реферат скачать
 

Доходы населения и проблемы их распределения

Иная картина возникает в результате анализа динамики реальных

располагаемых денежных доходов населения. Несмотря на то, что с апреля 1999

г. по апрель 2000 г. наблюдался постоянный (за исключением обычных скачков

в декабре-январе, связанных с окончанием финансового года) рост реальных

располагаемых денежных доходов населения, который составил за последние 12

месяцев 8,0%, процесс преодоления последствий резкого падения реальных

располагаемых денежных доходов населения, имевший место в 1998 г. и первом

квартале 1999 г., далёк от завершения. Так в апреле 2000 г. реальные

располагаемые денежные доходы населения составили лишь 81% от их величины в

апреле 1998 г. и только 73% их значения в декабре (сезонный фактор

элиминирован) 1997 г.

Основными макроэкономическими факторами роста реальных денежных доходов

населения в течение последних 12 месяцев являлись:

рост валового внутреннего продукта на 5,4%; снижение уровня инфляции -

индекс потребительских цен в апреле 2000 г. по отношению к апрелю 1999 г.

составил 120%

(для сравнения: индекс потребительских цен за 12 месяцев с апреля 1998 г.

по апрель 1999 г. был на уровне 213%), более того в первые четыре месяца

2000 г. средняя месячная инфляция не превышала 1% ( была на уровне 0,8%)

Денежные доходы средней российской семьи составляют 85,9% её валового

дохода, который включает и натуральные поступления (из личного подсобного

хозяйства, от государства, предприятий и организаций: плодов и предметов

для личного потребления (9,1%) и в виде дотаций, льгот и субсидий (1,3%)).

В первом квартале 2000 г. доля населения с душевыми доходами на уровне или

ниже прожиточного минимума составила 41,1% . Правда следует отметить, что

здесь уже прожиточный минимум исчисляется по новой методике и его величина

на 15% больше, чем при расчётах по старой методике. Для сопоставления с

первым кварталом 1998 г, когда прожиточный минимум рассчитывался по старой

методике и доля населения с душевыми доходами на уровне или ниже

прожиточного минимума составляла только 22,5%, необходимо пересчитать долю

населения с доходами на уровне или ниже прожиточного минимума в первом

квартале 2000 г. с использованием старой методики. По старой методике на

уровне или ниже прожиточного минимума в первом квартале 2000 г. находились

душевые доходы более 36% населения. Другими словами, ситуация существенного

снижения уровня жизни населения, сформировавшаяся в период с третьего

квартала 1998 г. по второй квартал 1999 г. , и имевшая своим последствием,

в частности, то, что в первом квартале 1999 г. 37,7% населения имели доходы

на уровне или ниже прожиточного минимума, несмотря на заметный рост

реальных доходов населения в среднем за последние 12 месяцев, сохраняется в

полной мере и поныне.

Как показали исследования, семьи, душевой доход которых не превышает 40%

прожиточного минимума (рассчитанного по старой методике), голодают не в

смысле невозможности питаться на уровне рекомендаций продовольственной

корзины прожиточного минимума (ПМ) (продовольственная корзина ПМ включает

достаточно разнообразный социально приемлемый набор продуктов,

сбалансированный по энергетической ценности, белкам, жирам, углеводам,

микроэлементам и витаминам), а в самом прямом смысле этого слова, т.е.

семьи не могут позволить себе не только потребление большинства товарных

групп продуктов питания (мясопродукты, фрукты, кондитерские изделия), но и

полностью утолить голод за счёт потребления хлеба, картофеля и крупяных

изделий. И это не удивительно - весь душевой денежный доход в среднем по

таким семьям не превышает 60% продовольственной корзины ПМ. Если до кризиса

доля населения в таких семьях составляла по регионам от 1,2% до 4%

населения, во время кризиса она подскочила до величины в 16,9% населения.

Действие адаптационных механизмов населения и меры, предпринятые

государством и региональными администрациями по социальной поддержке

населения, позволили уже в первом квартале 1999 г. снизить долю голодающего

населения до привычных 2,9%. В первом полугодии 2000г. эта доля оставалась

на том же уровне, что , по всей видимости, говорит о её стабилизации и о

проявлении социальных закономерностей, определяющих существование, в силу

каких-то психо - физиологических свойств, определённой доли беззащитного

перед социальной средой населения, которое без адекватной поддержки

государства обречено на голод. Причём это не маргиналы в привычном

понимании этого термина, среди них нет бомжей, наркоманов, и алкоголиков. В

основном это неполные семьи с детьми, полные семьи с детьми, в которых один

или оба взрослых не имеют работы и т.д.

Серьёзную проблему, от решения которой во многом будет зависеть

будущая социально-политическая стабильность России, представляет собой

неравенство регионов РФ по уровню жизни, о чём свидетельствует существенное

неравенство одного из наиболее значимых индикаторов уровня жизни -

денежного душевого дохода. При этом не имеет смысла просто сравнивать

регионы по сложившимся в них уровням душевого денежного дохода, т.к. и цены

на потребительские товары и услуги в регионах далеко не одинаковы, о чём

говорит достаточно большая межрегиональная дифференциация прожиточного

минимума. Так, например, стоимость ПМ в Чукотском АО в 5,4 раза выше, чем в

Ульяновской области, и 2,3 раза - чем, например, в Москве. А в Москве

стоимость ПМ более чем в 2 раза превышает стоимость ПМ в Татарстане.

Различия в стоимости ПМ определяют различия в стоимости, практически,

одного и того же набора благ и услуг (или мало различающихся наборов), т.е.

различия в покупательной способности рубля. Тогда отношения региональных

среднедушевых денежных доходов к прожиточным минимумам представляют собой

индикаторы, которые создают базу для сравнения регионов по реальному

содержанию душевых доходов, по их покупательной способности. Назовём эти

индикаторы нормированными среднедушевыми денежными доходами (НСДД). Чем

больше величина НСДД, тем больше прожиточных минимумов можно купить на

среднедушевой денежный доход, тем выше его реальное содержание при

пространственном, т.е. межрегиональном сравнении.

Дифференциация регионов по НСДД, т.е. по скорректированному в сторону

единой покупательной способности рубля среднедушевому доходу населения -

одной из важнейших характеристик уровня жизни, крайне велика. Так величина

НСДД в Москве (самый высокий уровень НСДД) в 13,4 раза больше величины НСДД

в Агинском Бурятском А.О. (самый низкий уровень НСДД) (Р5 Приложение 2).

Если исключить из рассмотрения эти крайние точки, как, по каким - то

причинам, не представительные, то следующий по величине уровень

дифференциации - 7,5 , во столько раз НСДД в Ханты Мансийском А.О. больше

НСДД в Корякском А.О. . После исключения и этих вторых по порядку крайних

точек, максимальная дифференциация составит почти 5 - таково соотношение

НСДД в Тюменской и Читинской областях. Таким образом, крайне высокая

дифференциация регионов по уровню жизни не является исключительным случаем,

связанным с экстремальными условиями жизни в отдельных регионах, а

представляет собой давно сложившуюся рутинную ситуацию, к которой все уже

привыкли и воспринимают как должное.

Резюмируя сказанное в настоящем разделе можно сделать следующие выводы:

Одним из результатов последних десяти лет социально - экономических

преобразований в РФ стало снижение реальных располагаемых доходов населения

в 1,8 раза. Во втором квартале 2000 г. они составили 55% от уровня 1990г.

Абсолютного максимума реальные доходы населения достигли в 1997г., когда

они составляли 73% от уровня 1990г., абсолютного минимума - во втором

квартале 1999г. - 51% от уровня 1990г. Последние 12 месяцев характеризуются

невысокими, но устойчивыми темпами роста реальных располагаемых денежных

доходов населения. Однако, докризисный уровень ещё далеко. Отсутствие какой

бы то ни было стратегической линии в социальной политике по поддержке

доходов населения привело к тому, что доля малообеспеченного населения (

малообеспеченными считаются все, чьи душевые доходы ниже стоимости ПМ),

снизившаяся было с 1992г. когда она составляла 33,6%, до 20,8% в 1997г., за

последние 2 года и три месяца возросла до 36% (41% по новой методике

исчисления ПМ).

Несмотря на принятый Федеральным собранием РФ 2 июля и подписанный

Президентом РФ 17 июля 1999г. Федеральный закон " О государственной

социальной помощи" помощь по признаку малообеспеченности ещё практически

(за исключением нескольких регионов, где эта помощь предоставляется в

соответствии со своим региональным законодательством) не оказывается, что

имеет своим следствием существование почти 3%-го слоя голодающего

населения.

Крайне высокая межрегиональная дифференциация нормированного

среднедушевого денежного дохода населения (т.е. скорректированного в

направлении унификации покупательной способности рубля) ставит под вопрос

существование в РФ единого социально-экономического и политического

пространства. Положение, когда в едином государстве уровень жизни в одних

регионах превышают уровень жизни в других в пять, десять и более раз, не

сможет существовать уже в ближайшем будущем, если не будет поддерживаться

силовыми мерами.

3.2. Заработная плата: динамика; межотраслевая и межрегиональная

дифференциация

В апреле 2000 г. среднемесячная номинальная начисленная заработная

плата в экономике равнялась 2223,4 руб., что в реальном выражении составило

41% от уровня 1990 г(см приложение Табл. 3). Доля оплаты труда в денежных

доходах населения за этот же период времени снизилась почти вдвое - 74,1%

в 1990 г. до 38%-40% в 2000г. Соответственно снизилась доля оплаты труда в

валовом внутреннем продукте. Так в 1990г. она составляла 42% ВВП, а с

1993г. варьировалась в диапазоне 29% - 32%. В 2000 г. доля оплаты труда в

ВВП составила 31%.Следует отметить, что сам ВВП за этот период снизился

почти вдвое и в 2000г. составил 55% от уровня 1990 г. С 1 кв. 1999г. в

показатель "оплата труда" включается объём скрытой заработной платы,

учитываемый раньше в статье "другие доходы". В этом случае доля заработной

платы в денежных доходах населения увеличивается до 63,5% - 65%, что уже не

так сильно отличается от этого показателя в 1990г. (77%-78%)(см прилож.

Диагр. 1), пересчитанного соответствующим образом. Более приемлемым

становится и удельный вес оплаты труда в ВВП. В 1996 - 1998гг. он уже

составляет 49%, снижаясь в 2000 г. до 42%. Совершенно очевидно, однако, что

скрытые формы оплаты труда, которые так улучшили отчётные

макроэкономические показатели, имеют место в негосударственном секторе

экономики, где зачастую в отчётности отражаются фиктивные ставки заработной

платы, ориентирующиеся на уровень оплаты труда в бюджетной сфере. Сама

заработная плата, на порядки превосходящая эти фиктивные ставки, не

фиксируется ни в какой отчётности. Часто бывает и так, что работник вообще

не включается в списочный состав организации и его заработная плата никак

не отражается в бухгалтерской отчётности, даже на фиктивном уровне. Всё это

свидетельствует о том, что, по крайней мере, работники бюджетной сферы

ощущают снижение удельного веса оплаты труда в ВВП именно до 31%, а

работники негосударственного сектора экономики - более чем пятикратное

увеличение доли статьи "другие доходы" в денежных доходах населения.

Номинальная среднемесячная заработная плата работника за последние два

года (апрель 1998 г. - апрель 2000 г.) более чем удвоилась (выросла на

102%), однако реальная среднемесячная заработная плата в апреле 2000 г.

составила лишь 79% её величины в апреле 1998 г. (см. прилож. Табл 3) Вместе

с тем в течении последних 12 месяцев сложилась тенденция роста реальной

среднемесячной заработной платы одного работника (за исключением обычных её

скачков, связанных с концом финансового года в декабре - январе каждого

года). Годовой прирост реальной среднемесячной заработной платы одного

работника составил 23,6%.

Много проблем связано с различиями в заработной плате работающих в частном

секторе экономики и работников бюджетного сектора. Заработная плата в

бюджетном секторе экономики составляет около 60% средней по РФ заработной

платы. Это соотношение связано, в первую очередь, с заработной платой

работников социальных отраслей экономики, таких как: образование,

здравоохранение, культура и искусство, наука и научное обслуживание (см.

прилож. Табл. 1).

Несколько особняком располагается государственная служба, средняя

заработная плата работников которой на 30% выше средней заработной платы в

частном секторе экономики и почти в два раза превосходит среднюю заработную

плату работников социальных отраслей. Так средняя заработная плата

работников образования составляет 41%, здравоохранения - 45%, культуры и

искусства - 49%, науки и научного обслуживания - 60% от средней заработной

платы работников государственной службы. Правда, если принять во внимание

все источники заработной платы, в том числе вторую, третью и т.д. работы,

коммерческие источники получения доходов, то уровень заработной платы

отдельных отраслей социальной сферы существенно приблизится к уровню оплаты

труда работников государственной службы. Так, например, в отраслях культуры

и искусства средний уровень оплаты труда составит уже 80%, а в

здравоохранении -58% от среднего уровня заработной платы государственных

служащих. Однако, в науке и научном обслуживании и образовании прирост

средней заработной платы за счёт дополнительных источников не превышает 2%

- 3%

Во втором квартале 2000г. реальный размер начисленной среднемесячной

заработной платы работника составил 41% от уровня 1990г. (см прилож. Табл

3)За десятилетний период доля оплаты труда в ВВП снизилась с 42% до 31%.

При учёте скрытой заработной платы из статьи "другие доходы" в статье

"оплата труда" доля оплаты труда в ВВП в 2000г. "возрастает" до 42% , а в

1996, 1997 и 1998гг. составляет даже 49%. Но для работников

государственного сектора экономики "скрытая заработная плата" является

скорее исключением, чем правилом, в связи с чем для них доля "оплаты труда"

в ВВП составляет именно 31%.

Последние два, два с половиной года средняя заработная плата работников

более высоких децилей в ряду распределения численности работников по

заработной плате росла более высокими темпами, чем средняя заработная плата

более низких децилей. В связи с этим увеличивалось расслоение населения по

уровню душевого дохода и во втором квартале 2000г. удельный вес

малообеспеченного населения достиг 41% ( при исчислении ПМ по новой

методике) или 36% ( при исчислении ПМ по старой методике) (см табл 5)

3.3. Социальные трансферты

Анализ динамики удельного веса социальных трансфертов в денежных

доходах населения не позволяет говорить об устойчивой тенденции к его

изменению. Можно считать, что его колебания за десятилетний период (с 1990

по 2000г.) от 13,1% (в 1995 и 1998гг.) до 16,3% (в 1991г.) относительно

среднего уровня, составляющего 14,2%, лежат в пределах ошибки измерения.

Такое предположение базируется на факте существования двух несовпадающих

оценок доли социальных трансфертов в денежных доходах в 1998г., которая

согласно равна 14,1%, а согласно - 13,1% (это более поздняя

скорректированная оценка). (см прилож. Диаграмма 1)

Стабильность удельного веса социальных трансфертов в денежных доходах

населения свидетельствует о том, что реальное содержание социальных

трансфертов снижалось в той же степени, что и денежные доходы населения.

Таким образом, можно считать, что реальное содержание социальных

трансфертов в начале второго квартала 2000г. не сильно отличается от 55% их

уровня в 1990г.

3.3.1. Пенсионное обеспечение: уровень и динамика

В первом полугодии 2000г. средний размер назначенных месячных пенсий

равнялся 624,8 руб., что в реальном выражении составило только 37% от

уровня 1990 г. Следует отметить, что в результате повышения средней

назначенной месячной пенсии в апреле 2000 г. - на 13% и в августе 2000 г. -

в среднем на 18%, средний размер назначенной пенсии в сентябре 2000 г.

будет равен 818,9 руб., что уже составит 45,0% (с учётом инфляции с апреля

по сентябрь 2000г.) от уровня 1990 г. Размер номинальной средней месячной

пенсии (с учётом компенсаций) в апреле 2000 г. составил 153% её величины в

апреле 1998 г., т.е. относительный прирост номинальной средней месячной

пенсии составлял только чуть более половины (51,9%) относительного прироста

номинальной среднемесячной заработной платы одного работника. Следствием

этого являлось крайне низкое реальное содержание средней месячной пенсии в

апреле 2000 г. по сравнению с апрелем 1998 г. Несмотря на то, что за

последние 12 месяцев этого периода реальный размер назначенных

среднемесячных пенсий вырос на 26,8% (номинальная среднемесячная пенсия

увеличилась на 52,1%), что превышает рост реальной среднемесячной

заработной платы (реальная среднемесячная заработная плата выросла за этот

же период на 23,6%), реальный размер назначенных среднемесячных пенсий в

апреле 2000 г. составлял только 59,8% их величины в апреле 1998 г. Вместе с

тем реальная начисленная заработная плата в апреле 2000 г. составила 79% от

её уровня в апреле 1998 г.

Такая динамика покупательной способности среднемесячных пенсий по

сравнению с покупательной способностью среднемесячной заработной платы

объясняется более глубоким падением реального содержания среднемесячных

пенсий за период с апреля 1998 г. по апрель 1999 г. Так реальный размер

среднемесячных начисленных пенсий в апреле 1999 г. составлял лишь 47,2% их

величины в апреле 1998 г., а реальный размер среднемесячной заработной

платы - 64,0%. Это положение сложилось в результате того, что за 12 месяцев

с апреля 1998 г. по апрель 1999 г. пенсии ни разу не индексировались.

Однако за последующие 12 месяцев пенсии повышались четыре раза: в мае 1999

г. - на 12%; в ноябре 1999 г. - на 15%; в феврале 2000 г. - на 12; в апреле

- на 13%. Объявлено об увеличении пенсий с 1 августа 2000 г. на 125 руб.,

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.