реферат скачать
 

Экономическая роль банковской системы в общественном производстве. Денежно-кредитная политика

пункта, а рост уровня безработицы почти на 2 процентных пункта. В 1980 году

вне зоны внимания экономистов оказалась скорость выхода экономической

системы из непродолжительного по времени спада этого года. Как только

экономические прогнозы были скорректированы с учетом этого процесса и был

предсказан необычайный экономический рост в будущем году, экономическая

система оказалась ввергнутой в еще более сильный спад 1981 года. Прогноз по

уровню реального ВНП на 1982 год в итоге оказался завышенным по сравнению с

наступившей действительностью на 4 процентных пункта. Это явилось одной из

самых неприятных ошибок прогностического толка за последние годы. В

середине восьмидесятых годов вне анализа остался резкий спад скорости

обращения денег, и экономический прогноз относительно уровня цен и объема

производства, имевший в основе изучение количества денег, находящихся в

обращении, оказался сильно завышенным.

Сочетания ошибок в экономических прогнозах и задержек в реакции

экономической системы привели монетаристов к выводу, что даже самые благие

намерения творцов экономической политики не способны «настроить»

экономическую систему оптимальным образом, а тщательные попытки преуспеть в

этом малоблагодарном занятии равновероятно могут принести экономической

системе, как пользу, так и вред.

Официальные представители ФРС, разумеется, не согласны с подобными

оценками. Разделяя точку зрения на несовершенство экономических прогнозов,

они, тем не менее, уверены, что обеспечивают статистически значимое

преимущество над наивными представлениями об экономическом будущем как

отражении опыта прошлых лет. Более того — по мнению сторонников «свободной»

(discretionary) денежно-кредитной; политики, не связанной какими-либо

рамками и ограничениями, стабилизационные мероприятия, основанные на

экономическом прогнозе, способны временно ухудшить экономическую ситуацию,

но и среднем всегда способствуют оздоровлению экономики. Это положение

вызывает новый ряд возражений со стороны монетаристов и приверженцев

денежно-кредитной конституции.

Политические проблемы «свободного»

денежно-кредитного регулирования

Даже если положить, что творцы экономической политики обладают

абсолютным сверхъестественным даром предвидения экономической ситуации,

сторонники денежно-кредитной конституции не уверены, что эти знания целиком

и полностью будут направлены на обеспечение долгосрочной экономической

стабильности вследствие политического давления, которое может быть оказано

в процессе принятия тех или иных решений. Это обстоятельство вовсе не

означает, что принятие определенных шагов в экономической реформации

диктуется плохими или своекорыстными намерениями, но ведь хорошо известно,

чем вымощена дорога в ад, — даже абсолютно честные политики не могут

действовать независимо от системы, частью которой они являются.

Первый вопрос о правомерности подобного подхода возникает и связи с

акцентированием внимания текущей политики на краткосрочных временных

интервалах. Так в Конгрессе США происходит смена действующих лиц

приблизительно за два года. В этом смысле назначение членов Совета

Управляющих ФРС на 14-летний срок частично защищает их от необходимости

действовать применительно к быстротекущим переменам политического курса.

Однако на практике члены Совета Управляющих ФРС почти никогда не занимают

свои посты в течение полного срока. Кроме того, в случае какой-либо

необходимости Конгресс США и правящая администрация имеют в своих арсеналах

достаточно много иных способов воздействия на творцов экономической

политики. Это может достигаться при личных встречах между представителями

ФРС, с одной и Государственного Казначейства, с другой стороны; во время

контактов с представителями правящей администрации. Давление может

оказываться и публично — при разнообразных слушаниях в Конгрессе; на пресс-

конференциях в Белом Доме. Кроме того, политика «большой дубинки» имеет

место и в этом случае — во власти Президента США назначение новых членов

Совета Управляющих, что подкрепляется периодическими грозами со стороны

Конгресса об ограничении полномочий ФРС в законодательном порядке. Такие

действия, естественно, пугают.

Второй вопрос касается определения момента времени принятия

определенных экономических решений. Когда экономическая система ввергается

в спад, давление на ФРС с сакраментальными просьбами и пожеланиями типа

«сделайте что-нибудь с безработицей» максимально возрастает. Однако любое

мероприятие, направленное на стимулирование уровня занятости и предпринятое

именно в этот момент, возымеет эффект лишь спустя немалый промежуток

времени, когда наступит фаза расширения делового цикла, и приведет уже к

обратным результатам. Подобным образом в период экономической экспансии

политическое давление «сделайте что-нибудь с инфляцией!», достигающее

максимальной силы во время предельного темпа роста уровня цен, приведет к

тому, что протекционистские мероприятия скажутся лишь тогда, когда реальный

объем производства снова начнет уменьшаться, а предпринятые меры лишь

усугубят ситуацию.

Позиция Федеральной Резервной Системы

Члены Совета Управляющих ФРС отдают себе отчет в существовании ряда

негативных моментов, сопряженных с проведением «свободной» денежно-

кредитной политики, но, тем не менее, считают, что жесткий регламент

мероприятий, связанных с денежным обращением, таит в себе больше

опасностей. Образно говоря, их положение можно сравнить с действиями

командира воздушного лайнера: он понимает все преимущества автопилота при

ординарном полете, но принимает управление кораблем на себя, когда

возникает необходимость в непредвиденном маневрировании. Располагает ли ФРС

необходимым числом сотрудников для успешного проведения, выбранного

экономического курса? Способна ли эта организация гибко лавировать в

угрожающей экономической ситуации? Не тяготит ли основную массу

«пассажиров» полет по маршруту, заданному ФРС? Эти вопросы остаются,

открытыми и по сей день, а споры продолжаются.

5. ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНАЯ ПОЛИТИКА,

ФИСКАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА

И ДЕФИЦИТ БЮДЖЕТА

До сего момента мы рассматривали экономические проблемы, связанные

лишь с денежно-кредитной политикой, оставляя за кадром все остальные

аспекты функционирования экономической системы. Естественно, что

мероприятия по денежно-кредитному регулированию сопряжены с

государственными мероприятиями, управляющими федеральными расходами и

налогообложением. В восьмидесятые годы эти связи приобрели весьма

значительный размах ввиду роста дефицита федерального бюджета.

Дефицит бюджета и государственный долг

Дефицит бюджета, представляется как некий процент от ВНП. Дефицит

бюджета равен общим доходам (денежным поступлениям) от федеральных налогов

минус затраты на государственные закупки и трансфертные платежи. В середине

восьмидесятых годов дефицит федерального бюджета составлял от 4 до 5% ВНП,

что является максимальной отметкой за любой предыдущий период мирного

времени, не связанный с экономическим спадом.

Дефицит бюджета можно подразделить на две компоненты: структурный

дефицит и циклический дефицит. Структурный дефицит представляет собой

вычисленную разность между федеральными доходами и расходами, принятую в

расчете действующих мероприятий фискального характера (действующий уровень

налогообложения и текущих затрат), а также базового уровня безработицы (в

рассматриваемом случае-6%). Когда экономическая система входит в период

спада, а уровень безработицы повышается выше базового, реально

наблюдающийся дефицит бюджета превышает уровень структурного дефицита, что

происходит частично из-за роста выплат пособий по безработице и другим

социальным программам, частично из-за падения доходов от федеральных

налогов по мере общего падения доходов населения. Разность между реально

наблюдаемым дефицитом бюджета и структурным дефицитом принято называть

циклическим дефицитом.

Взаимная связь между циклическим и структурным дефицитом в середине

восьмидесятых годов сильно изменилась. Как и ожидалось, период

восстановления после известного экономического спада 1981 — 1982 г.г.

сократил циклический дефицит. В то же самое время структурный дефицит

неуклонно возрастал, поскольку доходы от налогов в это время оставались

приблизительно на одном уровне, тогда как затраты федерального

правительства увеличивались. Часть этого увеличения приходилась на

оборонные расходы, другая часть — еще большая, чем предыдущая,— на рост

таких правительственных программ, направленных на поддержку уровня жизни

«среднего американца», как медицинское обеспечение, социальные гарантии и

ряд компенсационных мероприятий в сельском хозяйстве.

Государственный долг — это аккумулированная сумма бюджетных дефицитов

прошлых лет.

Дефицит бюджета и общие правила проведения

денежно-кредитной политики

Обратимся теперь к вопросу о влиянии дефицита федерального бюджета на

воплощение в жизнь той или иной денежно-кредитной политики. В этом аспекте

сначала рассмотрим процессы, происходящие при заданном темпе роста денежной

массы, что обеспечивается определенными действиями ФРС на финансовых

рынках. Ранее мы наблюдали, что, выбирая темп роста количества денег,

находящихся в обращении, равным темпу роста естественного уровня реального

объема производства на долгосрочных временных интервалах, и считая скорость

обращения денег величиной постоянной. Федеральная Резервная Система не без

успеха сможет поддерживать стабильный уровень цен и практически полную

занятость. Теперь — включив в наше рассмотрение бюджетный дефицит —

нетрудно убедиться: что его рост расстроит с течением времени стройные

планы ФРС.

Вспомним, что в наших предыдущих рассуждениях по этому поводу прирост

денежной массы считался равным нулю. Но даже без всякого увеличения

количества денег, находящихся в обращении, рост дефицита бюджета приведет к

единовременному повышению уровня цен; это повышение связано с ростом

скорости обращения денег в движении доходов, инспирированной ростом

процентных ставок.

Как и ранее, рост бюджетного дефицита в этом случае вызовет увеличение

норм процента, что в свою очередь приведет к единовременному повышению

уровня цен, но теперь этот механизм дополняется следующим существенным

обстоятельством: более высокая норма процента уменьшит уровень инвестиций,

что замедлит рост естественного уровня реального объема производства. В

этих условиях поддержка заданного темпа роста денежной массы приведет к

тому, что уровень цен будет продолжать расти и после первоначального

скачка, причем темпы его роста на долгосрочных временных интервалах

определятся разницей между темпами роста денежной массы и естественного

уровня реального объема производства.

Дабы избежать воспоследующих, а этим инфляционных процессов, вызванных

дефицитом федерального бюджета, ФРС приходится избирать в качестве цели

непосредственно контроль над постоянством уровня цен. В этом случае

единственным способом борьбы с единовременными и необратимыми последствиями

роста бюджетного дефицита явится прямо противоположное, единовременное и

необратимое сокращение количества денег, находящихся в обращении. Эта мера

скомпенсирует рост скорости обращения денег, связанно с вызванным бюджетным

дефицитом повышением процентных ставок. Тогда воздействие дефицита

федерального бюджета на номинальный национальный доход сведется к нулю, что

удержит совокупный спрос в его первоначальном виде, и, таким образом, ни

реальный объем производства, ни уровень цен не возрастут даже на

краткосрочных временных интервалах. Для обеспечения стабильности уровня цен

на долгосрочных временных интервалах темпы роста денежной массы и

номинального национального дохода придется искусственно занижать, чтобы

скомпенсировать любое возможное падение темпов роста естественного уровня

реального объема производства.

Таким образом, правильно выбранная денежно-кредитная политика

теоретически может «изолировать» уровень цен от воздействия дефицита

федерального бюджета. Следует подчеркнуть, что в реальной практической

жизни проведение требуемых денежно-кредитных корректировок сталкивается с

ранее обсужденными проблемами: рядом допущений в экономических моделях,

задержками реакции экономической системы на соответствующие мероприятия и

ошибками в экономическом прогнозе, что делает предыдущие выводы весьма

иллюзорными.

Дефицит бюджета

и гибкая денежно-кредитная политика

Предшествовавшее обсуждение денежно-кредитных мероприятий и их связи с

дефицитом бюджета базировалось на независимости денежной массы, находящейся

в обращении, от существующих норм процента. Эта ситуация представляется

вертикальной кривой предложения денег. При таком жестком денежно-кредитном

режиме, все действия «свободной» денежно-кредитной политики (равно как и

любое изменение количества денег, находящихся в обращении) — суть сдвиги

вертикальной кривой предложения денег.

Например, ФРС, преследуя постоянство уровня независимых резервов как

тактическую цель, могло бы придерживаться промежуточной цели, базирующейся

на постоянстве темпов роста денежной массы или номинального ВНП. При этих

обстоятельствах экспансионистская фискальная политика увеличила бы

существующие нормы процента, возрос бы уровень резервов, полученных путем

займа, экономическая система в целом продвинулась бы вверх-вправо вдоль

наклонной кривой предложения денег, а количество денег, находящихся в

обращении, или уровень номинального ВНП поднялись бы выше уровня,

запланированного промежуточной целью. Однако, чтобы вернуться к их

намеченным пределам роста, ФРС будет достаточно лишь несколько понизить

уровень независимых резервов, заданный тактической целью. Такие действия

несколько сдвинут влево наклонную кривую предложения денег. В этом случае

экспансионистские мероприятия фискального характера на среднесрочных

временных интервалах не окажут более сильного воздействия на экономическую

систему, чем в ранее рассмотренном примере, (подразумевающем независимость

денежной массы от существующих процентных ставок, то есть описываемом

вертикальной кривой предложения денег).

6. Выводы

Основной вывод наших рассуждений состоит в том, что денежно-кредитная

политика не может быть абсолютно независимой по отношению к налогово-

бюджетным (фискальным) мероприятиям. Традиционный анализ в рамках IS-LM

экономической модели указывает, что колебания федерального бюджета от его

дефицита до образования излишков и обратно на долгосрочных временных

интервалах влияют на уровень цен, а также на уровень цен и реальный объем

производства на интервалах краткосрочных. Последнее объясняется эффектами

воздействия дефицита бюджета на процентные ставки и скорость обращения

денег. ФРС может попытаться компенсировать или ослабить негативные

последствия, вызванное к жизни этими процессами, путем проведения

«свободной» денежно-кредитной политики, однако это затруднено наличием

задержек в реакции экономической системы на привходящие изменения и

ошибками в экономическом прогнозе.

В период после Второй мировой войны в реальной практической

деятельности ФРС никогда не старалась полностью компенсировать

макроэкономические эффекты, возникающие при проведении определенных

налогово-бюджетных мероприятий, а вместо этого — в большей или меньшей

степени — смягчала их последствия. Такие действия вероятнее всего лишь

усилили меры фискальной политики, и, очевидно, способствовали удвоению

инфляции в конце семидесятых годов. В восьмидесятые годы пересмотр денежно-

кредитного курса и вызванный этим отказ полностью обслуживать растущие

фискальные стимулы позволил резко снизить темпы инфляции.

К моменту написания этой книги экономисты расходились во взглядах на

будущее экономической системы. Некоторые из них в своем прогнозе исходят из

предположения, что значительный бюджетный дефицит последних лет не возымел

разрушительных последствий для экономической системы. На самом деле

неоднозначные эмпирические данные допускают весьма разнообразную трактовку

самого факта наличия значительного бюджетного дефицита. Другие экономисты

не столь жизнерадостны в своих ожиданиях. По их мнению, вполне успешно

складывающиеся дела на краткосрочных интервалах не дают оснований для

оптимизма. Они считают значительный бюджетный дефицит своего рода бомбой

замедленного действия, которая рано или поздно взорвется, сокрушая

экономическую систему вынужденной монетизацией государственного долга и

гиперинфляцией. Единственная их надежда на долгосрочную денежно-кредитную

стабильность состоит в возвращении к строгой налогово-бюджетной политике.

Она должна по крайней мере означать сбалансированность федерального бюджета

по фазам делового цикла.

7. Применение денежно-кредитной политики в России

В настоящее время денежно-кредитная сфера в России переживает, как,

впрочем, и остальные нелегкие времена.

На современном этапе Центральный банк РФ использует все

вышеперечисленные инструменты денежно-кредитного регулирования. И особенно

приятно заметить тот факт, что главными методами, применяемыми

Центробанком, стали экономические.

Ставка рефинансирования на сегодняшний день (14.12.1997) находится на

отметке 28%. Однако, говоря о применении рефинансирования как инструмента

денежно-кредитной политики в российских условиях, следует отметить тот

факт, что как таковое кредитование Центробанком не практикуется. Основной

причиной такой ситуации является отсутствие средств у Центрального банка. В

такой ситуации установление ставки рефинансирования выполняет для

коммерческих банков функцию ориентира (ожидаемый уровень инфляции и т.д.),

а ее изменение служит сигналом для банков о необходимости внесения

соответствующих корректив в свою деятельность.

В 1997 году денежно-кредитная политика Центробанка была направлена на

привлечение инвестиций в реальный сектор, толчком к чему послужило резкое

снижение доходности по операциям с государственными краткосрочными

облигациями. По словам председателя Центробанка Дубинина подобная политика

будет продолжена и в будущем году. Однако, ситуацию довольно сильно

ухудшает финансовый кризис, тем не менее Центробанк твердо уверен в

"светлом будущем" нашего фондового рынка, в частности Дубининым было

сделано заявление о том, что возможно два пути развития ситуации: 1)

возврат инвесторов на российский рынок в I квартале следующего года; 2)

возврат в течение полугода. "Наиболее мрачную перспективу - полный

невозврат - обсуждать, по словам Сергея Дубинина смысла нет: "В любом

случае эта ситуация не является частью прогноза". Однако далеко не все

разделяют столь оптимистичную позицию главы Центробанка, многие видные

эксперты считают, что настоящий кризис будет достаточно долгим и продлится

как минимум до середины 1998 года.

К началу декабря кризис на российском финансовом рынке достиг своего

пика. В сложившейся ситуации Центробанк, потеряв за последнюю декаду ноября

более трех миллиардов долларов из своих золотовалютных резервов, принял

решение четко обозначить свои приоритеты: либо поддерживать стабильность

рубля, либо рынка ГКО, потому что удержать оба рынка не представлялось

возможным. Естественно, что во главу угла была поставлена стабильность

национальной денежной единицы, рынок же ГКО был отпущен плыть по течению,

при этом были резко повышены ломбардные, в то время как ставка

рефинансирования, важнейший психологический ориентир рынка, осталась на

прежнем уровне, хотя и было объявлено о ее повышении в ближайшее время до

36% годовых, это "посеяло дополнительную нервозность), д банкиров считает

более плодотворным одновременное повышение всех базовых ставок Центробанка

до уровня 40-45% годовых в качестве абсолютно необходимого средства для

прекращения бегства капитала).

Единственным шагом в сложившейся ситуации, который Центробанк сделал

навстречу банкам, было инициирование совместного с Госналогслужбой и

Минфином письма, разрешающего относить убытки, связанные с переоценкой

госбумаг на 1998 год". (В данном случае вообще сложилась абсурдная

ситуация). Дело в том, что в дни кризиса у многих банков отрицательные

разницы от переоценки государственных ценных бумаг превысили накопленные

ранее положительные разницы. Между тем, согласно письму Центробанка,

Минфина и ГНС № 408 от 04.02.1997 года, определяющему порядок

налогообложения доходов по государственным ценным бумагам, отрицательные

разницы уменьшают налогооблагаемые доходы лишь в пределах положительных

разниц, накопленных с начала года. Получается, что банкам придется

заплатить налог с неполученных доходов. На сегодняшний день рынок

гособлигаций более или менее стабилизировался и стал обретать хорошую

доходность, в частности по ГКО доходность к погашению находится где-то на

уровне 40%.

Оставим кризис развиваться дальше и поговорим теперь об основных

направлениях денежно-кредитной политики Центробанка на следующий, 1998,

год.

Уровень инфляции, как планируется Центробанком будет порядка 5-8%

годовых, рост агрегата М2 - 22-30%. Такое несоответствие между уровнем

инфляции и ростом денежной массы будет вызвано замедлением скорости

обращения денег, точно такое же положение дел по словам Дубинина было в

текущем году.

В части, касающейся валютной политики, планируется установление

центрального курса с размахом колебаний плюс-минус 15%, что позволит

проводить постепенную девальвацию рубля в пределах прогнозируемой инфляции.

А это дает возможность не ухудшать положение, как экспортеров, так и

импортеров.

Однако вышеприведенный уровень цифр совсем не бесспорен. "Так главный

постулат денежной программы - возможность интенсивного роста денежной массы

при удержании инфляции на достаточно низком уровне - зиждется на неявном

предположении о притоке иностранного капитала. Именно приток капитала из-за

рубежа обеспечивает рост международных резервов Центробанка как базы

уверенности в национальной валюте. Действительно, можно финансировать

бюджетный дефицит неинфляционным способом за счет внешних заимствований и

снизить процентную ставку. Однако нельзя надеяться на постоянный приток

иностранного капитала - последние события на нашем финансовом рынке

подтверждают этот нерадостный тезис.

Заметим, что устойчивый приток зарубежного капитала - лишь одна из

возможных подпорок в конструкции безынфляционного роста денежной массы.

Аналогичный эффект может быть достигнут, например, в условиях активной

дедолларизации хозяйства или быстрого (особенно экспортно-ориентированного)

роста национальной промышленности. К несчастью, и эти сценарии приходится

признать не слишком адекватными действительности".

И в заключение, в свете всего вышеизложенного, хочется пожелать

Центробанку удачи в его непосредственной деятельности, а всем остальным

наличия такого же оптимизма, каким располагает главный орган денежно-

кредитного регулирования в нашей стране.

Ни для кого не секрет, что ситуация в России отличается от аналогичных

ситуаций в других странах переходного периода. Здесь сказывается и

отсутствие народной памяти демократии, большая инерционность страны,

привычность командного управления, недостаток (отсутствие избытка)

капиталов, наследие прошлых лет, в частности подавленная инфляций,

гипертрофированный ВПК, менталитет людей, не привыкших работать и

привыкших надеяться на государство, привычка работать из-под палки,

привычка не подчиняться законам (“Суровость русских законов смягчается

необязательностью их выполнения”, воровская идеология и система ценностей,

стремление молодежи “косить” под бандитов, использование их лексики, и, как

следствие, уголовное мировоззрение - кто сильнее тот и прав).

Эти специфические черты и определяют тип необходимой политики.

Поскольку денежно-кредитная политика признается пока что наиболее

современным и эффективным методом регулирования экономики, то ее и

использует сейчас правительство РФ. Правда, мне кажется, надо бы не

забывать и о фискальной политике (налоговый кодекс до сих пор не принят: в

Думе на рассмотрении находится только общая его часть, а конкретных вещей

типа, сколько и с кого еще даже не разработан).

На протяжении вот уже нескольких лет приоритетом было снижение

инфляции, так как вред от нее превышал вред отсутствия инвестиций.

Проводилась и проводится политика дорогих денег, которая принесла свое

плоды: за 1995 год среднемесячная инфляция составила около 2-4%.

Финансирование дефицита госбюджета производится неинфляционными методами,

например путем выпуска госзаймов, за счет международных кредитов. Причем

хочется отметить, что рынок ГосЦБ стал гораздо более цивилизованными и

привлекательным, чем был пару лет назад, когда ГКО только появлялись.

Примечательно, что к подобным мерам прибегло не только центральное

правительство, но и некоторые администрации субъектов федерации.

Итак, каковы же планы ЦБ РФ на 96 год?

Во-первых, планируется снижение инфляции до 1.9% в месяц, путем

снижения выдаваемости кредитов, а, как следствие , недопущение инфляции

спроса. Во-вторых, есть надежда на существенное снижение инфляционных

ожиданий, и, как следствие, переток денег на депозиты в кредитные

учреждения. Также приоритетом является снижение спроса на наличные деньги

путем развития электронных денег и пластиковых денег.

Также приоритетом является сохранение стабильности на валютном рынке,

то есть недопущение инфляции, вызываемой разностью цен на внутреннем и

внешнем рынках.

Необходимо также организация более цивилизованной инфраструктуры на

денежном рынке, так как это привлечет как иностранный капитал, так и

заставит свой капитал работать эффективнее.

Также планируется поддерживать высокую цену кредитов, причем есть

возможность ее повышения.

Итак, таковы основные цели монетарной политики на 1996 год. Однако,

мне кажется, не следует забывать о пагубном воздействии политики дорогих

денег на валовые инвестиции, которые и так сейчас ОЧЕНЬ невелики.

Заключение

Таким образом, активное внедрение на финансовый рынок государства не

только на федеральном, но и на местном уровнях (быстрорастущая популярность

муниципальных займов) может резко сузить возможности частных заемщиков

мобилизовывать средства для собственных инвестиций. При недостаточной

развитости рынка ценных бумаг частных эмитентов, как, впрочем, и

российского фондового рынка в целом, финансовая система оказывается под

избыточным давлением государственной политики дефицитного финансирования

бюджета и наращивания внутреннего государственного долга.

Без последовательного ужесточения бюджетной политики (а такая

перспектива пока только начинает вырисовываться в действиях правительства)

неизбежными станут увеличение налогового бремени на предприятия, банки,

население, новые внешние заимствования. Наконец, нельзя исключать и

возврата к необеспеченной денежной эмиссии. Краткосрочные выгоды могут быть

перечеркнуты «отложенными» инфляционными последствиями и в конечном счете

затягиванием экономической депрессии в стране.

Три набирающие силу тенденции - переплетение государственной и частной

(корпоративно-банковской) собственности, активное внедрение государства на

финансовый рынок, стирание естественно предопределенных границ между

госуправлением и управлением предпринимательских структур - ведут, вполне

возможно, к кристаллизации российского варианта госкапитализма. Новый виток

в концентрации капитала как банковского, так и промышленного, их

переплетение путем внедрения первого (через приобретение акции) в структуру

второго формируют и новый облик "послереформенных" монополистических

объединении. Если эти тенденции продолжатся, то через год-два можно будет

говорить о "российском варианте государственно-монополистического

капитализма". Национальная экономика, возможно, станет на короткое время

более управляемой. Возможно, разница в "весовых категориях" между

отечественными и западными промышленными и банковскими структурами

уменьшится (хотя окончательная победа на внешних рынках достигается за счет

не столько размеров капитала, сколько эффективности). Но конкуренция и

рыночные процессы в самой России могут так и не выйти в цивилизованный

устойчивый режим функционирования.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1.

-----------------------

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

РОСТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

Кафедра экономической теории

К У Р С О В А Я Р А Б О Т А

на тему:

«Экономическая роль банковской системы

в общественном производстве.

Денежно-кредитная политика

(№46)»

Выполнил студент:

Факультета:

Группы:

№ з/к:

Серикова Е.В.

Научный руководитель:

Ростов-на-Дону

2003

$3000

$2000

$1000

E0

E2

E3

E1

IS1

IS2

LM2

LM3

LM1

Реальный объем производства

(млрд. долл. в год)

15%

10

5

15%

10

5

$1500

$1000

$500

l2

N1

N2

E2

E2

P0

AS1

AS2

AD

Реальный объем

производства

У

р

о

в

е

н

ь

ц

е

н

AS1

Реальный объем

производства

У

р

о

в

е

н

ь

ц

е

н

N

AD1

AS2

N2

E2

P0

E1

E3

l0

l1

График плановых затрат

Н

о

р

м

а

п

р

о

ц

е

н

т

а

Плановые инвестиции

(млрд. долл.)

Базовый уровень=1,0

У

р

о

в

е

н

ь

ц

е

н

Реальный объем производства (рис. 3)

AS2

AS1

E0

E3

E1

N2

N1

E2

AD0

AD3

AD1

AD2

1,0

рис. 1 а,б

рис. 2 а,б

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.