реферат скачать
 

Экономическая мысль в России в домарксистский период( Герцен А.Н., Чернышевский Н.Г.)

насколько оно зависит от вещей и положений, производимых трудом».

Чем же определяется экономическое развитие нации и человечества в целом?

Чернышевский выделяет в качестве решающего фактора развитие

производственных процессов, понимая под этим совершенствование форм и

методов производственной деятельности, прежде всего в результате роста

технического оснащения труда. Законы производственной деятельности

объективны и не подлежат изменению человеком. Но в понятие экономического

быта Чернышевский включает и сложившиеся в обществе законы распределения, и

господствующие формы собственности.

По словам Чернышевского, «принципы только одной части экономического быта,

именно производства, налагаются на человека с необходимостью физических

законов», остальные же элементы экономического быта устраиваются уже самим

человеком и вполне подлежат власти исторических обстоятельств». Он следует

здесь за Дж. С. Миллем: производство как сфера отношений человека к природе

— объективно, здесь человек полностью зависит от вещественных условий своей

деятельности; зато распределение общественного продукта составляет сферу

отношений между людьми, где есть простор для проявления их воли, интересов

и разума.

Сфера экономики делится Чернышевским на «производительные процессы» и

«имущественные отношения». Нормативная задача политической экономии

относится к последним.

Н. Г. Чернышевский, полагая, что возможно быстрое изменение не отношений

производства («производительных процессов»), а отношений распределения,

отражал в теории реальное экономическое состояние России того времени. Он

видел возможности технического переворота, но не осознавал, что пружиной

этого переворота является человеческая деятельность, протекающая в

определенной общественной форме. В результате у Чернышевского сложилось

неверное понимание движущих сил экономического прогресса: рост

производительных сил, развитие производительных процессов происходит у него

автономно от сдвигов в имущественных отношениях, как результат развития

разума, простого накопления технических знаний. Незавершенность

материалистического понимания истории здесь сказывается более всего.

Выдвигая на первый план экономический интерес работника, Н. Г. Чернышевский

в противоположность установившемуся в буржуазной политической экономии

пониманию богатства как «превосходства одних над другими» рассматривал в

качестве предмета экономической науки богатство реальное, вещественное,

измеряемое степенью удовлетворения потребностей человека. Масштаб богатства

— благосостояние каждого человека.

Отличие такой постановки от сходной постановки в буржуазной науке (прежде

всего австрийской школы) состоит в том, что интересующий Чернышевского

индивид – это не «человек вообще»», а трудящийся, поставленный в конкретные

условия производства и потребления, как со стороны технических условий

производства, так и со стороны формы собственности.

Выдвинутая Чернышевским теория трудящихся, по его собственным словам,

«главное свое внимание обращает на задачу о распределении ценностей.

Принцип наивыгоднейшего распределения дан словами Адама Смита, что всякая

ценность есть исключительное произведение труда, и правилом здравого

смысла, что произведение должно принадлежать тому, кто произвел его. Задача

состоит только в том, чтобы открыть способы экономического устройства, при

которых исполнялось бы это требование здравого смысла». Распределение — та

сфера, в которой общество сможет свободно осуществить требования разумного.

Теоретики буржуазной политической экономии, «воображая, что все наилучшим

образом устраивается без вмешательства разумной воли, одним инстинктом

промышленников... тем самым отвергают необходимость теории и признают

ненарушимость практики». Но «так как человек есть не экономическая машина,

а живое существо, одаренное, с одной стороны, различными потребностями, а с

другой — разумом, то и над слепым, неразумным и безжалостным принципом

отношения между запросом и предложением должен в человеческом обществе

возвышаться другой принцип — закон удовлетворения естественных потребностей

человека и разумной организации экономических сил». Справедливо

рассматривая буржуазную политическую экономию как апологию

действительности, Н. Г. Чернышевский противопоставляет ей политическую

экономию трудящихся как учение о способах преобразования действительности.

Теория трудящихся Н. Г. Чернышевского часто понимается исследователями как

теория социалистического общества. Однако ее содержание шире. В нее

входит и ведущийся с позиции угнетенных классов анализ экономического строя

антагонистических обществ. Рассмотрение материальных условий производства

раба, крепостного крестьянина, наемного работника для Чернышевского —

обязательное условие исследования оптимального экономического устройства.

Те явления капиталистической экономики, которые отражали специфически

капиталистическое содержание рассматриваемых категорий, в его экономической

системе противопоставляются их «истинному» содержанию.

В качестве внеисторической рассматривается русским ученым категория

стоимости-(внутренней ценности). Под ней понимается общественная ценность,

т. е. Насколько производство именно этого продукта удовлетворяет

действительные общественные потребности. Обладание внутренней ценностью —

критерий выгодности для общества производить данный продукт.

Под категорией внутренней ценности продукта русский революционер понимал по

сути такие пропорции общественного производства, которые обеспечивали бы в

первую очередь удовлетворение потребностей трудящихся классов, составляющих

основную массу населения. Он видел, что наилучшая возможность достигнуть

этого — установить прямое регулирование производства. Такое прямое

регулирование, считал Чернышевский, возможно в отдельном хозяйстве

самостоятельного производителя, а при более крупных масштабах производства

— в рамках коллективного производства и потребления.

В условиях же господства частной собственности и хаотического обмена в

структуре общественного производства все большее распространение получает

убыточный с точки зрения общества труд, удовлетворяющий потребности в

роскоши кучки богачей за счет самых необходимых потребностей основной массы

населения.

В целом теория трудящихся Н. Г. Чернышевского включает в себя и критику

буржуазной политической экономии, и критику крепостничества, и анализ

капитализма, и исследование экономических основ будущего социалистического

общества.

Н. Г. Чернышевский пришел, таким образом, к принципиально важному выводу о

классовом характере общественной науки в целом и политической экономии в

частности. В работе «Капитал и труд» исследователь выдвинул положение, что

господствующая экономическая теория на каждом этапе общественного развития

выражает интересы господствующего в общественной и экономической жизни

«сословия»: так, меркантилистская система соответствует феодализму, школа

Адама Смита и его последователей — капитализму. Начиная с Ж. Б. Сэя,

защитники капиталистов стали «продвигать науку назад», затушевывая те

научные положения, которые сформулировали Смит и Рикардо.

Чернышевским были вскрыты исторические условия возникновения вульгарной

буржуазной политической экономии. Он связывал ее с развитием классовой

противоположности между буржуазией и пролетариатом, отмечая, что

представители классической буржуазной политэкономии выступили со своими

теориями в тот период, когда классовая борьба между пролетариатом и

буржуазией не приняла еще острых, открытых форм.

Н. Г. Чернышевский объявлял себя продолжателем теории классической

буржуазной политической экономии. В то же время он отмечал переплетение в

трудах буржуазных классиков научных и вульгарных элементов: «Первое понятие

говорит науке: ищи истину; второе уже наперед прибавляет: доказывай

необходимость и пользу неравенства».

Не поднявшись до понимания существа капиталистических производственных

отношений, Н. Г. Чернышевский, тем не менее, уловил несостоятельность той

концепции природы наемного труда и капитала, которую развивала буржуазная

политическая экономия. Так, он привел серьезные возражения против тезиса о

стоимости труда. «Труд не есть продукт,— отмечает Н. Г. Чернышевский,— он

еще только производительная сила, он только источник продукта». Тем самым

Н. Г. Чернышевский сделал первый шаг по тому пути, который проделал К.

Маркс при раскрытии отношений капиталистической эксплуатации, опровергнув

концепцию труда-товара и противопоставив ей учение о товаре рабочая сила.

Для Н. Г. Чернышевского была ясна и классовая подоплека утверждений о

единстве экономических интересов рабочего класса и буржуазии. Критикуя

тезис, будто с развитием капиталистического производства растет и

заработная плата рабочих, Н. Г. Чернышевский пришел к выводу о

несовместимости интересов противоположных классов в рамках

капиталистической системы.

Буржуазная политическая экономия могла выступать от имени всего общества

только в те времена, когда буржуазия думала, что трудящимся ничего не нужно

«кроме тех вещей, которые были нужны для буржуазии». Но с выдвижением

«простолюдинами» своих собственных, отличных от буржуазных требований,

подчеркивал Чернышевский, научное объяснение экономических явлений может

быть дано только исходя из интересов трудящихся классов.

Высокую оценку критического анализа буржуазной политической экономии Н.

Г. Чернышевского дал К. Маркс. Указывая на ту вульгаризацию, которую

претерпела буржуазная политическая экономия, он писал: «Это — банкротство

буржуазной политической экономии, что мастерски показал уже в своих

«Очерках из политической экономии (по Миллю)» великий русский ученый и

критик Н. Чернышевский».

Исследование капитализма. Н. Г. Чернышевский точно фиксирует, что

капиталистическое производство основано на товарных отношениях, на

производстве продукта на продажу: «Почти всякий продукт идет в обмен, почти

все производство продается, почти все потребляемое покупается». При этом он

специально выделяет тот факт, что частное производство на рынок связано с

его анархическим характером. «…Нынешний производитель трудится в потемках,

наудачу, не зная ни того, сколько товара нужно потребителям, ни того,

сколько товара работается другими производителями». Факт производства

продукта на продажу не становится для Чернышевского основанием для смешения

мелкого товарного производства с капиталистическим. В его работах последнее

четко определяется как, во-первых, общественное и, во-вторых, основанное на

наемном труде. Исследователь ясно видел, что капитализм создал всестороннюю

связь и зависимость различных видов труда так, что ни один продукт не может

быть произведен без участия гигантского числа работников в смежных отраслях

производства, что на капиталистической фабрике продукт проходит через руки

практических рабочих. Но плоды этого труда достаются немногим капиталистам,

которые живут за счет эксплуатации.

Чернышевский задавался вопросом: какова природа наемного труда? Он отмечал,

что труд не может быть товаром, подобно всем продуктам труда, ибо он не

продукт, а действие определенной производительной силы, подчеркивал, что

заработная плата есть вовсе не плата за труд, что она определяется не

«ценой труда», а количеством средств существования, необходимых рабочему. В

том, что рабочий трудится, получая не весь свой продукт, а лишь его долю,

Чернышевский видит сходство между наемным работником и рабом. В

экономическом смысле, утверждает ученый, нет разницы в отношении к

производству невольника и наемного работника. Это, конечно, преувеличение,

обусловленное как полемическими задачами Чернышевского, так и недостаточным

развитием капиталистических форм заработной платы.

Не была раскрыта Н. Г. Чернышевским и природа капитала как основного

производственного отношения капитализма. Сам термин «капитал» он употреблял

в традиционном для буржуазной политической экономии смысле, как

овеществленный и накопленный труд, и рассматривал его как внеисторическую

категорию. Однако он подчеркивал разницу между капиталом как таковым

(средства производства и существования работников) и специфическим

применением его в целях эксплуатации. Фактически он отделял «капитал» как

общие материальные условия производства от капитала как средств

производства, используемых при помощи найма рабочей силы. Эта

двусмысленность отмечалась и самим Чернышевским, который говорил о

неудобстве слова «капитал» для обозначения того нового понятия, о котором

он ведет речь.

Несмотря на затруднения с научным пониманием существа капиталистических

отношений, для Н. Г. Чернышевского была ясна природа противоположности

экономических интересов пролетариата и буржуазии. Капиталистическое

общество покоится на господстве класса капиталистов, чей коренной

экономический интерес удовлетворяется лишь при удержании заработной платы

рабочих в определенных узких пределах. Исследователь прямо указывает на

это: «Низкость заработной платы выгодна для нанимателя труда; желать, чтобы

рабочая плата возвысилась, они не могут, потому что это было бы противно их

выгоде». Именно исходя из того, что капиталистическая система наемного

труда удерживает развитие работника в чрезвычайно узких рамках,

определяемых заработной платой, Чернышевский усматривал необходимость

перехода к такой форме труда, когда работники сами будут распоряжаться всем

произведенным ими продуктом. Только тогда, справедливо полагал он, у

работников появится живая заинтересованность в совершенствовании

современного производства.

В условиях, когда производство связано лишь с частным интересом

капиталистов, оно неизбежно ведется с колебаниями и срывами. Чернышевский

видел разрушительный характер кризисов, присущих капиталистической системе.

«...Производство капиталиста подвержено беспрерывным застоям,— писал он,— а

весь экономический порядок, основанный не на потреблении, а на сбыте,

подвержен неизбежным промышленным и торговым кризисам, из которых каждый

состоит в потере миллионов и десятков миллионов рабочих дней».

Заслугой Н. Г. Чернышевского является также критический анализ теории

земельной ренты, выработанной классической буржуазной политической

экономией. Указывая на теорию земельной ренты Рикардо как на важнейший

вклад в развитие политической экономии, Чернышевский считал ее неполной.

Теория Рикардо, по его мнению, описывает случай, когда земледельческий

продукт полностью удовлетворяет потребности населения. В тех же случаях,

когда он меньше этих потребностей, обостряется конкуренция потребителей

продуктов земледелия, поднимающих цену на них выше нормального уровня. В

такой ситуации возникает добавочная рента. «И земли самого низшего сорта из

удобных к возделыванию приносят ренту (Рикардо упустил это из виду) там,

где цена хлеба определяется не издержками производства, а стоит (по излишку

населения или другим причинам) выше их; и суммою этой ренты увеличивается и

рента со всех земель». Н. Г. Чернышевский, таким образом, установил наличие

в капиталистическом обществе двух видов ренты — дифференциальной и

абсолютной. Правда, не различая стоимости и цены производства, он связывал

образование ренты с худших участков не с коренными особенностями

сельскохозяйственного производства, а с той формой, в которой эти

особенности реализуются: с условиями конкуренции производителей и

потребителей на рынке сельскохозяйственной продукции.

Ставя во главу угла принцип распределения, Чернышевский выделяет в

классовой структуре общества три основных класса: землевладельцев,

буржуазию и наемных рабочих. Большой тонкостью отличается его анализ

экономических интересов и вытекающих из них взаимоотношений этих классов.

При господстве феодализма, когда политическая власть находится в руках

земельных собственников, рента поглощает подавляющую часть произведенного

продукта. «Интересы ренты противоположны интересам прибыли и рабочей платы

вместе. Против сословия, которому выделяется рента, средний класс и простой

народ всегда были союзниками». Противоположность интересов

землевладельцев и капиталистов, однако, относительна. Чернышевский видит,

что с политической и экономической победой класса буржуазии его интересы

начинают сближаться с интересами класса земельных собственников.

Во-первых, «банкиры, купцы и мануфактуристы имеют с высшим сословием много

личных связей; они равны ему по богатству, ведут одинаковый образ жизни...

почти все лица одного сословия имеют родственников и приятелей в другом».

Во-вторых, «слияние дошло уже до того, что множество лиц, принадлежащих по

происхождению к высшему сословию, занялись промышленной деятельностью, а

множество лиц среднего сословия обратили часть своих денежных капиталов в

невидимую собственность». Решающим обстоятельством, однако, выступает

«существенная одинаковость их положения в деле распределения ценностей при

нынешнем порядке». Национализация земли для Н. Г. Чернышевского поэтому

средство не только ликвидации ренты с худшего участка и повышения

производительности труда в земледелии, но и ограничения «среднего

сословия», пресечения тенденции сращивания его с землевладельцами.

Будучи идеологом крестьянства, Чернышевский считал своей задачей выступать

от имени трудящихся классов в целом. Это не значит, что он не видел

различия классов. В работе «О поземельной собственности» исследователь

проводит качественное различие между бедняком, имеющим средства

производства, и пролетарием. Судьба последнего, указывал Чернышевский,

«исключительно зависит от заработной платы». Пролетарий может жить

несравненно зажиточнее самостоятельного производителя; количественные

критерии здесь неприменимы.

Сравнивая экономическое положение трудящихся классов, Н. Г. Чернышевский

отдавал предпочтение самостоятельному производителю. Его положение в тот

или иной момент может быть тяжелее, чем наемного работника, но оно более

гарантировано. Обычный бедняк застрахован от превратностей конъюнктуры

наличием у него собственности; пролетарий беззащитен перед резкими спадами

Страницы: 1, 2, 3


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.