реферат скачать
 

Экономическая таблица Франсуа Кенэ

Экономическая таблица Франсуа Кенэ

МОСКОВСКАЯ АКАДЕМИЯ ЭКОНОМИКИ И ПРАВА

РЯЗАНСКИЙ ФИЛИАЛ

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

По курсу: «ИСТОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ»

Тема: “Экономическая таблица” Франсуа Кенэ.

Выполнил: ст-т гр. ЭБ - 241

Лебедев Н. В.

Проверил: д. э. н., профессор

Бадальянц Ю. С.

Рязань 2003 г.

План

Введение 3

1. Ф. Кенэ о чистом продукте, производительном и «бесплодном» труде,

классах и капитале 4

2. Анализ воспроизводства в «Экономической таблице» Ф. Кенэ 11

3. Значение взглядов Кенэ для развития экономической мысли 17

Заключение 19

Литература 20

Введение

Франсуа Кенэ (1694-1774) — французский экономист. Кенэ основал «Школу»

(прозванную его противниками «Сектой»), которая стала первым

организованным течением в политической экономии, направленным на то,

чтобы воздействовать на общественные дискуссии с помощью научной концепции

общества. Эта «Школа» была названа «школой физиократов» - от греческих слов

physis (природа) и kratos (власть).

Фундаментом во взглядах физиократов являлось признание продуктивности

только за сельским хозяйством. По их мнению это единственный сектор,

производящий больше, чем необходимо для этого производства, в отличие от

торговли и промышленности, которые производят только ценность, равную

издержкам производства. И богатство государства зависит, таким образом, от

величины продукта, полученного в сельском хозяйстве, а объектом реформ

должно быть стимулирование активности фермеров.

Хотя работы физиократов и опираются на представление экономики,

отмеченное чертами французского общества 18 века, их вклад в формирование

экономической науки является существенным. Он включает представление

экономики как системы, ориентированной одновременно на социальные классы и

на сектора деятельности; идентификацию под названием «естественный

порядок»; экономические законы, управляющие отношениями между индивидами;

различие между капиталом и прибылью; концепцию обращения потоков затрат,

обеспечивающих воспроизводство общества в целом, остановка которых приводит

к экономическим кризисам.

Знаменитым Кенэ становится благодаря своему главному труду

«Экономическая таблица», опубликованному в 1758 г., в котором

производство и распределение богатств в «сельскохозяйственном

королевстве» анализируются с помощью зигзагообразной схемы. Множество

различных версий этой схемы появилось впоследствии с комментариями

автора или его учеников.

Схема из «Экономической таблицы» общепризнана как первое представление

экономической системы в целом, с денежными потоками, техническими

производственными ограничениями, распределением доходов между социальными

классами.

1. Ф. Кенэ о чистом продукте, производительном и «бесплодном» труде,

классах и капитале

Центральное место в учении Кенэ занимала проблема «чистого продукта» и

его производства. «Чистый продукт» - это избыток над той частью

производимого, которая возмещала заработную плату. Иными словами, под

«чистым продуктом» имелся в виду прибавочный продукт. Единственной формой

чистого продукта считалась рента.

Однако производство «чистого продукта» физиократы толковали

противоречиво. С одной стороны, он представлялся как результат

естественного процесса роста, свойственного земледелию, следовательно, как

дар природы. Вместе с тем «чистый продукт» выступает у них и как результат

земледельческого труда, избыток над заработной платой.

«Чистый продукт, - писал Кенэ, - это ежегодно создаваемые богатства

которые образуют доходы нации, и представляют продукт, извлекаемый из

земельных владений после изъятия всех издержек».[1]

Таким образом, физиократы считали, что чистый продукт возникает только

в земледелии. И на их стороне была сама очевидность, ибо нигде прирост

продукции не демонстрируется столь наглядно, как в сфере животноводства и

растениеводства.

Физиократы утверждали, что в промышленности существует лишь

потребление, промышленность объявлялась «бесплодной отраслью» по причине

того, что там лишь преобразовывалась форма продукта, данного продукта. В

промышленности же по причине ее «бесплодности» прибавочный продукт не

создается, а доход предпринимателя и заработная плата рабочего представляют

собой издержки производства.

С учением о чистом продукте у физиократов тесно связана концепция о

производительном и непроизводительном труде. Впервые в истории

экономической мысли они отнесли к производительному труду только труд,

который создает «чистый продукт». Соответственно, согласно их воззрениям,

только труд, занятый в сфере сельского хозяйства, является

производительным, труд же в других сферах народного хозяйства является

непроизводительным, или «бесплодным».

Этот критерий (участие в создании чистого продукта) был положен в

основу классификации общества при анализе процесса общественного

воспроизводства, данным Ф. Кенэ в его известной работе «Экономическая

таблица». В ней общество рассматривается как единый организм, объединяющий

три основных класса:

. производительный класс, который включает всех, занимающихся

сельским хозяйством;

. класс собственников, включающий всех, чье существование

связано, прямо или косвенно, с доходом от собственности на

землю;

. бесплодный класс, включающий всех тех, кто занимается

несельскохозяйственной (промышленной) деятельностью.

Таким образом, в производительный класс включены крестьяне, фермеры и

сельскохозяйственные наемные работники, т. е. все, кто занят в сельском

хозяйстве. Класс собственников — это те, кто получает ежегодный чистый

продукт, созданный в земледелии. К собственникам Кенэ относил короля,

землевладельцев, церковь и всю их челядь. Всех людей, занятых в

промышленности, он объявлял бесплодным, или непроизводительным, классом.

Сюда включались наемные рабочие, ремесленники, капиталисты, купцы и мелкие

торговцы.

Следует заметить, что «продуктивность» или «бесплодность» двух из трех

классов определяется не наличием или отсутствием продукции в материальном

смысле. Как «крестьяне», так и «бесплодные граждане» создают своим трудом

блага, которые Кенэ называет, соответственно «сельскохозяйственной

продукцией» и «изделиями». Разница между этими классами не лежит в

товарном или нетоварном характере их продукции. В обоих случаях эта

продукция предназначена частично или полностью на продажу, а это в свою

очередь необходимо для покупки продукции другого класса. Бесплодный класс,

так же, как и класс собственников, по Кенэ, не создает чистого продукта, но

в отличие от последнего этот класс работает и своим трудом создает столько,

сколько потребляет.

Описание классовой структуры общества было необходимо Кенэ, поскольку в

его «Экономической таблице» совокупный годовой продукт распределяется

посредством процесса обращения между тремя классами. Задача Кенэ состояла в

том, чтобы сохранить короля и землевладельцев как основу общества. Но

поставить класс собственников на первое место он не мог, это противоречило

бы его физиократической концепции о примате земледелия. Поэтому

землевладельцы у него оказались в особом классе, помещенном между

«производительным» и «бесплодным» классами. Совершенно очевидно, что теория

классов Кенэ ошибочна. По его схеме, рабочие и капиталисты как в

промышленности, так и в сельском хозяйстве оказались объединенными в один

класс. Кенэ игнорировал при разделении общества на классы главный принцип —

отношение класса к средствам производства. Однако эта ограниченность учения

Кенэ объясняется историческими условиями. Во Франции того времени рабочего

класса как такового еще не было, а капиталистические противоречия были

тогда в зачаточном состоянии, поскольку капитализм только формировался в

недрах феодализма. Деление общества на фермеров, собственников и

промышленников фактически соответствовало делению общества, которое

существовало в средние века, на крестьян, дворянство и горожан.

2. Анализ воспроизводства в «Экономической таблице»

Ф. Кенэ

Отношения между классами рассматриваются Кенэ как

экономические отношения, поскольку они заключаются либо в покупке или

продаже товаров, либо в уплате дохода. Именно эта

характеристика позволяет говорить в этой связи о системе политической

экономии, поскольку общество здесь описано в терминах обращения

богатства («торговли между различными классами»). Более того: эти

экономические отношения не рассматриваются отдельно от других

отношений между людьми в обществе; от их существования зависит

существование самого общества, поскольку они выражают естественный

порядок, обеспечивающий его благосостояние.

Прежде всего, Кенэ представляет эти отношения между классами

через затраты, которые производят их члены. Таким образом, он

анализирует то, что можно назвать денежным обращением в обществе;

оно описывается следующей схемой.

Обращение денег между классами

[pic]

В начале периода класс землевладельцев обладает доходом, равным

2 млрд. лир, а бесплодный класс — суммой 1 млрд. лир, которую он

авансирует на производство. Землевладельцы тратят половину своего дохода

на покупку сельскохозяйственных продуктов и вторую половину — на

покупку изделий бесплодного класса. Он использует 1 млрд. лир аванса на

покупку сырья, необходимого для производства, и 1 млрд. лир, только что

полученный от землевладельцев, на покупку средств существования, которые

он будет потреблять в течение периода.

Производительный класс использует 1 млрд. лир, полученный от

землевладельцев (за продажу сельскохозяйственных продуктов), на покупку

изделий бесплодного класса (это не те изделия, которые покупаются

землевладельцами). С помощью полученной суммы бесплодный класс

возвращает свой аванс в размере 1 млрд. лир. Наконец, с выручки

от продажи сырья и средств существования бесплодному классу,

производительный класс может заплатить сумму 2 млрд. лир владельцам земли,

которую он использовал. В конце периода собственники снова располагают

доходом в 2 млрд. лир, а бесплодный класс – 1 млрд. лир, и обращение может

начинаться сначала.

По поводу этой схемы можно сделать два наблюдения. Она представлена как

замкнутый круг, когда исходное состояние, измененное первыми затратами, в

конце концов восстанавливается. В этом случае общество может

функционировать бесконечно, без необходимости навязывать ему

согласованность; затраты, совершаемые классами, достаточны для

самопроизвольного поддержания через денежное обращение этой общественной

согласованности (то, что Кенэ называет «законный порядок»). Напротив,

восстановление исходного состояния не происходит, если затраты отличаются

по величине от обозначенных на схеме.

Однако эти затраты делятся на два вида. Затраты, исходящие от

продуктивного или бесплодного класса, связанны с покупками для

производства, поэтому они зафиксированы условиями производства и не

меняются в случае неизменности последних. Затраты же собственников

диктуются только их собственным желанием. Однако, этот класс является, сам

того не зная, ответственным за замыкание круга. Предположим, что 2 млрд.

лир истрачены по-другому и исходное положение не восстановлено, либо из-за

небрежности продуктивного класса в уплате дохода, либо из-за небрежности

бесплодного класса в возмещении аванса (корректировка путем изменения

затрат этих двух классов невозможна, поскольку они заданы условиями

производства). Таким образом, можно сделать вывод об особой ответственности

класса собственников за общественную согласованность с помощью импульсов,

даваемых денежному обращению.

Этому денежному обращению в течение периода соответствуют закупки

товаров. Нужно еще, чтобы эти товары существовали, т.е. были

произведены и на требуемую сумму: на 3 млрд. лир сельскохозяйственных

продуктов и на 2 млрд. лир промышленных изделий.

В промышленности все просто: бесплодный класс покупает на 1

млрд. лир исходных материалов и на 1 млрд. лир средств к существованию.

Первые используются в производстве изделий, вторые потребляются

бесплодными гражданами (и их семьями), которые производят изделия. На

их производство требуются, таким образом, затраты, равные 2 млрд.

лир, и выручка от их продажи равна этой сумме. В этом выражается

стерильность этого класса: он, безусловно, производит товары, но ничего

не добавляет к их ценности. Именно это отмечает Кенэ, чтобы доказать,

что речь идет фактически о «потреблении»:

«(В конце периода), этот класс (бесплодный) оставляет эту сумму

для возмещения своего аванса, который был уплачен ранее

продуктивному классу при покупке сырья, использованного для

производства изделий. Этот аванс ничего не производит: он был

истрачен, затем его вернули и он остается все время в запасе из года в год.

Сырье и труд на производство изделий определяют объем продаж

бесплодного класса в 2 миллиарда, из которых 1 миллиард истрачен на

проживание членов этого класса; здесь видно только потребление, или

отсутствие производства и момента воспроизводства, поскольку этот

класс существует только за счет последующей выплаты вознаграждения

за свой труд, неотделимого от затрат, использованных на проживание».[2]

Все совершенно по другому в сельском хозяйстве. Как

функционирует производство в этой отрасли? Если мы оставим пока в стороне

покупку изделий у бесплодного класса, это производство требует

«ежегодных авансов», которые «заключаются в затратах, совершаемых ежегодно

на работы по возделыванию земли». Эти авансы соответствуют прежде всего

средствам существования, потребленным производителями (и их семьями), и

они не фигурируют в схеме, поскольку не приводит к денежному обращению

между классами (эти блага не выходят из продуктивного класса, который их и

производит, и потребляет). Разница с промышленностью заключается в

следующем: эти ежегодные авансы (предполагаемые равными 2 млрд. лир) не

просто потребляются; они воспроизводят большую полную ценность (равную 5

млрд. лир).

С 2 млрд. лир ежегодных авансов сельское хозяйство производит, таким

образом, 5 млрд. лир продукта, из которых 3 продаются другим классам, а 2

используются для восстановления запасов.

С учетом покупки промышленных изделий операции продуктивного класса

выглядят так: он авансирует 2 млрд. лир и покупает на 1 млрд. лир

изделий; всего – 3 млрд. лир; он воспроизводит 5 млрд. лир; у него остается

разница, называемая чистым продуктом (2 млрд. лир), которую он отдает

землевладельцам, формируя их доход.

Необходимо уточнить два момента: один касается исключительной

продуктивности сельского хозяйства, другой – процента с первоначальных

авансов и удержания. Первый момент: почему есть чистый продукт в сельском

хозяйстве и почему только там? Именно ответ на эти два вопроса лежит в

основе разницы между производительным и бесплодным классами. Кенэ дает по

этому поводу в «Экономической таблице» только самые общие соображения.

Можно представить две гипотезы, которые обосновывают эту продуктивность как

постулат.

Первая представляет чистый продукт как дар природы, связанный с

использованием земли. Сельское хозяйство преимущественно связано с

возделыванием земли, поэтому только оно пользуется этим даром. Против этого

натуралистического объяснения возможны два возражения.

Во-первых, ничто не мешает рассматривать как продуктивные отрасли,

которые тоже, но другим способом, эксплуатируют землю или природу, например

добычу полезных ископаемых. Однако это не делается в концепции физиократов.

Во-вторых, как понять, что этот чистый продукт, исходящий из плодородия

земли, достается не тем, кто ее возделывает, а тем, кто ей владеет? Нужно

другое объяснение.

Вторая гипотеза представляет чистый продукт как простое экономическое

выражение земельной собственности. Существование класса землевладельцев,

которым нечего продать, немыслимо без получения им дохода, и этот доход

может быть оправдан только особой привилегией этого класса, которая дарует

ему естественное право: собственность на землю.

Понятие чистого продукта играет, таким образом, двоякую роль: оно

выражает социальную реальность (так в экономических терминах выражается

господство в обществе класса землевладельцев), но при этом мистифицирует ее

(поскольку присваивает этому чистому продукту – и этому господству –

естественное происхождение). В пользу такой интерпретации свидетельствуют

следующие абзацы:

«Большая часть затрат землевладельцев является по крайней мере

бесплодной; из этого можно исключить только затраты на сохранение и

улучшение их владений и на повышение плодородия. Но поскольку они по

естественному праву обязаны заниматься управлением и делать затраты на

содержание своих владений, их нельзя путать с частью населения, которая

составляет класс абсолютно бесплодный».[3]

«Именно необходимость затрат, которые только землевладельцы могут

сделать для возрастания своего богатства и для общего блага общества,

приводит к тому, что неприкосновенность земельной собственности является

ключевым условием естественного порядка в управлении империями».[4]

Страницы: 1, 2


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.