реферат скачать
 

Антиинфляционное регулирование

Антиинфляционное регулирование

АНТИИНФЛЯЦИОННОЕ

РЕГУЛИРОВАНИЕ

(курсовая)

Инфляция и её виды. Управление инфляцией

Инфляция — процесс обесценения денег, снижение их покупательной

способности, проявляющийся прежде всего в общем росте цен.

Инфляция классифицируется на различные типы и виды. В рыночной

экономике, функционирующей в относительно нормальных условиях, инфляционное

обесценение денег сопровождается только ростом цен: такая инфляция

называется открытой. В командно-директивной экономике или экономике, в

которой сильны нерыночные факторы, инфляция принимает так называемый

подавленный характер: она связана с тремя параллельными процессами — ростом

цен, увеличением товарного дефицита и снижением качества товаров и услуг.

Инфляция различается также в зависимости от вызывающих ее факторов.

Если в ее возникновении и протекании решающую роль играют денежные факторы,

увеличивающие платежеспособный спрос выше товарного предложения (при данном

уровне цен), то она называется инфляцией спроса. Если же основными являются

неденежные факторы — со стороны производства и рыночных условий, то

возникает инфляция издержек. Среди таких факторов выделяются: усиление

давления на цены тех или иных издержек производства, и прежде всего спирали

«заработная плата — цены» (особенно опасное явление в периоды низкого роста

производительности труда); сильные монополистические элементы в рыночной

структуре экономики, приводящие к монополистической практике

ценообразования; дефицит определенных товаров или ресурсов; удорожание

импорта в результате роста цен на мировом рынке или девальвации

(обесценения) национальной валюты и пр.

Факторы инфляции спроса и инфляции издержек часто действуют

параллельно, что значительно затрудняет проведение успешной

антиинфляционной политики.

Инфляция также классифицируется в зависимости от масштаба роста цен.

Выделяют ползучую инфляцию, при которой среднегодовое повышение цен

составляет 5—10%; галопирующую — соответственно от 10% до 50—100% и

гиперинфляцию — более 50—100% в год. В рамках последней особо выделяется

супергиперинфляция, или суперинфляция, при которой цены возрастают на 50% и

более в месяц; а за год — больше чем в 130 раз. Современный рекорд — 330-

кратное повышение цен в Никарагуа в 1988 г. Но в истории были случаи и

более высокого роста цен. Например, в. Германии в последний год первой

мировой войны (1923 г.) в отдельные месяцы рост цен составлял 100 раз и

более, а при проведении конфискационной денежной реформы в конце 1923 г.

одна новая марка обменивалась на 1 трлн. старых марок.4

Одним из сложнейших вопросов экономической политики является управление

инфляцией. Способы управления ею неоднозначны, противоречивы по своим

последствиям. Диапазон параметров для проведения такой политики может быть

весьма узок: с одной стороны, требуется сдерживать раскручивание

инфляционной спирали, а с другой стороны, необходимо поддерживать стимулы

производства, создавать условия для насыщения рынка товарами.9

Теория и практика антиинфляционной политики на Западе

В странах с развитой рыночной экономикой ползучая инфляция считается

нормальным явлением. Как сильный негативный фактор, вызывающий значительные

отрицательные социально-экономические последствия, воспринимается

галопирующая и тем более гиперинфляция. Против них используются различные

меры антиинфляционной политики, зависящие от теоретических взглядов тех,

кто эту политику проводит.

Так, кейнсианство, как известно, отрицает автоматическое

саморегулирование рыночной экономики и считает необходимым государственное

регулирование экономики прежде всего через стимулирование платежеспособного

спроса (особенно с помощью дефицитного бюджетного финансирования и

либеральной кредитно-денежной политики). Оно признает положительную роль в

стимулировании экономики ползучей инфляции (особенно при кризисных спадах),

а для борьбы с более высокой инфляцией проводит дефляционную политику

(управление спросом) и политику доходов. Первый вид политики направлен

против возникновения факторов инфляции спроса и включает меры,

способствующие уменьшению платежеспособного спроса (снижение

государственных расходов, повышение налогов, ограничительная кредитно-

денежная политика, прежде всего за счет поддержания высоких процентных

ставок, и др.); при чрезмерном увеличении платежеспособного спроса она

дополняется конфискационными денежными реформами. Политика доходов

направлена против факторов инфляции издержек; она предусматривает меры либо

по параллельному замораживанию цен и заработной платы, либо — что гораздо

чаще — по допущению их роста в определенных, заранее заданных пределах.

В соответствии с монетаристской концепцией, завоевавшей большую

популярность в 1970—1980-е гг., государственное регулирование экономики

должно осуществляться крайне ограниченно, в основном за счет устойчиво-

равномерной (несколько процентов в год) денежной эмиссии. Инфляция является

чисто денежным явлением, вызванным лишним количеством денег в обращении.

Поэтому меры борьбы с ней должны сводиться к жесткому использованию

основных методов дефляционной политики, уменьшению платежеспособного

спроса. Особое значение при этом придается ликвидации дефицита госбюджета и

ограничительной кредитно-денежной политике. Полностью отрицается

необходимость регулирования факторов инфляции издержек: со стороны

производства и предложения товаров целесообразно лишь формирование и

всемерная поддержка конкурентно-рыночного климата, а во внешнеэкономических

отношениях — сохранение плавающего курса обмена национальной валюты.

В нашей экономической литературе широко распространено мнение, что на

Западе в решении экономических проблем и особенно проблем инфляции

господствующую роль играет монетаризм. Но это ошибочная точка зрения.

За рубежом монетаристские рецепты в чистом виде на практике

использовались редко. Обратимся сначала к развитым странам.

В прошлом особый интерес представляет послевоенный опыт ФРГ и Японии.

Обе страны — первая в 1948 г. вторая в 1949 г.— провели радикально быстрый,

так называемый шоковый переход от огосударствленной к рыночной экономике.

Решающими его направлениями были либерализация цен и параллельные

антиинфляционные меры, направленные на сдерживание той высокой инфляции,

которая могла быть вызвана освобождением цен. Как известно, «шоковые»

реформы в ФРГ и Японии были успешными, в том числе и с точки зрения

предотвращения высокой инфляции. Последнее обычно объясняется жесткостью

использовавшихся антиинфляционных мер (конфискационная денежная реформа в

ФРГ, сильные монетаристские ограничения в Японии). Однако причины

заключались не только в этом. Применялись две группы особых мер, имевших

исключительно важную роль и в сдерживании инфляции, и вообще в успехе

«шоковых» рыночных реформ. Во-первых, в этих странах, особенно в Японии, в

период проведения «шоковой терапии» и длительное время после нее сохранялся

жесткий государственный внешнеэкономический и валютный контроль. Так, в ФРГ

была введена свободная обратимость национальной валюты лишь в 1965 г., а в

Японии — и того позже, в начале 1970-х гг. (т. е. тогда, когда были

достигнуты высокая конкурентоспособность собственной продукции и

достаточная прочность национальной валюты). Во-вторых, и после

либерализации цен длительный период сохранялось достаточно жесткое

государственное регулирование цен ряда товаров и услуг, имеющих важное

народнохозяйственное и социальное значение (энергоресурсы,

сельскохозяйственная продукция, оплата за жилье и др.). Между прочим, эти

две группы мер принципиально отличают «шоковый» вариант перехода к рыночной

экономике, использованный ФРГ и Японией, от «шокового» варианта,

рекомендуемого ортодоксальной программой стабилизации МВФ, в которую наряду

с либерализацией цен и антиинфляционной политикой в качестве обязательной

составляющей входит и всемерная либерализация внешнеэкономической

деятельности.

Если обратиться к более позднему времени, то успешная антиинфляционная

политика консервативных правительств в развитых капиталистических странах в

80-х гг. (администрации Рейгана в США и Тэтчер — в Англии) отнюдь не

являлась полностью или хотя бы преимущественно монетаристской, как это

часто утверждают наши экономисты.

Возьмем в качестве примера экономическую программу администрации

Рейгана, ядром которой служила антиинфляционная программа,— так называемую

рейганомику, успешно проведенную в жизнь в 1981—1988 гг. Только в самом

первом, по сути предвыборном, варианте «рейганомика» довлела к монетаризму,

поскольку в качестве решающих мер борьбы с высокой инфляцией в ней

предусматривались заметное сокращение социальных и хозяйственных

государственных расходов, ликвидация на этой основе дефицита федерального

бюджета (к 1983 финансовому году) и последовательное проведение жесткой

ограничительной кредитно-денежной политики. Правда, и в этой программе было

одно важное отступление от монетаризма — целью «рейганомики»

провозглашалась борьба со стагфляцией, т. е. параллельные и взаимосвязанные

меры против и высокой инфляции, и высокой безработицы (а последнее

подразумевало осуществление мер по поддержке и стимулированию

производства). Как показали последующие события, эта провозглашенная цель

имела не декларативный, а реальный характер. Как только обнаружилось в

самом начале президентства Рейгана, что жесткое следование монетаристским

рекомендациям ведет к чрезмерному спаду производства и усугубляет проблему

безработицы (ситуация 1982 г.), программа принципиально пересматривается (в

США это трактовалось как переход от «рейганомики-I» к «рейганомике-II»).

В итоге практический вариант «рейганомики» оказался отражением прежде

всего политики здравого смысла, умело сочетающей методы и монетаристских, и

отвергаемых ранее кейнсианских теорий, и концепций «экономики предложения»

(с явным приоритетом последних). Выполнение этой программы дало блестящие

результаты. Галопирующая инфляция была снижена до устойчиво-ползучих форм

(в чем отчасти помогло улучшение в 1980-е гг. ситуации с ценообразованием

н.1 мировом рынке энергоресурсов и прочего сырья); безработица сократилась

до умеренных размеров. И все это на фоне длительного бескризисного развития

экономики США (1983— 1990 гг.) при ускорении научно-технического прогресса

и росте производительности труда.

Какие же основные экономические меры «рейганомики-II» позволили

добиться таких успехов? Прежде всего огромную роль сыграло налоговое

стимулирование производства и сбережений населения, включая его наиболее

состоятельные слои. Была проведена широкомасштабная налоговая реформа.

Максимальная ставка индивидуального подоходного налога снизилась с 70% до

33% при резком уменьшении прогрессивности шкалы налогообложения. Налог на

прибыли корпораций был уменьшен на максимальном уровне с 46% до 34%. В

результате госбюджет недополучил (а предпринимательство и население,

включая его богатейшие слои, наоборот, получили) 700—800 млрд. долл.

Частному бизнесу был предоставлен и ряд других льгот (стимулирование по

линии амортизационных отчислений и затрат на науку, смягчение экологических

стандартов и др.).

Были значительно сокращены государственные расходы, но тем не менее

они продолжали увеличиваться выше запланированного предела, так как, во-

первых, администрация отказалась на базе реалистичных оценок от

планируемого ранее сокращения некоторых важных социальных и хозяйственных

затрат (например, от предполагаемого ранее резкого сокращения

государственного финансирования фундаментальной науки), а во-вторых, резко

возросли военные расходы. В результате администрация Рейгана, по существу,

отказалась от ликвидации или даже смягчения дефицита федерального бюджета

(ограничившись лишь мерами по сдерживанию его «чрезмерного» роста). Этот

дефицит при погодовых колебаниях оказался относительно и абсолютно выше,

чем при предшествующих администрациях. Были приняты законодательные акты о

перспективной ликвидации дефицита федерального бюджета в период

деятельности уже последующих администраций. Впрочем, и преемник Рейгана —

Буш — не устранил и даже не смягчил этого дефицита. Администрация

президента Клинтона поставила задачу заметно сократить дефицит федерального

бюджета страны путем уменьшения некоторых государственных расходов и

повышения отдельных налоговых поступлений. Отказавшись от ликвидации

дефицита федерального бюджета, администрация Рейгана направила

экономическую политику на блокирование инфляционного влияния этого дефицита

(поскольку при сохранении этого влияния был бы неминуем крах и

антиинфляционных мер, и «рейганомики» вообще). В качестве решающей меры

использовалось покрытие этого дефицита за счет роста государственного долга

— прежде всего использования сбережений населения и предпринимательства

(что не вело к чрезмерной денежной эмиссии). Если в 1960-е и 1970-е гг.

государство для покрытия дефицита госбюджета поглощало соответственно 4% и

20% соответствующих сбережений, то при Рейгане — около 50%. Это повлекло за

собой повышение процентных ставок, что при некоторых негативных

последствиях имело и положительное для экономики США значение —

способствовало привлечению в страну значительных капиталов из других стран,

в результате заметно расширились рамки денежного рынка США, позволив

параллельно удовлетворить наряду с государственными нуждами и

инвестиционные потребности частного предпринимательства.

Администрация Рейгана уже в 1982 г. отказалась от курса жесткой

ограничительной денежно-кредитной политики, а стала в зависимости от

экономической конъюнктуры чередовать ее с либеральным вариантом. Это

основывалось на двух теоретических посылках: кейнсианских идеях о

стимулирующем воздействии на экономику такой либеральной политики и

монетаристском положении о существовании 1,5—2-годового лага между

введением подобной политики и проявлением ее инфляционного эффекта.

Еще одно важное практическое направление «рейганомики» — серия мер по

усилению конкурентно-рыночного климата в стране (всемерная либерализация

внешне- и внутриэкономической деятельности; отказ от прежних

государственных мер по поддержке малоконкурентоспособных отраслей, включая

и защиту их от международной конкуренции и др.). Это, несомненно, резко

усилило конкурентное, в том числе и со стороны дешевого импорта, понижающее

давление на уровень цен внутри США, дополнительно способствуя уменьшению

инфляции. В этом же направлении действовал курс на укрепление международных

позиций доллара.

Таким образом, практический вариант «рейганомики» не являлся

монетаристским, хотя и включал некоторые его аспекты. Серьезные отступления

от монетаристских концепций были характерны и для курса правительства

Тэтчер в Англии. Все это вызвало резкие критические замечания известного

монетариста М. Фридмана в адрес экономических программ Рейгана и Тэтчер;

однако, успехи этих программ показали несостоятельность такой критики.

Аналогичная ситуация характерна и для латиноамериканских стран, в

которых в 1980-е гг. была гиперинфляция. Только в двух из этих стран —

Боливии и Чили — успех в борьбе с гиперинфляцией приписывается полностью

или преимущественно использованию ортодоксально-монетаристских методов

(причем лишь в Чили происходит действительно благоприятное развитие

экономики). И именно в этой стране инфляционную политику во второй половине

1970-х — в начале 1980-х гг. вряд ли можно считать полностью

монетаристской, поскольку там наряду с монетаристскими использовались и

противоположные данной концепции меры — длительное установление

фиксированного курса обмена национальной валюты, активная государственная

поддержка благоприятных структурных преобразований в экономике. Кроме того,

Чили получила огромную экономическую помощь из-за рубежа.

В трех других латиноамериканских странах — Мексике, Перу и Аргентине —

применение первоначально в 1980-е гг. только монетаристских методов борьбы

с гиперинфляцией (включая в Аргентине и Перу конфискационные денежные

реформы, а в Аргентине — переход от полной к частичной индексации доходов)

не принесло успеха. И только широкое использование при сохранении жестких

монетаристских ограничений гетеродоксально-немонетаристских мер борьбы с

инфляцией, особенно «политики доходов», позволило Мексике в конце 1980-х

гг., а Перу и Аргентине — в начале 1990-х гг. устранить гиперинфляцию,

переведя ее на более умеренный галопирующий уровень.

В Бразилии же, также последовательно применявшей монетаристские методы

(в том числе конфискационную денежную реформу и переход от полной к

частичной индексации доходов), справиться с гиперинфляцией до 1994 г. так и

не удалось. Поэтому была разработана новая серия антиинфляционных действий.

Наряду с жесткими монетаристскими мерами (включая конфискационную денежную

реформу и введение новой денежной единицы) использовались и некоторые

методы явно гетеродоксального характера (поддержка фиксированного курса

обмена национальной валюты, запрет ее свободного обмена на доллары;

ограничение роста заработной платы и запрет на увеличение стоимости

продукции, вызванный повышением заработной платы, и некоторые другие). Эти

меры дали положительные результаты, в том числе и заметное снижение

инфляции. Будущее покажет, насколько этот успех прочен (поскольку в прошлом

там уже были примеры относительно краткосрочных успехов в борьбе с высокой

инфляцией).

Все приведенные примеры свидетельствуют об одном: даже в странах со

сложившейся рыночной экономикой только ортодоксально-монетаристских методов

для борьбы с инфляцией оказывается недостаточно. Как правило, успешными

являются смешанные программы, в которых в зависимости от особенностей

экономики страны в том или ином варианте сочетаются меры ортодоксально-

Страницы: 1, 2, 3, 4


ИНТЕРЕСНОЕ



© 2009 Все права защищены.