной миграции

загрязнения, заражения грунтовых вод.

Москва заметно влияет на прилегающую местность: атмосферное

загрязнение распространяется на восток на 70-100 км, депрессионные воронки

от забора артезианских вод имеют радиусы 100-120 км, тепловое загрязнение и

нарушение режима осадков наблюдается на расстоянии 90-100 км, а угнетение

лесных массивов – на 30-40 км.

4. ЭКОЛОГИЗАЦИЯ ЭКОНОМИКИ И БИЗНЕС.

Развитие эколого-ориентированного бизнеса может позволить существенно

изменить экологическую ситуацию в России, улучшить охрану окружающей среды

и использование природных ресурсов. Очевидно, что нельзя решить

экологические проблемы, выйти на устойчивый тип развития без общего

улучшения экономического положения страны, эффективной макроэкономической

политики.

На ухудшение экологической ситуации в России влияет ряд экономических

и юридических факторов, действующих в разных сферах, на разных уровнях и с

различным масштабом воздействия:

. макроэкономическая политика, приводящая к экстенсивному использованию

природных ресурсов;

. инвестиционная политика, ориентированная на развитие

ресурсоэксплуатирующих секторов экономики;

. неэффективная секторальная политика (топливно-энергетический комплекс,

сельское хозяйство, лесное хозяйство и др.);

. несовершенное законодательство;

. неопределенность прав собственности на природные ресурсы;

. отсутствие эколого-сбалансированной долгосрочной экономической стратегии,

недооценка устойчивого развития;

. на региональном и локальном уровне недоучет косвенного эффекта от охраны

природы (экономического и социального), глобальных выгод;

. инфляция, экономический кризис и нестабильность экономики препятствуют

реализации долгосрочных проектов, к числу которых относится большинство

экологических проектов;

. природно-ресурсный характер экспорта;

. существование действенного стимула в виде получения значительной и

быстрой прибыли от переэксплуатации и/или продажи природных ресурсов

(нефть, газ, лес, руды и пр.) и т.д.

Сейчас самым важным является создание государством посредством

эффективных, косвенных и прямых, экономических инструментов и регуляторов

благоприятного климата для развития эколого-ориентированного бизнеса. В

связи с этим рассмотрим влияние экономических реформ в России на сохранение

окружающей среды, оценим наиболее перспективные направления развития

бизнеса в этой сфере.

В рамках всей экономики, на макро уровне можно выделить следующие

важные направления экономических преобразований: структурная эколого-

ориентированная перестройка, изменение инвестиционной политики в

направлении эколого-сбалансированных приоритетов, совершенствование

механизмов приватизации, реформа прав собственности, демонополизация,

создание эколого-непротиворечивых систем налогов, кредитов, субсидий,

торговых тарифов и пошлин и пр. Все эти механизмы и реформы неизбежно в той

или иной степени сказываются на развитии бизнеса, связанного с

экологической деятельностью.

К сожалению, в структурах законодательной и исполнительной власти

России нет полного и четкого осознания экологической опасности. Это во

многом связано со сложившимся менталитетом этих структур. Игнорирование

экологического фактора было свойственно социальному и экономическому

развитию страны последних десятилетий. Провозглашался приоритет

экономических целей, развитие оборонного, топливно-энергетического,

аграрного комплексов. Социальные и экологические проблемы отодвигались при

этом на второй план.

Здесь проявляется еще одно свойство современного "техногенного"

мышления российских структур — ориентация на получение быстрых результатов.

Экологические последствия таких результатов обычно проявляются в будущем,

причем часто эти последствия являются негативными, и общий эколого-

экономический ущерб оказывается несоизмеримо больше краткосрочных выгод.

Важно отказаться и пересмотреть многие стереотипы в процессах принятия

решений. Современные традиционные подходы к экономическому развитию

базируются на количестве используемых природных ресурсов. Чем больше

используется ресурсов, тем лучше для страны. Однако очевидно, что эти

подходы завели Россию с ее колоссальными природными богатствами в тупик. По

нефти, газу, лесу, земле и другим ресурсам можно привести множество

абсурдных примеров, где с одного конца природно-продуктовой цепочки

фантастические природные ресурсы, а с другого — вечная нехватка и дефицит

товаров и услуг, получаемых на основе этих ресурсов.

Стремление увеличить добычу природных ресурсов и усилить их

эксплуатацию может только ускорить процессы экологической деградации в

России. Нужны принципиально иные подходы. Неразвитость обрабатывающей и

перерабатывающей промышленности, инфраструктуры, сферы распределения

приводят к колоссальным потерям природных ресурсов и сырья. Нужно ли

увеличивать нагрузку на природу, зная, что значительная часть природных

ресурсов будет использована нерационально?

Таблица 1.

Производство энергии в расчете на единицу ВВП в России и за рубежом (%)

|Япония |100 |

|Германия |100 |

|США |168 |

|Венгрия |200 |

|Россия |324 |

Показательная ситуация сложилась в топливно-энергетическом

комплексе, оказывающем чрезвычайно большое влияние на экологическую

ситуацию. Например, сколько нужно России добывать нефти, газа, угля,

производить энергии для нормального экономического развития, если учесть,

что в расчете на единицу конечной продукции Россия сейчас тратит в три раза

больше энергии, чем Япония и ФРГ, и в два раза больше, чем США (см. таблицу

1).

Очевидно, что для такого природоемкого роста в России просто не хватит

топливных ресурсов.

Аналогичная ситуация сложилась с лесными ресурсами, от охраны и

использования которых во многом зависит сохранение многих биологических

ресурсов. Природоемкая структура лесного комплекса с неразвитыми

обрабатывающими отраслями приводит к огромному перерасходу леса на

производство продукции по сравнению с уже имеющимися технологиями.

Таким образом, важнейшая причина ухудшения экологической ситуации в

России – неэффективная, природоемкая структура экономики.

Очевидно, что дело не в объемах использования природных ресурсов и

производства промежуточной продукции, а в экономических структурах, их

использующих. При сохранении сложившихся инерционных тенденций в

природопользовании, техногенных подходов в природопользовании, техногенных

подходов в экономике в России никогда не хватит природных ресурсов для

поддержания сложившегося типа развития даже при значительном увеличении

эксплуатации природных ресурсов. К сожалению, подавляющее большинство

экономических проектов для России, предлагаемые зарубежными и российскими

специалистами, игнорируют эту проблему, и их реализация связана с

увеличением нагрузки на окружающую среду.

В связи с этим чрезвычайно важно создать более благоприятные - по

сравнению с природоэксплуатирующей деятельностью — условия по развитию

бизнеса в ресурсосберегающих отраслях, связанных с развитием обрабатывающей

и перерабатывающей промышленности, инфраструктуры, сферы распределения. И

здесь необходима эффективная селективная экономическая политика по

поддержке ресурсосберегающей деятельности. Поэтому важнейшим направлением

экономических реформ в России, перехода на устойчивый тип развития является

эколого-ориентированная структурная перестройка, позволяющая осуществить

эффективное ресурсосбережение. Суть такого изменения структуры экономики

состоит в стабилизации роста и объемов производства природоэксплуатирующих,

ресурсодобывающих отраслей при быстром развитии на современной

технологической основе всех производств в природно-продуктовой вертикали,

связанных с преобразованием природного вещества и получения на его основе

конечного продукта, т.е, речь идет о глобальном перераспределении трудовых,

материальных, финансовых ресурсов в народном хозяйстве в пользу

ресурсосберегающих, технологически передовых отраслей и видов деятельности.

Огромную роль в таком перераспределении ресурсов должны сыграть

формирующиеся рыночные механизмы.

Самые скромные оценки показывают, что структурно-технологическая

рационализация экономики может позволить высвободить 20-30 процентов

используемых сейчас неэффективно природных ресурсов при увеличении конечных

результатов. В стране наблюдается гигантское структурное перепотребление

природных ресурсов, что создает мнимые дефициты в энергетике, сельском и

лесном хозяйствах и т. д.

К сожалению, несмотря на широкомасштабные экономические реформы в

России, тенденции техногенного и природоемкого развития экономики страны

сохраняются. Это отражается в ухудшении, "утяжелении" экономики с

экологических позиций.

Отражением этой ситуации стало ухудшение одного из важнейших

показателей устойчивого и эколого-ориентированного развития — рост

энергоемкости экономических показателей. По некоторым оценкам, этот

показатель для валового национального продукта вырос за последнее время

примерно на треть. Это означает, что для достижения конечных результатов в

экономике приходится удельно затрачивать значительно больше нефти, газа,

угля, электроэнергии, что безусловно ведет к росту нагрузки на природный

фундамент, исчерпанию невозобновимых природных ресурсов.

Одной из важных причин увеличения природоемкости экономики стал

превышающий все допустимые нормативы износ оборудования. В базовых отраслях

промышленности, транспорта износ оборудования, в том числе очистного,

достигает 80—90 процентов. В условиях продолжающейся эксплуатации такого

оборудования резко увеличивается вероятность экологических катастроф.

Типичной в этом отношении стала авария нефтепровода в арктическом

районе Коми около Усинска. В результате на хрупкие экосистемы Севера

вылилось — по различным оценкам — до 100 тыс. т нефти. Эта экологическая

катастрофа стала одной из крупнейших в мире в 90-х гг., и она была вызвана

крайней изношенностью трубопровода. Авария получила мировую огласку, хотя

по оценкам некоторых российских специалистов она является одной из многих —

просто другие удалось скрыть. Например, в том же регионе Коми в 1992 г., по

данным межведомственной комиссии по экологической безопасности, произошло

890 аварий.

Колоссален экономический ущерб экологических катастроф. На основе

мировых цен прямые потери нефти только от одной Усинской аварии доходят до

10 млн. долларов. А в целом по России, по данным А.В. Яблокова, ежегодно в

результате аварий разливается 1,2 процента добытой нефти или около 3 млн.т.

Суммарная оценка прямых потерь составляет около 300 млн. долларов. Однако,

безусловно, экологический ущерб от таких инцидентов многократно превосходит

прямые потери. Так, по данным Усинской Горком природы сумма экологического

ущерба от аварии нефтепровода составляет 1,5 трлн.руб., что равняется

примерно 500 млн.долл. (курс доллара осени 1994).

Ситуация в нефтедобыче довольно характерна для техногенного развития

экономики России с ее огромными потерями и нерациональным использованием

природных ресурсов. На сэкономленные в результате предотвращения аварий

средства в течение нескольких лет можно было бы реконструировать топливно-

энергетический комплекс страны, существенно снизить энергоемкость всей

экономики.

Между тем, правительственные структуры, Дума в ходе дальнейших реформ

явно ориентируются на дальнейшую поддержку экстенсивного развития

энергетики, объясняя такой курс энергетическим кризисом. Однако очевидно,

что при сложившихся энергоемких структурах, огромных потерях и

нерациональном использовании энергоресурсов в России не удастся преодолеть

дефицит нефти, газа, угля для поддержки природоемкого развития. Начинать

нужно с причин энергодефицита, проводить структурные изменения в экономике,

поддерживать развитие энергосберегающего бизнеса, а не бороться со

следствиями и ориентироваться на экстенсивный рост топливно-энергетического

комплекса.

Важнейшее значение для развития эколого-ориентированного бизнеса имеет

радикальное изменение инвестиционной политики в направлении природоохранных

приоритетов. Современная структура государственных, частных, иностранных

инвестиций закрепляет природоемкий тип развития на перспективу, т. к.

значительная и более высокая — по сравнению с 80-ми гг. — часть капитальных

вложений направляется в природоэксплуатирующие комплексы, прежде всего

топливно-энергетический и агропромышленный. Тем самым существенно

тормозится рост бизнеса, связанного с экологизацией экономики.

В этой направленности капитальных вложений можно выделить три аспекта.

Во-первых, отсутствие сколь-нибудь хорошо проработанной концепции

долгосрочного развития экономики страны. Надежды на то, что "невидимая

рука" рынка сама создаст эффективную структуру экономики, несостоятельны в

силу отмеченных выше причин. В результате происходит довольно хаотическое

распределение капитальных вложений, закрепляющее природоемкий тип развития.

Во-вторых, природные ресурсы России, прежде всего нефть, газ, лес,

руды, являются конкурентным товаром на мировом рынке и дают огромную

валютную прибыль экспортеру. Если выгоды от развития ресурсосберегающих

структур и перехода к устойчивому развитию придется ожидать далеко не

сразу, то быстрота "конвертируемости" в топливно-энергетическом комплексе

делают очевидным сиюминутные выгоды от его развития. А то, что следующие

поколения лишаются сырьевой базы, будут вынуждены тратить огромные средства

на ликвидацию последствий, вызванных современными загрязнениями, не

принимается во внимание лицами, принимающими решения. Здесь происходит

игнорирование проблемы экстерналий, внешних эффектов между поколениями, что

чрезвычайно важно в концепции устойчивого развития.

Прирордоемкую структуру инвестиций поддерживают и иностранные займы и

капитальные вложения. Подавляющее большинство кредитов Мирового Банка,

инвестиции ведущих западных компаний направляются прежде всего в увеличение

добычи энергоресурсов, в основном, нефти и газа. Сейчас подавляющая часть

иностранных инвестиций — почти 80 процентов — направляется в топливно-

энергетический комплекс. На идущие на втором месте отрасли торговли и

общественного питания затрачено в 12 раз меньше.

И, в-третьих, недооцениваются эффекты от перехода на устойчивое

ресурсосберегающее развитие. Уже приводилась оценка в сотни миллионов

долларов от теряемой ежегодно нефти. В многие миллиарды долларов можно

оценить и ежегодные потери деградировавшей земли, леса, полезных ископаемых

и пр. При адекватном экономическом учете экологического фактора

эффективность ресурсосбережения оказывается гораздо выше наращивания

природоемкости экономики, что доказало экономическое развитие развитых

стран в последние два десятилетия.

Облегчить эколого-экономический переход к рыночной экономике возможно

с помощью эколого-сбалансированных экологических реформ и создания

соответствующей экономической среды на макроуровне, благоприятствующих

развитию эколого-ориентированного бизнеса. Здесь можно выделить два типа

экономических механизмов и инструментов в зависимости от степени

отраслевого охвата. Во-первых, механизмы и инструменты, действующие в

рамках всей экономики, ее отраслей и комплексов. И, во-вторых, — более

специальные механизмы и инструменты, ориентированные прежде всего на

природоэксплуатирующие отрасли, первичный сектор экономики, а также на

регулирование природоохранной деятельности в других отраслях.

В рамках всей экономики можно выделить механизмы приватизации, реформу

прав собственности, демонополизацию, создание эколого-непротиворечивых

систем налогов, кредитов, субсидий, торговых тарифов и пошлин и пр. Все эти

механизмы и реформы неизбежно в той или иной степени сказываются на

экологической ситуации, на развитии природоемкой или природосберегающей

деловой активности в России.

Для России чрезвычайно остро стоит проблема монополизма. Огромные

монополии в условиях отсутствия конкуренции, наличия действенных лобби в

законодательных и исполнительных структурах власти могут уделять

экологическим факторам минимальное внимание. Ситуация монополизма особенно

характерна для добывающих отраслей, прежде всего газовой и нефтяной.

Экологическая деградация, огромные потери природных ресурсов из-за отсталых

технологий добычи и транспортировки, многочисленные аварии слабо влияют на

положение этих промышленных гигантов.

Налоговая политика также не способствует решению экологических проблем

и развитию эколого-ориентированного бизнеса. Налоговое бремя на предприятия

чрезвычайно велико, что вынуждает предприятия ориентироваться прежде всего

на краткосрочные задачи выживания. Сейчас до 90 процентов прибыли

предприятий изымается у предприятия в виде налогов и других отчислений.

Этот фактор, а также депрессия, деградация основных фондов и т. д. приводят

к тому, что около 90 процентов российских предприятий убыточны или

малорентабельны. В этих условиях понятно стремление предприятий

минимизировать свои природоохранные затраты для выживания в условиях

перехода к рынку. Очевидно, что в условиях конкуренции, массовых

банкротств, ужесточения финансовой ситуации для предприятий одной из первых

жертв борьбы за существование станет природа. Предприятия стремятся

всячески экономить на природоохранных мерах, приобретении экологического

оборудования, так как экологические затраты не увеличивают выпуск основной

продукции. Скрываются выбросы и сбросы загрязняющих веществ, захоронение

отходов для того, чтобы избежать платы за них, штрафов и т. д.

Эта тенденция подтверждается данными Министерства охраны окружающей

среды и природных ресурсов. За последние два года четыре тысячи

предприятий, контролируемых природоохранными органами, увеличили в 1,5 раза

выброс загрязняющих веществ.

В этих условиях целесообразно — что подтверждает мировой опыт —

создание благоприятного налогового климата для эколого-ориентированной

деятельности.

Кредитно-денежная политика также способствует сохранению

антиэкологических тенденций в экономике. В условиях высокой инфляции

подавляющее большинство банковских операций приходится на короткие торговые

и финансовые сделки (95 процентов активных банковских операций), что

практически лишает экономику инвестиций в перспективное развитие,

радикальную структурную ресурсосберегающую перестройку. Аналогичное

воздействие имеет и чрезвычайно высокая учетная ставка (до 200 процентов),

что делает невыгодным инвестирование долгосрочных или медленно окупающихся

проектов, в число которых входят многие природоохранные проекты.

Для экологизации экономики и поддержания бизнеса на этом направлении в

существенных изменениях нуждается внешнеторговая политика, вся система

тарифов, пошлин и других торговых барьеров. При неразвитости отрасли

экологического машиностроения в стране многие экологические программы, в

том числе и международные экологические проекты, нуждаются в импорте

природоохранного оборудования. Между тем, сейчас система российских пошлин

на ввозимое оборудование чрезвычайно затрудняет реализацию природоохранных

программ. Накладываются огромные налоги на ввоз из-за рубежа оборудования

экологического назначения. В том случае, если экологический проект

нуждается в импортном оборудовании, от четверти до трети затрат может уйти

на пошлины и другие налоги. Тем самым ставится барьер на пути инвестиций в

охрану окружающей среды.

На экспортно-импортные потоки также существенно воздействует инфляция.

Быстрое обесценение национальной валюты в России приводит к стимулированию

экспорта, который практически на 80 процентов состоит из первичных

природных ресурсов.

В условиях перехода к рыночной экономике в число более специальных

механизмов и инструментов, ориентированных прежде всего на

природоэксплуатирующие отрасли, первичный сектор экономики, а также на

регулирование природоохранной стороны деятельности в других отраслях,

входит довольно широкий круг потенциально эффективных эколого-экономических

регуляторов. Здесь и платность природопользования, создание системы льгот,

субсидий, кредитов для природоохранной деятельности, продажа прав

(разрешений) на загрязнение, штрафование деятельности, наносящей ущерб

окружающей среде, создание рынка экологических услуг и многое другое.

Многие из этих экономических механизмов, чрезвычайно важных для развития

бизнеса, могут быть созданы на региональном уровне, даже если на

федеральном уровне таких механизмов нет или они слабо действуют. Сейчас в

развитых странах мира существует более 80 экономических инструментов в

использовании природных ресурсов и охране окружающей среды. В России

отдельные регуляторы платности природопользования используются с 1991г.

С позиции экологизации экономики нуждаются в своей корректировке и

традиционные показатели экономического развития и прогресса — такие как

доход на душу населения, валовой национальный продукт и пр. Такой подход

зачастую ставит в неравное положение развитие бизнеса, например, в области

добычи энергетических ресурсов, с одной стороны, и в области

энергосбережения, - с другой. Между тем за значительным ростом традиционных

экономических показателей может скрываться деградация природы, возможность

резкого падения этих показателей в случае быстрой деградации природных

ресурсов и окружающей среды.

В этом плане представляют интерес следующие показатели: индекс

гуманитарного развития (Human Development Index), предложенный ООН, и

индекс устойчивого экономического благосостояния (Index of Sustainable

Economic Welfare), предложенный Г. Дали и Дж. Коббом (Herman Е. Daly and

Jonn В. Cobb). Первый представляет собой агрегатный показатель,

рассчитываемый на основе характеристик продолжительности жизни, уровня

знаний и уровня овладения ресурсами, необходимыми для нормальной жизни.

Второй - является достаточно комплексным показателем, учитывающим издержки

экологического характера, связанные с нерациональным хозяйствованием.

Расчеты по индексу устойчивого экономического благосостояния в США

показали противоположные тенденции изменения этого индекса и показателя ВНП

на душу населения в 80-е гг. - уменьшение первого, отражающего

экологическую деградацию, при значительном росте второго. По мнению Г. Дали

"пока мерой человеческого благосостояния остается ВНП, на пути перемен

существуют огромные препятствия.

Рынок видит только эффективность, он не приспособлен чувствовать

справедливость или устойчивость".

Для России и ее регионов ориентация на традиционные экономические

показатели в ближайшей перспективе может иметь негативные последствия.

Несколько утрируя, быстрее всего роста этих показателей можно добиться,

быстро выкачав из недр нефть, газ, добывая руду и уголь поверхностным

способом, вырубив леса и пр., что, к сожалению, в определенной степени

сейчас и происходит. Экологические последствия такой политики будут самыми

катастрофическими. Например, принятые энергетические программы, развитие

атомной энергетики, ориентация на увеличение добычи полезных ископаемых

позволят повысить валовой внутренний продукт. Однако очевидны и чрезвычайно

негативные экологические последствия такого курса для многих регионов

страны. В экономике необходима ориентация на конечные результаты, а не на

промежуточные валовые показатели. Но традиционные показатели экономического

роста в. этом случае могут быть хуже по сравнению с этими показателями при

экстенсивном природоемком развитии.

Стабилизация экологической ситуации в России во многом зависит от

эффективности проводимых в стране экономических реформ, их адекватности

целям формирования устойчивого типа развития российской экономики. И здесь

чрезвычайно важны меры по созданию с помощью эффективных рыночных

инструментов и регуляторов благоприятного климата для развития всех сфер

бизнеса, способствующего экологизации экономики.

Список литературы

1. В.И. Кормилицын, М.С. Цицкишвили, Ю.И. Яламов “Основы экологии”, Москва,

1997г.

2. П.М. Нестеров, А.П. Нестеров “Экономика природопользования и рынок”,

Москва, 1997г.

3. Т.Г. Пыльнева “Природопользование”, Москва, 1997г.

4. “Национальный форум “Экология и экономика России”-1995. Экология.

Экономика. Бизнес.” Москва, 1995г.

5. Р.А. Новиков “О механизме регулирования окружающей среды от загрязнения”

Москва, 1991г.

Проект дистанционного экологического мониторинга ЗГНКМ. 1993-1996 гг.

-----------------------

[1] По материалам еженедельника “Компьютерра”, №45, 10 ноября 1997г.

Страницы: 1, 2, 3


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.