реферат скачать
 

Бюджетный дефицит и пути его преодоления

трансфертах. Структурный дефицит отражает влияние фискальной политики.

Вместо сравнения реальных расходов и доходов бюджета, при вычисления

структурного дефицита сравниваются расходы и доходы бюджета в условиях

полной занятости. (Структурный дефицит иногда называют дефицитом полной

занятости).

Известно, что уровень государственных расходов и ставка налогообложения

могут оказывать влияние на уровень совокупного спроса, и, следовательно,

на величину ВНП. Возросший объем государственных закупок товаров и услуг

увеличивает уровень доходов и тем самым увеличивается общая сумма налогов,

получаемых правительством. Возникает вопрос: может ли прирост

государственных расходов, вместо увеличения бюджетного дефицита, привести к

его сокращению?

На основе вышесказанного можно утверждать, что сбережения + чистые

налоги = правительственным закупкам + инвестициям, или, сбережения –

инвестиции = бюджетный дефицит. Кстати этой формулой иллюстрируется так

называемый эффект замещения государственными обязательствами обязательств

реального сектора, то есть за счет финансирования госбюджета

недофинансируется реальный сектор.

Итак, если будет происходить дефицитное увеличение правительственных

закупок, то, хотя при этом и будет увеличиваться уровень доходов, а,

следовательно, и налоговые поступления, валовой доход бюджета не сможет

возрасти настолько, чтобы, в конце концов, привести к сокращению дефицита.

1.8 Дефицит, внутренний и внешний долг.

Сейчас идет много споров об отрицательных и положительных чертах

дефицита с точки зрения роста внутреннего и внешнего долга. Однако можно

выделить следующие 2 доминирующие позиции.

Первая основывается на незнании экономики и поверхностном здравом

смысле. Наличие долга приводит обывателя в ужас, абсолютный рост долга

воспринимается как знак грядущей катастрофы.

Вторая же основывается на детальном анализе всех за и против. Вот

основные положения второй позиции.

Итак, национальный государственный долг строится из бюджетных

дефицитов. Для покрытия дефицита государство прибегает к заимствованиям как

на внутреннем, так и на внешнем рынках.. Национальный долг, с одной

стороны, является пассивом для государства и активом держателей

гособлигаций (ценных бумаг государственного заимствования). Таким образом

стоимость в результате госзаимствований не теряется.

И все же, кто несет или будет нести бремя долга, созданного хронически

несбалансированными бюджетами? Каковы же отрицательные последствия наличия

госдолга?

Во-первых, необходимость обслуживания долга ограничивает возможности

правительства балансировать текущий бюджет или тратить средства,

направляемые на обслуживание долга на другие нужды. Хотя с другой стороны,

большая часть процесса обслуживания долга (внутреннего) является лишь

формой перераспределения, когда средства налогоплательщиков переходят

владельцам государственных ценных бумаг.

Во-вторых, хотя обслуживание долга не имеет сколь-нибудь существенной

альтернативной стоимости, эффект замещения (вытеснения) существенно влияет

на будущее. За счет финансирования дефицита на финансовом рынке остаются

недофинансированными какие-то проекты частного сектора, снижаются

инвестиции. Именно здесь то и проявляется высокая альтернативная стоимость

как самих заимствований, так и всего процесса обслуживания долга в целом.

Надо заметить, что долг, вызванный необходимостью финансирования

трансфертов, не налагает ни на кого реального прямого бремени.

В-третьих, существует проблема соотношения величины государственного

сектора и частного. Вследствие увеличенных расходов государства растет

государственный сектор, а вследствие эффекта вытеснения сокращается частный

сектор. Если же повышенные государственные расходы, кроме того, не

сопряжены с повышенными государственными инвестициями, то из-за сокращения

инвестиций пострадают будущие поколения.

Наиболее тягостным для будущих поколений является внешний долг, ибо его

выплата не будет лишь перераспределением доходов между гражданами

государства. С другой стороны, внешнее финансирование позволяет стране

расширить государственный сектор без урезания частного сектора.

2. Анализ регулирования и финансирования бюджетного дефицита с 1985 и по

наши дни.

Итак, на основе вышесказанного, можно заключить, что наличие

обоснованного бюджетного дефицита не является крамольным злом, но все-таки

инициируемый им государственный долг является вещью довольно неприятной.

Следовательно, необходимо стремиться без нужды его не раздувать, и по мере

возможностей его сокращать. Но когда он (дефицит) есть, его надо

финансировать. Эмиссионное финансирование (как прямое кредитование

правительства центральным банком, так и скупка им государственных ценных

бумаг) в крупных размерах (ползучая инфляция в пределах до 7% в год

считается даже неким положительным фактором) приводит к существенным

инфляционным процессам, и не является приемлемым. Чрезмерное же

заимствование на внутреннем и внешних рынках тоже приносит здоровью

экономики мало пользы, да и ресурсы на этих рынках довольно ограниченны.

Итак, рассмотрим действия нашего (Российского и СССР-овсего)

правительства за последние 10 лет в этой области.

2.1 Бюджетный дефицит в период до 1990 года.

В течение двух с лишним десятилетий - со времени окончания второй

мировой войны до второй половины 60-х годов - экономика СССР находилась в

состоянии относительного макроэкономического равновесия. Консервативная

политика не допускала появления значительного дефицита бюджета даже в

случаях острой нехватки финансовых ресурсов, а относительно высокие темпы

роста обеспечивали властям получение финансовых ресурсов, достаточных для

осуществления приоритетных проектов. Однако существенное замедление темпов

экономического роста во второй половине 60-х годов заметно сузило

финансовую базу советского руководства при заметном возрастании

амбициозности его намерений (подкормка “братских” режимов, создание

ядерного оружия нового поколения и т.д.). с начала 70-х годов растущий

дефицит финансовых ресурсов во все большей мере стал покрываться путем

увеличения кредитования экономики со стороны банковской системы.

В свою очередь начатая в 1985 году антиалкогольная кампания привела к

сокращению продаж алкогольных напитков и, как следствие, - к существенному

снижению поступлений налога с оборота. К тому же осуществление программы

“ускорения” и перевооружения машиностроительного комплекса имело своим

результатом заметное увеличение бюджетных расходов. Таким образом, уже в

1985 году, очевидно впервые за послевоенные годы консолидированный бюджет

СССР был сведен с дефицитом 2,4 % ВВП[7] .

Экономическая политика правительства М. Горбачева - Н. Рыжкова в

последующие годы привела к дальнейшему увеличению разрыва между бюджетными

доходами и расходами. С 1986 года предприятия получили право оставлять в

своем распоряжении все большую часть прибыли, что значительно уменьшило

отчисления в бюджет. Происшедшее в 1986 году падение мировых цен на нефть и

другие энергоресурсы привело к дополнительному сокращению бюджетных

доходов. В то же время ликвидация последствий чернобыльской катастрофы

потребовало новых правительственных расходов. Дефицит консолидированного

бюджета возрос до 6,2 % ВВП[8]. Примечательно, что весь дефицит

финансировался прямым кредитованием ЦБ.

Переход к институциональным реформам в 1987 году при сохранении мягкой

бюджетной политики означал дальнейшую дестабилизацию макроэкономической

ситуации. Наиболее значимыми событиями в этом ряду стали принятие закона о

предприятии, либерализовавшего политику в области выплаты зарплаты,

разрешение предприятиям устанавливать договорные цены, начало

предпринимательского движения. В том же году правительство повысило

закупочные цены на сельскохозяйственную продукцию при сохранении прежних

розничных цен, что автоматически увеличило объем бюджетных субсидий.

Дополнительные расходы были вызваны землетрясением в Армении и увеличением

минимальной пенсии на 25 % . величина дефицита поднялась до 9,2 % ВВП и

приблизительно на этом уровне сохранялась вплоть до 1991 года[9].

В декабре 1987 года Политбюро ЦК КПСС обсуждало вопросы бюджетного

дефицита и склонялось к применению рестриктивных финансовых мероприятий.

Однако ни оно, ни правительство СССР не оказались готовыми взять на себя

ответственность за непопулярные решения. Правительство Н. Рыжкова

неоднократно собиралось ужесточить бюджетную политику, но ни разу этого не

сделало. Каждый раз охваченное макроэкономическим популизмом, оно

отступало, не решаясь приступить к осуществлению болезненных решений по

сокращению расходов и дефицита. Невыполненным осталось и публичное обещание

премьера повысить цены на хлеб в мае 1990 года.

Для финансирования бюджетного дефицита активно использовались кредитные

ресурсы Госбанка СССР. Их чистый прирост в процентах к ВВП вырос с 2,8 %

ВВП[10] в 1986 году до 14,1 % в 1990 году, что послужило одной из

предпосылок возникновения гиперинфляции в недалеком будущем.

2.2 Деятельность В. Павлова

В. Павлов приступил к обязанностям премьер-министра в декабре 1990.

Осуществление стабилизационного пакета В. Павлова имело ограниченные и

весьма краткосрочные макроэкономические последствия. Стабилизационная

политика В. Павлова носила откровенно антигуманный характер и, как

следствие, не нашла поддержки общества. Денежная реформа нанесла серьезный

удар по доверию к рублю, а также к союзному правительству и непосредственно

к премьеру, да плюс еще окончательная победа руководства Российской

федерации в борьбе за российские предприятия означала конец

стабилизационных усилий союзного правительства. Недостаток финансовых

ресурсов союзного бюджета можно было исполнить только с помощью кредитной

эмиссии. Конкуренция двух властей привела к тому, что совокупный дефицит

российского бюджета и части союзного бюджета, приходившегося на территорию

России, в 1991 году составил примерно 31,9[11] % российского ВВП. Дефицит

был профинансирован за счет кредитов Госбанка СССР и Центрального банка

России.

2.3 Стабилизационная политика и бюджетный дефицит при Е. Гайдаре (январь -

май 1992 года)

Огромный дефицит бюджета, отсутствие валютных резервов, банкротство

Внешэкономбанка, коллапс административной торговли, реальная угроза голода

в крупных городах лишь добавляли некоторые штрихи к экономической ситуации,

в которой оказалось правительство Е. Гайдара.

Кассовый дефицит бюджета, профинансированный прямыми кредитами

Центробанка, составил 6,9 % ВВП в апреле и 3,3 % ВВП в мае. Кроме того в

апреле были выданы бюджетные кредиты экономике в размере еще 2,3 % ВВП. С

февраля началось кредитование Центробанком государств рублевой зоны.

Кредиты достигли уровня 8,4 % от ВВП. Административный лимит кредитования

коммерческих банков был перекрыт, установленный на первый квартал был

перекрыт в начале февраля. Но все же говоря о правительстве Егора

Тимуровича Гайдара можно отметить, что этой команде, невзирая ни на что,

удалось восстановить макроэкономическую сбалансированность и,

соответственно, управляемость экономикой. Только после этого появилась

возможность проведения какой бы то ни было осмысленной политики.

Однако с июня под давлением со стороны консервативного парламента и

региональных и отраслевых лобби началось отступление по всем направлениям

бюджетной и кредитно-денежной политики. Одним из важнейших поводов для

этого послужил взрывной рост неплатежей между предприятиями в первой

половине 1992 года. Кассовый дефицит бюджета, покрывавшийся кредитами

Центробанка, возрос до 14-15 % в июне-июле и 24 % ВВП в августе. Кроме

того, бюджетные кредиты экономике были увеличены до 14 % ВВП. В. Геращенко,

сменивший в середине июля Г. Матюхина на посту председателя Центрального

банка, провел взаимозачет взаимной задолженности предприятий,

сопровождавшийся массированным кредитование коммерческих банков, достигшим

15 % ВВП в июле и 31 % ВВП в августе. Кроме того, продолжалось кредитование

государств рублевой зоны на уровне 5,5 % ВВП[12]. Совокупный прирост

активов Центробанка вырос до 40 % ВВП в июне, 49 % в июле, 56 % в августе.

В целом дефицит расширенного бюджета за три летних месяца составил 28,8 %

ВВП, а совокупный прирост активов Центробанка - 48,9 % ВВП. Вообще, мы

можем смело говорить о том, что огромные кредиты, выданные руководством

Центрального банка коммерческим банкам и государствам рублевой зоны летом и

осенью 1992 года, не имели под собой какого-либо разумного экономического

обоснования.

Для правительства крах политики стабилизации стал очевидным в конце

августа. Тогда была предпринята еще одна попытка стабилизации, оказавшаяся

последней в 1992 году. В результате ужесточения бюджетной политики в

сентябре - ноябре федеральный бюджет сводился с профицитом, а кредиты

Центробанка на покрытие кассового дефицита не привлекались вовсе. Однако

возвращение к ограничительной политике произошло слишком поздно - ее

результаты на снижении инфляционной динамики сказались лишь через несколько

месяцев - после того, как Е. Гайдар на VII съезде народных депутатов России

в декабре 1992 года был вынужден подать в отставку.

2.4 Бюджетный дефицит и стабилизационная политика при Б. Федорове (апрель

1993 - январь 1994)

Уход Е. Гайдара с поста исполняющего обязанности премьер-министра и

замена его В. Черномырдиным вылилась в своего рода “праздник

безответственности денежных властей. Началась самая массированная кредитная

экспансия в истории России. Ее прирост шел по всем направлениям. После трех

месяцев паузы впервые появился кассовый дефицит бюджета, составивший 8 %

ВВП. Помимо кредитов на его покрытие Центральный банк выдал бюджетные

кредиты экономике в размере 33 % ВВП. Кроме того, коммерческие банки

получили прямые кредиты на 28 % ВВП, а государства рублевой зоны - в

размере 14 % ВВП. Наконец, Центробанк увеличил свои валютные резервы на

сумму более 10 % ВВП. В целом чистый прирост активов Центрального банка в

декабре составил 93,8 % ВВП.

В последующие три месяца неограниченное кредитование экономики

продолжалось, хотя и на несколько более низком уровне. Прощальным аккордом

ушедшего в марте 1993 года с поста министра финансов В. Барчука стал

всплеск расходов федерального бюджета до 63 % ВВП, который увеличил

бюджетный дефицит до 19 % ВВП. Кредиты бюджету дали половину прироста всех

активов Центробанка.

В конечном итоге лишь после того как в конце марта 1993 года Б.

Федоров занял пост министра финансов, у него появилась практическая

возможность приступить к реализации давно утвержденной программы бюджетной

стабилизации.

В числе важнейших мероприятий, осуществленных Б. Федоровым, были

следующие:

1. Консолидация в бюджете всех внешнеэкономических операций государства и

кредитов предприятиям. Последний бюджетный кредит в размере 200 млрд руб.

(2.4 % ВВП) был выдан Центральным банком в апреле 1993 года.

1. Существенное сокращение бюджетного дефицита, связанное прежде всего с

отменой субсидирования кредитов, централизованного импорта и импортных

дотаций, либерализацией цен на уголь, зерно, хлеб. Начиная с апреля 1993

года кассовый дефицит бюджета ни разу не превышал 10 % ВВП, а в последнем

квартале 1993 года был снижен в среднем до 6,1 % ВВП.

1. сокращение привлечения кредитов Центробанка и внешних кредитов для

финансирования бюджетного дефицита.

1. Начало неэмиссионного финансирования бюджета с помощью выпуска

государственных ценных бумаг (трехмесячных ГКО) с мая 1993 года.

1. Во втором периоде “федоровского этапа” удалось снизить кассовый дефицит

бюджета до 6,7 % ВВП по сравнению с 7,6 % ВВП в первом, расширенный дефицит

бюджета - до 8,2 % ВВП по сравнению с 11,1 % ВВП.

2.5 Бюджетный дефицит и политика В. Черномырдина (февраль - август 1994

года)

Практически сразу же после ухода Е. Гайдара и Б. Федорова правительство

В. Черномырдина заметно смягчило бюджетную и кредитно-денежную политику.

Уже в феврале 1994 года кассовый дефицит бюджета вырос в 2,5 раза по

сравнению с последним кварталом 1993 года и достиг 14,8 % ВВП. Общий

прирост активов Центробанка увеличился до 17,8 % ВВП. В последующие месяцы

дефицит бюджета еще трижды - в мае, июле и августе составлял двузначную

величину. И хотя, в конечном счете, правительственная политика оказалась не

столь разнузданной, как это было в конце 1992 - начале 1993 годов, и как

ожидалось в начале 1994 года, все же ее смягчение оказалось весьма

существенным.

В среднем за этот период кассовый дефицит бюджета возрос с 6,7 до 11 %

ВВП. Несмотря не на что на финансирование бюджета использовались

иностранные кредиты - второй транш кредита на системные преобразования

(КСП) в размере 1,5 миллиардов долларов, предоставленный МВФ в апреле 1994

года (давший 0,9 % ВВП), а также возросшие поступления от продажи ГКО (1,0

% ВВП по сравнению с 0,2 % ВВП в последнем квартале 1993 года) кредиты

Центробанка Министерству финансов также возросли - с 6,5 до 9,1 % ВВП и

остались важнейшим источником покрытия бюджетного дефицита. Именно

эмиссионное финансирование разбухшего бюджетного дефицита оказалось

важнейшим фактором увеличения совокупного прироста активов Центрального

Банка с 12,2 до 13,8 % ВВП

2.6 Бюджетный дефицит при первом стабилизационном “походе” А. Чубайса

(сентябрь - декабрь 1994)

После серии изнурительных консультаций и согласований бюджет на 1995

год с фиксированным дефицитом в 73 триллиона рублей (около 5,5 % ВВП)

прошел три слушания в парламенте и был окончательно утвержден

Государственной Думой 7 марта и Советом Федерации 23 марта 1995 года. В

законе о бюджете было закреплено положение о неинфляционном финансировании

его дефицита. Вообще, бюджетная и кредитно-денежная политика сентября-

декабря 1994 года оказалась более сдержанной, чем в предыдущие семь

Страницы: 1, 2, 3, 4


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.