реферат скачать
 

Антимонопольное регулирование в России

является определение его объема. Традиционно американские суды стремятся

избежать произвольного или основанного на догадках заинтересованных сторон

определения ущерба от ущемления конкуренции. В то же время установление

ущерба как бесспорного факта также практически невозможно, так как оно

основывается на сопоставлении фактических данных с гипотетическими,

например, с объемом продаж, который был бы у истца, не нарушь его

конкурент-ответчик антитрестовского законодательства . Поэтому суды всегда

тщательно рассматривают выкладки соискателя возмещения ущерба, учитывая

выкладки противоположной стороны.

Исполнительные органы власти ведут не только «карательную», но и

профилактическую работу по предотвращению монополистических ограничений.

Например, министерством юстиции издаются справочные материалы, содержащие

параметры сделок по слиянию и поглощению компаний, которые попадают под

действие антитрестовского законодательства. Так, интересен критерий, на

основе которого делается заключение о факте установления на рынке

монополистического превосходства одного или нескольких предприятий: 33%-

для одного предприятия, 50%- для трех, 66,6%- для пяти.

Антитрестовское, как впрочем, и большинство других видов

законодательств, нацелено не только и не столько на то, чтобы покарать его

нарушителей, сколько на то, чтобы предотвратить сами нарушения . По сути,

оно является инструментом регулирования, нацеленного на формирование

социально приемлемого распределения общественных производственных ресурсов

между хозяйственными субъектами, а, следовательно, и уровня цен. Карающие

же функции антитрестовского законодательства скорее используются для

предотвращения отклонений от подобного состояния экономики, нежели носят

характер самоцели. Этим, в частности, объясняется и относительная мягкость

самих наказаний за нарушение антитрестовского законодательства, то есть в

целом оно носит превентивный профилактический характер.

В настоящее время подход к проблеме законности стратегического

поведения той или иной компании формулируется судами США следующим

образом. Для доказательства его противоправности необходимо наличие в

действиях ответчика трех признаков:

. Намерения получить монопольную силу, способность влиять на

хозяйственные решения других компаний, чтобы контролировать цены;

. Исключить конкуренцию;

. Предпринять действие, трактуемое в практике судопроизводства как

попытка монополизации.

Когда намерение установить монополию исходит со стороны доминирующей

или одной из ведущих фирм, имеющих на данном рынке реальную возможность его

осуществить, американским судопроизводством определяется «опасная

вероятность успеха» монополистических устремлений. Иначе говоря, для

признания компании виновной в попытке монополизации доказательство наличия

у нее намерения монополизировать рынок есть необходимое, но не достаточное

условие. Обязательно также надо представить свидетельство наличия «опасной

вероятности успеха» действий, направленных на установление монополии.

Основная особенность антитрестовского законодательства США заключается

в принципе запрета монополий как таковых, то есть признания их незаконными

изначально, в то время как западноевропейское антимонопольное

законодательство строилось на принципе регулирования монополистической

практики путем устранения ее отрицательных последствий. Но вскоре судебная

практика в США нашла инструмент, посредством которого жесткое правило

запрета всякой монополии нашло смягчение. Таким инструментом стало так

называемое «правило разумности», одобренное Верховным судом США в 1911 г.

Верховный суд постановил, что Закон Шермана основывается на доктринах

общего права об ограничении торговли и что его следует толковать в пользу

запрета только тех ограничений, которые можно классифицировать как

«неразумные» согласно принципам общего права.

Кроме этого, американские суды со временем стали использовать и другие

средства регулирования конкуренции, что в целом открыло для них и

возможность более гибкого подхода к регламентации монополистической

практики, и широкое поле судебного усмотрения. Так, в американской правовой

литературе указывается, что отрицательные последствия жесткого правила

незаконности монополий как таковых могут быть устранены тремя способами:

более узким толкованием этого правила, установлением исключений из него и

использованием как первого этапа в более широком анализе монополистической

практики в рамках применения «правила разумности».

Однако сам режим антитрестовского регулирования время от времени

претерпевает определенные изменения (смягчение или ужесточение), связанные

с различными факторами, в частности со сменой экономической политики после

прихода к власти определенной администрации, ослаблением или усилением

государственного вмешательства в дела частного сектора. Преобладающей в

настоящее время является оценка монополизма и его антипода ( конкуренции,

исходя из принципа эффективности экономики. Иными словами, отрицательные

последствия монополизма в плане ограничения конкуренции могут перекрываться

экономической эффективностью монополизации тех или иных рынков.

Как видно, в США достаточно высокий уровень организации процесса

государственного регулирования монополии, основанный на букве закона. Среди

всех рассмотренных моментов государственного регулирования особое внимание

привлекает то, что частные компании допускаются в регулируемые отрасли на

конкурсной основе. С одной стороны это позволяет государственным органам

контролировать уровень цен на соответствующие товары и услуги, с другой

стороны, достигается решение ряда вопросов не связанных с экономикой

напрямую, и, наконец, третий и основной аспект – достигается решение

антимонопольных задач.

Область проблем антимонопольного регулирования в России

Пожалуй, наиболее важной проблемой антимонопольного регулирования

является высокая степень административного монополизма, в первую очередь,

монополизма центральных государственных органов управления.

К элементам чрезмерного государственного монополизма в настоящее время

можно отнести сохранение всё ещё весьма высокой доли государственного

сектора в ведущих отраслях индустрии, замедленные темпы разгосударствления

в деревне, сохранение за государством контрольного пакета акций

значительной части приватизированных предприятий, сохранение возможностей

для значительной части государственных предприятий получения существенной

финансово-кредитной поддержки от государства вне прямой зависимости от

результатов их производственной деятельности, попытки сплошного «охвата»

предприятий различными формами государственного административного контроля,

насильственного объединения нежизнеспособных производств с сильными

предприятиями с целью поддержания на плаву фактических банкротов,

промонополистическая политика государства по отношению к естественным

монополиям.

Одним из специфических обстоятельств, характерных для современного

периода осуществления антимонопольной политики в России, является то, что

решение задачи преодоления элементов чрезмерного государственного

административного монополизма предполагает в ближайшей перспективе

определённое оживление самого же этого монополизма. Так получается потому,

что хотя чрезмерный административный монополизм - большое зло, но, в то же

время, только благодаря усилению прямого вмешательства государства в

экономику можно добиться ускоренного выхода страны из состояния глубокого

кризиса и расчищения дороги для становления эффективных рыночных структур.

В условиях перехода к рынку, точнее, при тех обстоятельствах, в

которых сейчас находится экономика России, при решении вопроса о

допустимости или недопустимости использования тех или иных элементов

государственного административного монополизма целесообразно, не упуская,

безусловно, из виду критерий ущерба для конкурентной борьбы, учитывать всё

же в первую очередь критерий оздоровления экономики. То есть, решая вопрос

о том, прогрессивна или не прогрессивна та или иная конкретная форма

государственного административного монополизма в наших условиях, необходимо

(хотя бы в ближайшие годы) руководствоваться, прежде всего, оценкой

способности той или иной монополистической формы повлиять на достижение

прогрессивных структурных сдвигов в экономике.

Безусловно, трудности перехода к рынку многим предприятиям легче

переносить в рамках различного рода объединений и холдингов. Но в условиях

современной отечественной экономики важно не допускать таких форм, которые

позволяли бы предприятиям возвращаться опять к удобному и привычному для

них административному распределению ресурсов, гарантиям сбыта, размыванию

экономической ответственности, гарантиям поддержки нежизнеспособных за счет

сильных и передовых, которые при этом становятся донорами поневоле. Если

государство пойдёт на то, чтобы насильно опять заставлять жизнеспособные

предприятия кормить слабых, то вместо ожидаемого оживления экономики может

быть получен прямо противоположный результат.

Сложности встают перед антимонопольной политикой России и при решении

вопроса о сдерживании или стимулировании отечественных производственных

монополий. С одной стороны, безусловно, необходимо подавление безудержных

стремлений предприятий-монополистов к взвинчиванию цен на свою продукцию,

как одного из главных факторов усиления инфляции. С другой стороны,

учитывая кризисное состояние экономики России и объективно большие

возможности крупных предприятий по увеличению объёма выпуска продукции,

снижению издержек, проведению научно-исследовательских работ и освоению

новых видов продукции, неизбежно сочетание курса на сдерживание

производственных монополий с разумной поддержкой определённой их части.

Безусловно, формирование концернов, обеспечивающих более рациональную

и эффективную организацию целой группы ведущих предприятий отрасли,

объединяющих предприятия с общей сырьевой базой и технологией, активно

проводящих курс на диверсификацию производства, совершенно не равнозначно

многочисленным попыткам воспроизводства былых замкнутых гигантских

искусственных монополий, объединявших все предприятия той или иной отрасли,

независимо от интересов этих предприятий, и координировавшихся

соответствующими министерствами или госкомитетами.

Разграничение монопольных структур различного характера, т.е.

выделение тех из них, которые способны оздоравливать экономику, и тех,

которые тянут её назад, к временам массового экономического иждивенчества,

является важной задачей современной российской антимонопольной политики.

Особенно перспективным представляется создание концернов и финансово-

промышленных групп, центрами которых являются предприятия, выпускающие

конкурентоспособную наукоёмкую экспортную продукцию.

Конечно, создание крупных организационно-хозяйственных структур несёт

в себе прямую угрозу усиления тенденции к росту производственного

монополизма. Но, во-первых, наличие большого количества малых раздробленных

предприятий далеко не во всех случаях является гарантом наиболее развитой и

эффективной конкуренции. Во-вторых, должны быть исключения из

антимонопольного законодательства для тех предприятий и объединений,

которые успешно отстаивают позиции страны на внешних рынках. В-третьих,

речь ни в коем случае не должна идти о сплошном объединении всех

предприятий в промышленно-финансовые группы или концерны. С позиции

эффективной антимонопольной политики не противоречащими ей являются лишь

такие промышленно-финансовые группы и концерны, которые связаны

преимущественно с вертикальной интеграцией входящих в них структурных

звеньев. В-четвёртых, антимонопольная политика в современных условиях

России не может выступать как самоцель, и должна использоваться лишь как

один из рычагов и инструментов преодоления отсталой отраслевой структуры

экономики и повышения уровня её эффективности.

Немало проблем при проведении современной антимонопольной политики в

России возникает в связи с недостаточной проработанностью широкого круга

законодательных материалов и других официальных нормативных актов,

связанных с монополиями и монополизмом. При этом в условиях современной

России большую роль при проведении антимонопольной политики играют

содержание и направленность нормативно-правовых актов по многим другим

вопросам, особенно по вопросам, связанным с процессами разгосударствления и

приватизации, развитием малого бизнеса, организацией налоговой системы

страны.

Прежде всего, не способствует проведению антимонопольной политики

слабая законодательная проработка вопроса о мерах государственной поддержки

малого предпринимательства в Российской Федерации. Фактически до сих пор в

законодательстве России нет достаточно развёрнутого и действенного закона о

системе мер государственной поддержки малых предприятий, системе гарантий

достаточно полной реализации намеченных государством мероприятий по

поддержке и стимулированию развития малого бизнеса. В общем, в современных

законодательных материалах не выделено даже достаточно чётко само явление

«малый бизнес» и не отражено его место в обновлении экономической системы

страны. До сих пор есть только один официальный документ, в котором особо

выделяется понятие малых предприятий и разъясняются критерии такого

выделения. Имеется в виду Постановление Совета Министров РСФСР № 406 от 18

июля 1991 г. «О мерах по поддержке и развитию малых предприятий в РСФСР».

Что касается льгот, предоставляемых современным российским

законодательством малому бизнесу, то они пока касаются лишь некоторых

вопросов, связанных с выплатами налогов, прежде всего на прибыль. Очевидно,

российским законодателям представлялось, что данный объём льгот является

достаточным для успешного развития малого бизнеса. Между тем в других

странах государства оказывают поддержку малым предприятиям в гораздо

больших размерах.

Как известно, к настоящему времени издано Постановление Совета

Министров- Правительства Российской Федерации «О первоочередных мерах по

развитию и государственной поддержке малого предпринимательства в

Российской Федерации». В этом постановлении правительство только ещё

обязывает соответствующие органы обеспечить разработку проекта закона о

внесении изменений и дополнений в налоговое законодательство Российской

Федерации, расширяющих льготы для малого предпринимательства при внесении

налогов на прибыль и добавленную стоимость, о предоставлении льгот по

налогообложению доходов коммерческих банков, обеспечивающих кредитами малые

предприятия, занимающиеся производственной деятельностью. Данное

постановление, как и большинство других официальных документов России, не

имеет очень важного раздела - о механизме обеспечения реализации намеченных

актуальных мероприятий и даже в случае его самой активной реализации, не

сможет обеспечить развитие малого бизнеса в таких масштабах и с такой

эффективностью, какие необходимы для формирования действенной альтернативы

сложившимся производственным монополиям, господствующим пока на российском

«полурынке». В данном документе фактически вообще не выделяется организация

необходимой рыночной инфраструктуры для малого бизнеса.

Не отличается достаточной последовательностью и «приватизационная

часть» современного российского законодательства.

Что касается закона о приватизации и программы приватизации, то в них

нет достаточно чёткой увязки задач приватизации с проблемой оздоровления и

качественного обновления структуры российской экономики. В данных

документах имеются положения, которые фактически способствуют увеличению

круга монополий, особенно активных лишь в реализации главного негативного

эффекта монопольных форм (росте цен), и в то же время препятствуют

обеспечению нормального функционирования таких структур, которые в

состоянии сочетать монопольную форму с активной реализацией основного

позитивного эффекта крупных производств (снижения издержек). Если говорить

о возможностях усиления монополий, имеется, прежде всего, ввиду

содержащееся в документах о приватизации положение, позволяющее

самостоятельное акционирование структурных подразделений действующих

предприятий, объединений и комплексов. Поскольку такое разрешение

распространяется на любые объединения, то в числе прочих в России стали

самостоятельно акционироваться и многие предприятия, входившие в

объединения вертикального типа.

Что же касается других монопольных форм, то есть таких, которые

способны реализовать значительный позитивный эффект масштаба и ускорить

развитие современных технологий и НИОКР, то в законе о приватизации и

программе приватизации содержатся положения, способные существенно

затруднить их нормальное функционирование.

Определенные проблемы при проведении антимонопольной политики в России

порождает и непосредственно современное антимонопольное законодательство.

Поскольку антимонопольные акты разрабатываются в нашей стране впервые,

причём, в условиях не только отсутствия надлежащего опыта и знаний у

разработчиков, но и при наличии явного и сильного противодействия со

стороны целого ряда инстанций и дисциплин, они пока не являются

совершенными и нуждаются в доработках и уточнениях. Антимонопольные законы

слабее пока антитрестовских законов США, хотя бы потому, что не содержат

чётких мер, направленных против сложившихся монополий, и предполагают

весьма слабые, неэффективные формы ответственности нарушителей законов.

Наряду с недостаточной жестокостью наших антимонопольных законов по одним

вопросам в них присутствует одновременно чрезмерная жёсткость, негибкость,

по другим вопросам.

Если говорить о естественных монополиях, то, например, до настоящего

времени тарифы на услуги электроэнергетики регулируются «Положением о

Государственном регулировании тарифов на электроэнергию и тепловую энергию

в Российской Федерации». Анализ этого Положения показывает, что,

Страницы: 1, 2, 3, 4


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.