реферат скачать
 

Экономические аспекты глобальных проблем

новой стадии развития технологий, мировой экономики и общества. Он вновь

стал стимулировать кризисы, но уже в глобальном масштабе. Современные

государства не в состоянии справиться с ними, и мировая экономика

практически утратила наметившуюся в послевоенный период управляемость.

Возникла очевидная необходимость в формировании международных организаций,

которые при благоприятном сценарии обуздают транснациональный капитал,

направят его энергию на осуществление целей устойчивого развития. В

перспективе эти организации неизбежно должны будут брать на себя все больше

функций мирового правительства.

Современное экономическое мироустройство уже имеет ряд важных

надгосударственных политических институтов и международных организаций

(Международный валютный фонд, Мировой банк. Международная финансовая

корпорация, Международная ассоциация по развитию. Всемирная торговая

организация и т.д.). Сейчас они далеки от регулирования деятельности

транснационального капитала и скорее объективно стоят на его стороне,

ослабляя роль национальных правительств. Суверенным государствам приходится

постепенно - сначала экономически, а затем и политически - делить власть с

надгосударственны-ми институтами транснационального капитала, объективно

отражающими тенденцию интернационализации экономики. При этом влияние

государств идет на убыль, и власть все больше переходит в руки

транснационального капитала и подконтрольных ему международных институтов.

Между национальными элитами и транснациональной мировой олигархией идет

сложная борьба за влияние в международных организациях.

Все более активную политическую и экономическую роль начинают играть

крупные мегаполисы, которые являются идеальной "средой обитания" для ТНК и

важнейшими базами транснационального капитала. Жители крупных городов

постепенно вырабатывают некую новую интернациональную субкультуру. Они

смотрят одни и те же всемирные информационные программы, воспитаны на

единых стандартах образования и поведения, живут в едином ускоренном ритме,

гораздо чаще других участвуют в деятельности международных организаций, ТНК

и ТНБ. Житель Нью-Йорка или Лондона имеет в повседневной жизни гораздо

больше общего с жителем Москвы, чем тот - с россиянином из маленького

провинциального городка или села.

Следует заметить, что многие крупные города по масштабам своей

экономической деятельности превосходят средние национальные государства.

Например, Токио производит вдвое больше товаров и услуг, чем Бразилия;

Чикаго по масштабам производства сравним с Мексикой, половина ВВП которой

производится в мегаполисе Мехико. Крупные города становятся самостоятельной

силой в экономической и политической сферах и в своих растущих амбициях

активно идут на подготовленный на социокультурном уровне союз с ТНК.

Создание союзов ТНК с мегаполисами, в которых размещается "ядро"

корпорации, представляет собой новую тенденцию развития мировой экономики.

В современных ТНК давно уже благодаря новым компьютерным технологиям

превалирует сетевая организация с базами транснационального капитала и

узлами управления в крупных городах различных стран. Развитие мировых

коммуникационных сетей и глобальных ТНК с сетевой структурой управления

проходило параллельно, и эти процессы, безусловно, взаимодополняли и

стимулировали друг друга.

По нашему мнению, именно технологическое развитие и образование на его

базе нового всемирного информационно-финансового пространства создали

условия для свободного перемещения транснационального капитала и

переплетения сетей управленческих структур глобальных корпораций и

информационных связей, материальным отображением которых явилась знаменитая

WWW (World Wide Web - Всемирная паутина).

Единые для всего мира финансовые инструменты, стандарты передачи и

обработки информации, единообразные финансовые и информационные институты

создают идеальную среду для транснационализации бизнеса и свободного

движения его капитала. Технологическое совмещение магистральных

информационных и финансовых коммуникаций и сетей способствовало созданию

нового информационно-финансового института и привело к сближению и

постепенному слиянию информационной и финансовой сфер деятельности.

Транснациональный капитал, в технологическом плане базирующийся на

глобальных информационно-финансовый сетях и добивающийся мирового

господства через информационные и финансовые рынки, породил новую

транснациональную информационно-финансовую олигархию.

По нашему мнению, современные технологии организации информационных

систем оказали значительное влияние на стратегию и структуру глобальных

ТНК. От информационных систем корпорации переняли сетевую структуру,

модульность, открытость и возможности гибкого изменения управленческой

конфигурации. Профессор университета Карнеги-Меллона Б. Харрисон считает,

что крупные корпорации нашли способ стать "менее жесткими и иерархичными",

но более предприимчивыми в создании всемирных сетей межфирменного

сотрудничества, в которых производство становится не столь

централизованным, гибким и модульным, а власть, финансы и контроль по-

прежнему остаются в руках корпорации.

Одной из важных особенностей современной организации ТНК является их

способность гибко переносить свои центры управления и штаб-квартиры из

одного узда корпоративной сети в другой, легко меняя основную страну

"прописки" с целью получения налоговых и других льгот. Сейчас

распространены две основные модели налогообложения ТНК: американская, при

которой местопребыванием корпорации считается страна, где она

зарегистрирована, и модель ОЭСР, в которой местопребывание определяется по

месту фактического управления корпорации. Развитые государства, в которых в

основном размещены штаб-квартиры ТНК, находятся в состоянии непрерывной

конкурентной борьбы законов и условий для "перетаскивания" к себе свободно

перемещающегося транснационального капитала. Например, США позволяют

американским корпорациям, независимо от их местонахождения, пользоваться

преимуществами американского законодательства о юридических лицах[14].

При превалирующей сейчас сетевой системе организации терминальные звенья

современных ТНК представляют собой, говоря языком компьютерных сетевых

технологий, своеобразные "порты", открытые для подсоединения к

корпоративной сети взаимосвязей новых элементов через механизмы

транснациональных стратегических альянсов (ТСА), благодаря которым границы

компаний и промышленных групп размываются или приобретают форму

"созвездий", включающих связанные между собой, но до известной степени

независимые, компании различных размеров и отраслей.

Быстрое увеличение ТСА - один из самых существенных феноменов изменения

среды, в которой действуют предприятия в текущем десятилетии.

Сотрудничество между компаниями можно образно сравнить со своего рода

"романом" между фирмами, эволюционно проходящими все этапы - от "встречи"

до "семейной жизни". Профессор Гарвардской школы бизнеса Р. Кантер выделяет

пять основных этапов и форм интеграции, встречающихся в стратегических

альянсах:

1) "стратегическая интеграция" с постоянным контактом высшего руководства

партнеров для решения стратегических вопросов; 2) "практическая

интеграция", основанная на взаимодействии среднего звена менеджеров по

проблемам совместной деятельности; 3) "оперативная интеграция",

обеспечивающая взаимный доступ рядовых сотрудников к общим информационным

ресурсам; 4) "межличностная интеграция"; 5) "культурная интеграция",

предполагающая взаимное стремление находить пути для преодоления различий в

традициях, языках и т.д.[15] В американских корпорациях соотношение

различных форм ТСА и создание филиалов со 100%-ным владением уже в 80-х

годах составляло 4:1, и оно продолжает увеличиваться.

К основным технологическим факторам, способствующим расширению

межфирменного сотрудничества, относятся: распределение риска, связанного с

разработкой и использованием новых технологий; стремление опередить

конкурента в коммерческом использовании результатов НИОКР; предотвращение

трудностей, связанных с различиями в национальных патентных

законодательствах; преодоление трудностей, связанных с получением лицензий

на продажу товара за границей; стремление окупить затраты на проведение

дорогостоящих НИОКР; необходимость преодоления протекционистских барьеров;

стремление интегрировать отдельные изобретения в рамках новых систем

производственного или потребительского назначения; разработка единых

стандартов и норм на более ранних стадиях разработки процессов или

продукта, чтобы избежать необходимости их согласования на более поздних

стадиях, что требует дополнительных ресурсов.

Как видно из этого перечня, большинство факторов, стимулирующих

стратегические альянсы, относятся к сфере организации и использования

результатов НИОКР. Об этой же тенденции свидетельствует и статистика.

Численность соглашений, связанных с НИОКР и передачей технологии, растет

наиболее высокими темпами и уже в начале 90-х годов достигла более половины

всех соглашений, в то время как 10 лет назад она составляла менее 30%[16].

Это вполне естественно в эпоху, когда инновации стали основным конкурентным

преимуществом фирм.

Традиционная модель поведения ТНК, при которой инновационные продукты

создавались в основном в стране происхождения, а затем экспортировались в

зарубежные филиалы, уступает место более рациональному территориальному

размещению исследовательских работ с переносом части разработок в страны,

где лучше условия для их проведения или где есть дешевые и достаточно

квалифицированные кадры. В Белой книге Агентства по науке и технологиям

Японии отмечается, что за последние пять лет компании страны открывают свои

зарубежные лаборатории примерно раз в неделю. Всего за рубежом на начало 90-

х годов действовало 276 японских исследовательских центра, половина из них

- в США и 1/3 - в Западной Европе.

В последние годы наряду с традиционным вывозом капитала в форме прямых

инвестиций ТНК все более практикуют экспорт организационных технологий, ноу-

хау и целых фрагментов развившихся в других странах пребывания корпорации

или зародившихся и сложившихся в недрах самой ТНК неформальных институтов в

сфере организации и управления. Постепенно руководители передовых ТНК стали

понимать, что инновации являются лишь видимой вершиной айсберга

социокультурных институтов, и для обеспечения их непрерывного и успешного

производства необходимо научиться переносить крупные институциональные

модули в "принимающие" страны.

После распада СССР мы, как всегда, чрезмерно резко отвернулись от

идеологической поддержки экономических преобразований. Между тем,

процветание США, например, во многом базируется на идеологической платформе

"трудовой этики" Ж. Кальвина. И это не просто религиозная традиция, а

реальность, проявляющаяся в практической экономической деятельности

американцев. Как известно, в США обвиненный в незаконном получении денег

политик просто публикует свою декларацию о доходах, чем в глазах общества

полностью снимает с себя обвинение. Такое доказательство невиновности не

вызвало бы ничего, кроме смеха, не только в страдающих от коррупции

Латинской Америке и Италии, но и в Германии и Австрии. Здесь ведущую роль

играют обычаи, культура и традиции. Например, аргентинец Э. Алеман пишет:

"Сокрытие имущества от налогообложения является еще более любимой

национальной игрой (в Аргентине), чем футбол"[17]. Как это контрастирует с

США, где высокая налоговая дисциплина передается "с молоком матери"!

В известной классификационной системе А. Тойнби из 28 когда-либо

существовавших на Земле цивилизаций и 7 доживших до наших дней выделена

славяно-православная как обладающая уникальным своеобразием. Действительно,

еще в византийском Земледельческом кодексе сказано, что "входящие в чужой

виноградник, чтобы насытиться, пусть будут безнаказанны". Как это непохоже

на западноевропейское "мой дом - моя крепость". Да, наша цивилизация весьма

отличается от тех, на базе которых были построены экономики Запада, но вряд

ли стоит пестовать эту уникальность. Исторический опыт России ярко

показывает, что не только технологические, но и идеологические и

культурологические заимствования, проводимые в некоторые периоды истории в

грандиозных масштабах, в конечном счете благотворно повлияли на развитие

страны.

Современный мир характеризуется глобализацией и интернационализацией

экономических процессов, которые продуцируют формирование так называемой

цивилизационной идентичности. За время жизни двух-трех поколений людей

человеческая деятельность и основанный на ней научно-технический прогресс

настолько радикально изменили мир, что предметная область идеологии и

философии давно сместилась от воспроизведения объективной действительности

к удовлетворению потребности в успешном действии, к проектированию наиболее

эффективных реакций на внешние воздействия, к максимизации

результативности.

Именно единообразие механизмов обеспечения успешности, а также

глобализация и интернационализация мировой экономики обусловили потребность

в формировании цивилизационной идентичности. Поэтому те государства,

которые сумеют с использованием идеологических средств сформировать

наиболее продуктивные неформальные институты как на базе своего, так и

мирового опыта, получают значительные конкурентные преимущества и войдут в

круг стран, формирующих "правила игры" постсовременной цивилизации. В

наступающем веке ведущую роль будут играть те страны, которые смогут найти

механизмы, быстрого и экономически эффективного встраивания заимствованных

из других стран и адаптируемых в рамках собственной идеологической системы

крупных отдельных институциональных моделей, а также внедрение их в

практику экономической жизни. Идеологический фактор обеспечения

экономической эффективности должен стать одним из основным в новой

промышленной политике России.

Транснациональный капитал, представленный прежде всего ТНК и ТНБ и

поддерживаемый другими вышеназванными актерами современной мировой

экономики, в силу объективных закономерностей своего развития стремится к

расширению прежде всего экономической, но все более явственно также

политической и идеологической власти. Это обусловливает ситуацию

двоевластия и динамическое равновесие, сложившееся между транснациональным

капиталом, с одной стороны, и национальными государствами - с другой.

Противоборство этих основных сил носит диалектический характер и

принимает разнообразные формы - от прямого противостояния до вполне

конструктивного и взаимовыгодного сотрудничества. Транснациональный капитал

в своем движении и развитии ориентируется исключительно на собственную

выгоду и свободно переливается то в приводящую к жесточайшим кризисам форму

спекулятивного капитала, то вдруг становится главной созидательной силой на

планете, обеспечивающей научно-технический прогресс.

В тех случаях, когда интересы транснационального капитала объективно

совпадают с интересами определенных национальных государств, он может

обеспечить им значительные и даже решающие преимущества в межстрановой

экономической конкуренции. В передовых странах, входящих в так называемый

"золотой миллиард", это двоевластие приняло скорее характер симбиоза.

Развитые государства активно поддерживают собственные ТНК, которые в свою

очередь обеспечивают сюзеренам поступление налоговых средств от

международной деятельности и, что, возможно, более важно, распространение

их экономического, а в дальнейшем и политического влияния.

Среди разнообразных мер по поддержке транснационального капитала можно

выделить следующие: предоставление государственных гарантий и страхование

прямых инвестиций, как например, в США, где действует Государственная

корпорация по страхованию и гарантированию инвестиций; поддержка в

урегулировании инвестиционных споров и создание специализированных

институтов международного арбитража в инвестиционной сфере (Международная

конвенция по урегулированию инвестиционных споров подписана 115 странами);

создание справедливых и недискриминационных инвестиционных условий как для

отечественных, так и для иностранных инвесторов; исключение двойного

налогообложения; административная и дипломатическая поддержка своих

международных корпораций при освоении новых иностранных рынков.

Транснациональный капитал чутко откликается на поддержку "своих"

государств, обеспечивая их экономическую мощь и экономическую экспансию.

Например, за последние несколько лет, действуя через свои корпорации,

Германия установила более эффективный контроль над чешской экономикой по

сравнению с периодом 30-40-х годов - "мюнхенского сговора" и последующего

военного вторжения. В 1990 г. германский концерн "Фольксваген" присоединил

чешскую "Шкоду" и с учетом более ранних поглощений "Ауди" и испанской

"Сеат" окончательно утвердился как панъевропейская компания. Наверно, нужно

только приветствовать, что борьба за рынки перешла из военно-политической в

жестокую, но, по крайней мере, бескровную экономическую сферу.

Сложнее складываются отношения ТНК с менее развитыми государствами, в

число которых входит и Россия. Здесь интересы крупных международных

корпораций зачастую входят в противоречие с национальным капиталом и через

него с государством.

Можно выделить следующие основные моменты негативного влияния

транснационального капитала на развивающиеся государства:

1. ТНК создают мощную конкуренцию местным компаниям и теснят их на

внутреннем рынке, не давая развиться.

2. Свободные перемещения транснационального капитала могут подорвать

стабильность национальных валют и создать угрозу для национальной

безопасности развивающихся стран.

3. Космополитизм, внутренне присущий транснациональному капиталу,

способен подавлять неокрепшую государственность развивающихся стран и

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.