реферат скачать
 

Экономическое развитие западноевропейских стран в эпоху феодализма (V-XV вв.)

концу XI - началу XII в смешанная деревня преобразовалась в феодальную.

Среди крестьян выделялись лично зависимые манципии и сервы, часть

которых сидела на земле, а часть была дворовыми людьми феодала, поземельно

зависимые прекаристы и лично свободные владельцы собственных наделов —

аллодисты. Господствующий класс также не был однородным, в X в.

сформировалась иерархия король – князья – свободные господа, в X-XI вв.

появилось рыцарство.

Как и во Франции, развитие производительных сил, подъем городского

ремесла втягивал деревню в товарно-денежные отношения, что вызвало

изменения в аграрном строе. Рост населения порождал нехватку земель. Эта

проблема решалась за счет внутренней и внешней колонизации. В XII-XIII вв.

произошло разложение старой вотчинной системы и появилась „чистая

сеньория”. В отличие от Франции, где крестьяне сохраняли права на свой

надел, в южных и северо-западных германских землях они превратились в

краткосрочных арендаторов-мейеров. В Средней Германии и в юго-западных

областях сохранилась так называемая „окаменевшая сеньория” с доменом,

наследственными крестьянскими держаниями и барщиной, хотя и здесь

совершился частичный переход к денежной ренте. Это привело к исчезновению

наиболее тяжелых форм личной зависимости крестьян, многие получили личную

свободу, но часто данный процесс сопровождался потерей наследственных прав

на землю. Усилилось расслоение крестьянства.

В XIV-XV вв. и крестьяне и феодалы все больше втягивались в связи с

рынком. Но с начала XIV в. в экономике Германии, как и всей Западной

Европы, наблюдались некоторые явления упадка. Неблагоприятно сказались

характерные для этого периода ножницы цен – высокие цены на ремесленные

изделия и низкие – на сельскохозяйственные продукты, особенно зерно.

Ситуацию обостряли эпидемия чумы в 1348-1349 гг., эпидемии 60-70-х гг.,

войны, ряд неурожайных лет. Исчезла почти 1/5 часть поселений. При убыли

населения стало невыгодным товарное зерновое хозяйство в широких масштабах,

что вело к сокращению посевных площадей.

В аграрном строе XIV-XV вв. наметились две тенденции. Первая характерна

для территорий к востоку от Эльбы, для ранее колонизированных земель,

вторая – к западу. Восточнее Эльбы было много свободных крестьян, имевших

2/3 пахотной земли. Рыцарство, стремясь повысить доходность своих владений

(стал расти спрос на хлеб для вывоза его за границу, особенно в

Нидерланды), начало сгонять крестьян с земли и использовать их на барщине.

Это обусловило массовое личное закрепощение к концу XV в. как бедноты, так

и зажиточных крестьян.

Западнее Эльбы перестройка вотчины привела к частичному или полному

отказу от господской запашки. В Северо-Западной Германии часть крестьянства

улучшила свое положение, здесь сложился слой свободных зажиточных крестьян

– майеров Они вели хозяйство на крупных – в 20-40 га – участках, платили

крупные чинши и использовали труд обедневших крестьян. В Юго-Западной

Германии, где господствовала „чистая сеньория”, преобладали мелкие

крестьянские хозяйства, особенно далеко зашло имущественное расслоение

крестьянства. Феодалы пытались рекоммутировать ренту, ухудшить условия

аренды, использовали личные и судебные повинности крестьян, пытаясь

восстановить их личную зависимость, что вызвало многочисленные крестьянские

выступления.

Для Англии характерен бессинтезный путь развития феодализма, что

обусловило относительно медленную феодализацию, завершившуюся в XI в. В

начале средневековья англосаксы жили общинами. Природные условия и

периферийное положение тормозили разложение первобытнообщинных отношений.

Вплоть до XI в. основную массу населения составляли свободные крестьяне-

общинники. Они владели довольно крупными участками земли – гайдами, обычно

около 50 акров. Это предполагало наличие больших патриархальных семей и

задерживало возникновение в Англии свободно осуждаемой земельной

собственности типа аллода.

Феодальная собственность зарождалась в VII-VIII вв. главным образом в

результате массовых королевских пожалований земли дружинникам и церкви или

права собирать с определенных участков королевских владений поборы. Земля,

доходы от которой передавались кому-либо, называлась боклэнд. С его

появлением возникло крупное феодальное землевладение, так как право

получения доходов вскоре превратилось в право собственности на эту землю.

Крестьяне становились зависимыми, хотя и сохраняли личную свободу. Крупное

церковное и светское землевладение сформировалось в IX-XI вв.

В IX в. возникла индивидуальная собственность общинника на надел с

правом отчуждения. С выделением малых семей началось дробление наделов

(вместо 50 выделялось 10 акров), что стимулировало имущественное

расслоение. Многие крестьяне оказались в поземельной зависимости от лорда.

Если же лорд получал судебный иммунитет над определенной территорией, то ее

жители попадали в судебную зависимость. Такая территория превращалась в

феодальную вотчину – манор.

В 1066 г. Англия подвергалась нормандскому завоеванию, что ускорило

феодализацию, поскольку французский феодализм был более зрелым. Захватив

землю и политическую власть, завоеватели насаждали привычные им порядки.

Судя по проведенной в 1086 г. всеанглийской поземельной переписи („Книга

Страшного суда”), феодальная вотчина-манор приняла законченную форму,

подчинила ранее свободных общинников. Хозяйство основывалось уже на

барщинном труде зависимых крестьян. Большую часть составляли вилланы

(похожие на французских сервов), имевшие полный надел земли (30 акров) или

его часть, выполнявшие барщину, несшие натуральные и денежные платежи. Были

также бордарии – зависимые крестьяне с наделом меньшим, чем у виллана (7-15

акров) Существовали коттеры – зависимые мелкие крестьяне с 2-3 акрами

приусадебной земли, они также работали пастухами, кузнецами, плотниками.

Самую низшую категорию составляли сервы, как правило, дворовые люди, не

имевшие наделов и выполнявшие различные тяжелые работы. Оставалось довольно

много лично свободных – фригольдеров На протяжении XII в. различные

категории крестьянства все больше превращались в зависимых вилланов,

основной обязанностью которых была барщина 2-3 дня в неделю, оброки, ряд

произвольных налогов, церковная десятина.

В XII-XIII вв. аграрная эволюция Англии шла противоречивыми путями.

Совершенствовалось земледелие, утвердилось трехполье, увеличилась площадь

обработанной земли. Спрос на шерсть стимулировал развитие овцеводства. Под

влиянием товарно-денежных отношений с середины XII в. наметились две

тенденции. Одна – в сторону личного освобождения крестьян и коммутации

ренты. Вилланы переводились на положение копигольдеров – держателей земли

по копии, освобождались от наиболее тяжелых форм личной зависимости,

переводились на натуральный или денежный оброк. Владельцы некоторых маноров

ориентировались на использование труда батраков, в роли которых выступали

коттеры. Другая тенденция – к расширению домениального хозяйства, росту

барщинной эксплуатации, укреплению личной зависимости вилланов. Это было

следствием роста экспорта шерсти и зерна, причем главную роль в нем играли

феодалы, получавшие большие прибыли.

В XIV-XV вв. коммутация ренты получила большее распространение по

сравнению с предыдущим периодом, крестьянское хозяйство начало

конкурировать с домениальным. Последнее становилось невыгодным, феодалы все

чаще отказывались от барщины, что вызвало нехватку рабочей силы.

Противоречия обострились в связи с эпидемией чумы. В этих условиях

государство издало ряд законов (1349, 1351, 1361, 1388, известных как

„рабочее законодательство”), по которым все лица от 12 до 60 лет, не

имевшие средств к жизни, обязаны были наняться на работу за плату, которая

существовала до чумы, за отказ от найма грозила тюрьма. Так феодалы

пытались восполнить нехватку рабочей силы. Феодалы, ведшие барщинное

хозяйство, рекоммутировали ренту, возвращая в свои маноры ушедших в города

вилланов.

Эта сеньориальная реакция привела к резкому обострению борьбы крестьян,

вылившуюся в наиболее крупное и организованное восстание средневековья под

предводительством Уота Тайлера (1381). Потерпев поражение, восстание тем не

менее способствовало освобождению вилланов от личной зависимости. В конце

XIV-XV вв. большинство из них выкупилось на волю.

В начале XV в. домениальное хозяйство было почти полностью

ликвидировано, земли сдавались в держание или аренду. Крестьянское

хозяйство стало главным поставщиком продукции на рынок. Поначалу оно не

могло возместить свертывания домениального производства, поэтому до конца

XV в. проявились некоторые признаки упадка. Но они сосуществовали с более

прогрессивными формами – мелкотоварным крестьянским хозяйством и помещичьим

хозяйством нового типа. Выделилась верхушка крестьянства, составлявшая в

Англии около 15%, – йомены, в нее входили не только фригольдеры, но и

богатые копигольдеры. В этой среде распространилась фермерская аренда.

Появилось и новое дворянство – джентри, которое умело приспосабливалось к

новым экономическим условиям, было тесно связано с рынком.

Таким образом, в V-XV вв. для аграрного сектора западноевропейского

региона были свойственны некоторые общие черты: формирование крупного

феодального землевладения (английский манор, французская и немецкая

сеньория), обрабатываемого трудом различных категорий зависимых крестьян

(сервов, вилланов, коттеров, копигольдеров), развитая система иммунитета и

вассально-ленных отношений. Общей была также тенденция воздействия товарно-

денежных отношений на аграрный строй: постепенное сворачивание

домениального хозяйства феодалов, возрастающее значение натуральной, а

затем и денежной ренты, освобождение крестьян от личной зависимости,

усиление их имущественного расслоения, возрастание экономической роли

крестьянского хозяйства. Общим явлением было также раннее возникновение

городов.

Города Западной Европы в XI-XV вв. и их экономическая роль.

Образование средневековых городов определилось ростом производительных

сил, отделением ремесла от сельского хозяйства, развитием товарного

производства и обмена, концентрацией занятого в них населения в отдельных

населенных пунктах. Темпы градообразования были различными. Раньше всего –

в XI в. – феодальные города оформились в Италии (Венеция, Генуя, Пиза,

Флоренция, Неаполь, Бри, Амальфи), в X в. – на юге Франции (Марсель, Арль,

Монпелье, Тулуза и др.). В этих регионах сказалось влияние античной

городской традиции и устоявшихся торговых связей с более развитыми в то

время Византией и странами Востока. В X-XI вв. стали возникать города в

Северной Франции, Нидерландах, Англии, по Рейну и Верхнему Дунаю в

Германии, здесь большинство городов возникало заново. В XII-XIII вв.

феодальные города появились в Зарейнской Германии, Скандинавских странах и

т.д., в этих регионах развитие феодальных отношений было замедленным,

города вырастали из рыночных местечек и бывших племенных центров.

Процесс возникновения городов не был завершен в рамках феодализма.

Наибольшее число оснований городов приходится на рубеж XIII-XIV вв. – более

200. Численно преобладали малые города с населением 1-2 тыс. человек.

Средние города насчитывали 3-5 тыс., имели развитые ремесла и торговлю,

сильный рынок, развитую муниципальную организацию. Большим считался город с

9-10 тыс. жителей. Городов с населением в 20-40 тыс. во всей Западной

Европе насчитывалось около 100 (Любек, Кельн, Мец, Лондон, Рим). Лишь

немногие города имели население более 80-100 тыс. человек (Константинополь,

Париж, Милан, Кордова, Севилья, Флоренция).

Сеньором города был владелец земли, на которой он стоял. В руках

сеньора были суд, финансы, вся полнота власти, он же присваивал

значительную часть городских доходов. До известного времени сеньоры

покровительствовали рынку и ремеслам, но по мере развития городов

сеньориальный режим становился более тягостным. Принуждение со стороны

феодала все сильнее мешало развитию городов.

Стремление сеньоров извлечь из города как можно больше доходов привело

к коммунальному движению. Так называют происходившую в Западной Европе в X-

XIII вв. борьбу между городами и сеньорами. Начавшись с движения за

сокращение поборов, за торговые привилегии, она постепенно переросла в

борьбу за городское самоуправление и правовую организацию. Самоуправление

было выгодно городам, поскольку оно определяло степень независимости

города, его экономическое процветание и политический строй.

Иногда городам удавалось купить у феодала отдельные вольности и

привилегии, чаще их добивались в результате длительной борьбы. Коммунальные

движения приводили к разным результатам. В Северной и Средней Италии, Южной

Франции в IX-XII вв. города добились положения коммуны (Южная Франция –

Амьен, Сен-Кантен, Бовэ, Суассон, Марсель, Монпелье, Тулуза). Несколько

позднее – в Северной Франции и Фландрии (Гент, Брюгге, Ипр, Дуэ, Сент-Омер,

Аррас и др.). Города коммуны имели: 1) выборных советников мэров

(бургомистров), других должностных лиц; 2) свое городское право, суд,

финансы, право самообложения и раскладки налогов, особое городское

держание, военное ополчение. Городское право обычно включало регулирование

торговли, мореплавания, деятельность ремесленников и их корпораций, разделы

о правах бюргеров, об условиях найма, кредита, аренды бытовые распоряжения;

3) право объявлять войну, заключать мир, вступать в дипломатические

отношения. Сеньору город-коммуна выплачивал небольшой ежегодный взнос.

В Италии некоторые из коммун стали фактически городами государствами

(Генуя, Венеция, Флоренция, Сиена, Лука, Равенна, Болонья и др.) и своего

рода коллективными сеньорами – их власть распространялась на сельское

население и мелкие города в радиусе десятков километров.

Сходное с коммунами положение заняли в XII-XIII вв. в Германии наиболее

значительные из императорских городов (подчиненных непосредственно

императору), на деле они были юродскими республиками (Любек, Гамбург,

Бремен, Нюрнберг, Магдебург, Франкфурт-на-Майне, Аугсбург).

В странах же с относительно сильной централизованной властью города не

могли добиться самоуправления. Хотя ряд привилегий у них и был, но выборные

учреждения действовали под контролем королевских чиновников. Наибольшие

свободы таких городов – отмена произвольных налогов, ограничений в

наследовании имущества, экономические привилегии. Так было во многих

городах Франции (Париж, Орлеан, Нант), Англии (Лондон, Линкольн, Оксфорд,

Кембридж, Глостер). Большинство европейских городов в XI-XV вв. получили

лишь частичные привилегии, но и они благоприятствовали их развитию,

горожане, как правило освобождались от личной зависимости.

В XIV-XV вв. новых крупных городов появилось мало, возникали в основном

мелкие и мельчайшие. Развитие крупных городов вело к их специализации в

торговле (Гамбург, Любек, Брюгге, Марсель, Бордо, Дувр, Портсмут, Бристоль)

или ремесленном производстве (Амьен, Ипр, Гент, Нюрнберг, Аугсбург, Ульм,

Йорк). Отдельные города соединяли в себе обе функции (Париж, Лондон).

Большинство горожан было занято в сфере производства и обращения

товаров: торговцы, ремесленники. Было достигнуто довольно высокое для

своего времени разделение труда ремесленников: до 300 специальностей в

Париже и не менее 10-15 в мелких городах. Наиболее распространенными

отраслями городского ремесла были текстильное производство, плавка и

обработка металлов. Ремесленник был почти исключительно

товаропроизводителем, вел свое хозяйство практически без применения

наемного труда, его производство было мелким, простым.

Характерная особенность ремесленной деятельности – объединение лиц

определенных профессий в пределах каждого юрода в цехи, гильдии братства.

Их появление было обусловлено достигнутым в то время уровнем развития

производительных сил и всей феодально-сословной структурой общества. Цехи в

Западной Европе появились почти одновременно с городами в Италии – в X в.,

во Франции – в конце XI - начале XII в., в Англии и Германии – в XIII в.

Цехи как организации самостоятельных мелких мастеров помогли им защищать

свои интересы от феодалов, от конкуренции сельских ремесленников и мастеров

из других городов, которая была опасна в условиях тогдашнего узкого рынка и

незначительного спроса. Цехи выполняли ряд функций: во-первых, утверждали

монополию на данный вид ремесла; во вторых, устанавливали контроль над

производством и продажей ремесленных изделий; в-третьих, регулировали

отношения мастеров с подмастерьями и учениками.

Цехи не были производственными объединениями, каждый ремесленник

работал в собственной мастерской, имели свои инструменты и сырье. Ремесло

передавалось по наследству, было семейным секретом. Внутри мастерской почти

отсутствовало разделение труда, оно определялось степенью квалификации.

Разделение труда внутри ремесла шло через выделение новых профессий и

цехов. В большинстве городов принадлежность к цеху являлась обязательным

условием, внецеховое ремесло преследовалось.

В мастерской обычно работали ее владелец – мастер, один-два подмастерья

и несколько учеников, но членом цеха являлся только мастер. Взаимоотношения

мастеров, учеников и подмастерьев регулировались цехом. Чтобы стать членом

цеха, надо было обязательно пройти низшие ступени, но продвижение по этой

иерархической лестнице было сначала достаточно свободным.

Цехи регламентировали условия труда, производство продукции и ее сбыт,

все мастера обязаны были им подчиняться. Уставы цехов предписывали, чтобы

каждый мастер производил продукцию лишь определенного вида, качества,

цвета, пользовался лишь определенным сырьем. Мастерам было запрещено

производить больше продукции или делать ее дешевле, потому что это грозило

благополучию других мастеров. Таким образом сохранялся мелкий характер

производства. До определенного времени цеховая организация защищала

монополию городских ремесленников, создавала благоприятные условия для

развития производительных сил, способствовала специализации, квалификации

Страницы: 1, 2, 3


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.