реферат скачать
 

Доктор Кенэ и его секта

стоимости» такой фразой: «Существенная заслуга физиократов состоит в том,

что они в пределах буржуазного кругозора дали анализ капитала. Эта-то

заслуга и делает их настоящими отцами современной политической экономии».

Введя эти понятия, Кенэ создал основу для анализа оборота и

воспроизводства капитала, т. е. постоянного возобновления и повторения

процессов производства и сбыта, что имеет огромное значение для

рационального ведения хозяйства. Сам термин воспроизводство, играющий такую

важную роль в марксистской политической экономии, был впервые использован

Кенэ.

Кенэ дал такое описание классовой структуры современного ему

общества: «Нация состоит из трех классов граждан: класса производительного,

класса собственников и класса бесплодного».

Странная на первый взгляд схема! Но она очень логично вытекает из

основ учения Кенэ и отражает как его достоинства, так и недостатки.

Производительный класс — это, конечно, земледельцы, которые не только

возмещают затраты своего капитала и кормят себя, но и создают чистый

продукт. Класс собственников — это получатели чистого продукта: помещики,

двор, церковь, а также вся их челядь. Наконец, бесплодный класс — это все

прочие, т. е. люди, говоря словами Кенэ, «выполняющие другие занятия и

другие виды труда, не относящиеся к земледелию».

Как понимал Кенэ это бесплодие? Ремесленники, рабочие, торговцы у

него бесплодны совсем в ином смысле, чем земельные собственники. Первые,

разумеется, работают. Но своим трудом, не связанным с землей, они создают

ровно столько продукта, сколько потребляют, они только преобразуют

натуральную форму продукта, создаваемого в земледелии. Кенэ считал, что эти

люди находятся как бы на заработной плате у двух остальных классов.

Напротив, собственники не работают. Но зато они собственники земли,

единственного фактора производства, который Кенэ считал способным

увеличивать богатство общества. В присвоении чистого продукта и состоит их

социальная функция.

Недостатки этой схемы велики. Достаточно сказать, что рабочие и

капиталисты как в промышленности, так и в сельском хозяйстве зачисляются у

Кенэ в один и тот же класс. Уже Тюрго отчасти исправил эту нелепость, а

Смит полностью опроверг ее.

Или другая немаловажная деталь. Если капиталист получает только

своего рода зарплату, то как, из чего может он накоплять капитал? Чтобы

объяснить это; Кенэ делает такой фокус. Он говорит, что нормально,

экономически «законно» только накопление из чистого продукта, т. е. из

дохода землевладельцев. Фабрикант же или купец могут накоплять лишь не

совсем «законным» способом, урывая что-то из своей «зарплаты».

Эта точка зрения имела под собой то основание, что источники

накопления в промышленности, где преобладали либо малопроизводительные

ремесленные мастерские, либо полуфеодальные королевские мануфактуры, были

очень слабы. Надежды Кенэ на экономический прогресс страны связывались с

накоплением, которое имеет своим источником высокопроизводительное,

капиталистически организованное фермерское хозяйство. При этом ему казалось

не самым существенным, ведется ли оно на собственной или на арендованной

земле. Он знал, что в Англии успешно развивали сельское хозяйство

капиталистические фермеры, арендовавшие землю у лендлордов.

Посмотрим, какие практические выводы вытекали из учения Кенэ.

Естественно, что первой рекомендацией Кенэ было всемерное поощрение

земледелия в форме крупного фермерского хозяйства. Но далее следовали по

меньшей мере две другие рекомендации, которые выглядели в то время не так

безобидно. Кенэ считал, что налогом надо облагать только чистый продукт,

как единственный подлинный экономический «излишек». Любые другие налоги

обременяют хозяйство. Что же получалось? Те самые феодалы, на которых Кенэ

возлагал столь важные и почетные социальные функции, должны были на деле

платить все налоги. В тогдашней Франции дело обстояло как раз наоборот: они

не платили никаких налогов. Кроме того, говорил Кенэ, поскольку

промышленность и торговля находятся «па содержании» у земледелия, надо,

чтобы Это содержание обходилось возможно дешевле. А это будет при том

условии, если отменить или хотя бы ослабить все ограничения и стеснения для

производства и торговли. Физиократы выступили сторонниками laissez faire.

Таково было в главных чертах учение Кенэ. Такова была физиократия.

При всех ее недостатках и слабостях это было цельное экономическое и

социальное мировоззрение, прогрессивное для своего времени и в теории и на

практике.

Идеи Кенэ рассеяны во многих небольших по объему сочинениях и в

работах его учеников и единомышленников. Собственные его произведения

публиковались в разной форме и часто анонимно на протяжении 1756—1768

годах, а некоторые остались в рукописи, были разысканы и увидели свет лишь

в XX веке. Современному читателю нелегко разобраться в сочинениях Кенэ,

хотя они умещаются в один не очень толстый том: его основные идеи

многократно воспроизводятся и повторяются с трудно уловимыми оттенками и

вариациями. В 1768 году ученик Кенэ Дюпон де Немур опубликовал сочинение

под заголовком «О происхождении и прогрессе новой науки». В нем подводились

итоги развития учения физиократов.

Физиократы

Особенность физиократической теории состояла в том, что ее буржуазная

сущность скрывалась под феодальной оболочкой. Хотя Кенэ и собирался

обложить чистый продукт единым налогом, в основном он обращался к

просвещенному интересу власть имущих, обещая им рост доходности земель и

укрепление земельной аристократии.

Л «хитрость» эта удалась в большой мере. Дело тут, конечно, не только

в слепоте власть имущих. Дело в том, что спасти земельную аристократию

действительно могли только буржуазные реформы, как это случилось,— правда,

в других условиях — в Англии. А в рецепте старого доктора Кенэ это горькое

лекарство было изрядно подслащено и скрыто под привлекательной оберткой!

По этой причине школа физиократов в первые годы имела немалый успех.

Ей покровительствовали герцоги и маркизы, иностранные монархи проявляли к

ней интерес. И в то же время ее высоко ценили философы-просветители, в

частности Дидро. Физиократам сначала удалось привлечь симпатии как наиболее

мыслящих представителей аристократии, таи и растущей буржуазии. С начала 60-

х годов кроме версальского «антресольного клуба», куда допускались только

избранные, открылся своего рода публичный центр физиократии в доме маркиза

Мирабо в Париже. Здесь ученики Кенэ (сам он не часто бывал у Мирабо)

занимались пропагандой и популяризацией идей мэтра, вербовали новых

сторонников. В ядро секты физиократов входили молодой Дюпон де Немур,

Лемерсье де ла Ривьер и еще несколько человек, лично близких к Кенэ. Вокруг

ядра группировались менее близкие к Кенэ члены секты, разного рода

сочувствующие и попутчики. Особое место занимал Тюрго, отчасти примыкавший

к физиократам, но слишком крупный и самостоятельный мыслитель, чтобы быть

только рупором мэтра. То, что Тюрго не смог втиснуться в прокрустово ложе,

срубленное плотником с версальских антресолей, заставляет нас с иной

стороны посмотреть на школу физиократов и ее главу.

Конечно, единство и взаимопомощь учеников Кенэ, их безусловная

преданность учителю не могут не вызывать уважения. Но это же постепенно

становилось слабостью школы. Вся ее деятельность сводилась к изложению и

повторению мыслей и даже фраз Кенэ. Его идеи все более застывали в виде

жестких догм. На вторниках Мирабо свежая мысль и дискуссия все более

вытеснялись как бы ритуальными обрядами. Физиократическая теория

превращалась в своего рода религию, особняк Мирабо — в ее храм, а вторники

— в богослужения.

Секта в смысле группы единомышленников превращалась в секту в том

отрицательном смысле, какой мы вкладываем в это слово теперь: в группу

слепых приверженцев жестких догм, отгораживающих их от всех инакомыслящих.

Дюпон, ведавший печатными органами физиократов, «редактировал» псе, что

попадало в его руки, в физиократическом духе. Самое смешное, что он считал

себя большим физиократом, чем сам Кенэ, и уклонялся от публикации

переданных ему ранних работ последнего (когда Кенэ писал их, он был, по

мнению Дюпона, еще недостаточно физиократом).

Такому развитию дел способствовали некоторые черты характера самого

Кенэ. Д. И. Розенберг в своей «Истории политической экономии» замечает: «В

отличие от Вильяма Петти, с которым Кенэ делит честь именоваться творцом

политической экономии, Кенэ был человеком непоколебимых принципов, но с

большой наклонностью к догматизму и доктринерству». С годами такая

наклонность увеличивалась, да и поклонение секты этому способствовало.

Считая истины новой науки «очевидными», Кенэ становился нетерпим к

другим мнениям, а секта во много раз усиливала эту нетерпимость. Кенэ был

убежден в универсальной применимости своего учения независимо от условии

места и времени.

Его скромность ни па йоту не уменьшилась. Он отнюдь не искал славы,

но она сама находила его. Он вовсе не принижал своих учеников, но они

принижали себя сами. В последние годы Кенэ стал невыносимо упрям. В 76 лет

он занялся математикой и возомнил, что сделал важные открытия в геометрии.

Д'Аламбер признал эти открытия вздором. Друзья и один голос уговаривали

старца не делать из себя посмешище и не публиковать работу, где он излагал

свои идеи. Все было напрасно. Когда в 1773 году это сочинение все же вышло,

Тюрго сокрушался: «Это же скандал из скандалов, это солнце, которое

потускнело». На это можно, видимо, ответить только пословицей: и на солнце

бывают пятна.

Кенэ умер в Версале в декабре 1774 году.

Физиократы не могли никем его заменить. К тому же они уже переживали

упадок. Правление Тюрго в 1774—1776 годах оживило их надежды и

деятельность, но тем сильнее был удар, нанесенный его отставкой. К тому же

1776 год —это год выхода в свет «Богатства народов» Адама Смита.

Французские экономисты следующего поколения — Сисмоиди, Сэй и другие —

больше опирались на Смита, чем на физиократов. В 1815 году Дюпон, уже

глубокий старик, в письме попрекал Сэя тем, что он, вскормленный на молоке

Кенэ, «бьет свою кормилицу». Сэй отвечал, что после молока Кенэ он съел

немало хлеба и мяса, т.е. изучил Смита и других новых экономистов. В

конечном счете Сэй отказался и от главных прогрессивных элементов учения

Смита.

Коренная причина распада физиократической школы и уменьшения

популярности идеи Кенэ в 70-х и 80-х годах состоит в том, что потерпели

неудачу ее попытки подготовить классовый компромисс между дворянством и

буржуазией. Королевская власть оказалась неспособной играть роль арбитра и

примирителя между обоими классами. Утратив покровительство двора,

последователи Кенэ стали подвергаться нападкам феодальной реакции. В то же

время им было не по пути с левым, демократическим направлением в

просветительстве. Тем не менее физиократы сыграли большую роль в развитии

общественных идеи во Франции и в становлении политической экономии как

науки.

«Зигзаг» доктора Кенэ

Как пишет в своих мемуарах Мармонтель, уже с 1757 году доктор чертил

свои «зигзаги чистого продукта». Это была «Экономическая таблица», которая

неоднократно издавалась и толковалась в трудах самого Кенэ и его учеников.

Она существует в нескольких вариантах. Однако во всех вариантах «Таблица»

представляет собой одно и то же: в ней изображается с помощью числового

примера и графика, как создаваемый в земледелии валовой и чистый продукт

страны обращается в натуральной и денежной форме между тремя классами

общества, которые выделял Кенэ.

Чтобы показать хотя бы в основных чертах трактовку «Экономической

таблицы» с точки зрения современной науки, воспользуемся словами академика

Василия Сергеевича Немчинова. В своей работе «Экономико-математические

методы и модели» он пишет: «В XVIII веке на заре развития экономической

науки... Франсуа Кенэ... создал «Экономическую таблицу», явившуюся

гениальным взлетом человеческой мысли. В 1958 году исполнилось 200 лет с

момента опубликования этой таблицы, однако идеи, заложенные в ней, 'не

только не померкли, а приобрели еще большую ценность... Если

охарактеризовать таблицу Кенэ в современных экономических терминах, то ее

можно считать первым опытом макроэкономического анализа, в котором

центральное место занимает понятие о совокупном общественном продукте...

«Экономическая таблица» Франсуа Кенэ — это первая в истории политической

экономии макроэкономическая сетка натуральных (товарных) и денежных потоков

материальных ценностей. Заложенные в ней идеи — это зародыш будущих

экономических моделей. В частности, создавая схему расширенного

воспроизводства, К. Маркс отдал должное гениальному творению Франсуа

Кенэ...».

Основной смысл приведенных цитат понятен, но детали, возможно, стоит

пояснить. Макроэкономический анализ — это анализ совокупных экономических

величин (общественный продукт, национальный доход, капиталовложения и

потребление нации) и связанные с этим экономические проблемы. В

противоположность этому микроэкономика — анализ категорий и проблем товара,

стоимости, цены и т. п., а также кругооборота индивидуального капитала.

Макроэкономическая модель Кенэ — это гипотетическая, построенная на

известных допущениях и постулатах схема воспроизводства и обращения

общественного продукта. Она послужила одной из главных точек опоры, которые

использовал Маркс в своих схемах воспроизводства.

В письме Энгельсу от 6 июля 1863 года он впервые описывает свои

исследования в этой области и набрасывает числовой и графический пример:

как возникает совокупный продукт из затрат постоянного капитала (сырье,

топливо, машины), переменного капитала (зарплата рабочих) и прибавочной

стоимости. Образование продукта происходит в двух различных подразделениях

общественного производства: там, где производятся машины, сырье и т.п.

(первое подразделение), и там, где производятся предметы потребления

(второе подразделение).

Насколько Маркс вдохновлялся идеями Кенэ, свидетельствует тот факт,

что непосредственно под своей схемой он изобразил в письме «Экономическую

таблицу», вернее, самую ее суть. Схема Маркса даже в этом первоначальном

виде, конечно, резко отличается от «Таблицы» Кенэ: в ней показан

действительный источник прибавочной стоимости — эксплуатация наемного труда

капиталистами. Но важно то, что у Кенэ содержалась в зародыше важнейшая

идея: процесс воспроизводства и реализации может бесперебойно совершаться

только при соблюдении определенных народнохозяйственных пропорций.

И Кенэ в «Таблице», и Маркс в этой первой схеме исходили из простого

воспроизводства, при котором производство и реализация повторяются каждый

год в прежних размерах, без накопления и расширения производства. Это

естественный путь от простого к сложному, от частного к более общему.

Во втором томе «Капитала», который был опубликован Энгельсом уже

после смерти его автора, Маркс развил теорию простого воспроизводства и

заложил основы теории расширенного воспроизводства, т. е. воспроизводства с

накоплением и увеличением объема производства. Этим проблемам посвящены и

важнейшие экономические работы В. И. Ленина. Главная проблема, которой

занимался Кенэ,— это, говоря языком современной науки, проблема основных

народнохозяйственных пропорций, обеспечивающих развитие экономики.

Достаточно назвать эту проблему, чтобы понять ее крайнюю актуальность и

важность для современности. Можно сказать, что идеи Кенэ лежат в основе

составляемых теперь и в нашей стране, и в других странах балансов

межотраслевых связей. Эти балансы отражают производственные взаимоотношения

отраслей и играют все большую роль в управлении хозяйством.

Межотраслевой баланс (иначе называемый баланс затраты — выпуск) дает

наиболее полный исходный статистический материал для анализа производства и

распределения совокупного общественного продукта и для планирования

экономически обоснованных народнохозяйственных пропорций. Внедрение этого

метода — одно из самых значительных и практически важных достижений

экономической науки нашего времени.

Список использованной литературы:

1. К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения

2. А. Токвиль. «Старый порядок и революция». М., 1898

3. Ф. Кенэ. «Избранные экономические произведения». М., Соцэкгиз, 1960

4. Д.И. Розенберг. «История политической революции». т. 1. М., Соцэкгиз,

1940

5. В.С. Немчинов. «Экономико-математические методы и модели». М., «Мысль»,

1965

-----------------------

[1] То есть языка придворных сплетен и интриг.

-----------------------

[pic]

Франсуа Кенэ 1694-1774

Страницы: 1, 2


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.