реферат скачать
 

Безработица

аналогичными по профилю и объему производства в западных странах, было

занято в два-три раза больше работников. Наличие избыточного персонала

тормозило внедрение новой техники и трудосберегающих технологий,

препятствовало росту производительности труда. С другой стороны,

необходимость оплачивать излишних работников неоправданно завышала

издержки производства с вытекающим отсюда ослаблением

конкурентоспособности производимых товаров. Наличие чрезмерного количества

рабочих мест означало искусственный дефицит рабочей силы, а он подрывал

дисциплину труда, способствовал широкому распространению «выводиловки» в

оплате работников, подавлению у них стимула к лучшей работе.

В основе такой ситуации лежало, во-первых, то, что экономические

ведомства и директора советских предприятий руководствовались укоренившимся

догматом экономической теории о принципиальной несовместимости социализма

и безработицы; во-вторых, то, что излишек рабочей силы оказывался

практически полезен для отбывания предприятием различных административно

взваливаемых на него повинностей, не относящихся к характеру его

деятельности: участие в уборке урожая, в обеспечении сохранности продукции

на базах, в строительстве объектов соцкультбыта, в уборке улиц и т.п.

Наконец, - и это, наверное, главное, - излишек персонала можно было с

успехом использовать для традиционных авралов по выполнению плана в самом

конце месяца, квартала или года. Короче, долгие годы существовала

устойчивая и весьма массовая скрытая безработица.

Директора государственных предприятий нередко и по сей день склонны

мириться с наличием избыточного персонала. Иное дело - частные

собственники, которые берут под контроль предприятия в результате их

приватизации: они стремятся иметь оптимальное количество работников, т.е.

возможно меньшее. Таким образом, эта причина безработицы состоит в том, что

сам факт перехода к частной собственности и рыночным принципам

хозяйствования означает выталкивание в ряды безработных значительных масс

людей, которые были безработными и раньше, но в форме не открытой, как

сейчас, а скрытой.

Вторая причина. Переход к рыночным критериям оценки хозяйствования

предприятий обнаруживает несостоятельность многих из них, поскольку они не

могут приспособиться к реальному спросу по видам продукции, ее

ассортименту, качеству, цене. Такие предприятия едва ли реально

приватизировать обычным способом (кому нужны акции банкротов?), их придется

предварительно санировать, а затем уже целиком продавать физическим или

юридическим частным лицам, согласным и способным расплатиться с долгами и

осуществить производственные инвестиции. Очевидно, что эти новые

собственники рискнут стать таковыми лишь имея полную свободу освобождения

от груза ненужного персонала. А это - еще один канал, пополняющий

безработицу.

Третья. Многие госпредприятия восприняли либерализацию цен как

возможность их бесконтрольного повышения с тем, чтобы не только покрыть

свои чрезмерные издержки, но и значительно увеличить доход (прибыль и

зарплату). На первых порах это широко удавалось. Однако такое положение не

может сохраняться долго. Вскоре бесконтрольный рост цен обернулся

бумерангом многократного удорожания сырья, энергоносителей, комплектующих,

и в конечном счете - кризисом неплатежей по всем технологическим цепочкам.

Он поразил не только потенциальных банкротов, но и многие предприятия,

продукция которых нужна обществу, даже остро необходима, но не может быть

оплачена ее потребителями. Этот кризис - еще один фактор, питающий

безработицу.

Четвертая. Рыночные реформы ведут к успеху только если сопровождаются

глубокой структурной перестройкой. Такая перестройка охватывает не только

микроэкономику (реструктуризацию конкретных предприятий), но и

макроэкономику: ведет к концентрации ресурсов на развитии только тех

отраслей, которые имеют реальные перспективы успеха в условиях жесткой

рыночной конкуренции, и, соответственно, к свертыванию таких отраслей,

продукция которых не пользуется спросом. Очевидно, что в России, для

экономики которой характерны глубокие диспропорции, прежде всего огромное

разбухание группы А, служившей базой форсированного роста ВПК, такая

перестройка породит массовую структурную безработицу.

Пятая. Наряду с приведенными выше факторами массовой безработицы в

наших условиях действуют и репродуцирующие безработицу специфические

факторы. Имеются в виду разрывы сложившихся хозяйственных связей между

бывшими союзными республиками СССР (ныне независимыми государствами), а

также между Россией и странами Восточной Европы. Эти разрывы резко ухудшили

положение предприятий и по материально-техническому снабжению, и по сбыту

продукции, что опять-таки не может не питать безработицу. Говоря о

специфических для бывшего СССР факторах, нельзя обойти и известный факт

наличия явно гипертрофированного ВПК. Нормализация его удельного веса в

экономике служит весьма ощутимым фактором в уменьшении общего количества

рабочих мест, тем более, что решение проблем конверсии военных предприятий

оказалось на практике делом далеко не простым и не быстрым. Поэтому

неудивительно, что на сегодня безработица приняла наиболее острые формы

именно в районах концентрации военных заводов.

Занятость в России.

Проблемы занятости населения России на современном этапе.

Процесс реформирования экономики России показал, что наряду со

свойственными мировой цивилизации противоречиями, в частности, между научно-

техническим прогрессом и снижением безработицы, характером, условиями

труда и его оплатой, существуют чисто российские проблемы, связанные с

высоким уровнем трудовой активности населения при низких уровне жизни и

эффективности труда, с недостаточной территориально-отраслевой

мобильностью кадров, не всегда соответствующей рыночным условиям системой

подготовки и переподготовки кадров, неразвитостью инфраструктуры рынка

труда.

С одной стороны, в ходе радикальных экономических преобразований в

России выяснилось, что сильных социальных потрясений в сфере занятости, о

которых часто предупреждала пресса, пока не наблюдается. Официальная

безработица растет относительно умеренными темпами и сейчас ее уровень не

превышает 4% экономически активного населения.

С другой стороны, многие проблемы занятости приняли глубинный характер.

Речь идет об увеличении скрытой безработицы, о росте доли лиц, обращающихся

в службу занятости, среди всех лиц, испытывающих трудности с поиском работы

(до 30%), о повышении доли выпускников учебных заведений среди всей

безработной молодежи. Одновременно быстрыми темпами развивается занятость в

теневой экономике, масштабы которой оцениваются в 10-15 млн. человек.

Следует отметить регрессивный характер изменения отраслевой структуры

занятости. Этому, в частности, способствует политика в области оплаты

труда, при которой зарплата в отраслях ТЭК растет гораздо более высокими

темпами, чем в других сферах экономики. Например, если в 1990 г. уровень

зарплаты работников нефтедобывающей промышленности опережал уровень

зарплаты в целом по всем отраслям в 1,7 раза, то в 1995 г. - уже в 2,7

раза. В то же время в машиностроении наблюдалась обратная тенденция:

уровень зарплаты в 1990 г. примерно равнялся средней зарплате по отраслям

экономики, а в 1995 г. он составлял уже 80% от средней зарплаты по

народному хозяйству.

На 1 ноября 1996 г. государственной службой занятости зарегистрировано

2,5 млн. граждан, нуждающихся в трудоустройстве, из них 2,2 млн. человек

имеют статус безработных и около 2,0 млн. человек получают соответствующие

пособия. Надо сказать, что указанные величины отражают лишь потоки лиц,

обращающихся за помощью в службу занятости. Значительные же контингенты

экономически активного населения самостоятельно ищут работу. По данным

выборочных обследований Госкомстата России, таких людей примерно в 2 раза

больше, и общая численность лиц, нуждающихся в трудоустройстве, составляет

сейчас примерно 5 млн. человек (7% экономически активного населения).

Если к лицам, уже фактически оказавшимся "на улице", добавить примерно

4,5 млн. человек, находящихся в вынужденных отпусках, работающих не по

своему желанию неполный рабочий день (неделю), то общие масштабы социальной

напряженности в обществе, связанные с занятостью населения, довольно

внушительны. Свыше 12% экономически активного населения, а с учетом того,

что средний размер семьи в России составляет 3 человека, - 27 млн. жителей

(почти 20% населения страны) испытывают психологическую и профессиональную

ущербность, но самое главное - существенные материальные затруднения, что,

как правило, отбрасывает их за черту бедности.

В России величина совокупной безработицы определяется исходя из

количества граждан, ищущих работу и зарегистрированных в качестве

безработных в Центрах занятости (ЦЗ). Следовательно, из числа безработных

исключаются те, кто не имеет работу, ищет ее, но при этом в качестве

безработного не зарегистрирован. Поскольку официальные данные о количестве

безработных основаны на ежемесячной отчетности ЦЗ, занижение уровня

безработицы, возможно, связано не только с самой процедурой регистрации, но

и с присвоением статуса безработного.

Реальный недоучет и, недооценка российской безработицы заложены в

самом механизме действия Закона о занятости, принятого в 1991 г. и впервые

с 20-х годов узаконившего безработицу в России. Можно назвать по крайней

мере восемь причин нежелания людей, потерявших работу, обращаться в ЦЗ,

вследствие чего они исключаются из официальной статистики безработицы.

На протяжении более 70 лет безработица рассматривалась как незаконное

явление. Психологическое неприятие безработицы и самих безработных до сих

пор сохраняется в общественном сознании. Это в равной степени относится как

к тем, кто теряет работу и до последнего момента пытается трудоустроиться

собственными силами, так и к тем, кто нанимает рабочую силу через ЦЗ.

В настоящее время в России существует около 2500 бирж труда, что явно

недостаточно для такой огромной страны. Население плохо информировано о

территориальном расположении данных служб, значительна удаленность ЦЗ от

ряда населенных пунктов, особенно в сельской местности, где расстояние до

ближайшего ЦЗ может превышать 80 км.

Закон о занятости включает положение о том, что граждане России,

получающие выходное пособие от предприятия (организации) , не могут

претендовать на пособие по безработице. Это означает, что многие из числа

потерявших работу и получивших выходное пособие как минимум в течение двух

месяцев не видя смысла обращаться в ЦЗ, то есть немалая часть краткосрочных

безработных по-видимому, исключается из официальных данных.

Предполагается, что предприятие, высвобождающее работников, должно

информировать их о необходимости регистрации в районном ЦЗ. Однако у

предприятий нет ни стимулов, ни обязанностей выполнять эту функцию. Более

того предприятие, сокращающее занятых, скорее всего находится в трудном

материальном положении, и для него выгоднее не информировать работников,

поскольку в таком случае оно не будет выплачивать им выходное пособие за

третий месяц.

Возможности ЦЗ по трудоустройству безработных ограничены. Обследование

промышленных предприятий, проведенное в июле 1993 г., показало, что

подавляющее большинство руководителей не прибегают к услугам ЦЗ при поиске

и найме рабочей силы даже при росте ее предложения на рынке труда.

Вероятность получения пособия по безработице для обратившегося в ЦЗ

невелика, а размер выплачиваемого пособия, как правило, минимальный.

Переподготовка безработных через ЦЗ осуществляется недостаточно

эффективно.

В последние годы увеличилось число работников, которые находятся в

административных неоплачиваемых отпусках. Нередко именно таким способом

администрация предприятий "сохраняет" численность рабочего коллектива,

занижая тем самым среднюю заработную плату по предприятию и избегая

повышенного налогообложения фонда оплаты труда.

В соответствии с российским законодательством пособие по безработице

составляет в первые три месяца 75% средней заработной платы на последнем

месте работы, в течение следующих трех месяцев - 60, а в оставшиеся полгода

- 45%, но не ниже установленного минимума заработной платы и не выше

средней заработной платы в регионе.

В декабре 1993 г. среднее пособие по безработице было эквивалентно 1,1

минимума заработной платы и составляло 38% прожиточного минимума. В

декабре 1994 г. размер средних выплат на одного безработного (они включают

пособие по безработице, единовременные выплаты материальной помощи и

пособия на иждивенцев) увеличился до 2,3 минимальной заработной платы, но

снизился до 36% прожиточного минимума. В 1995 г. средние выплаты на одного

безработного составили 96 тыс. руб. по сравнению с 48,1 тыс. руб. в декабре

1994 г., или 2,2 минимальной заработной платы (30% прожиточного минимума) .

В среднем за 1995 г. пособия выплачивались половине безработных,

имеющих право на получение пособия. Остальные либо не имели такого права

(поскольку получали выходное пособие от предприятия или были уволены по

статьям КЗоТ), либо им приостановили выплату пособия на срок до трех

месяцев (как правило, за нарушение режима перерегистрации). Из общего

числа безработных - обладателей пособия в 1995 г., 49,2% получали его в

минимальном размере, равном минимальной заработной плате.

В регионах с высоким уровнем безработицы доля получавших пособие в

минимальном размере оказалась существенно выше: в Республике Дагестан -

85,5%, в Республике Ингушетия - 66, в Ивановской области - 57,3%. Можно

сделать вывод, что уровень безработицы определяет и размер выплачиваемых

пособий. Однако, согласно информации Федеральной службы занятости, в ряде

регионов политика местных властей направлена на сокращение данной статьи

расходов региональных фондов занятости.

Осенью 1995 г. впервые возникли проблемы с выплатами пособий по

безработице. Если в начале 1996 г. во многих российских регионах задержки с

выплатой пособий составляли 3 месяца, то к концу года они увеличились до 4-

6 месяцев. Особенно острая ситуация сложилась в регионах с высоким уровнем

безработицы, число которых возросло с 58 в конце 1995 г. до 65 в конце 1996

г. Поступающие на расчетные счета служб занятости средства сразу же

расходуются на выплату пособий. Но поскольку поступление денег происходит

неравномерно, службы занятости не могут выплатить пособия всем безработным,

кто их должен получать. Поэтому в ряде регионов разработаны "приоритеты" в

выплате задержанных пособий. Так, в одной из областей выплаты производятся

в первую очередь безработным, в семьях которых есть другие безработные, во

вторую - одиноким матерям, воспитывающим несовершеннолетних детей, в

третью - одиноким безработным и т.д.

Расчеты показывают, что в 1996 г. на пособия, включая выплаты

иждивенцам, должно было приходиться 37,2% общих расходов фонда занятости, а

в 1997 г. их доля составит 27%. Сокращение на десять процентных пунктов

означает, что либо уменьшится численность безработных, либо значительно

возрастет сумма средств, аккумулируемых в фондах занятости. Но эти

предположения маловероятны , поскольку экономический кризис в стране

продолжается, и число простаивающих, некредитоспособных предприятий растет.

Следовательно, сокращается и налогооблагаемая база для отчислений в фонды

занятости.

Данные обстоятельства учитывались разработчиками Федеральной программы

содействия занятости населения на 1996-1997 гг. И хотя в ней указаны лишь

общие суммы расходов фонда занятости, можно подсчитать, что годовая сумма

выплат на одного безработного (пособие, материальная помощь, пособие на

иждивенцев и т.п.), который получил бы все причитающиеся ему средства (был

бы безработным в течение всего срока и более, имел бы двух детей),

составит 1 млн. 90 тыс. руб., или 90,8 тыс. руб. в месяц. Поскольку с мая

1996 г. минимальная заработная плата уже составляла 75,9 тыс. руб. в месяц,

а в 1997 г. повышена до 83,5 тыс. руб., вряд ли следует ожидать какого-либо

улучшения материального положения безработных.

Правда, этого можно добиться, сократив количество безработных и

соответственно увеличив выплаты на одного безработного. Такой механизм в

программе указан: "Предполагается усовершенствовать порядок назначения

пособий по безработице в повышенном размере, увязав его с

продолжительностью периода уплаты страховых взносов (стажем работы) и

причиной увольнения". В большинстве стран с рыночной экономикой пособие

или страховка по безработице не выплачивается работникам, уволившимся по

собственному желанию. В российской экономике число подобных увольнений

(другими словами, вынужденных увольнений из-за остановок производства,

невыплат заработной платы и т.п., поощряемых администрацией, которой

выгоднее такая форма выбытия занятых, чем сокращение персонала, поскольку

последнее влечет за собой выплату трехмесячного выходного пособия) намного

опережает количество высвобождений работников по инициативе администрации.

Федеральная служба занятости, отслеживая причины увольнений на своем

сегменте притока в ряды безработных, показывает, что те, кто был уволен в

связи с сокращением численности персонала, составили всего 30% от

зарегистрированных безработных. Данные Госкомстата по всем крупным и

средним предприятиям показывают, что увольнения по экономическим причинам

(сокращение численности или ликвидация предприятия) в 1996 г. составили не

более 7-9% всех увольнений. Складывается впечатление, что вынужденные

увольнения продолжают оставаться второстепенной по важности причиной, не

превышая 25% всех увольнений на промышленных предприятиях. Введение же

такого ограничения на поучение пособия, как увольнение по собственному

желанию, фактически будет означать резкое сокращение числа регистрируемых

безработных. В наибольшей степени это затронет самую бедную категорию

Страницы: 1, 2, 3, 4


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.