реферат скачать
 

Денежно-кредитная политика государства

рефинансирования коммерческих банков являются кредитные аукционы, которые

Центральный банк России начал осуществлять с 1994 г. и в период с февраля

по декабрь провел 11 аукционов, на которых было размещено ресурсов на сумму

свыше 898 млрд. руб., при этом процентная ставка колебалась от 214 до 90 %

в год[16]. Кредитные аукционы способствовали развитию рынка межбанковских

кредитов, позволяли поддержать ликвидность коммерческих банков и

регулировать желаемый объем кредитов.

Отказ от прямого кредитования приоритетных отраслей экономики и

переход к использованию широкой денежной базы в качестве операционной цели

позволили Центральному банку России с 1996 г. осуществлять переход к

косвенным методам денежного регулирования при использовании рыночных

инструментов. Однако возможности эффективного регулирования денежно-

кредитной сферы с помощью этих инструментов в трансформирующихся экономиках

ограниченны. На первых порах основным инструментом выступает норма

обязательных резервов. Но если в развитых странах к ее изменению, как было

отмечено ранее, центральные банки прибегают крайне редко, чтобы не нарушить

сложившегося конкурентного равновесия на финансовых рынках, то в России

изменение резервных требований выступает, по сути, оперативным

инструментом. В связи с этим в условиях инфляции норма обязательных

резервов достаточно высока, что сказывается на ресурсной базе коммерческих

банков. Кроме того, она часто подвергается корректировке, и это делает

политику Центрального банка малопредсказуемой, а подчас и

непоследовательной.

Еще один инструмент косвенного регулирования — учетная ставка

Центрального банка, или ставка рефинансирования. Особенности использования

ее в России связаны с тем, что она никогда не отражала взаимосвязи

реального и денежного секторов экономики. Осуществлять рефинансирование

коммерческих банков через учет и переучет векселей промышленных компаний

Центральный банк России считал нецелесообразным из-за низкого качества этих

ценных бумаг, так как не сложились еще кредитные истории крупных заемщиков,

существовала слабая правовая база вексельного обращения, не сформировался

его механизм. Поэтому ставка рефинансирования имела скорее виртуальный

характер, была неким маяком, указывающим направление денежно-кредитной

политики, оказывая больше психологическое воздействие на поведение

кредитных институтов. В переходной экономике чаще всего прослеживается

слабая зависимость между уровнем учетной ставки Центрального банка и

рыночными ставками коммерческих банков. Вместе с тем при значительной

зависимости банков от ресурсов межбанковского рынка частое и резкое

колебание ее способно оказать очень большое влияние на ликвидность

банковской системы. В России с помощью этого инструмента Центральный банк

чаще всего ограничивал нарастание спекулятивных операций.

Операции на открытом рынке, проводимые Центральным банком России,

осуществлялись в основном для привлечения средств на финансирование

дефицита государственного бюджета. Поэтому государственные ценные бумаги с

самого начала имели высокую доходность, носили краткосрочный характер.

Попытки разместить их на длительный период не увенчались успехом, так как

на финансовых рынках присутствовал исключительно спекулятивный капитал. При

использовании данного инструмента для неинфляционного покрытия

государственных расходов всегда присутствует так называемый эффект

вытеснения частных инвестиций государственными. В России он работал в

полную силу, так как банки получили инструмент, позволявший им получать

гарантированные высокие доходы, и не спешили наращивать кредиты

предприятиям. А если учесть, что рыночные инструменты сводились к

ломбардному кредиту и операциям репо, разрешенным только банкам-дилерам,

обеспечением которых были все те же ГКО и ОФЗ, то деятельность Центрального

банка России, по сути, продолжала ориентировать денежные потоки

исключительно на финансовый рынок, оголяя реальный сектор.

Узость и неразвитость финансовых инструментов, деформированность

банковской системы, непомерное бремя расходов по обслуживанию растущего

внешнего и внутреннего долга, непродуманная политика денежно-кредитного

регулирования, в конце концов, вызвали глубокий финансово-экономический

кризис в России в августе 1998 г., разрушив банковскую систему и рынок

ценных бумаг.

О нарастающем кризисе свидетельствовала и динамика денежных и

кредитных показателей в 1998 г., которая шла вразрез с целями и

приоритетами принятой на тот год денежно-кредитной политики. Во-первых,

предполагалось дальнейшее увеличение денежной массы, в том числе и в

реальном выражении. Фактически за январь—август 1998 г. денежная масса в

обращении М2 сократилась на 8,1 %, а в реальном выражении она снизилась на

23,3 %. Во-вторых, предполагалось снижение доходности по ГКО и ОФЗ до

уровня 12—14 %, однако к августу она достигла 200 %. Приоритетной задачей

было снижение процентных ставок, однако сначала сам Центральный банк

увеличил ставку рефинансирования до 80 % к концу июля 1998 г., а вслед за

ней поползли вверх и все остальные ставки финансового рынка.

Депозиты предприятий в рублях резко снизились в первом квартале 1998

г. и продолжали медленно снижаться во втором. По данным на конец августа,

объем средств предприятий на рублевых счетах был на 10,5 % ниже

аналогичного показателя на конец августа 1997 г. и на 28,3 % ниже данного

показателя на начало 1998 г. Только за июль — август он сократился на 9,8

%.

Величина денежной базы (в узком определении) за восемь месяцев 1998 г.

снизилась на 1,7 %, объем обязательных резервов — на 24, а налично-денежная

масса выросла на 2,8 %[17].

Кризис 1998 г., как и любой экономический кризис, обнажил все

накопившиеся в экономике диспропорции, насильственно заставил всерьез

заняться качественной реструктуризацией банковской системы. Вместе с тем он

в очередной раз подтвердил значение денег в экономике и тот факт, что

регулирование денежного сектора должно осуществляться с учетом реальных

экономических условий, основываться на глубоком понимании взаимосвязей, на

поиске и разработке адекватных методов и инструментов денежно-кредитной

политики.

2.6 Особенности послекризисной денежно-кредитной политики

Правительство, возглавляемое Е.Примаковым, пришедшее к власти в

сентябре 1998 года, вызвало ожидания серьезных изменений макроэкономической

политики. Предполагать инфляционный вариант развития событий можно было на

основе многочисленных выступлений видных членов правительства с призывами к

усилению вмешательства государства в экономику, компенсации потерь

населения от кризиса осени 1998, государственной поддержки банковской

системы. Казалось, правительство было готово пойти на открытую конфронтацию

с международными финансовыми организациями и иностранными кредиторами.

Однако на практике правительство Е. Примакова проявило необходимую

осторожность и в итоге обеспечило не только принятие, но и реализацию

жесткого бюджета на 1999 год при проведении сдержанной денежной политики.

Еще большей степенью прагматизма можно охарактеризовать политику

Правительства РФ, возглавляемого С. Степшиным и В. Путиным.

Среди основных целей политики валютного курса на 2000 год ЦБ РФ

определил сглаживание значительных колебаний обменного курса рубля и

поддержание золотовалютных резервов на уровне, обеспечивающем доверие к

проводимой денежно-кредитной политике и стабильность российской валютно-

финансовой системы. Была отмечена необходимость совершенствования

действующего механизма обязательного резервирования и его нормативной базы,

расширения объема операций ЦБ РФ на открытом рынке и депозитных операций с

коммерческими банками. Процентная политика Банка России в 2000 год

планировалась лишь опосредованным способом: с помощью контроля за объемом

эмиссии и операциями на открытом рынке, хотя вследствие медленного развития

внутреннего рынка государственных ценных бумаг, данные меры денежно-

кредитного регулирования имели ограниченное значение.

Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики

на 2000 год содержали два базовых сценария развития экономики в 2000 году.

Согласно первому (умеренному) сценарию, прирост денежной массы должен был

составить 20–28%, инфляция – около 18–22%, а прирост реального ВВП – от 1

до 2%. Второй сценарий (оптимистичный) предполагал существенно более

высокие показатели роста реального ВВП (6–10%) при незначительном по

сравнению с первым вариантом увеличением прироста денежной массы М2 (32–38%

за год) и инфляцией на уровне 25–28 %[18].

«Замораживание» в августе 1998 года рынка государственных ценных бумаг

значительно сузило инструментальные возможности ЦБ РФ, в первую очередь, по

управлению ликвидностью в краткосрочном периоде. Фактически, на протяжении

всего послекризисного периода Банк России осуществлял операции на открытом

рынке лишь в форме рублевых и валютных интервенций на валютном рынке. Общий

объем эмитированных облигаций Банка России, обращавшихся на рынке в период

с сентября 1998 года по февраль 1999 года, не превысил 26 млрд. рублей

(т.е. не более 10% по отношению к широкой денежной базе на конец 1998

года), а объем новых ГКО, выпущенных в 2000 году, составил около 13,2 млрд.

рублей (около 2% по отношению к широкой денежной базе на середину 2000

года), в том числе суммарный оборот всех ГКО-ОФЗ на вторичном рынке не

превышал 3–5 млрд. рублей. В этих условиях единственным инструментом для

стерилизации интервенций в распоряжении ЦБ РФ являлись депозитные операции.

Другим инструментом стерилизации денежного предложения может быть названо

накапливание средств на счетах федерального бюджета благодаря профициту

федерального бюджета, т.е. изъятие денег из экономики через налоги и

неналоговые доходы бюджета. За одиннадцать месяцев 2000 года прирост

остатков на счетах федерального бюджета превысил 64 млрд. рублей. Таким

образом, к началу декабря 2000 года общий объем денег, временно изъятых

таким образом из экономики, достиг 103,8 млрд. рублей. Однако в декабре

2000 года остатки на счетах федерального бюджета снизились на 19 млрд.

рублей.

12 октября 1999 года Правительство РФ утвердило положение об

особенностях эмиссии и регистрации облигаций Банка России. Выпуск данного

финансового инструмента должен был дать ЦБ РФ новые возможности управления

денежной массой, в частности, возможность стерилизации рублевых интервенций

на валютном рынке. Однако аукционы по их размещению были проведены только

один раз 14 декабря 1999 года, но не были признаны состоявшимися из-за

отсутствия спроса по приемлемым для эмитента ценам.

Политика резервных требований достаточно активно использовалась Банком

России в 1998 и 1999 годах. Так, с целью преодоления кризиса ликвидности

после «замораживания» рынка ГКО-ОФЗ в 1998 году ЦБ РФ трижды снижал

резервные требования: с 24 августа 1998 года резервные требования по

срочным обязательствам и счетам в иностранной валюте были снижены с 11% до

10%, а по вкладам физических лиц – с 8% до7%. С 1 сентября 1998 года

резервные требования для Сбербанка РФ и кредитных организаций, у которых

удельный вес вложений в государственные ценные бумаги (ГКО-ОФЗ) в

работающих активах составляет 40% и более, были снижены до 5%, а для

кредитных организаций, у которых удельный вес вложений в государственные

ценные бумаги (ГКО-ОФЗ) в работающих активах составляет менее 40% – до

7,5%. Унификация резервных требований на уровне 5% по всем видам и валютам

обязательств была произведена с 1 декабря 1998 года.

Ставка рефинансирования ЦБ РФ в 1999–2000 году носила еще более

символический характер, чем в докризисный период. Прекращение операций репо

и однодневного рефинансирования первичных дилеров лишило ставку

рефинансирования признаков уровня платы за пользование заемными ресурсами.

Ее роль как ограничителя доходности на вторичных торгах государственными

ценными бумагами (предел равнялся двухкратной ставке рефинансирования)

имела значение лишь в первые несколько месяцев воссоздания рынка ГКО-ОФЗ. В

дальнейшем уровень доходности на рынке был значительно ниже ставки

рефинансирования.

На протяжении 1999–2000 Банк России неоднократно снижал ставку

рефинансирования, опустив ее с 60% до 25% годовых (см. прил. 1). Однако ее

динамика просто следовала за тенденциями в темпах роста индекса

потребительских цен и в уровне ставок по межбанковским кредитам и на рынке

государственных ценных бумаг. Осенью 2000 года ставка рефинансирования

приняла отрицательные значения в реальном исчислении.

Глава 3. Единая государственная денежно-кредитная политика в XXI в.

Вполне естественно, что правительство осознает необходимость

корректировки кредитно-денежной политики с учетом реалий сегодняшнего дня.

Ниже проследим декларируемые действия денежных властей, призванные в

ближайшем будущем, в конечном итоге, осуществить устойчивый рост экономики

страны.

3.1 Цели и результаты денежно-кредитной политики в 2001 году

Основные параметры денежно-кредитной политики на ближайший 2002 год

рассчитывались с учетом прогноза социально-экономического развития страны,

использованного Правительством Российской Федерации в расчетах к проекту

Федерального бюджета на 2001 год. Прогнозируемый уровень инфляции 12-14 %

соответствовал приросту объема ВВП за 2001 год на 4-5 %[19]. По расчетам

Банка России, при таком сочетании указанных макроэкономических параметров

увеличение спроса на рублевую денежную массу, образующую агрегат М2, могло

составить 27-34 %. При этом, учитывая нестабильность скорости обращения

денег и высокую степень неопределенности в формировании спроса на деньги,

Банк России исходил из нецелесообразности жесткого контроля за денежным

предложением и предполагал гибко реагировать на изменение спроса на

национальную валюту при условии снижения инфляции и инфляционных ожиданий.

В этих целях в текущем году Банк России ввел в практику осуществления

денежно-кредитной политики использование элементов целевой инфляции.

Денежно-кредитная политика проводилась в условиях режима плавающего

курса рубля, позволяющего обеспечить адаптацию экономики к меняющимся

внешнеэкономическим условиям и обеспечивающего возможность достижения

равновесного валютного курса в долгосрочном аспекте.

В январе - июле 2001 г. уровень инфляции вплотную приблизился к

цифрам, составляющим годовой целевой ориентир: за семь месяцев 2001 года

потребительские цены возросли на 13,2 %. Судя по этим результатам и

имеющимся прогнозам, инфляция в 2001 г. превысит первоначальные целевые

показатели, но будет ниже, чем в прошлом году. Существенное воздействие на

инфляцию в 2001 году оказывали факторы, находившиеся вне сферы контроля

Банка России. К ним относятся рост цен и тарифов на платные услуги

населению, в первую очередь на услуги жилищно-коммунального хозяйства и

пассажирского транспорта, а также повышение цен и тарифов на товары и

услуги естественных монополий.

При этом, однако, следует учитывать, что экономический рост в текущем

году опережает параметры официального прогноза и, по оценке, может

превысить 5 %. Проводя гибкую денежно-кредитную политику, Банк России

поддерживал экономический рост, способствуя постепенному насыщению

экономики деньгами в условиях экономического роста.

В условиях сильного платежного баланса и накопления Банком России

золотовалютных резервов динамика денежной массы в 2001 году определялась

преимущественно покупками Банком России иностранной валюты на внутреннем

рынке, хотя интенсивность воздействия этого фактора по сравнению с прошлым

годом несколько уменьшилась. Так, за первые семь месяцев 2000 года

золотовалютные резервы РФ увеличились на 10,8 млрд. долл. США, а за

соответствующие месяцы 2001 года - на 8,5 млрд. долларов. Объемы покупки

Банком России иностранной валюты основывались на необходимости достижения

устойчивого равновесного в долгосрочном аспекте валютного курса рубля, при

этом стерилизация свободной ликвидности осуществлялась с использованием

имеющихся в распоряжении Банка России инструментов денежно-кредитного

регулирования.

Достаточно благополучная ситуация с государственными финансами,

сложившаяся в результате поступления сверхплановых доходов, способствовала

накоплению значительных денежных средств на счетах бюджетов всех уровней и

государственных внебюджетных фондов в Банке России, что, с одной стороны, в

краткосрочном аспекте снижало остроту проблемы стерилизации свободной

банковской ликвидности, а с другой стороны, усилило зависимость состояния

денежно-кредитной системы от финансовых потоков, связанных с

централизованным распределением денежных средств. Так, неравномерность в

течение года расходования бюджетных средств оказывала влияние на всплески

инфляции в отдельные месяцы, искажающие инфляционные ожидания.

В течение I полугодия 2001 года сохранялась тенденция к постепенному

росту монетизации экономики - коэффициент монетизации увеличился за этот

период с 12,5 % до 13,4 %.

В 2001 году продолжилась положительная тенденция к снижению скорости

обращения денег. По данным за семь месяцев 2001 года, скорость обращения

денег в среднегодовом выражении, рассчитанная по денежному агрегату М2,

снизилась на 7,5 % - с 8 до 7,4. Этому процессу способствовали

сбалансированная политика Банка России на денежном и валютном рынках,

улучшение состояния банковского сектора, рост доходов предприятий и

населения.

В то же время степень доверия к банковской системе еще полностью не

восстановлена, а рост доходов населения не достиг того уровня, при котором

возможен существенный рост личных сбережений. Это привело к тому, что по

сравнению с прошлым годом в структуре денежной массы доля срочных депозитов

даже несколько уменьшилась. Так, если на начало июля 2000 года их удельный

вес составлял 24,8 %, то к началу июля 2001 года он снизился до 23,7 %.

Такая динамика низколиквидных компонентов денежной массы сдерживает

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.